Критические дни пенсионной реформы. В Министерстве труда и соцполитики рассчитывают две трети тягот пенсионной реформы взгромоздить на плечи женщин

20 августа, 2010, 18:38 Распечатать

Вглядываясь в приметы приближающейся осени, я все четче понимаю, что мне напоминает пенсионная реформа-2010...

Вглядываясь в приметы приближающейся осени, я все четче понимаю, что мне напоминает пенсионная реформа-2010. Полностью засохший, с безжизненными желтыми листьями каштан, выбросивший в августе несколько молодых побегов и «свечек» — не ко времени, вопреки всем законам природы и здравому смыслу.

Все разумные сроки проведения реформы в пенсионной сфере Украины истекли если не на рубеже веков, то в середине нынешнего десятилетия. Соседние страны с большим или меньшим успехом предприняли меры, дабы смягчить демографический коллапс, к которому старушка-Европа неумолимо движется.

Но Украина, играясь в выборы и на ходу изобретая все более изощренные механизмы подкупа электората, в упор не хотела думать о будущем. Лишь редкие энтузиасты смахивали пыль с пожелтевших стратегий и концепций пенсионной реформы.

В 2010-м стало ясно: приехали. Когда расходы на пенсионное обеспечение в украинском ВВП достигли наивысших отметок в Европе, а каждая пятая гривня крайне дефицитного бюджета стала идти на латание дыр в еще более дефицитном Пенсионном фонде, откладывать перемены стало невозможно. Однако и тут, наверное, исхитрились бы отложить, если бы не МВФ и острая нужда в его деньгах.

Международных доноров интересуют ровно две вещи — умеренный дефицит бюджета страны и относительная финансовая стабильность, не создающая угроз для мировой экономики. По большому счету, тамошним банкирам нет дела до того, каким будет пенсионный возраст и какими — пенсии в конкретной стране.

Однако не все равно нам. И в первую очередь тем 180 тыс. женщин, которым уже в 2011 году могут на полгода отсрочить выход на пенсию. В 2012-м — следующим 180 тыс. И так далее (см. «Мысли вслух»). К слову, дабы избежать упреков в предвзятости, скажу, что не минует сия чаша и автора этих строк.

Давно было известно, что у грядущей пенсионной реформы — «женское» лицо, но вот то, что оно будет настолько искажено гримасой…

Вторая попытка

«ЗН» уже как-то писало о том, что в 2006 году, во времена министра труда И.Саханя (и недолгого премьерства Ю.Еханурова), был разработан законопроект о повышении пенсионного возраста для женщин — ежегодно на три месяца в течение 20 лет. Как видим, подготовку начали загодя, ведь стартовать повышение должно было в 2009-м (женщины 1954 года рождения), а закончиться — лишь в 2028-м.

Тогда страна могла позволить себе столь медленные темпы. Серьезных проблем с бюджетом ПФ не было, да и с госбюджетом тоже: мы успешно доедали деньги от повторной продажи «Криворожстали».

Параллельно, в ст. 2 этого крохотного законопроекта о внесении изменений в Закон «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании», предлагалось поэтапное, тоже с шагом в три месяца за год, повышение «женского» страхового стажа, необходимого для получения пенсии по возрасту, — с 20 до 25 лет.

Увы, документу не суждено было пройти даже Кабмин.

Так что нынешняя попытка — вторая. Но поскольку ситуация теперь без преувеличения критическая, Минтруда в своем августовском законопроекте (подробнее о нем ниже) предлагает повышать пенсионный возраст на шесть месяцев за год (см. «Из законопроекта»). А страховой стаж (т.е. период, за который уплачены взносы в Пенсионный фонд) — одномоментно на целых десять лет. Для женщин с нынешних 20 — до 30 лет, для мужчин — с 25 до 35.

Час Х должен наступить 1 января 2011 года: если, конечно, закон примут. Именно с этого момента для получения пенсии по возрасту (и для назначения пенсии по специальному закону тоже) потребуются 30/35 лет страхового стажа.

К чему я веду?

Можно называть уважительные причины, и они, безусловно, существуют. Нужно за оставшееся время попытаться найти дополнительные компенсаторы. Но, увы, повышение следует понять и принять. Ведь в случае срыва этой попытки условия новой, третьей по счету, будут куда жестче. И кто знает — если мы сегодня отбросим шанс, может, придется действовать по методу Грузии и других стран, за одну ночь повысивших пенсионный возраст сразу на пять лет.

Теория и практика — два полюса реформ

Ну а теперь обратимся к тексту законопроекта, только что рожденного в недрах Минтруда. Судя по куцей пояснительной записке, разработчики попытались реализовать сразу несколько идей. Сказать, что они полностью соответствуют Программе экономических реформ, сложно, но в общем и целом «линия партии» выдержана. Специфическая, надо сказать, линия.

Как уже говорилось, предлагается на 10 лет увеличить нормативный страховой стаж, необходимый для получения минимальной пенсии по возрасту, — как для мужчин, так и для женщин.

Постепенно, в течение десяти лет, начиная с 2011-го, повысить в общей сложности на пять лет пенсионный возраст для женщин.

И аналогичным образом — постепенно, в течение 10 лет, т.е. по шесть месяцев за год — отсрочить для женщин наступление других пенсионных благ. Имеются в виду право на получение льготных пенсий, досрочных пенсий по спискам 1 и 2, социальной помощи и пр.

Где-то четыре пятых изменений к законам «вращаются» именно вокруг этих трех повышаемых нормативов. Повторю: пенсионный возраст для женщин — поэтапно до 60 лет, страховой стаж для женщин — одномоментно до 30 лет, страховой стаж для мужчин — одномоментно до 35 лет.

Например, женщины, работающие доярками, операторами машинного доения, свинарками, будут получать пенсию уже не в 50 лет, а в 55, хотя стаж этой работы не изменяется — 20 лет (ст. 13 Закона «О пенсионном обеспечении»).

Или возьмем госслужащих. Претендовать на пенсию они смогут лишь при достижении установленного новым законом пенсионного возраста, наличии 30/35 лет страхового стажа, а также стажа госслужбы, который остается неизменным — не менее 10 лет. Или 20 лет, если человек выходит на пенсию уже не с госслужбы (ст. 37 закона о государственной службе).

Как ни прискорбно, разработчики обошли своим вниманием формулу начисления трудовых пенсий, вызывающую большие нарекания. А также явно недочитали — и не подумали выполнять — прямое указание президентской программы экономических реформ о том, что стимулировать более поздний выход на пенсию надлежит путем повышения не только нормативной продолжительности трудового стажа, но и «стоимости» каждого года сверхнормативного стажа (или каждого года отсрочки выхода на пенсию).

Увы, на пряник денег так и не изыскали, что особенно больно бьет по тем, у кого небольшие зарплаты. Стоимость одного года сверхнормативного стажа для обладателей трудовых пенсий по-прежнему равна 1% от рассчитанной по формуле пенсии (см. «Из законопроекта»).

Хотя ученые, в том числе гуру пенсионной реформы в Украине академик Элла Либанова, уже многие годы твердят: если уж серьезно повышать нормативный стаж, то надо повышать до «двух-трех-четырех» процентов и «стоимость» каждого года сверхнормативного стажа (см. «ЗН» от 10 июня 2006 г.).

Пять старушек — и рубчик

Для справедливых коэффициентов нет сегодня ресурса, вздыхают эксперты. Но так ли это на самом деле?

Для привилегированных пенсионеров, вышедших на заслуженный отдых по закону о госслужбе, о статусе народного депутата Украины и ряду других, ресурс почему-то находится. Причем даже в условиях нынешнего пенсионного кризиса. Эти категории пенсионеров за каждый сверхнормативный год стажа по-прежнему будут получать 1%, но не от рассчитанной по формуле пенсии, а, на минуточку, от зарплаты. Или даже от зарплаты с надбавками. Для судейских каждый сверхнормативный год и того дороже — 2% заработка.

Так что каждый сверхнормативный год у льготника (если даже допустить, что они с обладателем трудовой пенсии получали одинаковую зарплату) получается примерно в 2,5 раза дороже.

О пенсионной справедливости мы еще поговорим, а пока хотелось бы обратить внимание читателей на один подлый момент, который вкрался в ст. 28 Закона «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» (см. «Из законопроекта»).

Читаем пункт первый статьи. Внешне все культурно и прилично — вроде бы определение минимального размера пенсий. Однако за косноязычными формулировками может крыться минимизация расходов государства на выплату трудовых пенсий, что особенно больно ударит по самым низкооплачиваемым.

Попытаюсь объяснить, как я это понимаю.

Все, наверное, уже знают, что минимальная пенсия в нашей стране равна прожиточному минимуму для нетрудоспособных. Величина его нереально низкая, и повышается она, конечно же, крайне медленно — «зачем платить больше?» На 1 июля с.г. прожиточный минимум для нетрудоспособных составлял 709 грн., к 1 декабря подтянется до 734 грн. Примерно таким же он, надо думать, будет и в январе 2011 года.

Однако «благодаря» особенностям нашей формулы расчета пенсий и крайне низким зарплатам многие трудовые пенсии и близко не дотягивают до 709.

Для простоты представим себе уборщицу, имеющую 50 лет трудового стажа, которой, согласно формульному расчету, полагается сейчас пенсия в 350 грн.

По ныне действующему закону, разницу между 350 и, грубо говоря, 700, т.е. 350 грн., ей доплачивал Пенсионный фонд (при нынешнем его состоянии — читай, государство), а доплата за сверхнормативный стаж (1% за каждый год из 30 лет, то есть 3,5 грн. х 30 = 105 грн.) шла — или по крайней мере должна была идти — сверх этих гарантированных государством 700 грн.

Теперь будет по-другому — сверхнормативная доплата будет «сидеть» в минимальной, гарантированной государством пенсии.

То есть к 350 грн. (а в реальности, сумма, наверное, будет больше, так как вырастет нормативный стаж) работник Пенсионного фонда приплюсует пенсионеру 3,5 грн. х 20 = 70 грн. доплаты за «сверхнорматив». Почему умножаем на 20? Да потому что 30 лет теперь будут нормативным стажем, а оставшиеся
20 — сверхнормативным. И наша бабушка — о чудо! — выйдет на 420 грн. пенсии без посторонней помощи.

А казне (пенсионной или государственной) останется доплатить всего 280 грн. до положенных 700 грн. Экономия на одной бабушке — 350 – 280 = 70 (грн.) в месяц.

Расчет очень условный, но в общих чертах идея именно такова.

Как в том анекдоте: «Ты почто старушку убил? У нее ж было всего 20 копеек». — «А что, пять бабушек — и рубчик!»

Конечно, делать такие «финты» в пенсионном законе — это нехорошо. Однако у наших властей огромный опыт по части минимизации трудовых пенсий. Достаточно вспомнить, как в 2004 году они «химичили» со средней зарплатой для формульного расчета. Люди долго судились с Пенсионным фондом, но правды так и не добились.

Видимо, не бывает правды в пенсионном деле…

Льготы forever

А вот кто пострадает меньше других, так это получатели пенсий по различным специальным законам. Никаких резких действий ни сейчас, ни в среднесрочной перспективе не ожидается: в Украине нет политической воли ни для ликвидации одиозной системы льготных пенсий, ни для наведения порядка с пенсиями профессиональными.

Собственно говоря, это было видно еще по окончательной редакции президентской программы экономических реформ. Ведь речь шла исключительно об: а) освобождении Пенсионного фонда от не свойственных ему расходов на финансирование льготных пенсий, б) ограничении верхнего размера всех пенсий, в) выплате пенсий всем работающим пенсионерам согласно закону «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании».

Пункт а), как я понимаю, выполнить не удалось. Согласно пояснительной записке, минтрудовский законопроект обеспечит экономию всего 4,9 млрд. грн., то есть, по большому счету, решит лишь пятую часть всех финансовых проблем Пенсионного фонда, которых в целом накопилось на 30 млрд. грн.

Зато с двумя другими указаниями президента разработчики законопроекта справились.

Во-первых, делается попытка установить верхний предел пенсий (вместе с надбавками) на уровне 12 прожиточных минимумов для нетрудоспособных, т.е. на 1 декабря с.г. — 8808 грн. По некоторым видам пенсий это немного ниже, чем прежде (потому что предел устанавливался на уровне 10 тыс. грн.), по другим — сохраняется статус-кво.

Посмотрим, какой будет реакция сначала депутатов, а затем Конституционного суда — самого справедливого суда, когда речь идет об отстаивании безразмерных финансовых интересов судейско-прокурорского сословия.

Во-вторых, разработчики посчитали, что получение и зарплаты, и спецпенсии — это перебор. Так что редакторская рука тщательно прошлась по всем специальным пенсионным законам, внося одну и ту же правку. Смысл ее сводится к тому, что на период, пока новоявленный спецпенсионер работает, он получает пенсию по Закону «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании». Как только с работой расстанется — получите свою льготную пенсию.

В-третьих, Минтруда занял жесткую, но вполне оправданную позицию в отношении досрочно назначенных пенсий. Их предлагается не выплачивать никому из тех, кто продолжает работать. Даже если он народный депутат или госслужащий.

Но это все — по мелочам. В целом же льготным пенсиям в Украине суждена долгая и счастливая жизнь — всем критикам и завистникам назло.

Обсуждение в тряпочку

Вам, уважаемый читатель, все это не нравится? Кое-что не нравится и мне. Но, увы, — когда речь идет о реформах в пенсионной сфере, и пресса, и рядовые граждане бессильны достучаться до принимающих решения и отстоять свою точку зрения.

«Проект акта не требует проведения консультаций с общественностью» — эту гениальную по своей простоте мысль читаем в пояснительной записке к минтрудовскому законопроекту. Более того, из кулуарных бесед известно, что вице-премьер Тигипко, нынешний куратор пенсионной реформы, еще согласен на обсуждение закона с научной общественностью, но вот только чтобы прессы на этих обсуждениях не было, ни-ни!

Вы скажете — но есть же украинское законодательство, требующее, чтобы подобные масштабные инициативы обязательно обсуждались с социальными партнерами. В Минтруда от этой нормы не открещиваются, но понимают ее своеобразно — в том смысле, что согласование нужно проводить только с «уполномоченными представителями от всеукраинских профсоюзов, их объединений и всеукраинских объединений работодателей». Всех региональных, отраслевых, как видим, просят не беспокоиться.

Что и говорить, очень странная позиция для тех, кто печется о пенсионной реформе. Ведь ни в одной стране, от Хорватии до Аргентины, такие преобразования проводившей, — а я это помню по многочисленным поездкам начала десятилетия в целях изучения зарубежного опыта пенсионных реформ — и в мыслях не было прятать документы от общественности за плотно закрытыми дверями кабинетов или избегать публичных дискуссий на самые сложные темы. Пресса, телевидение, плакаты — все средства коммуникации были задействованы с тем, чтобы разъяснить, завербовать единомышленников, заручиться общественной поддержкой.

Украине это не нужно? А может, ей не нужны такие реформаторы с их творчеством?

Мысли вслух

• С моей личной колокольни — это плохо. С государственной точки зрения — это хорошо. Я считаю, что несправедливо, что будут повышать только женщинам. Идет передергивание продолжительности жизни мужчин после пенсии.

Мы оболванены требованиями МВФ, настаивающего на том, чтобы пенсионный возраст достиг европейского уровня. Но никто не говорит, когда мы достигнем европейского уровня жизни. По-моему, мы и через сто лет не достигнем европейского уровня зарплаты. В этих условиях выравнивать пенсионный возраст — это очень далеко от европейских стандартов. Каждый раз, возвращаясь из Германии, я удивляюсь, как там живут пенсионеры. Но там свою пенсию зарабатывают. И там просто невозможна наша дурацкая разница в пенсиях. Ну, не может быть 900 грн. и 25 тыс. грн. Такого нет нигде в мире.

Я думаю, что результат повышения пенсионного возраста будет плачевным — многие будут недотягивать до пенсии и по состоянию здоровью, и из-за плохой экологии. Ничем хорошим это не закончится. (Л., 53 года).

• Меня вот что смущает: по расчетам некоторых экспертов, экономия на пенсионном возрасте не превысит 200 тыс. долл. в год. Стоят ли эти деньги того, чтобы взрывать спокойствие и идти на крайне непопулярные меры? (С., 42 года).

• А куда пойдут «сэкономленные деньги»? При нашей коррупции есть полное ощущение, что эти деньги не пойдут впрок стране. (И., 49 лет).

• Я — против. Мне через год идти на пенсию, и меня это очень волнует. Как это — повышать пенсионный возраст, не проведя реформы в других сферах? Мы что, так хорошо живем? У нас низкий уровень медицины, у нас низкий уровень жизни. Да и пенсия такова, что мы не можем выйти на пенсию и поехать отдыхать, как это делают за границей. Мы все равно впряжемся в работу и будем работать. Если найдем работу. Вот моей сестре сейчас 50 лет, работала завскладом, табельщицей, и никто ее на работу не берет. Сейчас приличную работу трудно найти даже молодежи, где уж ей, пятидесятилетней… (Г., 54 года).

• Не с той стороны начали. Отыгрываются на женщинах вместо того, чтобы сначала пересмотреть завышенные пенсии и найти там кучу резервов, а потом пересмотреть выход на пенсию тем, кто выходит рано, чуть ли не в сорок лет.

Если они собираются повышать пенсионный возраст на шесть месяцев в год, то это очень резкое повышение. Ну, на два месяца, ну, на три, но не на полгода. Они получат вторую Грецию. (З., 46 лет).

• Если мои дети освоятся за границей, я уеду, обязательно уеду. Я очень обижена на это государство, которое не защищает людей. Украинские женщины — самые незащищенные в мире. Что меня ждет после более чем 30 лет работы? 800 гривен пенсии? У меня предложение — кроме нового срока выхода на пенсию, пусть еще установят день смерти. (B., 54 года).

Комментарий

Иван САХАНЬ, экс-министр труда и социальной политики:

— Без кардинальных шагов невозможно стабилизировать ситуацию. Объективно — мы с этими вещами опоздали, повышать пенсионный возраст для женщин нужно было значительно раньше. Но по тем или иным политическим причинам сделать это не удалось. Этим мы, с одной стороны, подставляем наших людей, каждый год выходящих на пенсии, уровень которых остается низким, а с другой — постоянно увеличиваем нагрузку на работающего человека. То ли непосредственно отчислять средства из фонда заработной платы в Пенсионный фонд, то ли через бюджет перераспределять — принципиального значения не имеет.

Повторяется та же ситуация, что и с ценами на электроэнергию, на газ, с коммунальными тарифами — чем дольше откладываем, тем больше накапливается проблем. Но со временем их так или иначе придется решать.

У меня была уникальная ситуация в парламенте в 2000 году. Я докладывал пенсионный законопроект, и не хватило то ли 13, то ли 15 голосов для его принятия. Одна из политических сил отказалась поддерживать документ, сказав, что это усиливает Ющенко как премьер-министра. После этого изменилась власть, я повторно докладывал этот же законопроект с какими-то изменениями — на этот раз отказалась поддерживать «Наша Украина». Больше всего я сожалею о том, что у нас не сформировалась политическая элита, которая бы осознавала необходимость принятия этих чрезвычайно важных для страны решений.

В самом деле, если взглянуть с точки зрения интересов конкретной категории людей, которые сейчас будут выходить на пенсию, то можно выбирать варианты, как действовать, чтобы люди как можно меньше почувствовали повышение. Попытки правительства постепенно, на шесть месяцев каждый год, повышать пенсионный возраст для женщин — это один из вариантов. Возможны и иные стимулы к более позднему выходу на пенсию. Но в любом случае большой катастрофы не случится — если эти люди в 55 или в 55 с половиной уйдут на пенсию. Нужно осознать, что человек, который уйдет на пенсию в 60 лет, будет получать большую пенсию, чем когда уйдет в 55.

Из законопроекта

Изменения в Закон «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании»

Статья 26. Условия назначения пенсии по возрасту

1. Лица имеют право на назначение пенсии по возрасту после достижения 60 лет и при наличии страхового стажа не менее пятнадцати лет.

2. До достижения возраста, указанного в части первой этой статьи, право на пенсию по возрасту имеют женщины 1964 года рождения и старше после достижения ими возраста:


Статья 27. Размер пенсии по возрасту

3. Максимальный размер пенсии (с учетом надбавок, повышений, дополнительной пенсии, целевого денежного пособия, пенсии за особые заслуги перед Украиной, индексации и других доплат к пенсии, установленных законодательством) устанавливается в размере двенадцати прожиточных минимумов для лиц, утративших трудоспособность.

Статья 28. Минимальный размер пенсии по возрасту

1. Минимальный размер пенсии по возрасту с учетом увеличения пенсии, предусмотренной абзацем вторым этой части, при наличии у мужчин 35, а у женщин — 30 лет страхового стажа устанавливается в размере прожиточного минимума для лиц, утративших трудоспособность, определенного законом.

За каждый полный год страхового стажа свыше 35 лет мужчинам и 30 лет женщинам пенсия по возрасту увеличивается на 1 процент размера пенсии, рассчитанной в соответствии со статьей 27 этого Закона, но не более чем на 1 процент минимального размера пенсии по возрасту, указанного в абзаце первом этой части.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно