Конец газовой истерии?

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Президент Виктор Ющенко 5 июля обратился к членам правительства с убедительной просьбой: не делать непродуманных заявлений о деятельности НАК «Нафтогаз України»...

Президент Виктор Ющенко 5 июля обратился к членам правительства с убедительной просьбой: не делать непродуманных заявлений о деятельности НАК «Нафтогаз України». Он отметил, что ситуация, сложившаяся вокруг деятельности Национальной акционерной компании, обязывает правительство более ответственно относиться к организации и ведению газовой политики страны. По мнению Президента, «эмоциональные, непродуманные публичные действия людей, в том числе и тех, кто не имеет отношения к деятельности НАКа, наносят значительный ущерб национальному рынку... Деятельность «Нафтогазу України» не может быть предметом политической конъюнктуры, а является стратегическим государственным интересом».

Обращение В.Ющенко в общем-то логично: истерию на заданную газовую тему давно надо было прекратить. И всевозможным «знатокам от газа» в СМИ — в том числе, если не в первую очередь. По крайней мере, не стоило бы так активно подливать масло в разожженный «газовый конфликт». Уже потому, что непосредственно к газу и газовому балансу это относится только косвенно. Попробуем проанализировать, что находится в «сухом остатке» ситуации вокруг НАК «Нафтогаз України», отделив эмоциональные высказывания от фактических результатов работы компании.

Для начала вспомним, что с марта по июнь «Нафтогаз України» прошел через три серьезных испытания. Сначала — «бензиново-ценовой» кризис. Из которого общими усилиями, но все же выбрались. Но нужно отдать должное «Нафтогазу»: АЗС компании даже в периоды пикового ажиотажного спроса на бензин практически всегда были с топливом. И продавали его по оговоренным с правительством ценам.

Хотя стоит заметить, что глава правления НАК Алексей Ивченко с самого начала заявлял о необходимости экономических, а не административных механизмов регулирования рынка. Принятый впоследствии указ Президента, благодаря которому удалось преодолеть бензиновый кризис, подтвердил правильность этой позиции «Нафтогазу».

Следующий кризис, который пришлось преодолевать «Нафтогазу України» и всей стране, был вызван проблемами, накопившимися в сфере украинско-туркменских газовых отношений. Туркменскую сторону не устраивали непрозрачные механизмы клиринговых расчетов за газ, и этот вопрос постоянно нависал дамокловым мечом над всей системой поставки в Украину газа из Туркменистана. Слухи о резком увеличении цены на туркменский газ нарастали с каждым днем — и угроза отечественной экономике от их воплощения в действительность обретала реальные очертания.

При этом нужно понимать, что, по большому счету, клиринговые поставки были выгодны не столько «Нафтогазу» и государству, сколько посредническим структурам, стремящимся работать по «теневым» схемам. И тот факт, что НАК «Нафтогаз України» согласился оплатить весь объем газопоставок во втором полугодии 2005-го и в 2006 году валютой, говорит как минимум о двух существенных моментах. Первый — конфликт с Туркменистаном погасили в зародышевом состоянии; второй — многим участникам «товарных взаимоотношений» наступили на больную мозоль. Увы, это пока не означает, что всех «присосавшихся» удалось безболезненно для страны, НАКа и взаимоотношений с Туркменистаном отлучить от прежних, далеко не всегда прозрачных, схем. Но тот факт, что туркменская сторона согласилась и впредь закупать товары у Украины (без всяких коэффициентов, по мировым ценам), говорит в пользу стратегии «Нафтогазу». Отечественным же защитникам клиринговых схем стоило бы помнить, что именно из-за них два высокопоставленных чиновника Туркменистана лишились своих должностей и сейчас объясняют логику своих действий следователям.

Решается и вопрос задолженности за газ. На последних переговорах с Туркменистаном достигнута договоренность о том, что 60 млн. долл. (долг за газопоставки 2004 года) будут компенсированы товаропоставками — эти поставки уже начались.

При этом Украина отнюдь не собирается отказываться от поставок товаров на туркменский рынок — и руководство Туркменистана подтвердило свое желание сотрудничать в этом вопросе. Свидетельством серьезности взаимных намерений является подписанный протокол о том, что Туркменистан планирует ежегодно приобретать товары на сумму до 500 млн. долл. Для сравнения: по данным НАКа за 2004 год в Туркменистан было поставлено товаров на общую сумму порядка 200 млн. долл.

Кроме того, туркменская сторона согласилась увеличить для Украины поставки так называемого инвестиционного газа с 4,5 до 5 млрд. кубометров газа в этом году. А в 2006-м этот объем будет увеличен до 6 млрд. кубометров. Между прочим, «Нафтогазу» этот газ обходится существенно дешевле законтрактованной цены в 44 долл. за 1000 кубометров.

Главный же результат работы «Нафтогазу» по решению «туркменского вопроса» таков: цену газа удалось снизить с 58 до прежних 44 долл. за 1000 кубометров. В перспективе Киев рассчитывает подписать с Ашгабатом долгосрочное соглашение о поставках природного газа, что позволит закрыть «газовый вопрос» на годы вперед.

С другой стороны, такая перспектива украинско-туркменских взаимоотношений не могла не насторожить российский «Газпром». Так стоит ли удивляться, что россияне весьма активно «давили на газ» в отношениях с Украиной в последние месяцы?

Похоже, что главным рычагом этого давления стал вопрос о российском газе, который находится в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ).

Забавная получилась история. Сначала россияне «заявили о пропаже» то ли семи, то ли восьми миллиардов кубометров «газпромовского» газа из украинских ПХГ. Вскоре, а точнее — 14 июня, представители «Газпрома» подписывают с «Нафтогазом» акт сверки («ЗН» его публиковало в №22 за 11—17 июня 2005 года) газа в ПХГ Украины. Обе стороны подтвердили наличие в отечественных подземках 7792 млн. кубометров российского газа. Причем, 1972 млн. кубометров — это остатки закачанного в 2000 году российского газа, и 5820 млн. кубометров остались с периода закачки газа в ПХГ в 2002—2003 годах.

Проще говоря, «Газпром» признал, что его газ никуда не исчез и хранится в украинских ПХГ.

Но буквально через день на экономическом форуме в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин заявляет, что российский газ в украинских подземках присутствует лишь «на бумаге». Спрашивается: почему тогда представители «Газпрома» подписали акт сверки наличия газа в украинских ПХГ? Им что — пальцы в дверях зажимали, вынуждая подписать?

Вполне понятно, что публичное заявление В.Путина топ-менеджеры «Газпрома» не могли себе позволить пропустить мимо своих ушей. Следующим актом этого «марлезонского газового балета» стало телеграммное заявление «Газпрома» о том, что 7,8 млрд. кубометров российского газа, хранящегося в ПХГ Украины, они в одностороннем порядке засчитывают в счет оплаты за транзит российского газа НАКом (на текущий год этот объем составляет 23 млрд. кубометров). Таким образом, по подсчетам «Газпрома», с июля и до конца года они поставят в качестве оплаты за транзит не более 1,1 млрд. кубометров газа.

Впрочем, политическая шумиха по этому поводу может быть любой. Главное другое — с юридической точки зрения «Газпром» в одностороннем порядке не может нарушать действующие договоры и соглашения с НАК «Нафтогаз України». И то, что в НАКе это прекрасно понимают, — залог дальнейшего нормального развития отношений по линии «Газпром» — «Нафтогаз України».

В «Газпроме» также не могут не понимать, что проблемы в транзитных вопросах, которые сейчас активно создаются для Украины по политическим чертежам, неминуемо отразятся на выполнении российских экспортных контрактов.

Прочность позиций «Нафтогазу» в этом вопросе подтвердил главный инспектор отдела таможенного контроля и оформления газа Центральной энергетической таможни Украины Тарас Шепитько. 6 июля он заявил, что российский газ, который в настоящее время находится в ПХГ Украины, ввозился по договорам о хранении, а не купли-продажи, так как «Нафтогаз України» оказывал услуги по хранению газа, принадлежащего «Газпрому». «Для того чтобы «Газпром» отобрал этот газ для своих нужд, он должен был по условиям договора заплатить за эти услуги», — заметил инспектор.

Со своей стороны украинская нефтегазовая компания предлагает теперь передать «спорный» газ «Газпрому» по следующей схеме: 3,5 млрд. кубометров будут переданы в четвертом квартале 2005 года и первом квартале 2006-го. Еще 4 млрд. кубометров природного газа будут переданы «Газпрому» по мере необходимости в периоды пикового потребления газа контрагентами российской компании.

Для лучшего понимания сути вопроса следует напомнить, что еще в 1994 году было начато создание в украинских ПХГ запасов российского газа для поддержания надежности его транзита в Европу через территорию нашей страны. И такой подход был оправдан и выгоден обеим сторонам. Во-первых, резервный запас создавался в летний период в объемах, которые превышали в это время потребности в контрактных поставках российского газа. Во-вторых, отбор газа производился в период пикового спроса и, что особенно важно, из приграничных подземок Украины, что давало возможность маневра всей газотранспортной системе.

В отдельные годы запасы российского газа в подземках Украины достигали 15-18 млрд. кубометров (вообще же украинские ПХГ способны хранить 33 млрд. кубометров активного газа). В частности, в 1996—2000 годах среднегодовая закачка российского газа составляла 10,5—13,5 млрд. кубометров, а его среднегодовой отбор — 10,2—14,1 млрд. кубометров. Остатки газа после окончания сезона его отбора составляли в эти годы, по данным НАКа, 3,6—5 млрд. кубометров газа, что, разумеется, отражалось в соответствующих актах сверки и контрактах на хранение газа, подписываемых руководством «Нафтогазу» и «Газпрома». После отбора газа в сезоне 1999—2000 года запасы газа в украинских ПХГ составляли 3962 млн. кубометров, а после сезона 2001—2002 года — 3342 млн. кубометров. Об остатке российского газа после последнего сезона выше уже говорилось — его наличие подтверждено актом сверки.

Нужно понимать, что чем больше газа хранится в ПХГ, тем маневреннее вся газотранспортная система и тем оперативнее она способна реагировать на срочное сезонное увеличение отбора. Поэтому «Нафтогаз» неоднократно обращался к «Газпрому» с предложением увеличить объем закачки российского газа в украинские ПХГ. Однако, как отмечают в НАКе, из-за проблем, связанных с транспортировкой газа по газопроводам Ивацевичи—Долина и Торжок—Долина «Нафтогаз» поддержки так и не получил. И в результате компания вынуждена использовать убыточные для нее подключения в работу газотранспортной системы неэкономных электроприводных линейных компрессорных станций, чтобы удерживать давление в рамках необходимых технологических параметров. Это, конечно, уже технические детали, но они тоже объясняют, зачем нужен запас резервного газа в ПХГ.

Таким образом, экономических предпосылок для «газового конфликта» попросту нет. И все взаимные вопросы можно было бы решить быстро, конструктивно и без эмоций.

Если бы только не политика… Несомненно, что уменьшение количества политических заявлений «по обе стороны баррикад» — единственное средство быстрого и взаимовыгодного решения проблемных вопросов. Именно эту цель, судя по всему, и преследовало письмо Президента Ющенко. Будем надеяться, что здравый экономический смысл возобладает и в российско-украинских газовых отношениях. Ведь это выгодно обоим государствам, обеим газовым компаниям.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно