КРИЗИС — ЛУЧШИЙ СЕЛЕКЦИОНЕР

22 января, 1999, 00:00 Распечатать

В украинских коммерческих банках произошла переоценка ценностей. Как в прямом, так и в переносном смысле...

В украинских коммерческих банках произошла переоценка ценностей. Как в прямом, так и в переносном смысле. Сводят балансы и пытаются извлечь уроки из сентябрьского кризиса. Сравнивают нашу ситуацию с ситуацией в российской банковской системе и порой зачисляют в позитив то, что еще недавно считали ошибками НБУ.

Учитывая преждевременную кончину значительной части российской банковской системы, финансисты дают высокую оценку профессиональной деятельности НБУ и даже отмечают достоинства... антикризисной программы правительства - той самой, которая еще недавно подвергалась жесточайшей критике. Как и основные авторы антикризисных мер Виктор Ющенко и вице-премьер Сергей Тигипко. Кстати, если разговоры об их отставках - не просто слухи, и «молодые реформаторы» будут заменены людьми с большим опытом, то, во-первых, где брать новых «мавров» в случае нового витка кризиса, а во-вторых, чьи умные лица Украина будет «предъявлять» МВФ в качестве последнего аргумента, что реформы еще возможны?

И все-таки, и все-таки... Лишь за период сентябрьского обострения финансового кризиса российский рубль упал в 3,5 раза, гривня - почти в 2 раза; во время кризиса прямые убытки российских банков составили 17 млрд. рублей, что примерно равняется млрд., общие потери капитала - 38%. Потери украинских банков тоже довольно значительны по объемам - 7 млн. и примерно 34% капитала.

На активных операциях отечественные банки потеряли около 0 млн. - половина этой суммы приходится на рынок российского рубля. Эти и некоторые другие цифры были озвучены на семинаре «Финансовый кризис в России и его последствия», организованный Ассоциацией украинских банков.

«Не те» банкроты?

К началу августа 1998 года в России действовало 2100 коммерческих банков (в Украине - 180). Причем первая пятерка владела 42% активов, первая сотня - около 90% активов (аналогичное распределение удельного веса крупнейших банков - и в Украине).

Кризис мало что оставил от этого во многом призрачного благополучия: по состоянию на 1 ноября в России было 600 банков, у которых не осталось шансов на выживание. Третий квартал закончили с убытками 590 российских банков, с отрицательным капиталом - 187. Около 1500 российских банков продолжают действовать. Правда, их совокупный капитал составляет 80 млрд. рублей, а совокупные активы - 800 млрд. рублей, или порядка млрд., что почти в 17 раз меньше, чем активы одного Дойчебанка. (Более свежие обобщенные данные найти трудно, поскольку не все банки отправляют свои балансы даже в Центробанк РФ.) Кстати, активы всех украинских банков на начало 1999 года оцениваются примерно в 20 млрд. грн., то есть порядка 5 млрд. долл., капитал -в 4 млрд. грн., а кредитный портфель - в 11 млрд.

Одной из главных особенностей прошлогоднего финансового кризиса, как подчеркивают российские банкиры, была его «неправильность». Обычно финансовый кризис в первую очередь поражает мелкие банки, в России - наоборот, первыми пострадали крупнейшие, отмечал в свое время теперь уже бывший заместитель председателя Центробанка России Александр Хандруев. Из первой десятки крупнейших российских банков «уцелели», кроме Сбербанка и Внешэкономбанка, Газпромбанк, Международный московский банк, Международный промышленный банк.

Среди главных причин обвала российского финансового рынка порой называют «излишнюю доверчивость» банков, которые привыкли зарабатывать на государственных ценных бумагах и не предвидели обвала этой пирамиды. Впрочем, кое-кто все же предвидел: по словам председателя банка «Кредитимпекс» Михаила Старченко, этот банк избавился от государственных ценных бумаг еще год назад. Последнее, по мнению экспертов, неудивительно, поскольку среди учредителей «Кредитимпекса» - украинский Проминвестбанк, глава которого, Владимир Матвиенко, не один раз демонстрировал свое отрицательное отношение к ценным бумагам, в том числе и украинским ОВГЗ, заявляя при этом об установке на кредитование реального сектора.

По оценкам российских же экспертов, губительными для банков оказались паника после объявленного правительством дефолта, а значит, и непрофессионализм действий Центрального банка, плюс несовершенная система межбанковских расчетов, неконтролированный Центробанком России рост форвардных операций. Ярчайший пример: российские банки застраховали валютные риски партнеров при форвардных сделках на сумму млрд. при общих обязательствах в млрд., что превышает все мыслимые и немыслимые нормативы. Предъявление к оплате всего объема было и стало своеобразным смертным приговором банковской системе.

Украинские банки форексных сделок почти не заключали, валютные риски партнеров практически не страховали, что в свое время считалось признаком недостаточного их, банков, развития. Однако в кризисные моменты недостатки нередко превращаются в свою противоположность.

Что же до всего остального... Пирамида украинских ОВГЗ, конечно же, была не намного лучше российской и при некоторых обстоятельствах могла бы обрушиться столь же болезненно. Но смертельный исход для многих украинских банков упредили действия НБУ, который еще с 1997 года начал скупать ОВГЗ в свой портфель за счет валютных резервов.

По мнению председателя правления банка «Надра» Игоря Гиленко, тому, что украинская финансовая система не сколлапсировала, способствовали, в частности, достаточно жесткие четкие действия со стороны банковской общественности и НБУ. Режим гласности и постоянные консультации спасли систему от паники в сентябре. Да, нарушались какие-то нормативы, были проблемы - но система в целом выстояла. Как-никак ни один «крупняк» особо не пострадал, даже с учетом конверсии государственных ценных бумаг, выплаты по которым можно ожидать лишь через пару-тройку лет. Исключением являются банк «Украина», проблемы которого начались задолго до кризиса, да несколько десятков небольших банков, которые не смогли вовремя капитализироваться и теперь пытаются присоединиться к банкам с достаточным капиталом.

«Все равно

ничему не научимся»

Для восстановления банковской системы России понадобятся годы и большие средства - по некоторым оценкам, до 20% ВВП. Причем проблема усугубляется тем, что, как считают тамошние банкиры, Центробанк не показал настоящих убытков российских банков, и это еще аукнется. Но хуже всего, что российская банковская система может возродиться не в качественно новом виде, а в прежнем, со всеми существовавшими до кризиса недостатками.

Такое опасение высказывали и аналитики, и сами руководители российской банковской ассоциации. Поводом для беспокойства послужили высказывания руководителей Центробанка РФ о том, что есть смысл строить систему на основе небольших банков, у которых, как оказалось, множество преимуществ: и реальный сектор они более активно кредитуют, и рисковые форвардные операции не проводят.

Как бы то ни было, а российская банковская система, видимо, пока окончательно не определилась в направлении своего дальнейшего развития. Правда, более-менее известно, что намерен предпринимать Центробанк России, реализуя программу реструктуризации.

Предполагается, что действующие банки будут разделены на три вида: те, которые необходимо поддерживать; те, которые предоставляются сами себе, и «обреченные». В лучшем положении - так называемые опорные региональные (что по сути является уступкой региональным властям) и системообразующие типа Сбербанка.

Обреченными будет заниматься Агентство по реструктуризации, которое намерено управлять активами банков, у которых отозваны лицензии Центробанка, а также вкладами населения, проводить работу по санации банков или ликвидации.

Проблема, однако, усугубляется отсутствием правового урегулирования ряда вопросов банкротства. Так, акционеры банка всегда могут в судебном порядке оспорить любое решение Центробанка, связанное с банкротством, не говоря уже о решении Агентства по реструктуризации банковской системы, созданного решением ЦБ РФ, или назначенного от главного банка страны временного управляющего. К примеру, временный управляющий Токобанка уже несколько раз то занимал руководящее кресло, то «изгонялся» акционерами.

Поэтому вполне вероятно, что 600 обреченных российских банков будут умирать очень долго и мучительно.

Готовь сани летом

В Украине тоже особо не стоит радоваться по поводу уцелевшей в огне кризиса банковской системы. В нынешнем году можно ожидать очередного обострения мирового финансового кризиса, а поскольку такие катаклизмы не обходят страны со слабой экономикой, некоторые «продвинутые» украинские банки начали перестраивать свою работу с учетом возможных сложностей.

Председатель Национального банка Виктор Ющенко заявил на одной из пресс-конференций, что в Украине полностью сформированы фонд гарантий по вкладам населения, а также фонд гарантий по проблемным кредитам. Кроме того, разработаны существенные дополнения к принятому еще семь лет назад и несколько устаревшему закону о банках и банковской системе, что позволит усилить правовую базу банковской системы Украины, в том числе в случае очередного витка кризиса.

Продолжается процесс консолидации банковских капиталов. Небольшие коммерческие банки, которые не смогут нарастить минимальные капиталы (а для полноценного обслуживания клиента крайне желательно иметь валютную лицензию и соответствующие возможности, которые оцениваются на уровне не менее 3 млн. евро), сейчас активно ищут себе подобных с целью объединения.

Если еще год-два назад наиболее перспективными направлениями были ОВГЗ и валютные спекуляции, то постепенно на первое место выходят услуги для его величества клиента, усиливается конкуренция на этом сегменте рынка. Некоторые банки стремятся притягивать деньги из теневого сектора более широко, чем прежде, предлагая сберегательные сертификаты на предъявителя. Очень перспективными в нынешнем годе в Украине обещают стать финансовые векселя. Тем более, что при расчетах ими удается снизить фирмам уровень налогов.

Денежные клиенты в некоторых банках получили персональных менеджеров, которые разрабатывают для них схемы движения средств с использованием мягких валют, варианты минимизации налогов и обеспечивают тому подобный сервис.

По словам заместителя председателя правления НБУ Киреева, к 1 марта 50 отечественных банков, не сформировавших мини-уставный капитал в 1 млн. евро, могут быть закрыты, как не выполнившие норму действующего законодательства.

По оценкам экспертов, в следующем году количество действующих украинских банков может сократиться до 150. Об этом готов позаботиться НБУ. По словам заместителя председателя Нацбанка Александра Киреева, к 1 марта 50 банков, переживших кризис, однако не набравших минимальный уставный капитал в размере 1 млн. евро, согласно действующему законодательству могут быть ликвидированы. Видимо, по логике НБУ, для банка должно быть предпочтительней погибнуть от его карающего меча, нежели утонуть в волнах кризиса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно