«Киевгорнефтепродукт»: опять двадцать пять... - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

«Киевгорнефтепродукт»: опять двадцать пять...

25 января, 2008, 17:08 Распечатать

Если 75% акционеров хотят сменить менеджмент предприятия, он уходит. Это общее правило действует во всем мире...

Если 75% акционеров хотят сменить менеджмент предприятия, он уходит. Это общее правило действует во всем мире. Предположить, что обратное может быть признано нормальным, сложно. Впрочем, как оказалось, украинская реальность — тоже очень непростая вещь…

Акционеры ОАО «Киевгорнефтепродукт» в полной мере испытали это на себе. Совершенно естественное желание владельцев контрольного пакета управлять предприятием вылилось в многолетнее судебное противостояние с множеством судов, срывом собраний акционеров и отказом выполнять их решения, депутатскими рейдами и заключениями прокуратуры. В общем, история последних трех лет (а конфликт длится с 2005-го) получилась нескучной. В декабре она вышла на новый уровень — миноритарии привлекли к спору… Верховный суд.

18 декабря 2007 года Верхов­ный суд Украины рассмотрел два судебных дела по иску миноритарного акционера ОАО «Киев­гор­нефтепродукт» Евгения Фе­щен­ко, владевшего менее 0,001% акций, и на основании его обращения признал недействительным решение собрания акционеров, за которое проголосовали 75% собственников компании.

Точнее, формально ВСУ не удовлетворял иск, а оставил без изменений решения судов первой инстанции, а также Киевского апелляционного хозяйственного суда на эту тему.

Благо, что решений было много: тот же г-н Фещенко ранее обжаловал собрания одного и того же предприятия в два разных районных суда Киева — Соломенский и Днепровский. Тот факт, что само предприятие зарегистрировано в другом районе и дело должно было рассматриваться в Деснянском районном суде, никого не заинтересовал.

Впрочем, Евгений Владиславович Киевом не ограничился и обращался также в Бориспольский районный суд Киевской области, плюс был участником в аналогичных делах по искам таких же миноритариев по поводу обжалования собраний акционеров «Киевгорнефтепродукта» в Виннице, Макеевке, Шахтерском горрайонном суде Донецкой области. Как иронично отметил один из юристов ОАО, «он судился где угодно, но только не по местонахождению предприятия и не там, где это должно было рассматриваться в соответствии с требованиями законодательства».

Причина такой судебной активности понятна и даже уважительна: г-н Фещенко — не просто миноритарный акционер «Киев­горнефтепродукта», но и член наблюдательного совета ОАО. Причем вероятность, что основные акционеры его снимут в случае успешного проведения собрания, просто стопроцентна. Нынешний менеджмент предприятия, вот уже третий год отбивающийся от своих акционеров, эксперты привычно считают дружественным Андрею Деркачу, позиции которого сейчас явно покачнулись. Да и, имея менее четверти акций, вечно сидеть на предприятии не получится. Но удержаться подольше хочется. Вот и идет борьба посредством многочисленных судебных исков.

Ряд определений, генерированных Фемидой в результате их рассмотрения, просто замечательны. Так, одно из них запретило проводить общее собрание акционеров «Киев­горнефтепродукта» в любое время и в любом месте Украины.

Другой суд запретил бывшим членам правления передавать кому-либо печати и штампы ОАО. Можно подумать, они рвались их сдавать.

Схему, при которой решения акционерных собраний блокируются исками миноритариев в районные суды, сложно назвать новой для Украины. И до сих пор именно Верховный суд с ней с той или иной степенью эффективности боролся.

Как отмечают юристы, у Верховного суда сформировалась четкая судебная практика, согласно которой при рассмотрении дел, в рамках которых обжалуются собрания акционеров, суды должны в первую очередь принимать во внимание наличие кворума на собрании акционеров. Т.е. были ли необходимые 60% голосов.

Верховный суд очень часто занимал позицию, в соответствии с которой общее собрание акционеров можно признать недействительным лишь в том случае, если отсутствие истца могло существенно повлиять на принятые решения. Более того, неоднократно указывалось на незаконность судебного запрета проводить собрания акционеров, а соответственно, невозможность признания собрания акционеров недействительным в связи с тем, что проводить такое собрание акционеров было запрещено по определению суда.

Подобная практика сдерживала рейдерские атаки на предприятия, когда акционеры, владеющие парой акций, добивались в судах общей юрисдикции признания собраний акционеров недействительными, тем самым блокируя работу высшего органа предприятия.

Ироничность ситуации усугубляется тем, что 16 августа 2006 года, рассматривая дело об обжаловании собраний акционеров именно «Киевгорнефтепродукта», Верхов­ный суд Украины указал, что в случае присутствия на общих собраниях достаточного количества акционеров, которые имели право принимать решение в соответствии с законом, «суду необходимо принимать решение с учетом не только интересов отдельных акционеров, которые не владеют значительным количеством акций… но и с учетом волеизъявления большинства акционеров общества, которые были на собраниях и которые проголосовали за принятые на таких собраниях решения».

Казалось бы, исчерпывающе. Повторимся, на собраниях «Киев­горнефтепродукта» за смену руководства голосуют акционеры, которым принадлежат 75%. Но вот теперь вдруг оказалось, что мнение 0,001% куда важнее.

Прецедент крайне неприятный. Фактически, он снова создает основания для принятия подобных решений судами более низких инстанций.

К чему может привести такая война, показывает опыт самого «Киев­горнефтепродукта». Некогда крупнейшая в столице компания по тор­говле нефтепродуктами потеряла практически весь рынок, став его безус­ловным аутсайдером.

И это — при прекрасном стартовом заделе. В собственности компании находилась сеть из 37 автозаправочных станций в Киеве и области, а также нефтебаза в Борисполе. Их рыночная стоимость составляла десятки миллионов долларов. А вот сколько активов осталось на сегодняшний день, сказать трудно: предприятие активно превращают в пустышку.

Пока акционеры проводили собрания и пробивались сквозь дебри украинской судебной системы, сидящий на «Киевгорнефтепродукте» менеджмент по бросовым ценам распродал практически все имущество предприятия, включая нефтебазу и АЗС. При этом на счета компании деньги так и не поступили, и оно непрерывно накапливало долги. В частности, появилась задолженность по налогам и сборам.

Более того, несколько месяцев в прошлом году «Киегор­нефте­продукт» вообще считался… ликвидированным в процессе банкротства. По крайней мере, именно такую информацию из третьих рук получили в июне 2007-го основные акционеры ОАО.

Не правда ли, вдохновляющая новость? Когда начали разбираться, обнаружилось, что «банкротство» проходило на основе сомнительных судебных документов. Банкротом предприятие было признано на основании определения Хозяйственного суда, причем судьей, ранее запрещавшей собрание акционеров.

Правда, когда собственники обратились в Хозяйственный суд с требованием предоставить информацию относительно дела о банкротстве, им сообщили, что дела о банкротстве ОАО «Киевгорнефтепродукт» нет. И никогда не было.

Все это здорово, но чтобы преодолеть липовое банкротство, понадобился протест прокуратуры относительно незаконной ликвидации компании и требование восстановить ее регистрацию.

В результате «Киевгорнефте­продукт» восстановили в государственном реестре, а законным руководителем предприятия был признан избранный подавляющим большинством Алексей Плакасов. Но уже 20 сентября 2007 года государственный регистратор отменил регистрацию изменений в госреестр, связанных с изменениями в уставе и внесением Плакасова в качестве законного руководителя. Что по факту означало продолжение столь же «эффективного», как и прежде, управления.

Излишне говорить, что ни малейшего доступа к финансовым документам основные акционеры и по сей день не имеют. Хотя и той информации, что просачивается на поверхность, вполне хватает, чтобы понять, что там происходит.

Ждать, пока от предприятия останется один забор, акционеры не намерены. Они уже обращались и к президенту страны, и к руководству МВД, и в Генпрокуратуру, в Верховный и Высший хозяйственный суды. Реакция была разной. Теперь вообще оказалось, что Верховному суду происходящее скорее нравится.

Остается разве что надеяться, что не всей судебной системе. В конце концов, если не хватит украинских судов, есть еще и международные. Математика — упрямая, и если кто-то считает, что 25% больше, чем 75%, значит, его просто неважно учили в школе...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно