КРАСНЫЕ ПЯТНА

12 апреля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 12 апреля-19 апреля

Некоторые особенности белорусского «рыночного социализма» 2 июня прошлого года Кабинет министро...

Некоторые особенности белорусского «рыночного социализма»

2 июня прошлого года Кабинет министров и Национальный банк Республики Беларусь приняли постановление «О выпуске в обращение в 1995 году монет из драгоценных металлов». Предполагалось выпустить 50 серий золотых и серебряных монет с номиналами в 1000, 500, 250, 125 и 50 рублей по тысяче штук каждого. А затем продавать эти монеты по их коллекционной стоимости.

О б этом постановлении

широкая общественность узнала лишь в сентябре, когда в прессе стала появляться информация об интересном, никогда ранее в Беларуси не случавшемся начинании и развернулась рекламная кампания по продаже первой тысячи 1000-рублевых монет из чистого золота по 1200 долларов за каждую.

Широкая общественность, разумеется, проявила полное равнодушие к покупке столь дорогостоящего товара, справедливо рассудив, что она, эта покупка, по карману лишь узкой общественности. Но поскольку мы строим «рыночный социализм», все, что касается кармана узкой общественности, не может не возбуждать интерес у общественности широкой. И такой интерес возбудился. В газетах рядом с упомянутой рекламой появились статьи, смысл которых можно обозначить одним словом - «грабеж». Дескать, те, кто придумал эту злонамеренную акцию, просто издеваются над нашей бедностью и... памятью.

«Память не продается!» - восклицали иные звонившие в редакции люди, представляясь ветеранами и напирая на то, что первая серия монет посвящена 50-летию победы в Великой Отечественной войне. Восклицания сопровождались вопросом: а что мы, ветераны, от этого будем иметь?! Получалось, что ничего. Потому как памятная коллекционная монета - это не юбилейная медаль. На грудь ее не повесишь, в карман не положишь, в кошельке не утаишь. Вполне возможно, что и не всякий сейф для такой монеты годится.

От патетики, свойственной широкой общественности, перейдем к интересам, свойственным общественности узкой. Трудно, впрочем, сказать, к какой общественности, узкой или широкой, относятся сегодня истинные белорусские нумизматы. Во всяком случае, голос их в этой истории был почти не слышен. А интерес тех, кто все-таки захотел стать обладателем этих монет, свелся к одному: подешевле купить, подороже продать. Тем более, что предполагалось вторичное обращение монет.

О, если бы наша узкая

общественность умела считать! А посчитала она, вынеся свой расчет на публику, что стоимость монет страшно завышена. Из этого расчета публика, то бишь общественность широкая, узнала, что стоимость одной унции золота (31,1 г) на мировом рынке всего ничего - 380-400 долларов. А тут, видите ли, 1200. Чем не грабеж? Чем не обман? (Замечу, что речь пока идет о самой дорогой монете. Цена монет иного весового достоинства, разумеется, ниже).

Но широкая общественность очень не любит, когда ее обманывают. Она любит, чтобы все было по-честному. И невдомек ей, что по-честному эта монета на белорусском рынке должна бы стоить не 1200, а все 1500. И что для страны, своего золота не имеющей, совершенно нелогично, мягко говоря, облагать его такими акцизами, пошлинами и другими поборами, как если бы она, эта страна, была сплошным золотым прииском. Не догадалась эта общественность уяснить себе и тот факт, что золотая памятная монета - это не золотой лом. Что она обладает уникальной, все возрастающей, порой на 200-300 процентов, нумизматической ценностью, являясь, ко всему прочему, произведением искусства. И т.д. и т.п., с которыми меня познакомили специалисты, сопоставив к тому же цену монеты с ценами в белорусских магазинах на изделия из российского и турецкого золота далеко не высшей, надо сказать, пробы. А наша монета - пробы высшей, четыре девятки: 999,9...

Но Бог с ними, расчетами. Дорого или дешево - судить об этом только продавцу, которым в нашем случае были два государственных банка - Сберегательный и Агропромбанк, которые сами устанавливали конечную цену, и покупателю. Тут важнее другое - присущая «узкой общественности» манера отстаивать свой интерес не в конкурентной борьбе, не по цивилизованным правилам открытого бизнеса, а в опоре на так называемое общественное мнение, всегда готовое возбудиться и посудачить о грабеже, обмане и прочих прелестях «реформаторства». Что в политике, что в бизнесе - случай не первый.

Применительно к нашей истории возбудитель, на мой взгляд, может быть разный. Скорей всего, это околовластное чиновничество, которому, конечно же, хотелось бы купить такие монеты, да денег жалко и зависть гложет. А может быть, и та часть банкиров, которых «обошли», поручив проведение операции всего двум упомянутым банкам, имеющим самую большую сеть филиалов. А может быть, и та часть «бизнесменов», которым деньги нужны только для безудержных спекулятивных накоплений, а не для вложения их в дело к своей и общественной пользе...

Как бы там ни было, но по сумме версий результат получился один - продажа монет приостановлена, в банковских хранилищах легли мертвым грузом до 9 тысяч монет. Не исключено, впрочем, что этот чужой (см. ниже) «золотой запас» уже потихоньку работает.

Так ли, не так ли, а совершенно ясно: расхожий принцип классического социализма «ты - мне, я - тебе» на переходе к «социализму рыночному» сменился принципом «ты - мне, а я тебе - шиш»...

А кому - тебе? Американской компании «Инвестор гаранти корпорейшн», белорусским банкам, покупателям монет.

И - Республике Беларусь.

Р еспублика Беларусь,

не вложив в это дело копейки, должна была (к вопросу «а что будем иметь?») получить в результате всей операции (250 тысяч монет) как минимум 75-100 миллионов долларов чистой прибыли в свой дырявый бюджет. Плюс доход от вторичного обращения. Сумма вполне сопоставима с теми, которые наше бедное государство выпрашивает у богатых, унижаясь иной раз до грани, за которой - потеря суверенитета. Зато - «память не продается!»

Операция к тому же помогала предотвратить отток капиталов за рубеж и поднакопить свой приличный золотой запас. Причем, повторюсь, исключительно за счет внутренних ресурсов, коих, утверждают, скопилось на руках у населения порядка 2-3 миллиардов долларов. Я уж не говорю о том, что монеты, посвященные истории государства, его культуре, могли существенно способствовать его известности, и не только в нумизматическом мире. Для Беларуси, о которой, скажем прямо, в мире знают немного, это, разумеется, тоже очень и очень важно.

Но при чем здесь американцы? Почему не якуты, узбеки, южноафриканцы и прочие золотопроизводители?

Вопрос интересный, поскольку подобная программа уже была разработана Нацбанком, но так и осталась в сейфе. Я задал этот вопрос Станиславу Богданкевичу, бывшему председателю Нацбанка, а ныне депутату парламента, партийному лидеру и лидеру фракции, серьезно оппонирующей проводимой в республике экономической политике. Он пояснил, что речь идет, в сущности, об обычной коммерческой сделке, что весь риск от возможного ее провала делят между собой американская компания и белорусские банки, которым закон позволяет заниматься коммерцией. Самокритично признал, что давно пора было по примеру других государств заниматься подобными программами, но при нынешней бедности было не до того.

И то правда - прецедентов, чтобы кто-то за так брался выполнять подобные заказы, в мире практически не существует. Это только у нас было «время - вперед!» Деловой мир живет преимущественно по иному правилу - «деньги вперед»...

А мериканцы дали день-

ги. Точнее, вложили их в ими же придуманную, составленную и до последнего цента просчитанную программу. Осуществили, по сути, прямые инвестиции в белорусское государство, рассчитывая получить свою долю прибыли и право быть первыми на ими же сформированном в Беларуси рынке золотых монет.

Но рынка не получилось. Одного не учли прагматичные янки - красных пятен. И на монетах. И в поведении «благодарных» партнеров.

На монетах красные пятна были обнаружены представителями американской компании в Минске практически сразу. Под лупой. Оказалось, что на листовом золоте, изготовленном на заводах крупнейшего и авторитетнейшего его производителя - компании «Джонсон мати» - проявились мельчайшие вкрапления платины от какого-то предыдущего заказа. Непосредственный изготовитель монет - компания «Либерти минд» - тут же согласилась всю партию заменить. И заменила! После чего партия новых монет пополнила упомянутый «золотой запас» в банковских хранилищах. Замечу кстати, что около сотни уже купленных «бракованных» монет никто не вернул и, похоже, возвращать не собирается.

Но белорусская сторона повела себя так, как если бы она вложила в первую партию монет свои 2 миллиона долларов. Поднялся шум, в котором потонули заключения экспертно-криминалистического центра белорусского МВД и инспекции пробирного надзора Минфина. Проверив монеты вдоль и поперек, вплоть до их разрушения, они подтвердили подлинность золота и его высочайшую пробу.

Однако на волне шума была создана президентская комиссия, результаты деятельности которой и поныне хранятся в строжайшей тайне, а шума - слухов, домыслов и подозрений - стало еще больше. Мало того, в сообщении о создании комиссии широкая общественность информировалась о том, что «бракованные» монеты отправлены назад в Америку. Дескать, нате вам, получите свое добро. Но это неправда. И «бракованные», и новые, предназначенные для замены монеты лежат, повторяю, в Минске. С американцами, точнее с их представителями, комиссия не общается. Зато общественность глубоко уверовала, что американцы бандиты и обманщики.

А монеты - лежат. Белорусская сторона, взяв на себя обязательство их продать, ничего для этого не делает. В ответ на письма и обращения американцев с просьбами объяснить, в чем дело, открыто и честно разрешить ситуацию, вернуть в конце концов товар - глухое молчание.

В о всей этой истории

есть еще немало любопытных деталей.

Четко, например, прослеживается момент, с которого начались все неприятности: слияние по воле президента А. Лукашенко государственного Сбербанка с акционерным Беларусбанком. Острых дискуссий по этому факту предостаточно. Многие считают, что таким образом исполнительная власть пытается вывести из-под контроля Нацбанка изрядную долю финансов. А вот еще новость - обнародован план прямого подчинения президенту и самого Нацбанка, который по закону не подчинен никому и подотчетен только парламенту. Диво ли, что председателем Нацбанка назначена Тамара Винникова, бывшая председателем правления Беларусбанка, который в народе прямо называют «президентским»..

Что ж до наших монет, то они, похоже, «пострадали» в том числе и от означенной процедуры. Сдается, что новый хозяин, являясь как-никак правопреемником Сбербанка, отвечать по заключенным ранее договорам не собирается. Почему? Одному Богу известно. «Власть переменилась!» И все тут.

Так о каких, собственно, красных пятнах идет речь? Расхожа и многократно повторяема, в том числе с высоких трибун, фраза «Запад нас не ждет». Конечно, не ждет. Он сам идет к нам по дороге взаимных выгод и интересов.

А мы?

Мы приветливо машем ему одной ручкой, делая известную фигуру второй. Ждем инвестиций, не умея, и, похоже, не желая уметь работать с ними.

Вот еще один пример. Что ни день, появлялись в газетах сообщения о том, что «Форд» по достигнутой договоренности будет строить под Минском автомобильный завод. И вдруг коллектив Минского тракторного завода, который, надо сказать, находится в глубоком кризисе, почти не работает, резко, оказывается, протестует...

Так в сетях какого дьявола мы запутались? Желтого? Увы, красного. Забыв о том, что ни при каких обстоятельствах не поддается инфляции, - о чистом золоте порядочности.

(«Новое русское слово»)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно