Кто «скинется» на бюджет развития?

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 16 сентября-23 сентября

Программа реприватизации, фактически стоившая должности Юлии Тимошенко, очевидно, не будет свернута Юрием Ехануровым, но подвергнется серьезным изменениям...

Программа реприватизации, фактически стоившая должности Юлии Тимошенко, очевидно, не будет свернута Юрием Ехануровым, но подвергнется серьезным изменениям. Поскольку ухудшающаяся конъюнктура и неопределенность статуса изъятых предприятий не позволяют рассчитывать на их выгодную продажу, правительство может заняться извлечением из них дополнительных бюджетных денег непосредственно — через механизм доплат.

Последним «подвигом», намеченным к исполнению отставленным Кабмином, должно было стать заблаговременное утверждение в Верховной Раде государственного бюджета на следующий год. Юлия Тимошенко намеревалась закончить бюджетную кампанию к октябрю. Будет ли это сделано сейчас — предсказать нетрудно. Свои намерения несколько скорректировать документ, разработанный предыдущим Кабинетом, и.о. премьера Юрий Ехануров особенно не скрывает. Правда, на радикальные изменения уже просто не было времени: проект должен был поступить в парламент к четвергу, а Ехануров известен своей бюрократической аккуратностью.

Дабы не выбиваться из графика, «техническое» правительство бюджетный проект утвердило — об этом сообщил все еще остающийся министром финансов Виктор Пинзеник. Правда, как было заявлено на заседании Кабмина в понедельник, с условием: документ будет дорабатываться и корректироваться в течение нескольких дней с учетом предложений министров и, что очень важно, губернаторов.

Дело не в том, что Юрий Ехануров еще не успел освободиться от обязанностей главы Днепропетровской обладминистрации, и не в том, что испытывает чувство солидарности с депутатами, требующими перераспределения финансовых потоков в пользу органов «на местах». Новый Кабмин будет исходить из давно высказанных президентом (но не всегда учитывавшихся прежним правительством) пожеланий о «бюджете развития», заключающемся в том числе и в целенаправленном финансировании региональных нужд (тут обозревателям положено ехидно напоминать о провале административной реформы). А поскольку у проекта Тимошенко—Пинзеника явно другая идеологическая подкладка, то, возможно, с учетом депутатских пожеланий он в процессе между первым и вторым чтениями будет существенно переделан. Кроме того, по сложившейся негласной традиции, новое правительство редко руководствуется бюджетным документом, подготовленным прежним Кабинетом.

Хотя по основным показателям бюджет в особой корректировке не нуждается: доходы на уровне 118,7 млрд. грн., расходы — 127,4 млрд. грн. То есть рост по сравнению с параметрами нынешнего года весьма умеренный. Это уже прогресс — по сравнению с бюджетными изменениями, продавленными через Верховную Раду 25 марта и в одночасье увеличившими бюджетные расходы на 18,6 млрд. грн.

Меры, предложенные Кабмином для решения проблемы дополнительных миллиардов, предусматривали отмену налоговых льгот, свободных экономических зон и использования давальческого сырья. Результатом этих «мер» явился скандал с лишившимися обещанных преференций иностранными инвесторами.

В качестве другого источника виделись деньги, вырученные от повторной продажи предприятий, «незаконно» приватизированных в последние годы. Однако этим намерениям также не было суждено сбыться. Если судебный процесс по делу «Криворожстали», пусть и с громкими скандалами по поводу нарушений законодательства, прошел (хотя выручка от продажи в этом году реально не ожидалась), то уже со следующим объектом — Никопольским ферросплавным — правительство Тимошенко не просто провозилось до осени, но и, в конце концов, «надорвалось» на нем. Как бы ни решилась судьба этого предприятия, ясно одно: без мирового соглашения толку от него в ближайшее время для бюджета будет немного.

А ведь еще в начале года первый вице-премьер Анатолий Кинах предупреждал реформаторов: «Слово, сказанное в революционном запале, должно отличаться от слова государственного менеджера, министра, вице-премьера, потому что слишком большой груз ответственности лежит на новом правительстве. И необдуманные, невыверенные шаги могут привести к потере кредита народного доверия, выданного новой власти». Едва ли Кинах тогда желал нынешнего правительственного кризиса — наоборот, он пытался его предотвратить. Просто он, в отличие от Тимошенко, достаточно хорошо представлял себе все последствия пресловутой «реприватизационной» программы.

Теперь эта программа, очевидно, будет подвергнута серьезной ревизии. Юрий Ехануров никогда не являлся ее сторонником, более того — он был одним из немногих, кто активно возражал премьеру в ходе ее осуществления.

Так, еще 29 апреля, выступая на круглом столе, посвященном подведению итогов первых ста дней работы правительства, он назвал «реприватизационный проект правительства» «главной ошибкой, которую допустила власть за эти сто дней». Причиной этой ошибки днепропетровский губернатор Ехануров назвал «действия людей, которые привыкли работать скорее на внешний эффект, чем на какую-то конкретную цель». Впрочем, будучи дисциплинированным членом президентской команды, он не ограничивался критикой, а выдвигал встречные предложения, направленные на разрешение неизбежных конфликтов.

«Вы знаете, я неплохо разбираюсь в вопросах приватизации, и я лично считаю, что нам нужно установить мораторий на все проблемы с такой-то даты», — заявлял Ехануров за полмесяца до упомянутого круглого стола, когда возможности компромиссного решения «реприватизационной» проблемы обсуждались на выездном заседании профильного комитета Верховной Рады в Кривом Роге. Речь шла в основном об «Укррудпроме». К тому моменту уже было ясно, что придраться к владельцам большинства тамошних предприятий, в сущности, не за что, и добиваться конфискации ГОКов — занятие для правительства бесперспективное.

Однако деньги правительству все равно требовались, и потому парламентский комитет промышленной политики (в тот момент еще руководимый Ехануровым) предложил разрешить это противоречие путем доплаты. При этом депутаты из комитета ссылались на то, что в ВР уже был зарегистрирован законопроект нашеукраинца Александра Морозова «О гарантиях владельцам приватизированного имущества», также предусматривавший возможность разрешения послеприватизационных конфликтов через доплату.

Интересно, что эти предложения тогда нашли отклик и у Юлии Тимошенко. Экс-премьер, отвечая на вопросы журналистов «Зеркала недели», даже конкретизировала процедуру, по которой может быть осуществлена доплата: «Объявляется экспертный аукцион на этот объект. Он проходит абсолютно так же, как открытый аукцион по приватизации. Оформляются документы, объявляется конкурс, не ограничивается участие претендентов, имеющих опыт работы в этой отрасли, не ограничивается привлечение средств мировой банковской системы… Единственное отличие от открытого аукциона — собственник имеет преимущественное право заплатить за предприятие установленную по результатам аукциона цену, независимо от того, он выиграл аукцион или не он. Ему предоставляется право рассрочки или другие преференции. Если он платит, то ему выдается государственный сертификат об амнистии».

Это было сказано в апреле. Однако уже в мае начались судебные скандалы вокруг дела НЗФ, и вопрос изъятия собственности у «незаконных» владельцев превратился из делового в принципиальный. Ни о какой доплате Тимошенко уже не могла и речи вести, ибо ее согласие на подобные предложения означало бы «поражение» заявленной ею политики. Зато сегодня именно эти предложения могут оказаться спасительными для нового правительства, вынужденного выполнять «повышенные» обязательства предыдущего. Юрию Еханурову (да и Виктору Ющенко) сегодня нужны не «показательные порки», а деньги в казне. Указанием на готовность «олигархов» содействовать решению этой проблемы могут служить недавнее замечание Еханурова о том, что «Интерпайп» и «Приват» готовы пойти на мировую.

Упоминание «Привата» в данном контексте интересно еще и тем, что новый руководитель правительства подал знак: смена Кабмина и неизбежная корректировка курса не означают простого изменения «вектора преследования». То есть подвергать репрессиям «Приват», «засветившийся» в содействии политическим амбициям прежнего премьера, никто не собирается. Однако принять участие в «правительственном почине» — кампании доплаты за некогда дешево приобретенные предприятия — ему, очевидно, придется. Наравне с «Интерпайпом». Тем более что разбирательство по поводу Запорожского ферросплавного завода было инициировано еще кабинетом Тимошенко, а на этой неделе подхвачено и.о. министра юстиции Зваричем. Хотя дела против «Привата» и были инициированы для отвода глаз и как ответ на обвинения Тимошенко в коррупции, теперь упрекнуть Еханурова в предвзятости будет очень трудно.

Возможно, возникнет некоторая напряженность в отношениях с тем же «Приватом» и по другому вопросу — перехода на «белую» бухгалтерию и уплаты, наконец, дивидендов акционерам и налогов государству. Ситуация, например, в «Укрнафте» все еще далека от разрешения. И если Тимошенко конфликтовать с «Приватом» в этом вопросе было не с руки, то у Еханурова руки оказываются развязанными. Тем более что согласно нынешнему проекту бюджета, правительство должно было получить дивидендов всего на 736 млн. грн., а вот платы за аренду целостных имущественных комплексов и другого имущества — 188 млн. грн.

Цифры в масштабах украинской экономики — очень скромные. Не исключено, что они будут пересмотрены, так как правительство намерено заниматься «изысканием внутренних резервов» и на этом направлении. Реанимация интереса к доплатам — лишнее тому подтверждение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно