КТО СКАЗАЛ, ЧТО ЗА ПОДЪЕМОМ СЛЕДУЕТ УМЫВАНИЕ?

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Своеобразно отметило вступление в первую осень нового тысячелетия население Чернигова. За долги была обесточена одна из четырех насосных станций, снабжающих город артезианской водой...

Своеобразно отметило вступление в первую осень нового тысячелетия население Чернигова. За долги была обесточена одна из четырех насосных станций, снабжающих город артезианской водой. Насосные станции водоканала не существуют изолированно: когда одна выходит из строя — остальные стараются компенсировать ее работу. Поэтому вода в городе не пропала вовсе. Однако на верхних этажах в районе Подусовка краны не порадовали поутру жильцов ничем, кроме хрипа агонизирующего больного.

Произошло это на фоне очередного всплеска пропагандистской активности местных властей, утверждающих, что Полесье в кои-то веки дождалось небывалого подъема в промышленности и сельском хозяйстве. Если кто и сомневался насчет региональных экономических успехов — то, утратив законное право на утреннее омовение, сомневаться перестал.

Безобразие продолжалось недолго. Всего пару дней. Очень уж оно наших земляков уело. Даже местное телевидение показало замершие насосы. Ситуация разрядилась за счет того, что городской бюджет наконец изыскал средства на погашение собственных долгов «Черниговводоканалу». И у водоканала появилось чем выплатить отступные энергетикам.

Но это — лишь временное решение проблемы. Сосуществование приватизированного энергетического и государственного водоснабжающего ведомств напоминает некую тайную войну. Со всеми присущими военному времени атрибутами. На случай, если в очередной раз столковаться не удастся, у последнего всегда наготове дизель-генераторы, схема отзыва специалистов из отпусков, отгулов, и даже машины-водовозки. Все это предусматривалось когда-то для развертывания в условиях войны реальной. С воздушными тревогами и крупнокалиберными авиабомбами, разрушающими местную ТЭЦ. Однако может быть задействовано уже сегодня во времена сугубо мирные, чтобы обеспечить населению так называемый «питьевой расход». Ведь отключение уже двух насосных станций (а такой вариант планировался) поставит город в критическое положение.

Нельзя сказать, что Чернигов стал потреблять воды больше, чем в более благополучные годы. Демографический кризис и остановка промышленных предприятий сделали свое дело. Потребление сократилось со 112 приблизительно до 90 тысяч кубических метров в сутки. Но даже это количество город оплачивать не в состоянии. Веерные отключения, апробированные в других регионах, доказали свою экономическую неэффективность. Вода — не свет, ее можно запасать впрок. Что при плановом «обезвоживании» люди и делают.

Самое обидное (или даже унизительное) в сложившейся ситуации — то, что Чернигову неслыханно повезло с гидроресурсами. Артезианская вода, которую он потребляет, — высочайшего качества. По вкусу напоминает изысканную минералку. Ее практически не нужно хлорировать и, не окажись изношенными да ржавыми трубы, можно было пить прямо из крана. Не кипятя, не фильтруя.

Заменить отслужившие свое сети водоканалу не на что. Не на что также купить новое оборудование. А такая необходимость есть. И объясняется она не только самортизированностью механизмов. Насосные станции создавались с учетом перспективы еще тогда, когда население областного центра росло. Проектировщики предусмотрели поэтому избыточную мощность электромоторов. Чтобы когда город разрастется, самые отдаленные его окраины не испытывали проблем с водоснабжением. Мысль, что наступят времена, когда народу крепко поубавится и бесперебойности подачи воды придется предпочесть жесткую экономию электроэнергии, никому в голову не приходила...

Не нужно быть пророком, чтобы предсказать: затишье на водно-энергетическом фронте временное. Одно из двух. Либо рано или поздно вновь начнутся отключения насосных станций от электросети (это происходило и раньше: как водится, страдали не только должники, но и исправные плательщики, даже продукция на одном из «обезвоженных» предприятий пищевой промышленности — черниговской птицефабрике — пропадала). Либо изменится законодательная база и бремя всех затрат, в том числе по реконструкции оборудования водоканала, ляжет на потребителя. Цена на воду тогда возрастет астрономически, и если не чашка чая, то лишняя минута под душем станет для многих роскошью.

Когда тебе говорят, что таки настал экономический подъем, а насосы перестают поднимать из артезианских скважин воду на-гора потому, что потребитель обнищал и платить ему нечем, — две эти мысли никак нельзя объединить в непротиворечивую систему…

Черниговщина переживает период информационной амбивалентности. Проанализировав сведения, поступающие по официальным каналам, решительно невозможно понять, что же у нас на самом деле творится. Первые лица области озвучивают грандиозные планы реконструкции центра Чернигова — «чтоб было, как в Европе». С подземными супермаркетами и неслыханным благолепием на поверхности. (Подобное оказалось бы не по средствам Полесью даже тогда, когда его мощный индустриальный потенциал работал в полную силу, производя значительные отчисления на общественные нужды.) Признак экономического роста налицо, не так ли?

В то же время — опять-таки абсолютно официально — обнародуются следующие цифры. Для капитального ремонта жилья накануне зимы в городском бюджете удалось наскрести всего 380 тысяч гривен — вдвое меньше, чем в прошлом году! Починка одной кровли многоэтажки обходится в десятки тысяч, а таких кровель — более трехсот. Во многих домах требуют ремонта межпанельные стыки и инженерные сети. Специалисты утверждают, что при таком финансировании говорить о плановых ремонтных работах бессмысленно. Странная какая-то бухгалтерия получается, не хочет она увязываться с масштабными экономическими достижениями.

Правда, в последнее время широкую огласку приобретают инвестиционные проекты, в том числе с привлечением значительного иностранного капитала. Но почему вдруг регион, находящийся далеко не на первом месте в стране по инвестиционной привлекательности, вызвал к себе столь неожиданное внимание, каковы условия, цели, экономические обоснования деятельности иностранных инвесторов и чем, попросту говоря, придется оплачивать в будущем кусочек бесплатно съеденного сыра (да и кому персонально он обломится!), выяснить никак не удается. Хотя многие наши коллеги пытались.

Не будем впадать по сему поводу в риторические рассуждения о нечистых руках и надежной «крыше». Бесспорно одно. Благополучная статистика и многообещающие проекты не существуют сами по себе, в некоем особом, отчужденном от повседневности мире. Они — лишь часть действительности. Условная и умозрительная ее составляющая. А другая — конкретная, осязаемая, касающаяся каждого ее доля — это закрывающиеся лечебные учреждения (кстати, медсанчасти якобы процветающих предприятий), отключаемые за неуплату от электросети общежития ставших на путь процветания индустриальных гигантов, ужимающиеся как шагреневая кожа льготы чернобыльцев и инвалидов войны. Это протекающая кровля над головой и ржаво кашляющий кран, из которого не льется вода.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно