КОМУ РАБОТЫ

13 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 13 августа-20 августа

По состоянию на 1 июля официально зарегистрированная безработица в Украине составляет 3,98 процента...

По состоянию на 1 июля официально зарегистрированная безработица в Украине составляет 3,98 процента. Вполне приличный для развивающейся страны показатель, если сравнивать его с уже развитыми. К примеру, Францией или Германией, где «планка» обычно не опускается ниже 12 процентов. Но существует еще одна цифра, рассчитанная по методике Международной организации труда. В ходе социологического опроса домашних хозяйств, проще говоря, семей, в марте выяснилось, что по меньшей мере 14 процентов трудоспособных граждан считают себя не у дел.

Разумеется, и этот показатель так же далек от реального, как прожиточный минимум от стоимости товаров первой необходимости. Но даже если принять во внимание разницу между двумя публично признанными цифрами, напрашивается вывод, что десять процентов наших сограждан находятся на подножном корму, включая горожан, к услугам которых - разве что клумбы и газоны. В противном случае приходится признать, что одна из живо описанных в старых учебниках политэкономии язв капитализма активно прижилась на многострадальном теле нашего общества. Хотя по официальной версии «черного» рынка труда у нас… нет!

«Прошу считать меня торговым работником»

…После того как родной завод приказал долго жить, Светлана спрятала трудовую книжку в коробочку и принялась осваивать профессию реализатора. Благо, сосед, успешно прошедший путь от «челнока» до хозяина, принял ее в свой пестрый коллектив на рынке. И жилось бы сносно, не случись с соседом-работодателем конфликт, после которого Светлана с надеждой взглянула в сторону государства. В службе занятости Днепровского района столицы она отрапортовала о стаже работы в сфере торговли, среднемесячном заработке в 250 гривен, из которых 50 процентов рассчитывала получить в качестве пособия по безработице. Однако… инспектор потребовал документальное свидетельство факта присутствия Светланы в правовом поле. Прореха в трудовой книжке, отсутствие хоть малюсенькой справочки о зарплате обернулись пособием в размере 17 гривен (на то время, сейчас - 25) и «перспективным» трудоустройством в котельной после предварительного обучения.

Пройдя ликбез на примере подруги, две ее соратницы по реализации бытовой химии осмелились намекнуть хозяину торговой точки, что не мешало бы, дескать, и договора заключить. Им растолковали: «светить» перед налоговой весь объем продаж и всех наемных работников никто не собирается, а выплачивать из фонда оплаты наемного труда проценты в бюджет - и подавно. Если кто о трудовом стаже волнуется, то на его место хоть завтра найдется десяток людей с более крепкими нервами.

Количество таких стихийных торговых работников никто не подсчитывал и не собирается. По социальному статусу они приравнены к «диким» продавцам сигарет и шоколадок с той только разницей, что милиция за ними не охотится. Глубоко свободны от админштрафов и реализаторы-бегунки, которых фирмы именуют своими вольными дистрибьюторами, а народ - «канадскими мальчиками». Особо сознательные торговые компании, оформив свои отношения с государством, регистрируют десяток-другой «мальчиков», оставляя за собой право расширять и суживать фактическую численность распространителей косметики или сковородок по собственному усмотрению. С таким же безусловным успехом любой бизнесмен может нанять телохранителя для себя, няню для ребенка, домработницу для жены и при этом спокойно декларировать доходы, которых едва хватает на хлеб с маслом и квартплату с субсидиями. Вольнонаемные о субсидиях заикаться не станут при любом раскладе, что может послужить для государства некоторым утешением за невыплаченные налоги с фактического заработка.

Договор в ящичке, но без печати

…Краны, которые Сергей продавал в малом предприятии, на картинке были большими и красивыми, в прайс-листе - дорогими. Если бы в Украине нашелся человек, готовый перечислить 50 процентов стоимости гиганта со стрелой, ребята с Малой Арнаутовской в солнечной Одессе стали бы соображать, как им такой кран построить, упаковать и заказчику переправить. Но только вечером - после того как утром он рассчитается за покупку полностью. В ожидании подобного чуда Сергей вместе с пятью солидными мужчинами накручивали телефоны, координируя бартерные операции, пихали по торговым точкам мешки с мокрым сахаром и умоляли предприятия купить рабочие рукавицы за наличные втридорога от себестоимости. Как явствовало из визиток, были они «аналитиками по менеджменту» за 100-120 гривен, которые раз в два месяца выдавал за труды праведные добрый хозяин. Настолько добрый, что посовестился взять у ребят трудовые книжки или хотя бы обязать их контрактами.

Безналичные расчеты фирмы мизерны - до слез на глазах у налоговых инспекторов. Возможно, они всплакнули бы и над зарплатами аналитиков, но в ведомостях таковых не обнаруживалось, а штат «Крана» состоял из директора, бухгалтера да секретарши.

Нынче Сергей в кранах разочаровался и перекинулся на изучение рынка сбыта похвальных грамот. Результат тот же, но прогресс налицо: в письменном ящике стола хранится договор с подписью начальника фирмы, правда, без печати. С этой писулькой - не приведи Бог, обманут - Сергей намерен явиться в суд.

- Иск может быть принят в случае невыплаты зарплаты, - сказала одна из городских судей, настояв предварительно на анонимности. - Косвенные доказательства принимаются во внимание, но если работодатель откажется от подписи, потребуется дорогостоящая графологическая экспертиза. Свидетели, материально зависящие от ответчика, вряд ли согласятся давать против него показания. На успех рассчитывать трудно, ведь суды сегодня завалены исками о невыплатах на государственных предприятиях.

…Наталья давно ни на кого не рассчитывает. В качестве диспетчера она обслуживает частную прачечную, столярную мастерскую и публичный дом, стараясь не перепутать заказчиков. Безработной себя не считает, до пенсии доживать не собирается, при упоминании о 20-процентном налоге за совместительство - смеется…

Рабы - не мы?

Что интересно, все мои собеседники делали круглые глаза при упоминании о «черном» рынке труда, после чего начинали возмущаться. Нет, не системой, выплюнувшей их за борт социальных гарантий, а сравнением «того» (затылками явно пытались нащупать Европу) с «этим». Ну, трудно признать, что экзотика, в погоне за которой сотни соотечественников совершают рискованные заграничные вояжи, может процветать на родине. В сознании бывшего совка «черный» рынок - это нечто, овеянное хмурой романтикой. Например, подпольный цех в Польше, где по ночам шьются авточехлы, или тайное возведение коровника в усадьбе немецкого фермера. Когда «буржуй» ходит едва не с кнутом, а в результате ты либо щупаешь на таможне плотно примотанную к телу «капусту», либо воешь с тоски под мостом через Рейн. Мысль, что между вожделенными 500 у.е. в месяц и жалкой соткой нацвалюты может быть нечто общее, а именно - сознательное укрывательство от налогов, кажется кощунственной.

Да и разве можно назвать «черным» этот странный рынок труда, если на него открыто зазывают с белых газетных полос? «Заработок - всем, независимо от возраста и профессии», «Фирма по торговле недвижимостью приглашает маклеров», «Обеспечим фронт строительных работ» и прочее. А хозяева у нас добрые: не подходят условия - свободен, как ветер.

Впрочем, для любителей мрачной экзотики тоже есть чем поживиться. Ехать недалеко - в дачную зону под Киевом. Там за высокие заборы завозят группу мастеровых мужиков, как правило, с Закарпатья, отбирают у них паспорта, назначают довольствие, в комплект которого входит пиво. Вознаграждение за ударный труд при свете солнца и прожекторов - 100 долларов за месяц. Но только после завершения работ в строго обусловленные сроки. Жлобистый работодатель при желании может вызвать «придирщика» (есть такие кадры на фирмах, занимающихся посредничеством между заказчиками и подрядчиками), который резко сбавит цену. Это уже больше смахивает на феодализм, чем на капитализм, и является таким же секретом полишинеля, как растущие, будто на дрожжах, дачи-дворцы.

Декларировать расходы, как это делается во многих других странах, у нас не принято. Все нахальные попытки завести об этом речь разбиваются о права человека. Всем остальным на досуге можно почитать Конституцию о праве на свободный выбор труда и припомнить анекдот, что суть свободы - это когда тебя посылают на фиг, а ты идешь, куда хочешь…

«Мою зарплату списывают

на убытки»

Впрочем, в сфере теневой занятости существуют и вполне благополучные, сытые ниши. В одной такой больше года нежилась моя приятельница Татьяна. 300 долларов в месяц на респектабельном украинском СП обеспечивало ей вполне приличную жизнь, когда о больничных листках, отпуске, а уж тем более идентификационном коде можно не думать. И правильно, поскольку в один прекрасный день Татьяна оказалась на улице с 13 долларами в кармане, прерванным трудовым стажем и рядом проблем личного характера. Быстрее всего решился вопрос с кодом. Из каких источников платили такие деньги, Татьяна не знает, но помнит, что подобных неформалов в СП с десяток.

Зато Владимир - подброшенный случаем собеседник - прекрасно осведомлен по всем вопросам, поскольку является одним из руководителей фирмы на общественных началах.

- Моя зарплата списывается на убытки. Да очень просто: заключается договор на липовые услуги с фирмой-однодневкой. Та закрывается, деньги таким образом обналичиваются, а мы подаем в арбитраж, чтобы «мертвеца» признали банкротом. Таких исков там уже прорва.

Вопрос без ответа

Попытки получить комментарии в Государственной налоговой администрации оказались тщетными. Я «сломалась» на четвертом телефоне третьего по счету управления. На заискивающее предложение высказаться по поводу «черного» рынка труда в Украине неизменно получала вопрос: «А что это?». Подзабыв усвоенное со студенческих времен определение, пыталась объяснить на пальцах: «Допустим, вы потеряли работу и стали думать, как выжить…» Упорное молчание на другом конце провода иллюстрировало позицию людей, категорически не представляющих, как можно выскользнуть из уютного кресла госслужащего. Мне объясняли, что ГНА занимается сугубо бухгалтерскими документами, акцизами, налогами с доходов физических лиц, прочими полезными делами, но никак не незафиксированными заработками. От предложения сходить в налоговую милицию пришлось вежливо отказаться, поскольку именно оттуда меня уже послали в администрацию...

Ладно. Я уже владела информацией, что в развитых странах, кроме налогового, существует еще один страшный инспектор - по труду, имеющий полномочия сродни полицейскому. В Великобритании, например, такой может незвано нагрянуть в любую из фирм и поименно сверить каждое находящееся на территории предприятия лицо с кадровым списком. «Подснежники» разбегаются по щелям в темпе тараканов, когда на кухне включают свет. Прихлопнет такого инспектор - ему, а прежде всего хозяину мало не покажется. Секрет не только в том, что британцы очень до налогов жадные, но и в том, что у них сильно развито такое странное для нас понятие, как моральные нормы трудовых отношений. Нельзя их попирать - и все тут!

У нас с моралью не лучше, чем с финансами. По словам замминистра труда и социальной политики - главного государственного инспектора труда Владимира Теткина, сил, которые нынче находятся под его началом, хватает только на то, чтобы пытаться отслеживать соблюдение правовых норм в сфере легальных трудовых отношений.

- За прошлый год мы проверили более 20 тысяч предприятий. Нарушения выявлены на 19 тысячах, причем по нескольку сразу. Сегодня все эмоции уходят на задержки, невыплаты зарплат. Инспекторы труда полномочны только там, где есть предмет трудовых отношений - штатное расписание, договор или контракт. А что касается нерегламентированного труда… Нормативная база едина для всех, но ее легко игнорировать потому, что это безнаказанно. И выгодно - как работодателю, так и самому исполнителю. Экономя на налогах, люди теряют социальную защиту, но в ней большинство уже и без того разуверилось. Поправить ситуацию поможет персонифицированный учет в пенсионном деле. Тогда рабочие не пойдут к хозяину, который откажет в гарантиях на будущее.

Другой вопрос, куда они пойдут? Не на руины же промышленных гигантов.

Торговля человеческим трудом приравнена к торговле «ножками Буша»

С прошлого года я храню ценную информацию о том, что якобы разрабатывается методика косвенных доказательств: для такого-то объема продукции необходимо такое-то количество работников с ориентировочно таким-то фондом оплаты труда, а если цифры не сходятся, стало быть, бессовестный владелец предприятия энную сумму налогов от государства скрыл. Но это сработает, если говорить о производстве продукции, чем у нас практически перестали заниматься. Перед формулой для определения количества менеджеров, утрясающих бартеры, или численности дистрибьюторов, необходимых для обеспечения нынешнего уровня концентрации паров канадской косметики в атмосфере, наверное, спасовал бы даже Пифагор. Может быть, поэтому официального подтверждения даже намерений что-то решать с нерегламентированной занятостью я не получила.

- Развитию нерегламентированных трудовых отношений, - считает начальник инспекции по контролю за соблюдением законодательства о занятости Анатолий Захарченко, - в немалой степени способствует и то, что на посредничество в трудоустройстве в пределах Украины специальной лицензии не требуется. Торговля человеческим трудом фактически приравнена к торговле куриными окорочками, только государственного надзора за «некачественным товаром» не существует. Если раньше служба занятости контролировала активность доморощенных кадровых агентств, то теперь лишена такой возможности. КЗоТ по меньшей мере лет на двадцать отстает от современного развития трудовых отношений. Но в любом случае борьба с теневой занятостью не будет иметь успеха, пока не удастся вывести на свет теневой капитал.

Кажется, руками мы развели синхронно…

Самый честный - город Ржищев

…В Ржищеве - один рынок и то ли совестливые, то ли ленивые коммерсанты. Этот провинциальный городок уверенно вырвался в украинские лидеры по безработице - около 20 процентов. А в Киеве, Одессе незанятого населения, будем считать, совсем нет - показатель и до одного процента не дотягивает. Тем и хорош мегаполис, что в нем проще пристроиться к обслуживанию теневой экономики. Государству опять же резон: не теребит его человек со своими проблемами - и славно. Вот что случилось бы, рвани весь неучтенный в статистике люд на пороги центров занятости? Светопредставление почище ржищевского. Ни технической, ни финансовой возможности достойно принять, «обработать», обеспечить пособиями всех искателей работы в обозримом будущем не предвидится. Поэтому проще отпустить людей на поиски приключений, чем маяться с пропагандой трудовой и налоговой морали.

Святая правда: «черный» рынок труда бережет страну от социального взрыва. Оттого и нет его у нас, что на самом деле он белый и пушистый.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно