КРЕДИТНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА: ТРУДНО НЕ УКРАСТЬ

3 февраля, 1995, 00:00 Распечатать

Предлагаемая вниманию читателей беседа с начальником отдела по изучению криминогенных процессов...

Предлагаемая вниманию читателей беседа с начальником отдела по изучению криминогенных процессов в сфере кредитно-финансовой и внешнеэкономической деятельности Украинской академии внутренних дел Владимиром Поповичем посвящена причинам, порождающим тотальную криминализацию финансовой сферы Украины.

- Владимир Михайлович, сейчас у всех на слуху скандал с фирмой «HELP» и ее руководителями, набравшими в украинских банках более чем на три триллиона карбованцев кредитов и благополучно скрывшимися. Насколько неожиданным стало для вас сообщение об этом блестящем с точки зрения преступника «кидке»?

- Прежде чем упоминать историю с «HELPом», я должен оговорить, что свои заключения буду строить не на конкретных материалах этого дела, а на анализе общей ситуации, складывающейся в сфере кредитования. Таким образом, ни читатели, ни кто-либо еще не должны воспринимать это как вмешательство в ход следствия и разглашение следственных тайн.

Двадцатилетний практический опыт работы по борьбе с экономической преступностью и моя сегодняшняя исследовательская деятельность дают мне основания сделать категорический вывод: преступления в сфере кредитования, финансово-хозяйственных отношений и внешнеэкономической деятельности достигли макроуровней и угрожают выйти из-под контроля государства.

- Можно ли оценить приблизительные масштабы преступности в сфере кредитования?

- История с «HELPом» скорее закономерна, чем исключительна.

Сошлюсь на газету «Финансовая Украина», сообщившую 18 января, что около половины предоставляемых в Украине кредитов не возвращаются. Это подтверждает мое мнение о том, что преступления в сфере финансово-хозяйственных отношений намного сильнее влияют на инфляционные процессы, нежели сезонные эмиссии под производство и закупки сельхозпродукции на которые так часто ссылаются наши экономисты и политики. Судите сами: эмиссия Национального банка под сбор урожая 1994 года составила порядка трех десятков триллионов карбованцев. А всего два расторопных «коммерсанта» из фирмы «HELP» получили под «очень прогрессивные программы» по ориентировочным прикидкам порядка трех триллионов карбованцев. Эти деньги в результате преступления остались в безналичном обращении, вместе с тем они не подкреплены никаким продуктом. Соответственно можно говорить о том, что фирма осуществила несанкционированную эмиссию.

- Что же произошло в данном случае?

- Два человека - Мариняко и Петров, используя недостатки, а точнее - отсутствие эффективной инфраструктуры документального контроля за предоставлением и использованием кредитов, многократно в различных коммерческих организациях и банках получили супервысокие кредитные суммы. Затем они их «незаметно» проконвертировали и под липовые договоры перевели официальными расчетными каналами межбанковской связи на зарубежные счета. Такова, если очень коротко, схема преступления.

- Случай, выдающийся по своим масштабам. Но насколько он исключителен по механизму исполнения?

- Механизм совершения преступлений в сфере финансов в общем-то един для всех стран и времен. Каждое конкретное преступление отличается лишь деталями, нюансами.

- Что ж, в таком случае интересно будет рассмотреть схему получения кредитов фирмой «HELP».

- Итак, что должны были сделать, но чего не сделали работники экономической безопасности банков, кредитовавших «HELP».

1. Удостовериться в платежеспособности фирмы.

2. Убедиться в реальности бизнес-проектов, под которые предоставлялись кредиты.

3. Выяснить, не получал ли «HELP» кредиты в других банках, возвращал ли он их, насколько эффективно использовал.

В случае с «HELPом» все эти действия необходимо было выполнять с особой тщательностью. Ведь, напомню, речь шла о супербольших кредитах. И хотя сегодня на законодательном уровне механизм доступа к информации о получателе кредита недостаточно урегулирован, тем не менее уже сам факт того, что получатель кредита утаивает информацию о своей неблагонадежности, весьма красноречив.

- Итак, по вашему мнению, предоставляя кредиты «HELPу», банки надлежащим образом не удостоверились, с кем они имеют дело. А ведь не исключен и другой вариант: не захотели проверять благонадежность клиента. Ведь не секрет, что угрожающий уровень преступности в сфере финансов обусловлен не столько нечистоплотностью коммерсантов, сколько необдуманной государственной политикой в отношении коммерческих банков. По словам одного из банкиров, который наотрез отказался, чтобы его имя фигурировало в прессе, условия, на которых Национальный банк предоставляет кредиты коммерческим банкам, практически не оставляют шансов обернуть эти деньги с выгодой для себя. Грубо говоря, единственная выгода состоит в том, чтобы их украсть. А как украсть? Предоставив заведомо невозвратный кредит коммерческой фирме, предварительно вступив в сговор с ее руководителем. По неафишируемым данным сегодня получение каждого миллиарда безналичных карбованцев кредита «стоит» 2 - 3 тысячи наличных долларов - лично банковскому функционеру, предоставляющему деньги без излишних проверок благонадежности клиента.

- Я не могу подменять суд и выносить вердикт о виновности банкиров, кредитовавших «HELP». Могу лишь сказать, что в Украине по большому счету не работает механизм обеспечения экономической безопасности предпринимательства. Прежде всего не существует единой информационной базы относительно больших и особо больших кредитов; непогашенных кредитов; опротестованных векселей; предприятий и предпринимателей, замешанных или упоминавшихся в связи с созданием и отмыванием фиктивных денежных средств; а также других данных, помогающих избежать предоставления кредитов проходимцам. Сегодня фирмы, занимающиеся подобной деятельностью предоставляют лишь свои реквизиты и некоторую иную официальную информацию, которой явно недостаточно для выяснения «кто есть кто».

- Но помимо коммерческих структур существуют правоохранительные органы. Есть Служба безопасности, которая должна заниматься «HELPами»; в структуре МВД есть главное управление по борьбе с преступлениями в сфере экономики; есть наконец главное управление по борьбе с организованной преступностью. Неужто и они не ведают, что творится в банковской сфере?

- Широко распространено мнение: мол, придет милиция и установит справедливость. При этом забывают, что в момент предоставления кредита отношения банк-клиент лежат в сфере гражданско-правовых отношений, что не входит в компетенцию правоохранительных органов. А к моменту, когда хозяйственные отношения переходят в криминальную стадию, то есть когда кредит уже украден, что-либо сделать порой уже поздно. Часто к этому моменту ни мошенников, ни украденных денег в Украине уже нет (случай с «HELPом» - характерный пример).

К этому добавлю, что даже когда оперативные работники отыскали преступника, а следствие собрало доказательства его преступления, суд может оправдать обвиняемых. Дело в том, что ныне действующий Уголовный кодекс настолько «размыт» многочисленными хозяйственными законами, которые противоречат друг другу, что очень часто блокирует деятельность правоохранительных органов.

- Владимир Михайлович, что новенького, по-вашему мнению, следует ожидать в сфере банковской и кредитно-финансовой преступности?

- Новый толчок развитию преступности в сфере финансов в ближайшее время даст введение в действие вексельных видов кредитов. Впрочем, это отдельная весьма обширная тема.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно