КТО ОСТАЛСЯ НА ТРУБЕ

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

Элегантна, эффектна, умна. Обожает путешествия. Ее рабочий кабинет коллеги любовно называют «газовой камерой»...

Элегантна, эффектна, умна. Обожает путешествия. Ее рабочий кабинет коллеги любовно называют «газовой камерой». Некоторые сомневаются, что это шутка…

Алла, конечно, не хозяйка газовой трубы (пока что), но больше, чем она, в тайны недр посвящена разве что сама Хозяйка медной горы

«Закон джунглей» всесилен - выживает сильнейший. Или, в современной интерпретации, - хитрейший. Обидно, если это не вы, но это всеобщая, а значит, и бизнес-игра - «кто кого». И нет ничего удивительного, что и на рынке энергоносителей идет та же игра. Пикантность ей придает то обстоятельство, что все остальные товарно-сырьевые рынки слишком зависимы от ситуации на рынке энергоносителей и поведения его основных игроков. И потому практически ни одно правительство мало-мальски цивилизованного государства (в котором есть хоть одна электростанция или заводик) не может себе позволить с этим фактором не считаться. Энергетический сектор - самая что ни на есть большая политика. Большие деньги. Большая власть.

Поэтому после второй мировой СССР быстренько опутал нефтегазопроводами столько территории на запад от себя, сколько успел. Потому что на Западе были хорошо знакомы с теми же истинами. О цене речь не шла - ценой была власть.

Технически эту политику проводило мощнейшее в СССР нефтегазовое ведомство, а в каждой союзной республике был свой маленький нефте- или газпромчик, подчиненный союзному.

К началу 90-х то ли советские нефтегазопотоки обмелели, то ли западные «враги» платить меньше стали, но в Союзе случилась заворушка, а затем и СНГ. Появились новые правительства со своей собственной гордостью, которые тоже слышали, что большие деньги, а значит, и власть в значительной степени зависят от энергоносителей (у кого они есть, а тем более там, где их недостаточно).

Россияне, имея то и другое, быстренько смекнули, как этим воспользоваться, вследствие чего и родился «Газпром».

Соорудили подобные компании, между прочим, благодаря политикам и членам правительства, пролоббировавших идеи нефтегазовиков. Дальше смекалистые ТЭКовцы преуспели еще в одной межнациональной и тоже весьма увлекательной игре граждан с государством - «а ну-ка отними», в смысле - попробуй-ка взыскать налоги. Государству все мало, и оно пытается выкачивать все больше. Игра продолжается.

В Украине ко времени ее «унезалежнення» значительных ресурсов нефти и газа не было. Однако нефтегазовое лобби тоже пытались создать, ведь есть же нефтегазовые магистрали и, главное, энергоемкий промышленный сектор. Так что бывшие подразделения союзных ведомств переродились в «Укргазпром», «Укрнефть» и пару нефтетранспортных монополистов. «Укргазпром» был наиболее мощным, так как и сам имел газ, и еще транспортировал чужой. Но проллобировать интересы ТЭКа было некому: в Украине политичеки более значимыми были другие отрасли.

Собственно, некая попытка «прибрать к рукам нефтегазовый комплекс вкупе» была предпринята первыми идеологами Госкомнефтегаза. Пока они реально выполняли распределяющие функции (по фондам и прочим прелестям), нефтегазовая отрасль еще как-то подчинялась этому госоргану. Но затем государство решило, что с распределением оно и само справится, и нефтегазовому комитетику велено было «проводить политику в отрасли». С политикой не сложилось, и в конце концов после нескольких реорганизаций нефтегазовый комитет уже в этом году «вырубили», как атавизм. Параллельно плодились (на бумаге) программы, типа «Нефть и газ-2010», их параметры корректировались, но по большому счету это ничего не меняло в ТЭКе, в смысле - не улучшало.

Распределять вскоре стало нечего. Пока в Украине по пять раз на дню затевали структурную реорганизацию нефтегазовой отрасли, более шустрые северные соседи доказывали на практике, что наилучший способ уводить от собственного государства суммы, причитающиеся на налоги, - заняться экспортом энергоносителей.

А ко времени, когда украинцы вспомнили, что за транзит нефти и газа они могут получать «живые» и немалые деньги, россияне уже предприняли беспроигрышный «ход конем» - объявили о переводе цен (а соответственно, и пропорционально подорожанию - долгов) на российские энергоносители «на мировые». В итоге украинцев поставили перед фактом, что их только «газовый» госдолг к концу 1994 года - свыше 1,2 млрд. долларов (эта цифра фигурирует до сих пор).

Украина наживку заглотила…

К тому времени нашлись добрые люди, подсказавшие и украинцам, что госдолгов может и не быть (впрочем, это тоже разновидность вышеупомянутой игры, только на ином уровне - государственном и между крупными монополиями) и что не плохо бы в сферу энергобизнеса пустить частные компании. Не потому, что у них есть энергоносители для торговли, а потому, что они-де знают, где и как их взять, и понимают в коммерции. (Нынешний глава НАК «Нефтегаз Украины» по тем временам еще даже «галошами с туркменами на газок не торговал»…)

Между прочим, тогда уже предприимчивые люди пытались «толкнуть» в Украине пару-тройку миллиардов кубометров туркменского газа. Интересно, что первым, по сути, газотрейдером в Украине была компания «Омрания» (уж не помню точно: то ли прототип, то ли впоследствии соучредитель или партнер теперь уже весьма известной корпорации Itera).

Однако в Украине о бизнесе на газе в то время мало кто слыхал и еще меньше народу в этом понимало, а потому и газ тот был передан государственному «Укргазпрому». Правда, нашлись и в Украине чиновники от нефти и газа, смекнувшие, что надо возглавить процесс объединения нефтегазовой отрасли Украины. Ибо при ее делении мало что останется, если транзит за собой оставит государство. Тогда-то родилась идея создания НАК «Нефтегаз» - по российскому образчику, только базой ее мог быть в основном газовый и нефтяной транзит. Но вскоре грянули вторые президентские выборы, и идея НАКа была надолго похоронена.

Тем временем новые восточные государства, имеющие энергоносители, пытались их продать. Россияне на запад их не пустили, но позволили (видимо, в качестве эксперимента) предложить, например, туркменский газ Украине. Украина согласилась взять газ. Но не платила за него.

Вот тут-то впервые негосударственный газотрейдер в Украине персонифицируется - корпорация «Республика» (возглавляемая И.Бакаем) берется решить долговые государственные проблемы Украины с Туркменистаном. Коль долги были государственные, то правительство и гарантировало обязательность «Республики» в погашении долгов. Однако этой корпорации долгов погасить не удалось. В силу многих причин. Но, пожалуй, одной из многих было то, что вслед за «Республикой», но только с российским газом, в Украину просочились и некоторые другие газотрейдеры. Сначала их было трое, затем - пятеро, семеро; сегодня - более 200...

Примечательно, что негосударственные газотрейдеры изначально могли появиться только с позволения российского «Газпрома», который отдавал им свой газ на реализацию в Украине.

Примечательно и то, что в украинском правительстве в общем-то никогда не было выходцев из нефтегазовой отрасли. Впрочем, и в Украине все же отдавали должное значимости нефтегазовой отрасли. Причем понимание глубины этой темы со временем привело к тому, что первый после премьера чиновник в правительстве традиционно занимался проблемами и нефтегазовой отрасли. До прихода в Кабмин Павла Лазаренко. Уж он-то занялся не вопросами, а просто газом и немножко нефтью. (Впрочем, что такое нефть, а точнее, нефтепродукты он доподлинно узнал, еще будучи губернатором Днепропетровщины, а заодно это узнали и первые частные компании, впоследствии при нем ставшие и ведущими газотрейдерами, например корпорация «ЕЭСУ», начинавшаяся в содружестве с «Интерпайпом» как «Содружество»). Причем потомственным газовиком Павел Иванович не был, просто был человеком весьма предприимчивым… Срочно требовалось что-то менять в прежнем отношении к газу, и государство санкционировало зарождение «газового» рынка, оговорив кратенько, что позволят этим заниматься только резидентам Украины, ну, и «Газпрому».

И тут началась еще одна игра. В условиях бартеризации расчетов и энергоемкости предприятий первые трейдеры смогли быстро выстроить многоходовые комбинации, которые в результате позволяли им довольно продолжительно и успешно играть с государством в игру «попробуй, отними» (доказывая тем самым, что трейдерство - это не национальность и даже не профессия, а способ мышления). Правда, государство этого то ли не знало, то ли не замечало. Замечал и, наверное, знал Павел Иванович, который первым, по сути, в Украине инициировал (или санкционировал) хотя бы теорию о правилах игры на «газовом» рынке. Сводились они к «региональному делению» рынка газа, которое озвучивал Госнефтегазпром, а точнее - его очередной председатель. (Но вице-, а потом и премьер Лазаренко этот процесс четко контролировал. Во всяком случае, в те времена первых руководителей и владельцев тогдашних немногих газотрейдерских компаний автору этих строк чаще приходилось встречать в Кабмине, чем в нефтегазовом ведомстве.) Но это было лукавство, ибо делили на самом деле рынок сбыта газа, т.е. газопотребителей («ЗН» тогда, помнится, публиковало так называемые карты «газовых наделов» трейдеров). И до сих пор делят. И не суть важно - по какому принципу. Делят в принципе. А там - кому как повезет. Лакомые кусочки, как правило, достаются тем трейдерам, у кого больше аргументов, должников и лоббистов на региональном и национальном, т.е. государственном уровне.

Еще одно новшество в Украине появилось после того, как в нынешний состав парламента вошла пара десятков парламентариев «от нефти и газа». Нет, это уже не тот процесс, когда нефтегазовики лоббировали через своих же интересы на госуровне, например, в России. В основном в лоббистах нуждались трейдеры. А среди них нашлись более искушенные, поддержавшие идею создания НАК «Нефтегаз Украины».

Это уже вторая попытка и иная версия - творчески доработанная и озвученная Игорем Бакаем. Отчасти это неплохой ход, чтобы попытаться приструнить трейдеров-конкурентов, ведь в НАКе «пребывают» права транспортировки газа тех же конкурентов, да и собственное сырье имеется, да и россияне газ отдают за транзитные услуги… Вот бы еще добиться, чтобы государство поменьше советов НАКу давало и распоряжений, да чтобы «Газпром» и на запад пустил поторговать, да еще и сам «живыми» деньгами за транзитные услуги платить стал…

А там, глядишь, состав парламента и правительства поменяется, а если повезет - то и Президент и, возможно, они согласятся снять мораторий с приватизации нефтегазового добра. И НАК, глядишь, станет полноценным АО. Кому-то повезет стать его акционером. И можно будет вершить великие дела на том же газе - в зависимости от того, сколь велика жажда денег и власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно