…КРАПЛЕНЫМИ КАРТАМИ

10 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

На минувшей неделе в российско-украинском секторе газа произошли безусловно многообещающие события...

На минувшей неделе в российско-украинском секторе газа произошли безусловно многообещающие события. А точнее - начало таковых: Москва в лице Бориса Ельцина пообещала Киеву в лице Леонида Кучмы рассмотреть возможность реструктуризации украинских долгов, в частности за прежние поставки газа. О какой конкретно сумме идет речь, пока никто точно сказать не берется. В НАКе «Нефтегаз Украины» называют сумму долга приблизительно в 500 млн. долл. (оставшуюся после взаиморасчета бомбардировщиками). Украинскую сторону устроил бы срок реструктуризации, скажем, лет на 20. К тому же, конкретный договор должны подписывать не главы государств, а руководители конкретных хозяйствующих субъектов, если речь о газе. Как удалось выяснить «ЗН», в настоящее время эта тема является предметом переговоров экспертных групп обоих государств. И не исключено, что через некоторое время россияне уже во второй раз согласятся реструктуризировать украинские долги. В конце концов для них это лучше, чем вообще не иметь возможности получить оплаты.

Вот и Туркменистан, как известно, еще несколько лет назад согласился на реструктуризацию украинских долгов за газ. И вот уже не первый год Минфин Украины исправно вынужден вынимать из казны определенную сумму и заведомо учитывать ее в расходной части госбюджета.

Впрочем, это касалось, так сказать, доНАКовских украинско-туркменских «газовых» отношений. Между реструктуризацией первой «газовой» задолженности Украины Туркменистану и возобновлением поставок туркменского газа в начале этого года уже в адрес НАК «Нефтегаз Украины» была еще одна глава. Ее главными действующими лицами являлись российский «Газпром» и международная энергетическая корпорация Itera, которые вместе с «Туркменнефтегазом» с 1996 года работали в рамках проекта совместной добычи, транспортировки и реализации туркменского газа, в основном в Украину. Работали, впрочем, не долго. Оператором этой программы была корпорация Itera, доля которой в СП «Туркменросгаз» составляла 4%. Однако оператору не удалось своевременно выплатить Туркменистану валютную часть стоимости экспортированного в Украину газа. В связи с этим Туркменбаши тогда довольно резко отозвался о «газовых» партнерах «Туркменросгаза», после чего названная «газовая» программа, как говорится, приказала долго жить.

29 января 1998 года во время визита Л.Кучмы в Ашгабад было подписано очередное межправительственное соглашение о поставках туркменского газа в Украину. Туркменистан обещал Украине поставлять ежегодно (вплоть до 2005 года) до 20 млрд. кубометров газа («ЗН» подробно рассказывало об этом в выпуске № 5 от 31 января 1998 года). Правда, российский «Газпром» (по газопроводам которого поставляется весь импортный газ в Украину) сразу же заявил, что у него нет технической возможности пропустить такой объем газа из Туркменистана в Украину (мол, мощности газотранспортной системы не позволяют)...

Перманентные переговоры все же закончились подписанием контракта на 1999 год с украинским НАК «Нефтегаз Украины» - покупателем газа и корпорацией Itera, которая снова оказалась в роли неформального оператора по обеспечению транзита туркменского газа по территории России. НАК исправно получал газ до мая нынешнего года. А затем...

Что случилось затем, почему в Украину были прекращены поставки туркменского газа, как ведутся расчеты за полученный газ и о перспективах украинско-туркменских «газовых» отношений я вела беседу с первым заместителем председателя правления НАК «Нефтегаз Украины» Игорем Диденко и заместителем генерального директора дочерней компании НАКа - «Торговый дом «Газ Украины» Игорем Брагинским.

- За несколько дней до того, когда Туркменистан прекратил поставки газа в адрес Украины, премьер В.Пустовойтенко публично заявил, что, мол, Украина сама отказывается на некоторое время от него в связи с нехваткой средств для его оплаты. На актуальный тогда вопрос о том, разве не было сразу понятно, что украинская сторона не потянет контракт на таких условиях, никто не удосужился ответить. Все списали на политико-стратегическую необходимость... Может быть, теперь вы объясните: что же все-таки тогда произошло?

И.Брагинский: В свое время в «Зеркале недели» описывались основные условия поставок туркменского газа в этом году, и читателям, вероятно, уже известно, что НАК «Нефтегаз Украины» покупал газ по цене 36 долл. за 1000 кубометров на туркменско-узбекской границе (договор предусматривал годовой объем закупки газа до 20 млрд. кубометров), а затем на той же границе продавал весь этот газ корпорации Itera, которая обеспечивала его транзит до российско-украинской границы. На российско-украинской границе Itera продавала «Нефтегазу Украины» газ по цене 72 долл. за 1000 кубометров. При этом НАК должен был оплачивать стоимость транспортных услуг корпорации Itera. По договору сторон НАК расплачивался с этой корпорацией тем же газом, который она транспортировала. Иначе говоря, если бы НАК за год купил оговоренные 20 млрд. кубометров туркменского газа, то должен был бы отдать корпорации Itera 10 из них - в счет оплаты транзитных услуг по доставке газа к границе Россия-Украина.

- Другими словами, Itera оставалась почти таким же оператором, как и во времена СП «Туркменросгаз» (правда, в этот раз - только на российской территории), а экспорт туркменского газа таким способом формально был завуалирован. В этой сделке вроде бы все играют «втемную», но при этом все - краплеными картами... Но а сколько же «туркменского» газа в этом году успел получить НАК?

И.Диденко: Согласно актам приема-передачи газа, с января до мая 1999 года в адрес НАКа поступило 8,76 млрд. кубометров.

- Если я не ошибаюсь, транзитом туркменского газа занималась не только Itera...

И.Брагинский: Эта корпорация является, как вы знаете, оператором на территории России по договору с «Газпромом». Транзит же по территории Узбекистана и Казахстана обеспечивало одно из предприятий, входящих в бельгийско-французскую группу компаний TRACTEBEL, а именно - ЗАО «Intergas Центральная Азия» (прошу не путать это ЗАО, которое зарегистрировано в Алматы и является владельцем всей газомагистральной системы Казахстана, с украинским ЗАО «Интергаз». - Авт.), которое плату за транзит предпочитает получать с той же Itera деньгами, а не газом или другими товарами. Впрочем, у обоих этих операторов могут быть и другие контракты, кроме «газовых». Но так или иначе, в свое время группа TRACTEBEL обратилось к НАКу с претензиями в связи с неоплатой транзита туркменского газа. «Нефтегаз Украины» ответил, что с корпорацией Itera расплатился, а кто там кому дальше, так сказать, по транзитной цепочке не заплатил, так за это украинская сторона ответственности не несет.

- Получается, что если бы даже украинская сторона не отказалась от туркменского газа, получить его все равно было бы проблематично, пока бы операторы не нашли общий язык? Похоже, что они его в конце концов нашли, но Туркменистан все равно не возобновил газопоставки, ссылаясь уже на долги украинской стороны, то есть «Нефтегаза Украины». Так как же сегодня обстоят дела с долгами НАКа и их погашением?

И.Диденко: Контракт с Туркменистаном предусматривал оплату НАКом газа таким способом: 40% - валютой, 50% - товарами и оставшиеся 10% - так называемое инвестиционное строительство.

НАК «Нефтегаз Украины» получил от корпорации-оператора газа на сумму 315,5 млн. долл. Валютная часть стоимости полученного газа - 126 млн. долл. На 1 декабря текущего года «Нефтегазом Украины» выплачено Туркменистану пока что деньгами 8,7 млн. долл. Из-за неплатежей отечественных потребителей газа НАК просто не имеет возможности саккумулировать средства для оплаты денежной части контракта.

Чтобы оценить величину этой валютной части для нашей компании, скажу, что за весь год «Торговый дом «Газ Украины» едва ли получает такую сумму деньгами от отечественных газопотребителей. В общей сложности газопотребители должны НАКу сегодня около 17 млрд. грн. А если учесть еще и курсовую разницу за период, когда сформировались эти долги, то по самым скромным подсчетам потребители должны «Нефтегазу Украины» около 6 млрд. долларов...

И.Брагинский: Что касается инвестиционных объектов, то еще в декабре 1998 года между Украиной и Туркменистаном была достигнута договоренность о том, что силами украинских компаний в Туркменистане будут реализованы несколько проектов. В частности, АО «Сумское машиностроительное научно-производственное объединение им. М.Фрунзе» для концерна «Туркменнефть» должно выполнить комплекс работ по реконструкции компрессорной станции Барса-Гельмес; «Укргазстрой» для того же заказчика должен реконструировать компрессорную станцию Готуртепе, а для корпорации «Туркменнефтегаз» - построить компрессорную станцию. Оплату за выполненный объем работ украинские предприятия должны получить газом. И с выполнением предусмотренных строительных и поисково-изыскательных работ проблем в общем-то нет, их выполнено даже больше, чем стоимость 10%. Проблема в том, что в счет оплаты им предложили газ по 72 долл. на границе с Украиной, но только «Укргазстрой» согласился взять газ по такой цене. Остальные участники инвестпроектов отказались брать у НАКа такой дорогой газ, не имея возможности выгодно его продать в Украине, где на рынке стоимость газа в среднем в пределах 30 долл.

В общей сложности к сегодняшнему дню по инвестиционным проектам украинской стороной в Туркменистане выполнено работ на сумму 44,5 млн. долл. Но так как за выполненные работы НАК с подрядчиками еще полностью не рассчитался, они формально пока не зачтены в полном объеме. Мы ищем варианты расчетов, так что, думаю, это только дело времени.

Что касается товарной оплаты, то на сегодня в Туркменистан поставлено различной продукции на сумму 78,5 млн. долл. Это порядка 50% товарной части оплаты.

- В номенклатуре поставок и галоши присутствуют?

И.Брагинский: Вы можете иронизировать, но мы ведь поставляем Туркменистану то, что они сами заказывают, и галоши там до сих пор пользуются спросом. Правда, это весьма незначительная часть товарных поставок. А вообще-то спецификация товарных поставок - это свыше 1,5 тысячи наименований товаров продовольственного, строительного и другого назначения. К сожалению, наиболее сложная ситуация с поставками продовольствия. Туркменская сторона зачастую соглашается зачитывать товар по ценам, которых в Украине просто нет. Да и требуемые объемы в Украине найти далеко не просто.

И.Диденко: К тому же НАК оказался в заведомо проигрышной ситуации: как газ мы покупаем на туркменской границе, так и товар, предназначенный в оплату Туркменистану, доставляем к его же границе. А все расходы по доставке и товаров, и газа практически несем только мы. Если учесть расстояния и транспортные и транзитные тарифы, нетрудно догадаться, что для НАКа это весьма невыгодные условия.

Другая важная проблема в связи с поставками товаров в Туркменистан обусловлена особенностями украинского законодательства. Этот контракт считается бартерным. Соответственно, НАКу при вывозе товаров и получении газа не возмещается НДС, а это еще 20%, которые мы вынуждены учитывать в стоимости закупаемых товаров. И эти затраты компания несет уже за счет собственных средств, так как при экспорте товаров по бартерному контракту НДС на границе не возмещается.

- Но ведь в соглашении о поставках в 1999 году в Украину туркменского газа, подписанном Л.Кучмой и С.Ниязовым, говорится (ст.6): «Украинская сторона не будет взимать НДС с товаров и продукции, поставляемых в Туркменистан в счет расчетов за туркменский природный газ...»

И.Брагинский: Говорится. Но законодательство Украины этого не позволяет. Раз контракт бартерный, то ни о каком возврате НДС не может идти и речи.

- Помнится, НАК намеревался объявить тендер на участие в программе товарного погашения стоимости туркменского газа. Много ли при таких-то условиях нашлось желающих и кто реально работает по этим контрактам?

И.Брагинский: Тендер объявлен, и в нем участвовали десятки компаний. 43 из них в результате тендера получили статус операторов программы товарной оплаты туркменского газа. На сегодня реально работают около 10. Но основные объемы поставок выполняют три компании - непосредственно «Торговый дом «Газ Украины», «Интрепайп» (поставки труб и оборудования для нефтегазовой отрасли; на сегодня приблизительно на 13 млн. долл.) и «Бари» (уже отгружено товаров на сумму 22 млн. долл., причем в Туркменистане уже находятся товары на 19 млн. долл., а до конца года они планируют выполнить поставки всего на сумму 30 млн. долл.). На их долю приходится две трети всех выполненных товарных поставок. И проблема не в том, что остальные дилеры «плохие» или «хорошие». Просто в уставе любого АО записано, что цель деятельности компании - получение прибыли. И заставить их поставлять что-то в Туркменистан, если им это экономически невыгодно, - невозможно.

Многие дилеры не смогли участвовать в поставках в Туркменистан по нашей квоте еще и потому, что газ они брали у нас на реализацию с января по апрель, а первую спецификацию из Туркменистана мы получили в середине апреля. И в ней просто не оказалось тех товаров, которые многие дилеры планировали поставлять в зачет стоимости взятого газа.

И это только основные проблемы, за разрешением которых мы вынуждены были обратиться к правительству. Другого шанса рассчитаться у НАКа просто нет.

- В таких условиях может ли идти речь о закупке НАКом туркменского газа в 2000 году? Мне доводилось слышать, что корпорация Itera ведет активные переговоры о возобновлении сотрудничества с Туркменистаном. И якобы Туркменбаши чуть ли уже не пошел на попятный и согласен снова на экспорт туркменского газа этой корпорацией и «Газпромом»...

И.Брагинский: То, что Itera ведет переговоры, - очевидно, делегация этой корпорации во главе с ее президентом Игорем Макаровым пару недель назад была в Ашгабаде. Однако о чем они договорились и договорились ли вообще, пока неизвестно. И потом, ведь не только Itera ведет переговоры с Туркменистаном, но и НАК, и, вероятно, «Газпром». Знаете ли, Восток - дело тонкое...

И.Диденко: Активизация этого переговорного процесса обусловлена объективными факторами. На рынке газа сегодня сложная ситуация, и это касается отнюдь не одной Украины. Ведь не секрет, что не только Украина ищет дополнительные источники газопоставок. Их впору искать и российскому «Газпрому». Представители ОАО «Газпром» объявили, что за два последних года добыча газа в России сократилась на 45 млрд. кубометров газа. Между тем, «Газпром» имеет долгосрочные контракты на поставку газа в Европу и намерен увеличить его экспорт в балканские государства и Турцию. А добыча газа на севере РФ - весьма трудоемкое и дорогое мероприятие. Поэтому вполне возможно, что «Газпром» стремится восполнить дефицит за счет более дешевого туркменского газа.

- Насколько я понимаю, тот же «Газпром», не соглашаясь пропускать газ Туркменистана на европейский рынок, пытается таким способом убить двух зайцев: восполнить недостаток газа для россиян и как можно дольше сдерживать появление на платежеспособном рынке конкурента с более дешевым (во всяком случае, если сравнивать затраты на добычу) туркменским газом. А что же НАК?

И.Диденко: Мы также ведем переговоры с Туркменистаном о заключении нового контракта, так как условия нынешнего, мягко говоря, экономически для украинской стороны слишком невыгодны. В любом контракте есть три основных параметра - цена, качество и кондиции поставок. Мы бы хотели снизить цену закупаемого газа и несколько изменить условия и сроки поставок товаров в его оплату.

- А если Itera или «Газпром», либо они вместе вас опередят и получат «туркменский» контракт?..

И.Диденко: Вот тогда и поговорим. А сегодня переговоры ведут не только они, но и мы. На будущей неделе делегация НАК «Нефтегаз Украины» снова отправится в Ашгабад на переговоры. Ну а контракт получит тот, кто сможет предложить наиболее взаимоприемлемые условия. В конце концов - это бизнес.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно