Константин БОНДАРЕВ: «Земельная мафия — это главы райгосадминистраций вместе с земельными, архитектурными управлениями…»

13 ноября, 2009, 17:36 Распечатать Выпуск №44, 13 ноября-20 ноября

С тех пор как человечество помнит себя, земля во все времена была кормилицей, мерилом благосостояния и богатства...

С тех пор как человечество помнит себя, земля во все времена была кормилицей, мерилом благосостояния и богатства. За нее воевали государства, ссорились соседи и враждовали родственники. Ныне ситуация приобрела новые черты: земля стала средством консервации лишних капиталов, коррупции и даже политического пиара. Над тем, как сохранить последнее богатство, которым еще владеет государство, размышляет народный депутат Украины, зампредседателя комитета по налоговой и таможенной политике Константин Бондарев.

— Мне эту проблему пришлось изучить фундаментально, ведь я возглавляю временную следственную комиссию Верховной Рады по расследованию фактов нарушения должностными лицами государственных администраций Киевской области Конституции Украины и действующего законодательства при предоставлении и переоформлении прав на земельные участки. Так что имею, так сказать, определенный теоретический и практический опыт, дающий возможность разобраться в этих вопросах и сделать некоторые обобщения.

— И к каким выводам вы пришли?

— Поскольку в докризисный период цена на землю росла едва ли не каждый день, причем несоответственно ее объективной стоимости, этот рынок стал откровенно спекулятивным. Однако бизнеса тут никто не делал, ведь земля (особенно вокруг больших городов и в курортной зоне) скупалась не с целью хозяйственной деятельности, а просто становилась способом сохранения денег. К чему это привело, я могу проиллюстрировать на примере Макаровского района Киевской области, откуда недавно вернулся. Там уже второй год подряд не возделываются огромные массивы, выведенные из категории сельскохозяйственных земель и переведенные в объект чьих-то капиталовложений. Ни копейки в содержание этих угодий как земель сельскохозяйственного назначения не вкладывается, и они превращаются в пустыри, которым очень сложно будет вернуть предыдущий статус.

— Но ведь у нас запрещено продавать земли сельскохозяйственного назначения…

— Используя несовершенство действующего законодательства, а то и просто игнорируя его, новоиспеченные латифундисты умудрялись накладывать лапу на земли запаса. Манипулировали паями рядовых граждан, всеми правдами и неправдами переводя их в частную собственность.

— Где же были местные власти?

— Они возглавили этот процесс. Вы думаете земельная мафия это кто? Это — главы райгосадминистраций вместе с земельными, архитектурными управлениями, проектными организациями и еще целым рядом структур. Ведь ныне ни для кого не секрет, что любой землеотвод тянет за собой изготовление солидного талмуда, над которым работают специальные предприятия. Они же ходят по всем инстанциям и собирают согласования. То есть действует некое «единое окно», куда нужно платить не только за услуги этой организации, но и нести все взятки по негласно установленным тарифам.

— А законы, правоохранительные органы тут бессильны?

— В условиях, когда разрушена система государственного управления, это в самом деле так. Ныне государственная власть фактически парализована. Управу на правонарушителя найти невозможно, ведь тот договорится если не с налоговиком, следователем или прокурором, то подкупит судью.

— Поскольку земля приобретается с такими сверхусилиями, то, возможно, новые владельцы все-таки начнут ее возделывать?

— Те, кто законсервировал в земли свои капиталы, не намерены на ней вести хозяйство: сеять, собирать урожай, думать, куда его девать. Они скупали наделы ради перепродажи, поэтому будут ожидать повышения цен. Правда, есть призрачная надежда, что хотя бы кризис заставит таких горе-хозяев возделывать землю. Однако я бы больше делал ставку на государство, которое должно создать механизм контроля за качеством этих земель, и тем самым побуждать землевладельцев возделывать свои поля.

— А может, просто нужно отменить мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения?

— Этого делать нельзя хотя бы потому, что не сформирован рынок капитала. И если мы не хотим пройти по следам тех стран, где землю приватизировали крупные корпорации (часто иностранные), то мораторий нужно продлить. Но уже сегодня к рынку земли, даже без его структурного оформления, нужно относиться как к настоящему рынку. И тут функции государственного регулирования должны использоваться на все 100 процентов. Речь идет прежде всего об уже упомянутом контроле за качеством земли по направлениям ее использования. Возможно, нужно даже усложнить процедуру изменения ее целевого назначения. Стоит также профинансировать за счет государства создание генеральных планов развития территорий, где четко разграничить назначение земли. Причем ставить вопрос ребром: если участок используется не по назначению, возвращать его в собственность государства.

— Даже если это участки, полученные в результате разгосударствления земли?

— Не имеет значения. Ведь за них обществу не заплатили ни копейки. И если такие активы перешли из государственной в частную собственность не на конкурсной основе, то они должны хотя бы содержаться в надлежащем состоянии.

— Но ведь довольно часто не содержатся. Это касается и земель, выделенных на паи, которые до сих пор не перешли в частную собственность.

— Тема сегодня весьма актуальна. За последние 10 лет советы различных уровней приняли решения о выделении паев
12,5 млн. лиц. Однако на сегодняшний день государственные акты на право собственности получили чуть больше трех миллионов. Остальные споткнулись о запутанную и недешевую систему изготовления технической документации. Поэтому решение правительства выдавать бумаги бесплатно — отнюдь не предвыборный трюк, а попытка помочь миллионам небогатых людей преодолеть чиновничью стену и получить надлежащее без поборов.

— Что еще нужно сделать, дабы навести порядок в этой сфере?

— Создать реестр граждан, которые уже стали участниками бесплатной приватизации земли. Нужен также реестр свободных участков. Если это будет сделано, то получить надел бесплатно во второй или в третий раз будет невозможно. Исчезнет коррупция, основанная на этой базе данных, счастливые обладатели которой — а это органы исполнительной власти на местах — торгуют информацией налево и направо.

— И когда можно надеяться на такие изменения?

— После выборов. Ныне невозможно даже одобрить соответствующий законодательный акт, поскольку мощная властная структура в этом не заинтересована. Более того, там делают все возможное, чтобы сдерживать проведение земельных аукционов (соответствующее постановление правительства заблокировано), сохранить коррупционеров у власти (по решению нашей комиссии уволили только двух глав райгосадминистраций Киевской области). А менять нужно всю систему, только тогда отношение к нашему последнему невосстанавливаемому ресурсу (земле) станет другим.

— Что вы имеете в виду?

— Мы, как государство, как общество, имеем в виде земель сельскохозяйственного назначения определенный актив, который вскоре будет востребован. Ведь какие-либо ресурсы, в том числе энергетические и продовольственные, в мире не безграничны. По прогнозам ученых, кривые добычи и потребления энергоресурсов (если только человечество не изобретет альтернативные источники) сойдутся уже в 2015 году. В дальнейшем предложение начнет отставать от спроса. Аналогичной ситуации несколькими годами позднее можно ожидать и в продовольственной сфере. Вот тогда и понадобятся наши сельхозугодья. Но до тех пор они могут не сохраниться, если в течение длительного времени будут залежными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно