Кому достанутся луганские электросети

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

На ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО) сегодня претендуют три силы. Первая — государство...

На ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО) сегодня претендуют три силы. Первая — государство. Но здесь существует риск, что его стратегические интересы могут быть подменены простым возвратом электросетей в собственность госкомпании «Луганскоблэнерго», которую на уровне менеджмента контролирует сегодня ее бывший частный владелец Константин Жеваго.

Вторая сила — это нынешние владельцы ЛЭО, которых принято связывать с группой «Интерпайп» Виктора Пинчука. На них сегодня уже начата атака сразу по двум сценариям. Абсолютному — через суд о признании недействительной первичной продажи имущества луганских сетей Укрсоцбанку. И по умеренному сценарию — в виде поступательного нажима НКРЭ, вводящей все новые и новые санкции против ЛЭО с целью лишить его последних надежд на рентабельность и со временем продать.

И третья сила, появившаяся в игре совсем недавно, — это западный капитал, представленный московским отделением известного фонда «Ренессанс капитал», который просто пришел купить, и ему все равно у кого — у В.Пинчука или у государства.

НКРЭ в действии

В минувшую среду председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин заявил, что, по его мнению, судебное разбирательство по делу о возврате энергоснабжающей компании «Луганскоблэнерго» электрических сетей заполитизировано. Обеспокоенность банкира вызвана, в частности, тем, что его банк проходит по делу соответчиком. При этом Тимонькин выразил недоумение, что «это первый случай в Украине, когда подвергается сомнению то, что куплено на открытых торгах».

Буквально сразу после решения Печерского суда, а именно 6 апреля состоялось заседание НКРЭ. По его итогам энергокомиссия приняла уникальное решение: признать, что ЛЭО не в полном объеме рассчитывалось за электричество с «Энергорынком», не по назначению использовало средства компании, не выполнило в полном объеме инвестиционную программу и, помимо прочего, отказалось заключить с госпредприятием «Энергорынок» типовой договор купли-продажи электроэнергии. То есть на решение о законности приватизации наложилось решение о признании других фактов, дискредитирующих компанию. Стало ясно, что это уже тенденция.

Как уже писало «ЗН», для того чтобы наказать ООО за предъявленные претензии, на ЛЭО со стороны НКРЭ был наложен штраф в размере 85 тыс. грн. Кроме этого, было принято решение пересмотреть тарифы на услуги ЛЭО, а именно — уменьшить их. Сумма снижения тарифов равнялась объему средств, потраченных якобы не по назначению или неэффективно.

Еще один вид санкций был более весомым: НКРЭ постановила рассчитать новый специальный алгоритм отчисления средств для ЛЭО. Этот алгоритм подразумевает уменьшение объемов средств, перечисляемых ООО за его услуги. Остаток будет поступать генерирующим компаниям.

В цифрах это выглядит так: доля средств, перечисляемых на счета луганской компании, в апреле снижена с 10,71 до 7,53% от общего сбора денег за электроэнергию в Луганской области. Это приведет к тому, что ЛЭО понесет убытки в размере почти 50%.

Руководство ЛЭО заявляет, что оценка расчетов произведена некорректно, так как за основу были взяты не самые показательные периоды, а именно — зимние месяцы. Глава компании Руслан Арсирий заявил: «Покажите мне хоть один месяц по сравнению с прошлым годом, в котором мы рассчитались хуже хотя бы по одной группе потребителей. В 2003 году уровень оплаты электроэнергии у нас составил 76%, а в 2004-м — 90,5%. Есть разница? И почему не применяются санкции к тому же «Донецкоблэнерго», которое в прошлом году рассчиталось на 80%, а также к ряду других компаний?»

Р.Арсирий соглашается, что действительно в ЛЭО могло быть нецелевое использование средств, а именно — около 300 тыс. грн. «Так пусть НКРЭ вычтет эти средства из тарифа, пусть наложит штраф, но срезать в ручную тариф до уровня, обеспечивающего только выплату зарплаты, нельзя. Это репрессивный метод», — сказал глава компании, признав, что сила на стороне регулятора.

При этом в ЛЭО отмечают, что вердикт — нецелевое использование средств — не конкретизирован: в акте территориального представительства НКРЭ сказано, что в 2003 и 2004 годах объединение истратило около 2 млн. грн. не так, как следовало бы. В ЛЭО отмечают, что такие претензии, возможно, и логичны, однако причины невыполнения инвестпрограммы на виду.

Например, оплата за электроэнергию со стороны потребителей не полная. Кроме того, в тарифе для ЛЭО не были учтены 25,2 млн. грн. в виде убытков, связанных с началом деятельности на территории Луганщины такого потребителя, как «Укрэнергоуголь». 15,6 млн. грн. компания не получила из-за перевода Стахановского ферросплавного завода со второго класса напряжения на первый. Отметим, что среднемесячная выручка ЛЭО — около 10 млн. грн.

Есть еще один камень преткновения в отношениях ЛЭО и НКРЭ. Комиссия вовсе не стремится пересмотреть тарифы для компании, потому что та отказывается подписать типовой договор купли-продажи электричества с «Энергорынком» на предложенных ГП условиях.

Энергораспределительная компания предъявила к договору ряд замечаний: в нем не был согласован период преимущественного погашения задолженности перед ГП. Согласно подписанному документу, платежи за электричество, взимаемые с потребителей Луганской области, отражаются в бухгалтерской отчетности ЛЭО как погашение старых долгов компании за электроэнергию перед «Энергорынком», который настаивает на том, что все платежи областных поставщиков за электричество должны отражаться в бухгалтерской отчетности как оплата текущего долга. «Энергорынок» вписал это условие в типовой договор, который госпредприятие заключило со всеми энергопоставляющими компаниями, за исключением Луганской. Отказ подписать такой договор был вполне мотивирован: стоило этому произойти, и ЛЭО лишилось бы электросетей. Кроме того, как минимум две компании — «Киевэнерго» и «Днепроблэнерго» имеют отличную от типовой редакцию договоров с «Энергорынком», не говоря уж о том, что, согласно Гражданскому кодексу, компания любой формы собственности имеет право не подписывать любые договора, противоречащие ее жизненным интересам, и никто не вправе давить на нее по этой причине. Похоже, это и стало камнем преткновения.

«Энергокомпания — это живой организм, а не экспериментальная модель. И подобно любому живому организму, она может умереть, если ее не кормить. Как мы сможем мобилизовать наши силы, если у нас нет денег на бензин и ремонтные работы? Просто постепенно у нас будут отмирать какие-то части инфраструктуры, вначале будут отмирать незаметно, а потом — лавинообразно», — считает Р.Арсирий. Он уверен, что наказание должно стимулировать компанию к развитию и дисциплине, но в данном случае наказание стимулирует к отказу от лицензии на поставку электроэнергии. «Пусть придет фирма «X» и докажет, что она может работать более эффективно», — сказал Р.Арсирий.

И компания «Х» пришла.

Ренессанс, приносящий надежду

В конце марта, то есть буквально за две недели сенсационного решения НКРЭ, вокруг ЛЭО активизировалась инвестиционная компания «Ренессанс капитал», которая специализируется на поиске недооцененных активов, их скупке и перепродаже. В письме на имя первого вице-премьер-министра Анатолия Кинаха эта компания сообщила, что она детально прорабатывает вопрос инвестирования в ЛЭО. При этом в письме говорится о том, что «Ренессанс капитал» знаком «со сложной историей создания и последующей деятельностью ЛЭО». Инвесторы выступили с предложением поднять компанию до мирового уровня.

В частности, правительству Украины было предложено установить рыночные нормы прибыли для ЛЭО, что должно подтолкнуть эту компанию и к соблюдению условий лицензионного договора, и к инвестированию в развитие электросетей. Кроме того, «Ренессанс» предложила «Энергорынку» пойти на реструктуризацию долгов ЛЭО, то есть поступить так же, как и в 2001-м во время приватизации сетей. Так, по мнению экспертов, ЛЭО сможет выполнять обязательства перед ГП в полном объеме. И, самое важное, инвестор предлагает урегулировать все претензии к энергообъединению со стороны властей, что позволит привлечь средства для модернизации оборудования.

Действительно, «Ренессанс» способен привлечь зарубежных инвесторов, готовых заплатить рыночную стоимость за ЛЭО. Главное, на что рассчитывает инвесткомпания, — на понимание со стороны правительства и его поддержку. В появлении инвестиционно ориентированной компании есть положительный знак: если ее предложение Кабмин рассмотрит всерьез, а затем примет его, Украина сможет избавиться от реноме страны, проводящей дискриминационную политику реприватизации, и государства, посягающего на права частной собственности. Достаточно вспомнить слова премьер-министра Юлии Тимошенко в интервью «ЗН» о том, что в некоторых случаях будет достаточно, если нынешние владельцы бывших гособъектов доплатят за них.

Четвертый лишний

В пятницу, когда верстался этот номер, в Киеве проходило очередное заседание НКРЭ. И на нем вновь рассматривался вопрос наложения очередных штрафов на ЛЭО. И, возможно, конфликт перешел ту черту, когда стало возможным говорить о полной тактической победе госрегулятора над частной энергокомпанией, которая была избрана показательной жертвой на 2005 год.

Но это даже хорошо, что мы пока не знаем итогов тактической победы или поражения НКРЭ. Иначе нам пришлось бы анализировать эту тактику. А так мы можем попытаться найти ответ на простой вопрос: в чьих интересах могут совершаться те или иные действия?

Итак, как уже было сказано в начале, у нас здесь якобы присутствует государственный интерес. Но кого именно из представителей государства? Может быть, НКРЭ, которая при старой власти одобряла продажу Луганских сетей для погашения долгов, выдавала новой частной структуре, созданной на ее месте, все необходимые лицензии. А теперь хочет вернуть ЛЭО в облэнерго, от которого осталось одно только здание центрального офиса с повисшими на нем более чем полутора миллиардами гривен долгов?

«Любое решение, в т.ч. госчиновников, должно диктоваться государственной политикой. А не… намеками. Речь идет о развитии и жизни общества — для этого тебя (госчиновника) и назначили. По сути, госчиновники уполномочены организовывать, а не навязывать суть и правила игры. И довести суть этих правил в том числе и до ЛЭО. К сожалению, ничего даже отдаленно подобного НКРЭ не сделала. И правил игры, увы, мы не можем понять», — констатирует Лилия Млинарич, председатель наблюдательного совета компании «Классикс Менеджмент», которая оказывает ООО «Луганское энергетическое объединение» консалтинговые услуги по экономическим и юридическим вопросам.

Или, может быть, госинтересы отстаивает ГП «Энергорынок», которое затеяло в свое время с ЛЭО казуистический спор по поводу каких-то мало кому понятных, кроме юристов обеих компаний, пунктов договора? А теперь, когда экс-глава госкомпании В.Кальченко возглавил НКРЭ, он «песочит» луганчан едва ли не на каждом заседании, открыто, в присутствии прессы, предлагая в качестве альтернативы репрессиям подписать раз и навсегда кабальную для частной компании редакцию того самого договора.

Однако вышеописанные действия хорошо ложатся в сценарий «заказа» со стороны потенциального «альтернативного» покупателя. А поскольку параллельно прессингу НКРЭ разворачивается судебная баталия, где в атаку на ЛЭО с открытым забралом идет уже упомянутый банкрот «Луганскоблэнерго», где, несмотря на состоявшуюся реприватизацию 1999 года, до сих пор имеет свой кабинет известный бизнесмен К.Жеваго, все становится на свои места.

Ряд членов нашего энергетического бомонда, похоже, искренне считают выражением «государственных интересов» (доведя до ручки частную энергокомпанию за счет необоснованно жестких решений регулирующего органа) передачу ее собственности подконтрольной им госструктуре.

Между тем Лилия Млинарич говорит: «Для меня очевидно развитие двух ситуаций. Предположим, государство решает «убрать» всю частную (приватизированную) энергетику. В таком случае нужно об этом честно говорить. Например, это стратегически важно. Разумеется, государство может определить стратегически важные предприятия и отрасли в определенный период времени.

Тогда давайте обсуждать не ситуацию (сегодняшнюю), способствующую снижению котировок акций украинской компании (ОАО «ЛЭО») или «выдавливанию» ее владельцев. Давайте говорить и обсуждать процесс выкупа государством акций таких компаний, т.е. процесса их возврата в госсобственность.

Давайте объявим, что это — отрасль государственная (энергетика), и объясним обществу почему (зачем). Например, для разрешения многолетней проблемы долгов. К слову, законопроект о реструктуризации долгов энергоотрасли в парламент подавался трижды...

После этого можем обсуждать процесс передачи долгов от менеджмента к менеджменту, процесс поглощения компании и т.д.

И давайте быть честными. Когда находятся такие поводы, как в отношении ЛЭО, в 2002-м, например, налоговые службы серьезных нарушений не выявили, то решили объединить проверку с 2003-м. На самом деле это напоминает все тот же сценарий (сегодня — в отношении ЛЭО). Давайте быстро выскажемся: не могли найти серьезных нарушений в 2004-м — объединим их с 2003 годом. Хотя за все нарушения 2003-го компания уже была оштрафована. Теперь, объединив претензии за два года, нам предъявляют все то же страхование. О котором в предыдущий и текущий годы мы даже боимся думать: за это ЛЭО уже было оштрафовано».

Выглядели бы все вышеописанные события с ЛЭО действительно печально и безысходно, как во множестве других историй последних месяцев в нашей стране со словом «реприватизация», если бы в решающий момент не появился на сцене «Ренессанс» со своими западными деньгами.

И это, на наш взгляд, дало неожиданный шанс всем… выпутаться.

Так как мы не знаем, как далеко зашло вчера НКРЭ в реализации предыдущего своего конфликтного сценария, мы опишем простую схему примирения интересов трех основных сторон, которая на сегодня все еще представляется возможной.

Поскольку право собственности у нас все же незыблемо (мы-то знаем, что не все с этим согласны, но притворимся для сохранения лица перед западным инвестором), есть только один шанс, при котором все интересы будут учтены: ЛЭО продает «Ренессансу» значительную долю, НКРЭ создаст для компании нормальные условия работы и она из проблемной превратится в растущую.

Полученные деньги, во-первых, могут быть использованы на погашение долгов и развитие сетей самой компании. А если действительно государство (то есть правительство, а не ранее пытавшиеся представлять его интересы более мелкие госструктуры) решит, что компания должна доплатить в бюджет (надо будет еще придумать за что, ведь ЛЭО не было приватизировано), то сделать это можно будет за счет ресурсов «Ренессанса», а не за счет нового разорения Луганской энергокомпании.

Правда, этот вариант не учитывает интересов четвертой стороны — бывшего владельца «Луганскоблэнерго». А кто сказал, что их нужно учитывать?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно