Куда идет Россия

2 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 2 июня-9 июня

Благодаря более чем благоприятной ценовой конъюнктуре мировых рынков российская экономика прямо-таки купается в валютных поступлениях от экспортной выручки за энергоносители...

Благодаря более чем благоприятной ценовой конъюнктуре мировых рынков российская экономика прямо-таки купается в валютных поступлениях от экспортной выручки за энергоносители. Поток нефтедолларов столь значителен, что доставляет властям ощутимую головную боль – как бы экономике не утонуть среди вызываемых этим потоком инфляционных волн. Российский Центробанк выкупает валютные миллиарды на рынке, а Минфин держит налоговые поступления от экспорта энергоносителей замороженными на специальном счету в так называемом Стабилизационном фонде. Счет накапливающихся в этой заначке рубликов уже пошел на триллионы.

В то же время пользы для экономики от этих денег пока мало. Темпы ее роста едва-едва дотягивают до установленного три года назад президентом Путиным семипроцентного минимума, необходимого для того, чтобы выполнить план по удвоению ВВП за десять лет.

Энергобезопасность, сталь, ВТО

25 мая в Сочи состоялся саммит «Россия – Евросоюз», главной темой которого был вопрос о сотрудничестве в области энергетики. Российские наблюдатели отметили, что в ходе встречи Евросоюз (в лице канцлера председательствующей в ЕС Австрии Вольфганга Шюсселя и председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу) занял достаточно мягкую позицию. И не стал, в отличие от вице-президента США Чейни, обвинять Россию в энергетическом давлении на Европу.

Также российским патриотам понравилось, что «выступление Владимира Путина будучи столь же мягким по форме, имело своеобразное «двойное дно». Российский президент заявил: «Если наши европейские партнеры ждут, что мы запустим их в святая святых нашей экономики – в энергетику – и запустим так, как многие бы хотели, то ждем встречных шагов для нашего развития».

Для «непонятливых» комментаторы сделали перевод путинского заявления в «популярных» выражениях: «Если хотите, чтобы Россия подписала Энергетическую хартию и либерализовала свой энергетический рынок – будьте любезны, сначала предоставьте гарантии. А именно – обеспечьте подписание долгосрочных контрактов на поставку газа и доступ «Газпрома» к европейским распределительным газовым компаниям. Мяч на вашей стороне, господа». В итоге, с учетом еще и некоторых уступок европейцев в вопросах упрощения визового режима, россияне посчитали сочинский саммит весьма удачным.

Примечательно, что пока высокие европейские гости находились в Сочи, агентство Reuters сообщило о «прорыве в Европу» российского металлургического концерна «Северсталь», готовящего слияние с занимающим второе место в мире европейским производителем стали Arcelor.

Куда менее успешно идет сейчас диалог Москвы и Вашингтона. Буквально за два дня до описываемых событий заместитель помощника президента США по национальной безопасности Фарьяр Ширзад, выступая на заседании Бреттон-Вудского комитета, заявил, что США будут настаивать на жестких коммерческих условиях при заключении двустороннего соглашения о вступлении России во Всемирную торговую организацию: «В соглашении будут содержаться очень жесткие и скрупулезные условия, которые выдержат самое подробное рассмотрение».

Еще ранее, 11 мая, председатели и члены финансового комитета Сената и комитета по доходам и расходам палаты представителей обратились с письмом к президенту Бушу. Они пригрозили заблокировать предоставление России постоянного статуса нормального торгового партнера США, если Москва не выполнит ряд американских требований. «Каждая страна, стремящаяся попасть в ВТО, должна продемонстрировать готовность и способность следовать правилам ВТО. К сожалению, Россия этого не показала», — заявили конгрессмены. По их мнению, пока Россия «не предпримет быстрых и решительных действий для урегулирования торговых жалоб США», говорить о ее вступлении в ВТО нельзя. Американцы считают, что в России очень плохо обстоят дела с защитой интеллектуальной собственности и политикой в области сельского хозяйства.

Российские СМИ высказали предположение, что такие ремарки Ширзада являются реакцией на «демарш» конгрессменов, который Белый дом не может игнорировать. Хотя администрация Буша и заверяет, что ее позиция в поддержку скорейшего вступления России в ВТО «остается неизменной».

22 мая глава Минэкономразвития и торговли РФ (МЭРТ) Герман Греф заявил, что Россия может вступить в ВТО уже до конца 2006 года, однако более реальным сроком является 2007-й. «На данный момент основным препятствием для вступления России в ВТО являются противоречия с США по ряду вопросов», — заявил Герман Греф, однако выразил надежду, что стороны смогут скоординировать свои подходы.

Значительно менее оптимистично настроены некоторые другие российские чиновники. В частности, в начале апреля о своем непримиримом отношении к ВТО как «вредной организации» и об ущербности предъявляемых России ее участниками требований в очередной раз заявил министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев. Он утверждает, что если Россия будет отстаивать свои позиции, США никогда не подпишут с ней протокол о присоединении к ВТО, «и это видно теперь на примере Украины, которая полностью сдала все свои позиции».

«С Украиной скоро протокол подпишут, причем с одной целью — чтобы переговорщиком с Россией стала Украина как член ВТО. Это отвлекающий маневр. И они нам выкатят еще десять черных шаров, включая цены на энергоносители. Надо вести переговоры жестко, не отступая от позиций, которые мы закрепили», — считает министр. Видимо, смелости г-ну Гордееву прибавили и прозвучавшие за несколько дней до этого слова главы российского государства о том, что США искусственно задерживают вступление России в ВТО.

На состоявшейся 29 марта в Кремле встрече с бизнесменами Путин сообщил: «От американских коллег мы получили список вопросов, требующих дополнительного согласования, который мы считали давно пройденным, нас искусственно возвращают назад в ходе переговорного процесса». При этом российский лидер подчеркнул, что Россия хочет вступать в ВТО только на выгодных условиях.

В презентованном 10 мая ежегодном президентском послании к Федеральному собранию Путин еще раз задекларировал жесткую позицию России на переговорах о присоединении к всемирному торговому клубу и заявил, что они ведутся и будут вестись «только на условиях, которые полностью учитывают экономические интересы России». «Очевидно, что наша экономика уже сейчас является более открытой, чем экономики многих членов этой уважаемой организации. И переговоры о вступлении России в ВТО не должны становиться инструментом торга по вопросам, не имеющим ничего общего с деятельностью этой организации» — именно такие слова услышали переговорщики от российского президента.

Заветы Владимира Владимировича

На послании российского лидера Федеральному собранию стоит остановиться особо, ввиду значимости заявлений президента для российских чиновников.

Главный вывод из путинского выступления состоит в том, что «святая святых» российской экономики остается энергетика. Именно с этой отраслью Кремль, как известно, связывает сейчас основные надежды на возвращение в клуб мировых супердержав. Российские СМИ уже несколько месяцев активно обсуждают концепцию энергетической сверхдержавы как национальной идеи.

В своем обращении глава российского государства заявил о положительных изменениях в добывающих отраслях: «Мы чувствуем себя уверенно и стали вполне конкурентоспособны». В качестве положительного примера был приведен «Газпром», который не так давно, обогнав Microsoft, вошел в тройку крупнейших мировых компаний по капитализации. Отметил российский лидер и то, что сырьевому гиганту удалось при этом сохранить низкие тарифы для российского населения. «Это следствие целенаправленных действий со стороны государства», – не удержался, чтобы не похвастаться Путин. А заодно — приструнить приверженцев либеральных идей, критикующих власть за чрезмерно разбухающий в последние годы госсектор.

Интересно, что о необходимости изменений в энергетике глава российского государства в своем послании упомянул как минимум трижды: заявив об актуальности модернизации в отрасли, затем — о необходимости повышения эффективности потребления энергоресурсов и развития ядерной энергетики.

В качестве механизмов технического прорыва в экономике Путин назвал создание специальных налоговых режимов для финансирования инновационной деятельности и необходимой инфраструктуры для развития инноваций (технико-внедренческие зоны, технопарки, венчурные и инвестиционные фонды). Поскольку без инноваций и без изменения структуры экономики, как заявил российский президент, не достичь удвоения ВВП.

Как оказалось, эта задача вовсе не снималась с повестки дня. «Как об абсолютном приоритете мы неоднократно говорили о необходимости добиваться высоких темпов экономического роста», — сказал Путин. Однако, «удвоения ВВП за 10 лет не удастся добиться без укрепления права собственности, обеспечения прав и свобод граждан», — проникновенно заявил российский президент. (Интересно, что почувствовал, слушая эти слова, г-н Ходорковский?) Как не решить задачу удвоения ВВП без обеспечения должного уровня экономической свободы и создания равных условий конкуренции (а это — немного бальзама на души пристыженным экономистам-либералам).

Также глава государства поставил правительству ряд новых задач. «Рубль должен стать более универсальным средством для международных расчетов, он должен постоянно расширять зону своего влияния. В этих же целях необходимо организовать на территории России биржевую торговлю нефтью, газом и другими товарами, торговлю с расчетом рублями», – сказал он. «Наши товары торгуются на мировых рынках. Почему не у нас?» – возмутился Путин. И тут же предложил ускорить отмену оставшихся ограничений и завершить работу по обеспечению конвертируемости национальной денежной единицы рубля — до 1 июля с.г. Ранее предполагалось, что это произойдет на полгода позже — до 1 января 2007 года.

Рублю кризис уже не страшен?

Уже через два дня — 12 мая — министр финансов РФ Алексей Кудрин гордо рапортовал о выполнении президентского наказа: «С 1 июля Россия снимает ограничения на ввоз и вывоз капитала, действовавшие после дефолта 1998 года».

Технически для обеспечения полной конвертации рубля россиянам осталось сделать не так уж и много. Поскольку обязательная продажа части валютной выручки отменена в конце марта, необходимо только отменить режим спецсчетов, на которых происходит резервирование средств по валютным операциям капитального характера при ввозе и вывозе капитала.

Во вторник 30 мая ЦБ РФ сообщил, что, согласно решению его совета директоров, с 1 июля 2006 года требования резервирования и специальные счета при проведении отдельных видов валютных операций действительно будут отменены.

Примечательно, что в этот же день эксперты Всемирного банка презентовали ежегодный доклад Global Development Finance 2006, в котором предупредили о высоких рисках для развивающихся стран, экономика которых по-прежнему находится в тотальной зависимости от цен на мировых рынках сырья. По мнению Ури Дадуша, директора группы анализа перспектив развития в составе Всемирного банка, риски «могут включать «перегрев» экономики некоторых стран, неконтролируемый рост глобальных дисбалансов, внезапное нарушение поставок нефти и возможное падение цен на другие сырьевые ресурсы, являющиеся источником доходов во многих развивающихся странах».

Репетицией возможного кризиса стало недавнее падение индексов большинства фондовых рынков развивающихся стран. Отток средств из фондов облигаций и акций за неделю, завершившуюся 24 мая, стал крупнейшим с мая 2004 года. Инвесторы сокращали вклады в высокодоходные активы, сопряженные со значительным риском, сообщил Emerging Portfolio Fund Research (EPFR). По данным агентства, в этот период нетто-продажи фондов составили 5 млрд. долл. Продажи на развивающихся рынках начались с 11 мая из-за падения цен на товарно-сырьевых рынках, а также неопределенности в отношении динамики процентных ставок в США и роста глобальной экономики. Падение российского фондового индекса РТС за этот период составило почти 25%, только в понедельник, 24 мая, он обвалился более чем на 9%. На Московской межбанковской валютной бирже в этот день вообще пришлось остановить торги из-за неконтролируемого падения по всему спектру бумаг.

Пока ситуация стабилизировалась и российские фондовые индексы возобновили рост. Но как она будет развиваться дальше, с учетом уже состоявшейся либерализации капитальных операций с валютой?

Основными факторами инвестиционной привлекательности России являются высокие темпы роста экономики, рекордные цены на сырье, потребительский бум и огромный потенциал внутреннего рынка, считают эксперты. Это компенсирует все те негативные обстоятельства, которые создают высокие риски для бизнеса в России. Аналитики Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в обнародованном 21 мая докладе делают тот же вывод. Отмечая чрезмерное усиление роли государства, «широкомасштабные и селективные» кампании, проводимые налоговыми органами, а также пробуксовку административных реформ, они констатируют, что эти тенденции в глазах инвесторов нивелируются хорошей макроэкономической обстановкой.

Чиновники, как всегда, излучают оптимизм и уверенность. 25 мая министр финансов РФ Алексей Кудрин сообщил, что в прошлом году в России сравнялись показатели притока и оттока частного капитала. Министр обратил внимание на то, что в течение последних пяти лет был период, когда отток частного капитала достигал 23—25 млрд. долл. в год.

По данным за 2005 год, приток капитала, в основном за счет ссуд и займов банков, составил 15 млрд. долл., тогда как годом ранее — всего 7 млрд. долл. Нефинансовые организации заняли 41 млрд. долл. в 2005 году и 16 млрд. — в 2004 году.

Тем не менее «пока приток не настолько велик, чтобы оказывать серьезное влияние на экономику», признают сами же российские эксперты. И отмечают, что экспортные доходы обеспечивают несравнимо большие поступления по сравнению с притоком капитала. К примеру, в прошлом году экспорт товаров из РФ вырос на 60 млрд. долл. (до 245 млрд. долл.) при импорте в 125 млрд. долл., тогда как изменение сальдо по операциям частного сектора составило всего 8 млрд. долл. Для качественных же изменений сальдо капитальных операций необходимо, чтобы приток средств формировался долгосрочным капиталом и прямыми инвестициями.

Экс-министр финансов РФ Александр Лившиц, называя нынешние заимствования российского бизнеса за рубежом «чудовищными», приводит любопытную статистику. По его словам, средняя структура развивающихся рынков по привлеченным средствам из-за рубежа 4:1 в пользу прямых инвесторов. «То есть в среднем 4 долл. прямых (вложения в основной капитал. — Ю.С.), а 1 долл. надо отдавать, — объясняет эксперт. — Структура по России 1:9 в обратную сторону. Т.е., 9 занимают, 1 рубль остается как прямая инвестиция. Что такое 1:9? Это Аргентина, это Южная Корея накануне дефолта». «Риск пока неотчетливый, соотношение долга к экспорту не критично, но оно может стать критичным примерно через год-два. Критичным считается отношение примерно 75% платежей к годовому экспорту. У России сейчас 55%, может, 60%. Какой-то запас есть, но он практически ежегодно съедается», — предупреждает эксперт, не понаслышке знакомый со слабыми местами российской финансовой сферы.

Накопленный в экономике России на конец марта 2006 года иностранный капитал составил, по данным Росстата, 113,8 млрд. долл. Это на 33,7% больше, чем год назад. За первый квартал этого года из-за границы было инвестировано 8,8 млрд. долл., что на 46% больше, чем в соответствующий период прошлого года. Темпы роста иностранных инвестиций приблизились к рекордному уровню 2003 года, когда они составляли 50%.

Приятным сюрпризом для аналитиков стало значительное увеличение прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые по сравнению с первым кварталом 2005 года выросли в два раза в абсолютном выражении и достигли 3,85 млрд. долл. Правда, в российских масштабах эта цифра все еще слишком малозначима, чтобы делать далеко идущие выводы.

Важной гарантией неповторения событий августа 1998 года является огромный объем золотовалютных резервов, который за последние годы накопил российский Центробанк, скупая огромный избыток валютного предложения на рынке, чтобы не допустить нежелательного усиления курса рубля к доллару. После рекордного в истории роста в апреле на 21 млрд. долл. резервы достигли 226 млрд. долл. В итоге Россия вышла на четвертое место в мире по золотовалютным запасам. Впереди остались лишь три «азиатских тигра»: Китай (875 млрд. долл.), Япония (832 млрд. долл.) и Тайвань (257 млрд. долл.).

Впрочем, многие эксперты подчеркивают, что гибкость валютных резервов центробанков и способность управлять ими более важны, чем их размер. Например, у всех 12 стран, входящих в зону евро, золотовалютные запасы — даже с учетом резервов Европейского ЦБ — меньше, чем у России.

Также наблюдатели нередко критикуют российские монетарные власти за недостаточную развитость рыночных инструментов управления ликвидностью в банковской системе. Интересно, что в конце марта первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев фактически признал, что шокировавшая публику уже в феврале полугодовая норма по росту цен — это «наказание за преступление» именно Центробанка, который чрезмерно ослабил денежно-кредитную политику. Пообещав «закрутить гайки», зампред заверил, что излюбленное средство в борьбе с инфляцией — укрепление рубля — больше применяться не будет.

Выполнить это обещание не удалось. На фоне падения курса доллара на мировых рынках его соотношение с рублем опустилось до отметки ниже 27 руб./долл. По оценкам Минэкономразвития и торговли РФ, за последние шесть лет эффективный обменный курс рубля уже укрепился до уровня докризисного 1997 года.

Между благом ВВП и злом инфляции

До самого последнего времени, т.е. до напоминания Путина об актуальности удвоения ВВП, именно борьба с инфляцией была главнейшей задачей для правительственных чиновников. Ведь уже по итогам первого квартала индекс потребительских цен в стране вырос на 4,9%, тогда как запланированный «лимит» на весь год составлял 8,5—9%.

В итоге представители экономического блока правительства получили нагоняй от премьера Фрадкова с угрозой увольнения за профнепригодность. На этом фоне в Москве разгорелся нешуточный тарифный скандал. На одном из заседаний правительства глава МЭРТ Герман Греф заявил о своем категорическом несогласии с требованиями естественных монополий о повышении их тарифов, поскольку «это будет означать дополнительную инфляцию». И потребовал, чтобы «запросы на разрешение повысить тарифы были аргументированы, а не ограничивались только просьбой».

РАО «ЕЭС» предлагало повысить тарифы на свои услуги в 2007 году на 11—13%. «Газпром» намеревался увеличить оптовые цены на газ на внутреннем рынке на 22—23% в 2007—2008 годах. ««Российские железные дороги» просили повысить тарифы на железнодорожные перевозки на 12,5%.

Поскольку все эти цифры никак не вписывались в параметры МЭРТ, г-н Греф посоветовал «еще раз оценить возможности этих компаний по привлечению ресурсов без дополнительного роста тарифов». Прямо на заседании правительства глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс назвал предложенную Германом Грефом и утвержденную правительством базовую тарифную политику нечестной и непрофессиональной.

В результате целый ряд чиновников, в числе которых, кроме Грефа и Чубайса, оказались вице-премьер Жуков, глава Минфина Кудрин и зампред Центробанка Улюкаев, оказались вовлечены в длившуюся два месяца публичную дискуссию. Стороны обвиняли друг друга в незнании элементарных экономических законов и сулили друг другу Нобелевские премии за «открытия» в экономической теории.

В конце концов, найти компромисс все-таки удалось. Позиция Минэкономразвития смягчилась ввиду значительного замедления темпов инфляции. В апреле индекс потребительских цен вырос всего на 0,4%, а за первые две недели мая рост составил лишь 0,2% (самый низкий показатель за последние пять лет). В целом с 1 января по 15 мая цены выросли на 5,6%. Воодушевленный столь очевидными успехами, глава МЭРТ заявил, что по итогам 2006-го инфляцию впервые за долгие годы таки удастся удержать в рамках 9%. Правда, эксперты в это пока не очень верят.

Как бы то ни было, уже через несколько дней г-н Греф сообщил, что тарифы на газ в 2007 году, скорее всего, будут проиндексированы на 15%. Пределом повышения тарифов на электричество он назвал 10% (всего на 2% ниже требования РАО «ЕЭС»), железнодорожные перевозки — 7,5%. Окончательно новые ставки тарифов будут утверждены 8 июня.

Чиновники напрягаются неспроста. Ведь «последовательное снижение темпов инфляции» должно оставаться в центре внимания правительства — как настоятельно рекомендовал в выступлении перед членами Федерального собрания президент. И «акцент в антиинфляционных мерах должен быть перенесен с подавления уже возникших инфляционных всплесков на устранение причин, обуславливающих сохранение относительно высокой инфляции».

Между тем, поручив правительству сдерживать инфляцию, устраняя ее причины, Владимир Путин не собирается отказываться от наращивания государственных расходов. И это притом, что именно расходы бюджета независимые экономисты считают основной причиной роста цен.

В 2007—2009 годах государственные деньги пойдут на повышение зарплат бюджетников, а также денежного содержания военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. «Особое внимание» Путин призывает уделить «повышению жизненного уровня пенсионеров», а также принять меры по поддержке материнства и детства. До марта 2008 года, когда в России состоятся следующие президентские выборы, заметьте, уже рукой подать.

Российский премьер спешит выполнять президентские наказы. Правительство обещает в течение трех лет увеличить рост реальной заработной платы в бюджетной сфере в 1,5 раза. Одновременно повышаются размеры пенсий и пособий малоимущим. Позиции главы МЭРТ Грефа и министра финансов Кудрина, призывающих не увеличивать траты государства из-за неминуемого ускорения инфляции, при этом игнорируются.

А что же с удвоением ВВП? Этот вопрос после 10 мая вновь стал суперактуален для российских чиновников и массмедиа. Выступая на проходившей 19 мая в Минске ежегодной встрече глав правительств стран — членов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Фрадков заявил, что к 2050 году Россия войдет в десятку крупнейших стран мира по объему ВВП. При этом он не преминул обратить внимание, что задачу по удвоению ВВП президент России Владимир Путин поставил еще в 2003 году, и с тех пор российская экономика таки растет в среднем на 7% в год.

Небезосновательность этих смелых планов в начале мая подтвердили аналитики авторитетного международного инвестиционного банка Goldman Sachs, подготовившие прогноз экономического развития России в долгосрочной перспективе. По их оценкам, через 20 лет Россия станет «самой мощной экономической державой Европы», а ВВП страны к 2027 году достигнет 3 трлн. долл. Главным основанием для столь оптимистичных прогнозов является по-прежнему огромный потенциал сырьевых отраслей российской экономики.

Согласно официальным данным, обнародованным 29 мая бюджетной комиссией при правительстве РФ, темпы роста ВВП в стране в 2007–2009 годах предположительно сохранятся на уровне 5,7% в год (в первом квартале 2006 года ВВП вырос на 4,6% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года).

Минэкономразвития также повысило прогноз роста ВВП на 2006 год с 6 до 6,1%. И попутно пересмотрело динамику темпа экономического роста на среднесрочную перспективу: в 2007 году рост ВВП прогнозируется на уровне 5,7%, в 2008-м – 5,6% (ниже прогноза Фрадкова, ранее прогноз составлял 5,8%), в 2009-м – 5,7% (ранее 6%). Но эти параметры явно недотягивают до необходимых для удвоения ВВП 7%, ехидно подмечают экономисты.

По мнению экспертов, ответ на вопрос, сможет ли Россия удвоить ВВП, зависит от темпов роста инвестиций, в первую очередь, внутренних. Чтобы приблизиться к желанному рубежу, внутренние инвестиции должны увеличиваться на 15—16% в год в реальном выражении. На самом же деле в первом квартале рост инвестиций в основной капитал составил всего 5,1%.

Похоже, это осознает и российский премьер. Во время визита в Минск он заявил, что сейчас правительство полным ходом пересматривает инвестиционную политику с целью увеличения государственных инвестиций. Приоритетными сферами для госвложений Фрадков назвал создание новых материалов, биотехнологии, освоение космоса, развитие информационной отрасли и сферы связи.

«Камень» стабфонда

Как именно будут выделяться на это средства, Фрадков не рассказал, но подметил, что небывалыми темпами растет Стабилизационный фонд. С начала года его объем увеличился на 600 млрд. руб. и достиг 1,8 трлн. руб. (около 67 млрд. долл.). К концу этого года, по расчетам правительства России, фонд возрастет до 2,5 трлн., а к концу 2008-го — до 3,8 трлн. руб.

Напомним, что стабилизационный фонд российское правительство начало наполнять с января 2004 года для создания своеобразного страхового резерва против возможной неблагоприятной конъюнктуры на мировых рынках энергоносителей. В него перечисляется часть средств федерального бюджета, образующаяся за счет превышения цены на нефть над базовой ценой (сейчас — 27 долл./баррель), а также за счет остатков средств бюджета на начало соответствующего финансового года, включая доходы, полученные от размещения средств фонда.

С тех пор деньги Стабилизационного фонда накапливались и лежали практически мертвым грузом на рублевом счету Минфина в ЦБ РФ. А среди политиков, чиновников и экономистов шел и идет непрекращающийся спор о том, как эти средства фонда лучше использовать: продолжать просто накапливать или поделить среди российских граждан, направить на погашение внешнего долга или финансирование государственных инвестиционных программ.

Создание Инвестфонда, на который возлагал огромные надежды Герман Греф, пока их не оправдало. В этом году из него будет потрачено всего 70 млрд. руб., а финансирование получат только пять-шесть проектов.

Единственная отрада — в прошлом году России удалось договориться и досрочно погасить часть задолженности на сумму 15 млрд. долл. После чего, по состоянию на 1 сентября 2005 года, объем долга РФ перед Парижским клубом, включая долги бывшего СССР, сократился до 29,8 млрд. долл. Сейчас россияне, при активном участии Путина, пытаются «уболтать» кредиторов на досрочное погашение в этом году еще 12 млрд. долл.

В конце апреля премьер-министр Михаил Фрадков подписал постановление «О порядке управления средствами Стабилизационного фонда РФ». Согласно документу, Минфин РФ купит долговые обязательства 14 государств: Австрии, Бельгии, Финляндии, Франции, Германии, Греции, Ирландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Испании, Великобритании и США. Средства инвестируются через Банк России, чтобы избежать риска ареста этих активов по искам третьих лиц.

Далее. Минфин и Минэкономразвития получили распоряжение внести изменения в Бюджетный кодекс, чтобы часть средств Стабфонда можно было вкладывать в акции иностранных компаний. Этому решению тоже предшествовали длительные споры и пререкания между членами правительства. Ранее глава Минфина Кудрин настаивал на том, что средства Стабфонда должны вкладываться только в высоконадежные долговые обязательства иностранных государств и иностранную валюту. В публичный спор с ним вступил замруководителя аппарата правительства Михаил Копейкин, заявив, что из-за этого Стабфонд теряет деньги: слишком низкая доходность. Поэтому было бы логичнее вкладывать средства не только в гособлигации, но и в акции иностранных компаний, которые имеют высокий инвестиционный рейтинг. В итоге верх одержала позиция правительственного аппарата, которую в апреле поддержали ЦБ РФ и Всемирный банк.

В специальном отчете специалисты ВБ нарисовали россиянам просто фантастические перспективы. Даже в случае отказа от инвестирования Стабфонда его размер к 2030 году составит 1,47 трлн. долл. Если же правительство полностью вложит средства Стабфонда в ценные бумаги, это позволит России к 2030 году накопить 2,3 трлн. долл. дополнительных бюджетных средств.

В конце мая было объявлено, что в России началась работа по созданию Фонда будущих поколений. Как сообщил вице-премьер Жуков, уже в следующем году российское правительство собирается начать операции на зарубежных фондовых биржах. Для начала это будет достаточно скромная сумма — около 7,7 млрд. долл. Но впоследствии стартовый капитал может увеличиться.

Ах, оставьте ненужные споры!

Споры о том, какую часть средств Стабфонда вложить в иностранные облигации, а какую – в акции, отвлекают россиян от решения главной проблемы — как заставить нынешние потоки нефтедолларов работать на экономику по- настоящему. Т.е как перенаправить их в инвестиции в производство, одновременно осуществив необходимые структурные реформы в экономике.

По мнению экспертов, российская экономика пока не может выйти в устойчивую фазу роста из-за увеличивающегося разрыва между темпами повышения ВВП и промышленного производства. Два последних года темпы роста промышленности сокращались ежегодно почти вдвое, и сейчас они примерно вдвое отстают от темпов роста ВВП.

Как признает МЭРТ, основными локомотивами роста остаются продолжающееся увеличение цен на нефть и торговля. Экспортные доходы, поступая в госбюджет, перераспределяются, в том числе на социальные выплаты. Увеличение доходов провоцирует рост спроса, который и удовлетворяет торговля (во многом за счет импорта). «Конкурентоспособность отечественной продукции по сравнению с импортной продолжает снижаться как под воздействием укрепления рубля, так и в результате роста издержек производства», констатирует МЭРТ. Если бы не высокие мировые цены на нефть, ситуация в российской экономике ухудшилась бы кардинально, поскольку сокращение экспортных доходов неминуемо приведет к сворачиванию объемов торговли.

Годовая стоимость экспорта сырой нефти, нефтепродуктов и газа в прошлом году составила 150 млрд. долл., или 61% от общей суммы экспорта, хотя годом ранее этот показатель не превышал 55%. Но при почти полуторакратном увеличении нефтяных цен — в среднем за 2005 год до 50 долл./баррель — доля топлива в стоимости всего экспорта могла быть еще больше, если бы не сокращение физических объемов экспорта российской нефти на 1,1%.

Как сообщил недавно министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев, стоимость одной тонны извлекаемой нефти в России увеличилась до 300 руб. (11 долл.) в 2006 году с 50 руб. в 2004-м. Российские компании извлекают лишь 30—35% разведанных запасов нефти, остальные 65—70% безвозвратно теряются. В мире этот показатель составляет 50% и выше. Глубина первичной переработки нефти в России составляет 70%, в развитых странах – 90%. Значительная часть попутных компонентов, таких, как растворенный газ, не извлекается.

По мнению российских экспертов, «нефтяной подкачки» экономического роста хватит еще лишь на два-три года, пока будет продолжаться ценовой бум. После этого мировая экономика, которая просто опоздала с созданием новых мощностей, топливных резервов, наверстает упущенное. К этому времени россияне должны диверсифицировать свою экономику, иначе страна окажется перед угрозой потери суверенитета. С падением цен на нефть рост ВВП снизится как минимум до 4% в год, утверждают некоторые российские аналитики. Тогда как для поддержания территориальной целостности страны, по их мнению, рост ВВП должен составлять 5—5,5% в год.

Бывший президентский советник Илларионов называет Россию пациентом, подверженным «голландской болезни», названной так после экономического кризиса в Нидерландах. Это означает примерно следующее: сырьевая промышленность развивается в период бума за счет других отраслей. Доходы от экспорта ведут к ревальвации валюты. Другие отрасли теряют конкурентоспособность и скатываются к кризису.

Как удачно подметили российские эксперты, их страна сейчас переживает интереснейший момент в истории: у нее появился шанс определить свое место в будущем мире и встать на путь возрождения. Или окончательного упадка. Куда пойдешь, Россия?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно