«Кривая» нефть - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

«Кривая» нефть

22 февраля, 2008, 15:21 Распечатать

В нефтяной паре Татарстан—Украина дело близится к разводу. И как в любом бракоразводном процессе, каждая из сторон будет отстаивать свои интересы...

В нефтяной паре Татарстан—Украина дело близится к разводу. И как в любом бракоразводном процессе, каждая из сторон будет отстаивать свои интересы. За всю историю сотрудничества (точнее, с 1994 года) крепко переплелись экономические, имущественные, правовые и политические аспекты. Но чем дольше затянется процесс взаимных претензий и обвинений, тем больнее и серьезнее будут последствия для самой Украины. Ибо не надо обращаться к экспертам, чтобы понять: кто имеет нефть, тот и диктует условия. Это мировая практика.

К тому же татары готовы развестись цивилизованно и уже практически нашли запасные рынки сбыта. Правда, перед окончательным разрывом отношений желают получить от украинской стороны должок — почти миллиард долларов. Герой Украины Юрий Бойко, наоборот, считает, что татарская сторона должна внести в украинскую казну 4,5 млрд. долл. У него своя арифметика. Ему надо спешить. А то как бы Юлия Владимировна всерьез не раскрутила свое обещание убрать посреднические звенья в цепочке поставок в Украину топливного сырья. Кстати, в контексте антикоррупционных мер премьер-министра не исключено и рассмотрение ситуации, сложившейся в АО «Укртатнефть». Тем более что след в конфликте вокруг этой транснациональной компании ведет и к пресловутому «РосУкрЭнерго», во всяком случае фамилии людей — одни и те же.

Поставщики нефти уповают на здравый смысл: не время бороться за право владеть активами, ставя во главе правления предприятия людей исключительно «надежных и проверенных». Пора выводить работу акционерного общества на серьезный межгосударственный уровень, без посредников, без малейшей возможности перераспределения прибыли через коррупционные схемы.

На днях глава торгового предста­вительства Республики Татарстан Ростислав Вахитов во время встречи с жур­налистами напомнил, что все эти намерения, озвученные президентами двух республик, не реализованы в основном по вине украинской стороны. Взяточничество, начавшееся еще со времен президента Леонида Кучмы, намеки на задабривание некоторых высоких лиц подарками (типа вертоле­та или дорогого автомобиля), растаскивание прибыли между посредниками и непонятными компаниями, стремле­ние кучки людей обогатиться за счет стратегических интересов государства — все это и привело к тому, что транспортировка нефти прекращена.

По словам дипломата, инициатива создания совместного предприятия исходила как раз от украинской сторо­ны. Было это еще в те далекие времена, когда понятие «дружба народов» не успело выйти из лексикона. В 1993 году в бытность президента Леонида Кравчука возникла проблема обеспечения наших нефтепере­рабатывающих заводов нефтью. Тогда Л.Кравчук и предложил высшему руководству Та­тар­стана идею создания транснациональной компании. Остановились на Кременчугском нефтеперерабатывающем заводе, поскольку только это предприятие могло работать с тяжелой неф­тью. Годом позже новый президент — Леонид Кучма возобновил переговоры, а затем подписал указ о создании транснациональной компании «Укртат­нефть». К слову, Леонид Данилович, ссылаясь на сложное положение в национальном агропромышленном комплексе, убедительно просил прокачать авансом, под честное президентское слово, 350 тыс. тонн нефти. Татарстан откликнулся на просьбу. Нефть поставили. Денег не получили до сих пор. А это, между прочим, 21 млн. долл. В тогдашних ценах. От долга Украина не отказывается. Но и не платит.

Нынешняя скандальная история имеет давние корни. При формировании уставного капитала в соотношении 50:50 Украина ввела в состав акционеров АО «Укртатнефть» две офшорные компании, которые позже — после перехода их к татарской стороне — станут камнем преткновения для партнеров.

В 2004 году председатель НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко стал добиваться, чтобы 43% акций перешли в собственность «Укрнефти». Кто стоит за этой структурой, все мы знаем. Партнеры из Татарстана возмутились. На защиту их интересов встал посол РФ в Украине Виктор Черномырдин. Поэтому у господина Бойко этот проект не заладился. Он пошел другим путем: добился, чтобы 43% акций передали в управление НАК «Нафтогаз», которую он возглавлял. Как только это произошло, Бойко затеял четвертый виток судебных дел, которые превратились в сущий ад для татар. Но они пока не сдаются. Бойко при активной поддержке группы «Приват» через районный суд города Днепропетровска добивается решения о списании с татарской стороны 18% акций. Даже господин Азаров в бытность свою министром финансов назвал это очередным фактом рейдерства. Однако очень скоро поостыл: предстояли досрочные парламентские выборы, недосуг разбираться с какими-то процентами акций.

Татарская сторона по-прежнему настаивала на том, чтобы поставлять нефть прямо на Кремен­чугский завод. Однако г-н Бойко настойчиво навязывал посредников, а также всевозможные «кривые» схемы. А в прошлом году НПЗ вообще отказался от прямых поставок «Татнефти», перейдя на посреднические схемы. Кому выгодны такие схемы, понять несложно.

В свое время и Андрей Клюев, и Виктор Янукович полномочия Юрия Бойко безоговорочно подтверждали. Даже самые алогичные с точки зрения и экономики, и межгосударственных отношений. Тем самым давая понять татарским партнерам, что в чужой стране со своим уставом надо бы поаккуратней. Другими словами: а слабо играть по нашим, «Приват»ным правилам?

Сейчас прокуратура ставит вопрос о том, что надо аннулировать соглашение о компании. Татарская сторона не возражает. Но совершенно справедливо требует возместить долги. Распоряжаться национальным богатст­вом своей республики во имя процветания группы украинских дельцов татары не намерены. А посему предлагают компромисс: пусть нынешние хозяева покроют все убытки, и после этого мирно, без судов и пересудов разойдемся. Ну, не заладилось сотрудничество, не сложилось партнерство. Развод был бы нормальным, вполне цивилизованным выходом из сложившейся ситуации.

А что же после развода? Татарстан, судя по всему, переключится на переработку нефти в Нижнекамске. Начало положено. Уже перерабатывают свыше 8 млн. тонн. Планируют довести переработку до 12 млн. тонн. И это абсолютно реальная цифра.

Что получает Украина после скандального разводного процесса? Пред­ска­зать можно. Голослов­ные заявления нынешнего председателя правления АО «Укртатнефть» Павла Овча­рен­ко, который возглавил компанию после скандально известного силового захвата, о том, что нефть можно най­ти где угодно, хоть в сельс­ком магазине, не выдерживают никакой критики. Конечно, сырье можно найти и у дру­гих поставщиков. Хоть на краю зем­ли. Но опять-таки, хорошо бы соотнес­ти затраты на ее закупку, транс­пор­тировку, переработку с экономическими возможностями Украины. Можно, конечно, покупать нефть втридорога, вез­ти ее танкерами до Одессы, там переваливать, а далее — по железной дороге к месту назначения. И на каждом узелке этой вынужденной цепочки — свои расценки, надбавки, налоги и прочие накрутки. А наше знаменитое посредничество с «откатами»! Это же каким золотым может оказаться бензин! Не каж­дому по карману. Конечно, о приви­легированной кучке людей речь не идет. К слову, цена тонны иранской неф­ти, которую сегодня завозит на Кременчугский завод группа «Приват», почти на 90 долл. превышает необходимый уровень себестоимости.

Эксперты, комментируя ситуацию, практически единодушно называют происходящее на Кременчугском НПЗ «вызовом не только Татарстану, но и всей России».

Прежнее правительство так и не смогло урегулировать конфликт внутри транснациональной компании. Пользуясь политической нестабильностью, мощная финансовая группа «Приват» «прибрала к рукам» по сути лучший действующий нефтеперерабатывающий завод в Украине. Может, новый состав правительства рискнет это изменить? Судя по всему, такие попытки сейчас предпринимаются.

«Кабинет министров Украины намерен урегулировать ситуацию с ЗАО «Укртатнефть» (Кременчугский НПЗ, Полтавская область) в пользу всех владельцев, — заявил на днях первый вице-премьер-министр Украины Александр Турчинов. — Я думаю, что мы найдем механизм урегулирования этого вопроса в пользу здравого смысла, так как мы заинтересованы в стратегических отношениях, в поставках нефти на украинские нефтеперерабатывающие заводы».

Хорошо бы новому правительству изобрести такие механизмы в кратчайшие сроки. Потому что от их оперативного внедрения зависит прежде всего энергетическая безопасность страны. Если учесть, что любые предложения Кабмина по диверсификации поставок и нефти, и газа не находят однозначного понимания в других эшелонах власти, процесс нормализации отношений между поставщиками и переработчиками сырья затянется. Кстати, и российское Министерство промышленности и энергетики надеется на мирное урегулирование корпоративного конфликта на предприятии и на то, что конфликтная ситуация будет разрешена в правовом поле при безусловном соблюдении всех законных прав инвесторов, вне зависимости от страны происхождения.

Позиция вполне здравая. И, казалось бы, должна устраивать все стороны конфликта. Совместными усилиями всегда лучше созидать, чем разрушать. В 2001 году именно совместные действия основных акционеров предотвратили растаскивание завода. А это не только сохранение рабочих мест. Кременчугский НПЗ — крупнейший нефтеперерабатывающий завод Украины. По существу, на сегодняшний день это единственное реально действующее предприятие, хотя и к качеству его продукции есть очень большие претензии.

Очень жаль, если эти слова придется употреблять в прошедшем времени. Хоть и рассказывает сегодня всем председатель правления АО «Укртатнефть» Павел Овчаренко, что успешно выруливает предприятие, а как свидетельст­во второго дыхания раздает автомобили милиции, это, по мнению экспертов, бравада и только. Нефть покупают, как было сказано, на 90 долл. дороже. Поэтому накопилось 150 тыс. тонн непроданных продуктов. За январь убытки составили 20 млн. долл. Но это мало кого волнует. Ведь сегодня на НПЗ успешно работает схема группы «Приват». Поставка—переработка—реализация в своих интересах. Конечно же, не в щадящих для завода режимах. И уж поверьте, что эти бизнесмены никогда не возьмутся за реконструкцию предприятия, на что были готовы партнеры из Республики Татарстан. Но их инициативы почему-то всякий раз саботировались украинской стороной, точнее, отдельными сделками под прикрытием высоких чинов.

Если развод состоится, татарам останется разве что оставить нефтяную метку на воротах НПЗ как знак несостоявшегося партнерства и крест на теневых схемах, так ими и не понятых. Украинцы в большинстве своем тоже мало смыслят в этих схемах. Невзирая на то, что это наше национальное изобретение.

…Во время встречи с журналистами глава торгпредства Та­тарстана Ростислав Вахитов, помимо прочего, много говорил и о вариантах дальнейшего развития событий. Их, к сожалению, мало. По словам представителя, татарская сторона не собирается садиться за стол переговоров с террористами и рейдерами. Только с высшей властью. Си­туация эта должна разрешиться политически. Ведь экономические, имущест­венные, правовые аспекты настолько переплелись, что нужно садиться за стол переговоров на самом высоком уровне и искать решение комплексной проблемы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно