Катастрофические плоды «молочного прорыва»

4 ноября, 2011, 16:02 Распечатать

Вскоре под Киевом страусиных ферм может оказаться больше, чем молочных.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Щедрая на урожай осень принесла с собой удешевление большинства отечественных продуктов питания. Но на благоприятном фоне еще четче обозначаются нелады с производством молока. Цены на молочные продукты совершили за год уже несколько скачков.

Стадо — «под нож»

Недавно около здания КОГА на Печерске открыли автоматический молочный бар. Каждый желающий может приобрести натуральное молоко повышенной жирности стоимостью 7 грн. за литр. Пригласив много гос­тей и журналистов, руководители области пафосно говорили об успехах в животноводстве, изображая дело так, будто в области после введения в строй нескольких крупных молочных комплексов, реконструкции немногих ферм совершен некий «молочный прорыв», вследствие которого полезный и дешевый напиток становится доступен жителям столицы.

На самом деле ситуация с производством молока в области вызывает отнюдь не только позитивные эмоции. Валовой надой по всем категориям хозяйств с 2004 г. снизился почти в 1,5 раза. При этом падение как поголовья, так и производства молока продолжается. Область не только столицу, но и свои города молоком толком не обеспечивает. Несмотря на то что Киев­щина достигла наивысших показателей в стране по продуктивности коров, перелом в отрасли не просматривается. Точечные успехи не в состоянии компенсировать упадок частного сектора и большинства сельхозпредприятий, ранее занимающихся молочным производством.

Начальник отдела животноводства Васильковской РГА Сер­гей Степанен­ко приводит неутешительную статистику. За последние восемь лет молочное стадо района стремительно сокращается: с 5500 до 1223 голов. Сейчас молочным скотоводством занимаются всего семь сельхозпредприятий из нескольких десятков существующих. А всего в них на 01.08.2011 г. насчитывалось 3012 голов крупного рогатого скота, меньше половины из которых — коровы. Можно сказать, что целый район производит не больше молока и говядины, чем раньше это делало среднее сельхозпредприятие.

Дотации за последние 1,5 го­да, говорят специалисты управления, ни одно сельхозпредприятие района не получало. Даже те, которые производят экологически чистое молоко для детского питания. Скажем, СООО «По­логовскому», которое реализовало за прошлый год 131 тонну высококачест­венного молока, обещанная дотация в сумме 66 тыс. грн. так и не поступила. Частный сектор вообще забыл, что такое государственная помощь.

Такая ситуация типична для всей страны. Коровы для сельхозпредприя­тий Фастовского, как, впрочем, и многих других районов области, где молочные фермы можно посчитать на пальцах рук, становятся настоящей экзотикой. В утверждении, что под Киевом вскоре страусиных ферм будет больше, чем молочных, содержится лишь доля шутки.

Производители молока становятся его потребителями

Недобор молока в сельхозпредприятиях можно было бы восполнить за счет частного сектора, как это, в общем-то, делалось во все времена. Но там ситуация еще более удручающа, чем в сельхозпредприятиях. Ли­шенный всяческой поддержки государства и местных органов, крайне озабоченных земельным вопросом, коттеджной и иной застройкой пастбищ и выгонов для скота, он на глазах исчезает. Жители сел Кожухивки и Беспят Васильковского района еще три года тому назад содержали по несколько десятков коров, сейчас в первом из них осталось три коровы, во втором — четыре. И таких сел, особенно вблизи Киева, становится все больше. Вчераш­ние производители молока становятся его потребителями. В результате цены на эту продукцию в ряде городов и райцентров области выше, чем в столице.

На базаре в Володарке, например, молоко расхватывают по 9 грн. за литр. Торгующие молочницы признаются, что подняли цены на 3—4 грн. еще летом. Брали бы и больше, да вот незадача — появились конкуренты из Житомирской области, которые сбивают цену. Но ближе к холодам цены они все равно повысят.

Вместо ответа на вопрос, что будет завтра, автору дают почитать сор­ванное где-то, от руки написанное объявление, замечая, что такими обвешаны все столбы в округе. Цитируем дословно: «Закупаем коров. Оплата сразу на месте. Работаем без выходных». И телефоны. После звонка выяснилось, что киевских заготовителей действительно интересует как объект мясозаготовок не бычки, а именно коровы. Этот «товар» даже в разгар лета при обилии зеленых кормов довольно ходок. Платят по 9—13 грн. за кило живого веса.

Сколько бюрократических заворотов последнее время накручено вокруг буренок — в начале 2010 года даже принят закон об их идентификации и регистрации, в частности обязывающий владельца в семидневный срок после рождения теленка фиксировать это событие как документами, так и номерным знаком. К ряду уже имеющихся контролирующих органов на коммерческой основе создана новая структура (услуги, разумеется, платные), которая занимается регистрацией и нумерацией скота. Результатом такого тщательнейшего учета во всех инстанциях является то, что дойные коровы при острейшем дефиците молока отправляются на бойни.

«Стратегия», ведущая в тупик

Кабинетные расчеты руководителей Минагрополитики на то, что взятый курс позволит за три-четыре года нарастить молочное стадо до 3 млн. голов, достичь среднегодовых надоев на корову до 5 тыс. литров и таким образом выйти на общее производство 15 млн. тонн молока, на практике терпят крах. До такого состояния, как нынче, молочная отрасль еще не скатывалась. Снижается как поголовье коров, так и производство молока. В 2010 г. в Украине его произведено всего 11,2 млн. тонн. Такого низкого показателя за последние 55 лет не было. При этом ситуация в нынешнем году, когда государственная поддержка производителей практически отсутствует, продолжает ухудшаться. Причем нарастающими темпами. По данным Госкомстата, стадо КРС в Украине на 1 июля нынешнего года составило
5,24 млн. голов, что на 4,5% меньше, чем было в 2010 г. При этом коров стало меньше на 3,7%.

Сказалась недооценка частного сектора. О его весе в общем производстве молока свидетельствуют расчеты эксперта аграрного рынка УКАБ Инны Ильен­ко. Согласно им, на переработку за первый квартал нынешнего года от сельхозпредприятий поступило несколько больше молока, чем в прошлом году. Но поскольку удельный вес их меньше, чем частников, которые в этот период уменьшили поставки, то и общий показатель отрасли оказался отрицательным. На переработку поступило за квартал на 3,1% молока меньше прошлогоднего. Отсюда следует обоснованный вывод: отмена прежнего порядка дотаций посредством субсидирования закупочных цен на сырое молоко, который был приемлем и для производителей, и для переработчиков, сыграла резко отрицательную роль. Прежде всего потому, что средства господдержки, которые раньше шли непосредственно в молочную отрасль и при любых обстоятельствах оставались в ней, теперь через спецфонд «распыляются», поступают не только в молочное скотоводство, но и в птицеводство, свиноводство, т.е. в отрасли более благополучные, которые могли бы развиваться самостоятельно. В результате для сохранения и развития оставшейся без поддержки отрасли остается чуть ли не единственный выход — повышение закупочных цен. Но, опять-таки, это путь в никуда. Закупочные цены на молоко, повышение которых принимает в стране перманентный характер, вплотную приблизились к «потолку», за которым маячит потеря конкурентоспособности отечественных производителей. К тому же такая практика неминуемо сказывается на ценах молочных продуктов, они и сейчас уже не всем по карману.

Есть еще важные обстоятельства, требующие особого внимания к молочному скотоводству. При вступлении в ВТО Украина обязалась за время пятилетнего переходного периода решить вопрос с качеством молочного сырья, направляемого на переработку. Выделенного времени было достаточно, чтобы, во-первых, осуществить строительство и реконструкцию современных комплексов, во-вторых, поспособствовать созданию на основе имеющихся селянских хозяйств не менее современных мини-ферм. Без этих шагов, дополняющих друг друга, проблему не решить. Но за три года на первом направлении сделано мало, а на втором — и вовсе ничего, более того, даже просматривается движение назад.

Но вместо того, чтобы работать во всех направлениях, и, прежде всего, создать условия для организации мини-ферм, способных внедрять современные технологии и производить высококачественное сырье, в стране реализуются затратные программы, в которых просматривается стремление вовсе лишить поддержки частный сектор и хозяйства средней руки. А за сэкономленные таким образом средства привлечь крупный капитал, чтобы на основе государственно-частного парт­нерства проектировать, строить современные комплексы развивать высокотоварные предприятия.

Подписанный 8 июня руководителем Минагрополитики приказ №227 о распределении бюджетных средств на поддержание производителей молока и мяса по этому поводу не оставляет сомнений. Средства в сумме
2,03 млрд. грн. распределяются так: 1,5 млрд. должно пойти на возмещение расходов на строительство ферм, комбикормовых заводов и закупку техники для животноводства. 500 млн. грн. предназначено для возмещения расходов по кредитам, которые будут выдаваться на те же цели. В то же время на приобретение доильных аппаратов, которые могли бы повлиять на повышение культуры производства мелких производителей, и другое предусмотрено всего по десятку-второму млн. грн. И то, неизвестно, на чьи нужды они будут истрачены: крупных, или мелких производителей.

Нужна ли кооперативам политическая окраска?

Молочное скотоводство в личных крестьянских хозяйствах пребывает на таком низком уровне, что без помощи государства его поднять сложно. Механизм, ускоряющий осовременивание «подворного» молочного скотоводства давно выработан. В частности, сгладить недостатки мелкотоварного производства возможно при создании обслуживающих кооперативов, в которые селяне объединяются, чтобы совместно решать вопросы, нерешаемые врозь, создавать необходимую инфраструктуру — пункты приема и охлаждения молока, обеспечивать машинное доение коров и доставку
сырья на перерабатывающие предприятия. Поскольку решение этого давно назревшего вопроса на государст­венном уровне неоправданно затягивалось, в ряде мест производители и переработчики берутся за дело сами. Совместные усилия в ряде мест привели к созданию полноценных обслуживающих кооперативов. Некоторые крупные переработчики, выделив солидные средства, взялись за создание таких структур самостоятельно.

Но созданием отдельных кооперативов проблемы не решишь. Для обеспечения массового перехода мелких хозяйств на прогрессивные технологии необходимо участие государства. Правительство Ю.Тимошенко уже под конец своей деятельности сделало попытку повлиять на ситуацию в мелкотоварном молочном скотоводстве. Была принята Государственная программа поддержки обслуживающих крестьянские дворы кооперативов. На ее реализацию было выделено 90 млн. грн. Это позволило создать около сотни кооперативов, которые, закупив на выделенные средства холодильное оборудование, молоковозы, а некоторые даже доильные аппараты, обеспечили своим селянам-кооператорам возможность производить молоко качеством не ниже, чем на современных комплексах. Но в дальнейшем это направление не получило развития. И для львиной части выделенных средств нашлось другое применение. Новая власть не проявила интереса к новациям предшественников. Сказа­лось ставшее для страны традиционным устойчивое убеждение, что политические оппоненты ничего толкового создать не в состоянии.

В России, которая после развала колхозов и совхозов попала в ситуацию, схожую с нашей, не в пример украинским чиновникам, предпринимают довольно настойчивые усилия, направленные на повышение отдачи всех секторов молочного скотоводства. В то время как в Украине мелких производителей молока лишали господдержки, соседи разработали программу, направленную на субсидирование из федерального бюджета производителей в расчете на литр молока. Особое внимание уделяется стимулированию личных подворий. Для них предусмотрено двойное субсидирование — как по поголовью, так и по сданной на переработку продукции. Кроме того, реализуется программа по созданию на базе личных подворий семейных мини-ферм.

Вопрос ответственности за происходящее в отечественной молочной отрасли становится все острее. По такому, казалось бы, частому вопросу журналисты не постеснялись побеспокоить одного из спикеров Партии регионов Михаила Чечетова. На­родного депутата попросили разъяснить, что это за «стратегия», когда молока уже даже детям не хватает, и кто ответит за ее проведение и поддержку неуклюжих мер. Тот популярно разъяснил, что в условиях выстроенной управленческой вертикали «конкретный министр отвечает за политику в отрасли. Ну а если он что-то не так делает, то сразу президент его «дернет», и министром будет уже другой». Вот так, и не иначе. Только работников отрасли и обделенных ка­чест­венной молочной продукцией граждан интересуют не особенности кадровой работы в партии власти, а более конкретный вопрос: когда будет налажена нормальная работа доведенного до ручки молочного скотоводства?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно