КАКИМ КУРСОМ ПОКАТИМСЯ

28 января, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 28 января-4 февраля

Прошлогодний валютный коридор, как прошлогодний снег, растаял в тумане. Стек по асфальту, оставив после себя лишь воспоминания и пустоту...

Прошлогодний валютный коридор, как прошлогодний снег, растаял в тумане. Стек по асфальту, оставив после себя лишь воспоминания и пустоту.

В пустоте родятся предчувствия. Предчувствия холодной зимы, слякотной весны, весьма неуютного и скользкого марта (шутка ли — больше 3 млрд. долл. внешних платежей за год и из них около 820 млн. только в марте).

Предчувствия родятся колючие, как крещенские морозы. Чем греться будем, панове-господа-товарищи? Скажи, Родина! Скажи, Батьківщина! Чем топить будем?

— Кого топить?

— Да не «кого», а «чем»...

— Ах «чем»... Ну уж это вопрос не принципиальный... Сейчас главное, что в стране идут экономические преобразования. И есть необходимость кем-то жертвовать.

— Эх, Батьківщина! «Велика ідея потребує жертв.

Але хіба то є жертва, коли звір звіра їсть?»

Так чем топить и освещать будем?

— Топите вы... да чем сможете! Главное — сначала руки вымойте. Милые вы мои, хорошие вы мои...

— Батьківщина! Мы не милые и не хорошие! Мы голодные и замерзшие!

— Да нет же — вы милые, вы хорошие... Вы все преодолеете, все превозможете.

Конечно, и преодолеем, и превозможем. Ведь мы — очень живучий... нет, не народ, а население. Да-да! Не стоит открещиваться от главного достижения украинских экономических преобразований (именно в том виде, в каком они случились) — трансформации Народа в население. Не стоит открещиваться потому, что с экономической точки зрения Народ действительно нецелесообразен. Ну зачем он нужен, Народ? Да ведь незачем! Одни хлопоты с ним — то требует разумной аргументации решений власти, то — похуже — контроля за этими решениями.

Другое дело — такая аморфная масса, как население. Население вполне удовлетворяется демагогией второй свежести и не только не стремится кого-либо контролировать, но и само вполне контролируемо. Более того, население — это не только рабсила, но и какой ни на есть налогоплательщик и потребитель. Причем потребитель, который, приближаясь к самой низкой черте уровня жизни и предчувствуя скорую голодную смерть, на последние девальвируемые гривни умудряется скупать импортную одежду, машины и квартиры. А что? Хоть напоследок пожить по- человечески...

Даже расчетливо филантропичный МВФ, слыша от наших чиновников о мизере ВВП на украинскую душу населения, изредка пассивно удивляется такой нехилой славянской нищете. Но все равно дает нам (работа у него такая)... Взаймы... Иногда... Чуть-чуть... А потом еще раз чуть-чуть. И еще.

Понятно, что этого «чуть-чуть» не хватит даже с долгами рассчитаться. И экономику этим «чуть-чуть» не поднимешь. И не реформируешь. И даже валютные резервы Нацбанка не пополнишь. Зато это самое «чуть-чуть» может поддержать у населения надежду на возрождение экономики. А надежду поддерживать всегда выгоднее, чем само население и экономику. Во-первых, не в пример дешевле. Во-вторых, перспективнее. Ведь у надежды перед населением и экономикой всегда больше шансов: надежда, как известно, умирает последней...

Боже! Как же все-таки холодно! Холодно писать о валютном курсе. 820 млн. долл. внешних платежей в марте — мало согревающий фактор.

Вяло поднимается рука и опускается на клавиатуру компьютера... Вяло текут по экрану монитора буквы... Черные буквы на белом фоне... Так откровенно, без полутонов, без стеснения...

Объявит ли Украина в марте дефолт? Может, вот так возьмет и объявит... Так откровенно, без полутонов, без стеснения...

Хотя… Все зависит от того, что называть дефолтом. В принципе, согласно международной терминологии, какое-либо неисполнение финансовых обязательств в срок, любой их перенос — это де- факто уже и есть дефолт. Так что после прошлогодней ситуации с ING и совсем новой, январской — с Chase волков можно больше не бояться: мы уже давно в лесу. Даже если высшие должностные лица усиленно избегают произносить слово «дефолт» вслух.

А вот за курс гривни побояться стоит. Ибо способность Минфина по-быстрому и в значительной степени реструктуризировать внешний долг-2000 все-таки определенные сомнения вызывает. И в случае неудачи — огромный спрос на валюту со стороны государства гарантирован. Где Нацбанку в таком случае срочно взять валюту?

Возможность 1 (самая реальная) — дефолт де-юре. И сумма валютных резервов НБУ из отрицательной сразу станет положительной. Ну вот вам и валюта!

Возможность 2 (сомнительная по своей реальности) — привлечение валюты из-за рубежа. Чем ее привлечь — вопрос сложный. Такой же сложный, как быстрая и эффективная приватизация. О денежном эффекте от приватизации даже глава ФГИ не решается говорить до конца первого квартала. Между тем, большие внешние выплаты у нас уже в марте. Что касается каких-либо государственных фондовых инструментов, то... в конце концов, чем черт не шутит? Пока текут по миру бурные потоки вечно голодного венчурного капитала — шанс всегда есть. Вопрос — только в цене. И в расплате. Хотя... всегда существует возможность 1.

Возможность 3 (сомнительная по своим последствиям) — внутренние валютные ресурсы. То бишь резервы НБУ плюс то, что Нацбанк может купить на внутреннем рынке (экспортный потенциал). На сегодняшний день валютные резервы Нацбанка составляют 1 млрд. 50 млн. долл., как заявил директор департамента валютного регулирования НБУ Сергей Яременко. И по его мнению, докупить на внутреннем рынке реально еще 500—700 млн. долл. «Хотя, — резонно замечает Сергей Александрович, — при желании сделать можно все». То есть, при желании «вытянуть» с внутреннего рынка больше валюты, НБУ придется «сбросить» туда значительную массу непрошеной гривни. При том, что обычно в начале года поступления в бюджет самые «хилые», а бюджетная дисциплина самая «хромая» — эта гривня возникнет, скорее всего, в результате эмиссии. После того как проблема будет создана, НБУ примется за ее решение. Обычные меры в таких случаях — обязательная 100%- процентная продажа валютной выручки экспортерами, ограничение круга покупателей валюты, ужесточение резервных норм для комбанков и так далее. При этом удержать курс гривни «в рамках приличий» все равно вряд ли удастся. Несмотря на 5,78 грн./долл., заложенные в самый новый проект бюджета, умудренные опытом валютчики курса выше 7—8 грн./долл. не ждут.

В свете всего вышесказанного отказ Нацбанка от политики валютного коридора представляется вполне к месту и ко времени.

Как поделился казначей крупного банка, ориентированного на обслуживание экспортеров, «у меня в банке есть ряд довольно приличных клиентов-производителей, которые понесли очень значительные убытки только из-за того, что в свое время помпезно объявленный валютный коридор не был выдержан. Уж лучше не давать обещаний. Иначе мы напоминаем ту лошадку из анекдота, которая всех убедила ставить на нее и свалилась посреди ипподрома, проржав: «Ижвините! Ну не шмогла!»

Так что дискредитировал себя валютный коридор в Украине. «Уж ижвините! Ну не шмогла!»

В то же время, как считает народный депутат Виктор Суслов, «инструмент, который признан и используется во всем мире, не может себя дискредитировать — себя дискредитировать могут лишь люди, которые не умеют им пользоваться». «Это все напоминает мне басню «Мартышка и очки»: очки «не действовали никак», потому что их надевали не на нос, а на хвост — и их просто разбили», — иронизирует Виктор Иванович.

По мнению народного депутата, идея валютного коридора вполне была бы жизнеспособна в Украине при условии, что это будет так называемый «наклонный» коридор (по российскому образцу) и что будет проводиться постепенная девальвация курса гривни. Но «в свое время НБУ этому воспротивился, и в течение 1997—98 годов Украина потеряла более 3 млрд. долл. валютных резервов, ушедших на выплаты по ОВГЗ». Конечно, бескорыстное благородство, с каким нерезидентам (и где они только родятся, эти нерезиденты?) «отвалили» львиную долю резервов Нацбанка (хотя именно за риск инвесторы и получали свои баснословные проценты), достойно отдельного интереса. Хотя — чего поминать старое? Инвесторов больше нет, солидных резервов — тоже...

А раз нет резервов, то и возникшие разговоры о возможной привязке курса гривни к какой- либо твердой валюте или корзине валют не представляются особо реалистичными. Для такой привязки необходимо, чтобы темпы экономического развития двух стран были сопоставимы, чтобы динамика макроэкономических показателей — того же дефицита бюджета, платежного баланса — совпадала. Желательно — чтобы и товарооборот между двумя странами был значителен. Пока всем этим требованиям более всего отвечает самоуверенная, но нестабильная Россия.

Посему, по мнению большинства операторов валютного рынка, наиболее приемлемый (реалистичный) вариант режима курсообразования на сегодняшний день для Украины — свободное плавание. Как утверждает директор департамента валютного регулирования НБУ Сергей Яременко, сейчас гривня находится именно в свободном паден... плавании. Свободном — если, конечно, не вспоминать об обязательной продаже половины валютной выручки и ограниченном доступе покупателей на валютный рынок. Кроме того, руководитель группы советников председателя правления ПУМБа Борис Кушнирук напоминает: «Свободное плавание не предполагает, что один участник игры просто-напросто хулиганит, сбрасывает на рынке деньги, бумажки, которые ничего не стоят, и покупает за них вполне хрустящую валюту».

Придется ли Нацбанку «хулиганить» и дальше, в большой степени зависит от того, какой бюджет Украина получит на 2000 год. Во всяком случае, от источников погашения внешнего и внутреннего долга, от наличия и источников погашения бюджетного дефицита, состояния торгового и платежного баланса, структуры расходов бюджета, направленной на стимулирование импорта либо экспорта, от того, как все это будет прописано в бюджете, во многом зависит валютный курс. Во всяком случае, так заявляют в Нацбанке.

Хотя — то, что написано пером, всегда можно вырубить топором. Тем самым, из-за которого Верховная Рада пока занята отнюдь не принятием бюджета.

«Праві йдуть назад, але голову намагаються держати вперед.

Ліві мчать уперед, але голову скрутили назад.

Як не хваліть учення Христа, а все-таки й він на ослах їздив і приймав осанну».

Но-о-о, поехали! Осанна Александру Волкову! Парламентское большинство официально сформировано и даже проявило работоспособность — в межсессионный период. Но бюджет пока все-таки не принят. И не известно, в каком виде принят будет. Ибо взгляды на пути экономического возрождения страны у представителей большинства уж слишком разные. В некоторых случаях — взаимоисключающие. Ну что ж — «маємо те, що маємо», как говаривал седовласый активист сегодняшнего большинства. И в отдельных случаях каждого отдельного депутата (и справа, и слева) можно уговорить побегать «поміж крапельками».

Вот в такой суете депутаты бюджет и примут. Примут «не глядя», потому что действительно разобраться в государственном бюджете на основе книжицы, которой наделили нардепов, — все равно нереально. Да и чего разбираться-то, принимать, принимать надо! Вон МВФ напрягает!

Может, МВФ не зря напрягает? Может, денег дать хочет? А может, и Минфину удастся вовремя и удачно сблефовать перед своими инвесторами?..

Впрочем, как философски замечает казначей одного из крупнейших украинских банков, «что бы ни происходило с экономикой, с реформами, с курсом гривни — все равно страна вынуждена будет жить»...

(В статье использовано творческое наследие Павла Тычины)
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно