КРЕПКИЙ ОРЕШЕК ВТОРОЙ РАЗ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 17 МЕСЯЦЕВ ВЕРХОВНАЯ РАДА ОБРАТИЛАСЬ К ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОМУ ЗАКОНОПРОЕКТУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПРИВАТИЗАЦИИ «УКРТЕЛЕКОМА». ПОКА БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО… - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

КРЕПКИЙ ОРЕШЕК ВТОРОЙ РАЗ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 17 МЕСЯЦЕВ ВЕРХОВНАЯ РАДА ОБРАТИЛАСЬ К ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОМУ ЗАКОНОПРОЕКТУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПРИВАТИЗАЦИИ «УКРТЕЛЕКОМА». ПОКА БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО…

19 мая, 2000, 00:00 Распечатать

ПРОЛОГ «Успех приватизации может быть лишь тогда, когда есть политическая поддержка и понимание».....

ПРОЛОГ

«Успех приватизации может быть лишь тогда, когда есть политическая поддержка и понимание»... Мысль, не претендующая ни на новизну, ни на парадоксальность, — в целом достаточно банальная мысль из старого журналистского блокнота. Но контекст... Слова принадлежат бывшему министру коммуникаций Чехии Ивану Ласке, и сказаны они были в Киеве на международном семинаре по приватизации телекоммуникаций 4 ноября 1997 года. Тогда делиться с нами опытом приехали по приглашению Института Адама Смита (Великобритания) представители Сербии, Латвии, Румынии; речь шла о приватизационных продажах в Панаме и Венгрии, Португалии и Греции, многих других странах... «Приватизация «Укртелекома» будет проходить на фоне приватизации большого количества других телекомов», — предостерегали наших специалистов специалисты английские. И приводили список из 11 только европейских телекоммуникационных компаний, которые, по их данным, готовились выставить пакеты своих акций на продажу в 1998 году на общую сумму 9,65 млрд. долл. «А не лучше ли будет смотреться в этом плане год 1999-й?», — задался вопросом Евгений Григоренко, человек в шапкозакидательских настроениях в приватизации не замеченный. Тогда, после ухода с поста заместителя председателя Фонда госимущества, он занимал пост советника премьер-министра.

Англичане были несколько огорчены: дело откладывается на целый год! Им было невдомек, что нельзя всерьез говорить о приватизации «Укртелекома» в ноябре 1997-го, в разгар острейшего противостояния между ВР и Президентом по поводу закона о ФГИ, в дни принятия печально известного постановления от 04.11.97, которым увенчалась борьба между депутатами и тогдашним руководителем Фонда госимущества. Да и сам «Укртелеком», состоявший в то время из 40 разных юридических лиц, к приватизации не был готов даже приблизительно. Но кто же нам виноват, что год отсрочки растянулся на все три, и это еще не предел, потому что если вспомнить «объект сезона» – Николаевский глиноземный завод, то от момента начала приватизационных процедур до продажи 25% пакета прошло целых шесть лет. Воистину неисповедимы пути украинской политики и ее падчерицы- приватизации...

ЗА ПРОЕКТОМ ПРОЕКТ…

Конечно, с ноября 1997-го по май 2000-го политики с приватизаторами не сидели сложа руки. Несколько десятков раз за продажу пакета укртелекомовских акций высказывался Президент, стараясь сдвинуть процесс с мертвой точки. В августе 1998-го в ВР поступил первый кабминовский законопроект — сырой, косноязычный, однако впервые предусмотревший закрепление за государством 50% плюс одна акция и выставление остальных на продажу, в том числе 25% — единым пакетом.

Нынче против продажи 25% и закрепления в госсобственности 50% плюс одна акция не выступает практически никто. Идея настолько прочно овладела массами, что даже представители левых фракций, всегдашние противники разгосударствления, разработали собственный законопроект о приватизации «Укртелекома». Еще два-три года назад сие было бы немыслимо, невозможно, сверхъестественно, однако в документе, в начале недели поданном на рассмотрение ВР коммунистом Анатолием Хмелевым и бывшей прогрессивной социалисткой, а ныне внефракционным депутатом Еленой Мазур, помимо достаточно экзотических схем с дополнительной эмиссией акций и выкупом доли в «Утел», мы находим те же общепринятые уже цифры — 25% и 50% плюс одна.

В остальном — неопределенность, которую, как ни прискорбно, в полной мере не рассеивает ни один проект. Взять хотя бы последний кабминовский, подписанный В.Ющенко 1 февраля 2000 года. Местами он дословно переписан с кабминовского от 17 августа 1998-го за подписью В.Пустовойтенко, местами — досконально переработан с учетом уже проведенной корпоратизации нашего телекома, новых веяний относительно привлечения к приватизации советников. Но главный вопрос остается без ответа — кому будем продавать. Пресловутому «промышленному инвестору», о формулировку которого сломано столько копий при принятии госпрограммы приватизации, — или любому покупателю с улицы, у которого найдется «лишних» полмиллиарда долларов? Будут ли особые требования к покупателю и в чем они состоят? Как будут защищены интересы инвестора, ведь с 25% предприятием особо не порулишь: пара-тройка человек в правлении и наблюдательном совете, возможность не допускать изменений в уставе да, пожалуй, и все… Ни словечка и о том, планируется ли передать в управление инвестору госпакет и если да, то на каких условиях.

Впрочем, разработчикам из девяти(!) министерств и их кураторам из Кабмина эти детали были явно неинтересны. Налицо интерес к другому — как бы получше прописать максимальные полномочия правительства при приватизации столь важного объекта. Дошло до того, что наш родимый Кабинет министров записали в число «субъектов приватизации», хотя каждый, кто хоть раз читал закон о большой приватизации, должен бы знать, что таковыми могут быть только органы приватизации, покупатели (и их представители), а также посредники.

Но и это еще не все: утверждаемому Кабинетом министров составу «координационной комиссии по подготовке к продаже акций» предписывается разработать «условия» приватизации «Укртелекома». Почему не план приватизации, или, если угодно, план размещения акций – термины общепринятые и записанные в добром десятке законов? Думаю, неспроста. И не по ошибке — в конце концов, не могли такую ошибку допустить такие приватизационные «зубры» из Кабмина, как Пивоваров, Щербина, Хотей, чьи визы тоже стоят под проектом. Скорее всего, созданная под эгидой Кабмина координационная комиссия действительно будет оговаривать особые условия, как говорится, по ходу пьесы. То ли правительство до сих пор не имеет согласованной концепции приватизации телекома и, словно дошкольник перед яркой витриной, упрямо твердит: «Хочу конфетку», плохо представляя последовательность шагов для достижения цели (нужны деньги, нужно прийти в магазин, объяснить продавцу и кассиру, чего, собственно, ты желаешь, оплатить покупку и т.д.). То ли — что, впрочем, менее вероятно – наш Кабмин уже полностью определился в деталях, но по каким-то причинам не спешит их выкладывать ни депутатам, ни потенциальным инвесторам.

Если бы принятие закона происходило год назад или, скажем, в декабре 1999-го, можно было бы с уверенностью утверждать, что парламентарии игры в темную не потерпят. Как и чрезмерного расширения полномочий Кабмина, что мы прекрасно видели при рассмотрении 17 месяцев назад «проекта Пустовойтенко». Тогда буквально перед самой дискуссией в сессионный зал был вброшен альтернативный законопроект — депутатов Олега Шевчука и Александра Рябченко, в котором делалась попытка потянуть приватизационное «одеяло» на Верховную Раду и ее комитеты. Однако стараниями спикера Ткаченко в целом достаточно неплохой документ не дошел даже до рассмотрения. А зачем, если кабминовский вариант «похоронили» и без этого.

Нынче, помня о высоком звании большинства, правые играть в альтернативы не станут. Скорее всего, будет то, о чем недвусмысленно сказал в интервью журналистам председатель комитета ВР по экономической политике Алексей Костусев: «Надо принимать документ в первом чтении, а потом процентов на 80 переработать». Подобного мнения и Юрий Крук, руководитель комитета профильного — по строительству, транспорту и связи. Только о глубине «переработки» он пока открыто не высказывается. Главная претензия Юрия Борисовича к тому, как правительство предлагает делить укртелекомовские денежки. Но об этом чуть поподробнее.

«ЧЕТВЕРТУШКА» НА ВСЕХ

Конечно, 25% — это не 49 и тем более не 50% плюс одна акция. Цена – и это ясно даже неспециалисту – будет гораздо ниже. Конечно, Украина — это не Венгрия, не Польша и тем более не Великобритания. А жаль, потому что все эксперты признают: национальное богатство является очень существенным моментом при оценке компании. Поэтому при расчетах возможных поступлений от продажи четвертой части «Укртелекома» Фонд госимущества плясал не от продаж в богатых странах, а от бывшей союзной печки — приватизации «Связьинвеста» (Россия, 1997), «Латтелекома» (Латвия, 1995) и «Казтелекома» (Казахстан, 1997). Отказавшись от балансового метода оценки компании и сделав упор на прибыльность и еще раз прибыльность, специалисты пришли к выводу, что в последнее время 25-процентный пакет акций «Укртелекома» сильно дешевеет. Если бы продажа состоялась в 1997-м, то он затянул бы на 694,4 млн., в 1998-м — на 648,5 млн. В 1999-м – всего на 548,5 млн. долл. (ровно на 100 млн. меньше, чем годом раньше). Цифры подозрительно круглые, ну да не будем придираться, поскольку сам ФГИ заявляет, что они самые что ни на есть ориентировочные и неофициальные. (Интересно, а сколько будет стоить укртелекомовская «четвертушка» в 2002-м, раньше которого, по мнению автора этих строк, продажа состояться не может физически, — еще на 300 млн. меньше?)

Однако вернемся к полуофициальным данным. Полмиллиарда долларов для Украины — деньги большие (другой вопрос, не маловата ли плата для инвестора, приобретающего четверть рынка с 50-миллионным населением). Поэтому не будем удивляться, что приватизацией и не пахнет, а деньги уже почти два года делят. Упоительное занятие! Правительство Пустовойтенко (законопроект от 17 августа 1998-го) всю выручку собиралось направить во внебюджетный фонд приватизации и расходовать в соответствии с законодательством, за исключением 52,8 млн. грн. (или 14 млн. «зеленых» по тогдашнему курсу 2,2 грн./долл.), которые должны были пойти на нужды Минобороны, в том числе и на развитие ведомственных цифровых систем связи. Депутаты Шевчук и Рябченко в проекте от 14 декабря 1998-го ратовали за схему 50:50 (половина — в казну, половина — на развитие «Укртелекома»). В президентском указе от 28 июня 1999 года делался типично предвыборный жест: через внебюджетный фонд приватизации и госбюджет деньги широким потоком хлынут на погашение задолженности по пенсиям и другим социальным выплатам населению. Правительство Ющенко мыслит несколько более реалистично: 20 процентов — на развитие «Укртелекома», 70 — в бюджет, 10 — Минобороны. А профильный комитет в лице Юрия Крука против: поскольку для полного инвестиционного счастья «Укртелекому» требуются не какие-то жалкие 100 млн. долл., а миллиардика эдак три-три с половиной, то поступления от продажи предлагается делить 50:50 (40% — «Укртелекому», 10% — Минобороны и 50 — бюджету). Однако компромисс возможен…

ПОДВОДНЫЕ КАМНИ

Возможен-то возможен, но так на этой неделе и не достигнут. Придя в Верховную Раду в четверг, журналисты с удивлением обнаружили, что голосование по телекомовскому вопросу и не планировалось. Несмотря на оптимизм Ю.Крука, еще во вторник обещавшего преодолевать все трудности, сбой произошел уже на самом начальном этапе — кабминовский законопроект не поддержали три фракции парламентского большинства (по имеющейся у «ЗН» информации — руховцы Удовенко и Костенко, а также объединенные социал-демократы). Так что консультации продолжатся, и Бог весть когда вопрос с «Укртелекомом» перевалит на второе чтение.

Это плохо, но в то же время хорошо — ровно настолько, насколько нехорош сам законопроект. Вероятно, депутаты выскажут на его счет свои претензии, но автора этих строк ужасно возмущает внешне неприметная статья 9, гарантирующая льготную подписку нынешним и бывшим работникам связи. Фонд госимущества, а вслед за ним и Кабмин согласны, чтобы коллектив получил по номинальной стоимости акций на 750 грн. на брата, но за что, собственно, такие ландыши? Бьюсь об заклад: порядка 75 процентов нынешних и бывших связистов вкупе с работниками почт успешно отоварили свои приватизационные имущественные сертификаты, вложив их в акции других предприятий. А ведь «льготка» для трудовых коллективов первоначально задумывалась именно как возможность приобрести акции по номиналу за свой сертификат (500 грн.) плюс еще на половину его стоимости (именно отсюда еще 250 грн.) — за деньги. Логично, что, поскольку все граждане имели возможность вложить свои сертификаты (а сделали это или нет, это их личный выбор, государство за это не в ответе), в 2000 году льготная подписка не должна бы превышать суммы в 250 грн. Отчего ж такое особое благоволение к «Укртелекому» и как оно согласовывается с принципами равенства всех граждан, заложенными в Конституции?

И вовсе не особое, возразят мне защитники льготной подписки. Поскольку принятая во втором чтении в четверг Государственная программа приватизации на 2000—2002 годы «льготку» сохраняет, да еще в каком виде! Не удовольствовавшись упоминанием о 750 грн., депутаты решили выразить свою любовь к трудовым коллективам в необлагаемых минимумах заработной платы (17 грн.), и теперь каждый нынешний или бывший работник может купить акций по номиналу на 45 таких минимумов (а руководство ОАО, кстати говоря, получило беспрецедентное право покупки 5% уставного фонда по цене вдвое ниже номинальной!). Представьте себе на минутку, что парламент с подачи левых примет решение повысить необлагаемый минимум до 50 или, скажем, 70 грн. Тогда не 2—7% (по разным оценкам) уставного фонда «Укртелекома», а в несколько раз больший пакет попадет на рынок после скупки акций у работников по совершенно смешным ценам. В чью пользу сыграет этот пакет при дальнейшей приватизации стратегического объекта, можно и не спрашивать — наверняка не в пользу государства.

МИНУС НА МИНУС ДАЕТ ПЛЮС?

К сожалению, это не единственный минус госпрограммы приватизации, принятой в четверг 242 депутатскими голосами. Сколь ни прискорбно, но наряду с новой формулой льготной подписки, по инициативе председателя комитета по экономической политике Алексея Костусева родился еще один хит: «Для обеспечения возможности использования сертификатов, полученных гражданами Украины в качестве компенсации потерь от обесценения сбережений» и т.д. в том же духе «проводится заключительный специализированный аукцион за компенсационные сертификаты». Как это согласуется с президентской идеей сугубо денежной приватизации-2000, прописанной в известном указе? Ясное дело — никак. Но раз вопрос пролоббирован, в обход общей денежной схемы на аукцион пойдут предприятия не просто вкусные, а очень вкусные. Сколько бы руководители ФГИ не твердили об обратном…

При таком раскладе уж не знаю, как расценивать поражение Мариупольского завода им. Ильича и его представителя в парламенте депутата Сергея Матвиенкова, так и не сумевшего при принятии госпрограммы доказать необходимость выкупа госдоли предприятия коллективом в рассрочку. Если приватизационные продажи у нас сплошь конкурсные и за деньги, тогда отказ «ильичевцам» абсолютно справедлив. А если для владельцев «каэсов» делаем исключение, тогда как?

В общем, после внесения 289 депутатских поправок, из которых только 90 были отклонены профильным комитетом, а затем и сессионным залом, программа получилась достаточно эклектичной. Но в Фонде госимущества, готовившем документ еще с прошлого лета, рады и такой, тем более что сохранились принципиальные для приватизаторов разделы о предприватизационной подготовке предприятий, механизмах закрепления пакетов акций за государством и выставления их на продажу в случае, если управление окажется неэффективным, и многое другое.

Тот маленький нюанс, что с принятием новой программы приватизационная линия в Украине не стала прямее, осознается пока плохо. Хотя… По семилетнему опыту мы знаем, что прямая — не всегда кратчайший путь в приватизации. И что пессимизм — лучшая форма реализма.

Согласно проголосованному в четверг закону, Государственная программа приватизации принимается один раз в три года. Нынешняя программа — на 2000—2002 гг. — вступает в силу со дня опубликования и действует до утверждения очередной Государственной программы приватизации.

Объем поступлений в Государственный бюджет от приватизации в 2001 и 2002 годах, как явствует из программы, составит сумму, эквивалентную ,5 и млрд. соответственно (согласно Государственному бюджету Украины на 2000 год поступления от приватизации составят сумму, эквивалентную $ 500 млн. — ИФ)

В 2001—2002 годах запланировано приватизировать около 600 объектов групп В и Г.

Приоритетом приватизации является продажа объектов исключительно за денежные средства и с учетом их индивидуальных особенностей, что предусматривает, в частности, определение способа продажи каждого объекта на основе анализа спроса потенциальных покупателей.

Программа предусматривает проведение последнего аукциона за компенсационные сертификаты.

Впервые за годы приватизации в Украине введено понятие промышленного инвестора, который заинтересован в дальнейшем развитии предприятия и сохранении основного профиля его работы. Промышленному инвестору, согласно закону, будут продаваться целостные имущественные комплексы или контрольные пакеты акций предприятий группы Г.

Промышленным инвестором не может быть признана компания, зарегистрированная в оффшорной зоне.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно