Копперфилды из Днепропетровска

31 июля, 2009, 14:41 Распечатать

Неподражаемые фокусы, проделываемые группой «Приват», давно уже не редкость на многих рынках Украины. И надо отдать должное, действо не надоедает, один «номер» ярче другого.

Неподражаемые фокусы, проделываемые группой «Приват», давно уже не редкость на многих рынках Украины. И надо отдать должное, действо не надоедает, один «номер» ярче другого. Из самых свежих — успешный «штурм» государственной «Укртранснафты» и выкуп 18-процентного пакета «Укртатнафты». В отличие от этих ярких событий, ключевая сюжетная линия, реализуемая днепропетровской группой на протяжении последних полутора лет, по неизвестным причинам, остается в тени. О ней не хочет говорить ни действующее правительство, ни, что интересно, теневое. Между тем обратить внимание на этот процесс этим правительствам было бы крайне интересно.

Миллиарды на ровном месте

Средневзвешенная цена украинской нефти, реализованной компанией «Укрнафта» 23 июля на аукционных торгах №131 на ЗАО «Украинская межбанковская валютная биржа» (УМВБ), составила 1251,81 грн. за тонну (с НДС). Всего было продано 205,757 тыс. тонн нефти.

Для справки: российская нефть urals в Средиземноморье в этот день котировалась по 68,4 долл. за баррель, что эквивалентно 4559 грн. за тонну (с НДС).

Еще более «урожайным» для покупателей был предыдущий июньский аукцион, когда был реализован двухмесячный ресурс нефти в объеме 407,405 тыс. тонн по средней цене 1287,63 грн. за тонну (с НДС). (На тот момент urals котировалась по 61,5 долл. за баррель, или 4100 грн. за тонну.)

Подсчитать недополученную прибыль «Укрнафты» очень просто. Для этого вычтем из рыночной цены объем средств, полученных в результате аукциона. В июне это: (4100 грн./т – 1287 грн./т) х 407405 тонн = 1,146 млрд. грн. В июле эта формула даст результат более 680 млн. грн. Таким образом, на квартальной добыче «Укрнафта» недосчиталась почти 2 млрд. грн. Таким образом, в годовом исчислении можно ожидать потерю «Укрнафтой» 8 млрд. грн., или приблизительно 1 млрд. долл. Между тем крупнейший украинский нефтедобытчик, наполовину принадлежащий государству и управляемый «Приватом», недавно сообщил, что по итогам первого полугодия 2009 года получил 494,836 млн. грн. убытков.

Используя вышеприведенную нехитрую формулу расчета и имея в открытом доступе цены реализации украинской нефти и мировые котировки, суммарный «результат» недополученного дохода «Укрнафты» от продажи нефти на аукционах в 2008—2009 годах можно оценить почти в 6 млрд. грн. (в прошлом году аппетиты были скромнее).

История успеха

Символично, что начало весьма перспективной аукционной системе реализации энергоресурсов добывающими компаниями, в которых доля государства превышает 50%, было положено Юлией Тимошенко в апреле 2000 года, в ее бытность вице-премьером по ТЭК. Однако от тех аукционов и того столпотворения в зале УМВБ не осталось и следа. Основной объем ресурсов скупают из месяца в месяц одни и те же участники. Их имена ничего не скажут не только обывателям, но и участникам топливного рынка. Они не владеют нефтеперерабатывающими заводами и прочей инфраструктурой. У них есть только редкое везение покупать украинскую нефть в разы дешевле, чем на рынке.

Секрет успеха прост: регламентом проведения торгов созданы условия, при которых нефть может купить только заданный покупатель. Делается это путем манипуляций в условиях поставки ресурса.

Если в первые годы проведения аукционов нефть предлагалось забирать непосредственно с месторождений, откуда покупатель мог везти ее куда угодно, то с некоторых пор покупателям частенько предлагается забирать ее с терминалов нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), по стечению обстоятельств контролируемых группой «Приват» («Укртатнафта», «Нефтехимик Прикарпатья», НПК «Галичина»). Ситуацию можно описать классическим украинским анекдотом про «отож»: продавец радостно готов отдать нефть, но вот практически дотянуться до нее покупатель не может. Не имея договора с заводом на давальческую переработку нефти (в конце концов, завод не обязан ее перерабатывать), покупатель рискует завязнуть с этим ресурсом в заводском резервуаре навсегда. Между тем даже небольшие лоты обходятся в копеечку, и рисковать такими деньгами никто не хочет. Некоторые смельчаки, которые было попробовали поторговаться за отдельные лоты, были показательно наказаны: на пике цены приватовский трейдер неожиданно уступал, оставляя несчастного соперника наедине с неопределенным будущим.

Нехитрый сценарий проведения аукционов стал возможен именно благодаря контролю над НПЗ. После многолетнего противостояния, в 2006 году днепропетровцы выкупили у Игоря Еремеева 40-процентный пакет акций «Галичины» и тем самым убрали из зала торгов извечного конкурента, портившего картину по западноукраинской нефти (теперь продается с наибольшим дисконтом к цене рынка). После приобретения «Приватом» в конце 2007 года «Укртатнафты» пал последний оплот сопротивления в лице «Татнефти», принимавшей участие в аукционах и поэтому мешающей правильному ценообразованию.

Правда, есть еще два персонажа, которые могли бы подпортить приватовцам праздник. Это ТНК-ВР (контролирует НПЗ в Лисичанске) и «Лукойл» (Одесский НПЗ). Однако, похоже, открыто конфликтовать с крупнейшим участником украинского рынка россияне пока не хотят. Помимо этого, недавно обретенный «Приватом» контроль над «Укртранснафтой» теоретически создает возможности для возникновения неожиданных проблем с прокачкой нефти на их НПЗ.

Да, но нет

«Аукционы по продаже украинской нефти непрозрачны», — заявила в июне Светлана Мороз, заместитель главы Антимонопольного комитета Украины (комитет уже несколько лет изучает данную проблему, давая понять о противодействии на самом высоком уровне).

Экспертно-аналитическая группа по вопросам функционирования рынка нефти и нефте­продуктов и развития нефтеперерабатывающей промышленности на июньском заседании инициировала создание при Минэкономики рабочей группы для рассмотрения предложений по усовершенствованию системы проведения аукционов. Основная инициатива касается разработки формулы или алгоритма привязки цен реализации украинской нефти к международным котировкам с запретом продавать нефть дешевле этого индикатива. Также предлагается возобновить условия поставки нефти, предусматривающие получение нефти непосредственно на месторождении. Для этого необходимо обеспечить проведение повторных аукционов до полной распродажи ресурсов во избежание необходимости складирования непроданной нефти на НПЗ. Предлагается ликвидировать и такое узкое место, как снижение кворума участников аукциона с нынешних трех участников до двух. Ограничивает число участников торгов и установленный залог в размере 5% от стартовой цены. «В условиях кредитного кризиса в Украине это требование сегодня ограничивает доступ более широкого круга участников на аукционы, а снижение ставки залога позволит привлечь дополнительных участников на торги, например, мини-НПЗ», – говорит один из потенциальных участников торгов.

Есть и более радикальные предложения, например, дать «Укрнафте» возможность перерабатывать нефть на тех же НПЗ, где она перерабатывается сегодня, с последующей реализацией на аукционах нефтепродуктов. По мнению автора этой идеи, таким образом удастся сохранить переработку на этих заводах, которые работают исключительно на украинской нефти, и одновременно привлечь к торгам максимальное количество участников, несоизмеримо большее, чем при продаже сырья. Это, в свою очередь, даст возможность «Укрнафте» получить наиболее объективную цену за свои ресурсы. К недостаткам этого предложения отнесем технологическую сложность процесса давальческой переработки, изобилующего массой нюансов, а также необходимость внесения поправок в закон о госбюджете, так как проведение аукционов по сырью в сегодняшнем виде регламентировано именно им.

Но что толку говорить о бюджетных изменениях, если первое легкое прикосновение к аукционной теме вызвало резкое сопротивление чиновников Минэкономики. Дело в том, что снять дискриминационные нормы в регламенте проведения торгов можно простым решением Аукционного комитета, курируемого Министерством экономики (в его состав входят также представители продавцов выставляемых на торги энергоресурсов, против чего тоже выступает АМКУ).

Первое заседание рабочей группы в июне прошло под председательством замминистра экополитики Виктора Пантелеенко, на котором участникам было поручено разработать и внести свои предложения по изменению регламента торгов. Однако второе заседание в начале июля уже возглавил известный в узких кругах начальник департамента Минэкономики Олег Пендзин, презентовавший собравшимся участникам совещания проект решения, в котором слабо угадывался первоначальный смысл всего этого процесса. На протест участников совещания упомянутый чиновник при поддержке представителя «Укрнафты» заявил о невозможности радикальных изменений в регламенте проведения аукционов, намекая на согласованность этого вопроса с высшим руководством Кабмина.

Табу для всех

Трудно поверить в то, что никто в стране не видит и не знает об аукционной теме. Оппозиция в лице Партии регионов, считающая каждую копейку в цене топлива на заправках, в упор не видит миллиардных потерь полугосударственной добывающей компании, а с ними — и недополученных государством дивидендов, НДС и налога на прибыль. Неужели не видит этого профессионал, министр ТЭК в теневом Кабмине Януковича Юрий Бойко?

Молчит и действующий Кабмин. Может, потому, что представители группы Коломойского входят в парламентскую коалицию? Цена за лояльность восьми депутатов немалая: к аукционным шалостям необходимо добавить должность зампредседателя «Нафтогаза Украины» (в январе им назначен Валентин Франчук, экс-заместитель главы «Укрнафты»), главы «Укртранснафты» (в июне эту компанию возглавил бывший председатель «Нефтехимика Прикарпатья»). Поговаривают, что в эти договоренности входит и кресло председателя Антимонопольного комитета (в июне Кабмин подал на рассмотрение в парламент кандидатуру Александра Каретко — давнего друга Александра Третьякова, партнера Коломойского по медиабизнесу и в целом давнего знакомого, в том числе и по продаже своих пакетов акций «Укрнафты»). Не исключено, что в предвыборный период существуют и другие взаимные обязательства.

Нельзя сказать, что «Приват» почивает на лаврах и консервирует прибыли. Не будем забывать, что дерзкие и непредсказуемые шаги днепропетровской группы сделали ее такой, какой она есть. Компания, похоже, готовится… к войне с сегодняшними активными и пассивными союзниками (БЮТ и Партия регионов, соответственно, каждая из которых имеет свой зуб на днепропетровцев). Похоже, основную ставку группа решила сделать на нефтяной сектор, где активно наращивает присутствие и рыночную долю.

За последнее время группа приросла второй по величине сетью из 500 АЗС компании «Альфа-Нафта» (сам «Приват» является крупнейшим игроком розничного рынка с 1100 АЗС), установила контроль и начала поглощение крупнейшего украинского НПЗ «Укртатнафта». На сегодняшний день группа контролирует три из семи крупных производителей неф­тепродуктов в Украине, все крупные нефтеперевалочные комплексы (за исключением Феодосийской нефтебазы) и почти 30% рынка розничной реализации нефтепродуктов.

Скорее всего, это не предел. Дешевая украинская нефть дает группе «Приват» возможность в течение последних трех месяцев открыто демпинговать на рынке, удерживая цены на 30—40, а в мае — на 60—80 коп. за литр ниже, чем в других крупных сетях. «Нам четко дали понять, что вопрос ценообразования в их сети не определяется рыночной конъюнктурой, а принципиально ориентирован на большой ценовой отрыв от остального рынка», — говорит руководитель крупной сети, пожелавший остаться неназванным. «Если они хотят разорить любую компанию в любом регионе, то опускают цену ниже цены завода-производителя… И это все знают и закрывают глаза», — приводит слова вице-президента корпорации «ТЭС» Сергея Беймы «Первая крымская аналитическая газета» (№2179, 19—25 июня 2009 года).

По оценкам специалистов, именно таким порядком цифр — 30—60 коп. за литр — описывается чистая прибыль розничных сетей. В условиях кризиса и переоценки валютных кредитов вследствие девальвации гривни такой демпинг будет означать постепенное банкротство автозаправочных сетей, лишившихся реализации вследствие «приватного» демпинга. В июле появились первые результаты этой «программы» в виде «посыпавшихся» региональных сетей, активно занявшихся поисками покупателя своего имущества. Вынесла на поверхность молва и данные об аналогичных мыслях в стане некоторых крупных нефте­трейдеров…

Не приходится исключать и того, что наращивание рыночной доли до «контрольного пакета» усилит позиции его держателя в неизбежном разговоре с неприятелем, кто бы им ни оказался после президентских выборов. Не ладится разговор? Одна команда — и страна без бензина, известные СМИ подскажут гражданам правильную версию происходящего. Если совсем уж не получается диалог, можно пригрозить продажей всего нефтегазового добра, например, «Газпрому»… Но сегодня всем не до этого, все очень заняты, и всем очень нужны деньги, которые в период кризиса есть у немногих.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно