Как украинские суды помогают РУЭ заполучить заработанные на украинцах миллиарды

15 октября, 2010, 15:45 Распечатать

В сентябре Генпрокуратура Украины подала два иска: в Хозяйственный суд Киева — с требованием признать недействительными договоры купли-продажи 11 млрд...

В сентябре Генпрокуратура Украины подала два иска: в Хозяйственный суд Киева — с требованием признать недействительными договоры купли-продажи 11 млрд. природного газа между НАК «Нафтогаз» и ОАО «Газпром», в Окружной административный суд — о признании противоправным поручения премьер-министра Украины Ю.Тимошенко и его отмене. Попытаемся разобраться — зачем?

Какой именно документ Генпрокуратура пытается признать недействительным? Существуют январские директивы экс-премьера с визой экс-главы Минтопэнерго Юрия Продана, протокольное решение Кабмина от 24 января 2009 года, огромное количество резолюций и письменных поручений премьера и первого вице-премьера. Ни один из перечисленных документов не является нормативно-правовым актом, устанавливающим права и обязанности либо для широкого, неограниченного круга лиц, либо для конкретного субъекта гражданско-правовых отношений.

Судебная практика административного судопроизводства, а ранее хозяйственного, четко определила, что признавать недействительными можно лишь нормативно-правовые акты, а все прочие документы в судах не рассматриваются — в таких случаях можно обжаловать лишь решения этих органов.

Когда же Генпрокуратура обжалует договоры, контракты, акты приема-передачи газа, то нарушается подсудность подобных споров, определенная договорами между хозсубъектами, в которых определен судебный орган их рассмотрения — Стокгольмский арбитраж. Эта норма распространяется даже на третьих лиц, которые не являются сторонами договоров.

По информации «ЗН», «Газпром» крайне удивлен иском Генпрокуратуры. Кстати, не факт, что назначенное на 21 октября рассмотрение дела в Хозяйственном суде Киева состоится: месячного срока с момента подачи иска явно недостаточно для надлежащего процессуального уведомления «Газпрома» как иностранного юрлица (обычно международная уведомительная процедура занимает до шести месяцев). А в случае неявки представителей «Газпрома» суд обязан будет перенести свое заседание.

Сегодня закончилось следствие. Начался процесс ознакомления обвиняемых и их адвокатов с материалами уголовного дела. Установлено, что И.Диденко похитил газ в пользу НАКа и Украины(!). Раньше воровали у НАКа и никого не привлекли к уголовной ответственности. А здесь...

Тем временем Апелляционный суд Киева оставил под стражей бывшего первого заместителя руководителя НАК «Нафтогаз Украины» Игоря Диденко, т.е. Апелляционный суд оставил в силе решение Печерского райсуда от 6 октября о продлении срока пребывания И.Диденко в Лукьяновском СИЗО до 9 ноября 2010-го.

Накануне Апелляционный суд также оставил под стражей экс-главу Гостаможслужбы Анатолия Макаренко.

Экспертиза исков ГПУ

Исходя из информации, изложенной в пресс-релизе ГПУ от 13 октября 2010 года, можно предположить, что хозяйственный иск Генпрокуратуры преследует цель ликвидировать юридический пробел, возникающий при рассмотрении судами Украины вопроса о признании и выдаче разрешения на исполнение в Украине Стокгольмского арбитражного решения от 8 июня 2010 года о передаче «Нафтогазом» 12,1 млрд. кубометров газа в пользу РУЭ (подробнее см. «ЗН» №25(805) от 3 июля 2010 года).

Указанное арбитражное решение основывалось на том, что «Нафтогаз» добровольно признал неправомерность перехода к нему права собственности на 11 млрд. кубометров газа. Именно такое «добровольное чистосердечное раскаяние» НАКа позволило арбитражному суду принять решение о нарушении «Нафтогазом» условий заключенного с РУЭ контракта №3/04 от 29 июля 2004 года о хранении газа.

Однако если бы не это «раскаяние» со стороны «Нафтогаза», арбитражное дело могло бы привести к иному результату: арбитрам пришлось бы оценивать правомерность оформления «Нафтогазом» права собственности на 11 млрд. кубометров газа на основании договоров с «Газпромом» от 20 января 2009 года (см. «ЗН» №19(799) от 22 мая 2010 года). Но арбитры не были компетентны проводить такую оценку: они рассматривали спор между НАКом и РУЭ и не могли оценивать правомерность действий «Газпрома» (в том числе правомерность заключения договоров от 20 января 2009 года).

Аналогичный вопрос возникает и перед украинскими судами: насколько правомерным, вынесенным в рамках арбитражного спора и с соблюдением арбитражной компетенции, является решение о возврате в пользу РУЭ газа, оформленного в собственность «Нафтогаза» согласно заключенным с «Газпромом» договорам, которые продолжают оставаться действительными?

Шевченковский районный суд г. Киева и Апелляционный суд г. Киева, включая зеленый свет для РУЭ, просто обошли вниманием этот вопрос. Сегодня дело о признании в Украине решения Стокгольмского арбитража от 8 июня 2010 года находится на рассмотрении последней судебной инстанции — Верховного суда Украины, который вполне может задаться приведенным выше вопросом. На этот случай, вероятно, и готовится «страховка» для РУЭ в виде судебного решения о признании недействительными договоров от 20 января 2009 года.

Нельзя не обратить внимание и на то, что прокуратура стремится через украинский суд признать недействительными договора, каждый из которых регулируется правом Швеции и имеет собственную арбитражную оговорку. А это означает, что любые споры по договорам от 20 января
2009 года
, в том числе и относительно их недействительности, должны рассматриваться не в государственном суде и не в Украине, а в арбитражном трибунале в Швеции согласно шведскому праву.
Конечно, Хозяйственный суд Киева может пренебречь соответствующими арбитражными оговорками, но в этом случае решение украинского суда не приобретет международной легитимности. В цивилизованных правовых системах иск Генпрокуратуры рассматривали бы, скорее всего, как недопустимое вмешательство государственного органа в контрактные отношения между частными лицами.

Своеобразную пикантность нынешней ситуации придает то, что подобный прецедент в украинско-российских газовых отношениях уже имел место. В ходе газового кризиса в январе 2009 года Минтопэнерго Украины и Кабмин обратились в Хозяйственный суд г. Киева с иском о признании недействительными дополнений к действующему тогда транзитному контракту между «Нафтогазом» и «Газпромом» от 21 июня 2002 года.

Ситуация — один в один с нынешним иском Генпрокуратуры: орган государственной власти обращается в Хозяйственный суд г. Киева с иском о признании недействительными контрактов между НАКом и «Газпромом», содержащих арбитражную оговорку.

Реакция российской стороны последовала немедленно. 8 января 2009 года на встрече с представителями иностранных СМИ премьер-министр России заявил: «Согласно контракту от 21 июня 2002 года — а он подчинен праву Швеции — в случае возникновения спора он должен рассматриваться в арбитражном суде Стокгольма… Но, к сожалению, для наших украинских партнеров, несмотря на подписанные документы, этот суд — не суд, и они в нарушение вообще всех обязательств и международных правил обратились в Киевский хозяйственный суд… Если мы так «цивилизованно» будем функционировать и в дальнейшем, то порядка здесь вообще никакого не будет».

Насколько последовательной в своих подходах будет российская сторона? Ответ увидим по результатам рассмотрения хозяйственного иска прокуратуры.

Наконец, нельзя не отметить, что согласно украинскому законодательству прокуратура в хозяйственных спорах выступает в интересах государства. Интересно будет узнать точку зрения прокуратуры на то, какие именно государственные интересы были нарушены контрактами от 20 января 2009 года? Могут ли считаться противоречащими интересам государства действия, направленные на обеспечение потребителей Украины природным газом?

С другой стороны, если у прокуратуры есть доказательства того, что контракты от 20 января 2009 года были заключены с целью, противоречащей интересам государства, то почему тогда прокуратура не просит суд применить статью 208 Хозяйственного кодекса Украины? Эта статья предусматривает, что если контракты заключены обеими сторонами с целью, заведомо противоречащей интересам государства, то все полученное обеими сторонами (НАКом и «Газпромом») по таким контрактам должно быть изъято в доход государства.

Бросается в глаза и избирательность действий прокуратуры. Выгодный для РУЭ иск о признании недействительными контрактов от 20 января 2009-го прокуратура предъявляет. А вот на последствия исполнения в Украине Стокгольмского арбитражного решения от 8 июня 2010-го — изъятие из газового баланса страны 12,1 млрд. кубометров газа и создание угрозы для бесперебойных поставок газа населению и промышленности Украины — внимания не обращает и в судебные процессы по признанию указанного арбитражного решения предпочитает не вмешиваться.

Вызывает вопросы и административный иск Генпрокуратуры. Он касается, насколько можно понять, отмены поручения премьер-министра Украины от 21 января 2009 года о принятии 11 млрд. кубометров газа на баланс «Нафтогаза». Если это поручение противоправно, то почему прокуратура подает иск почти через два года после его выдачи (тем более что в свое время данное поручение было опубликовано в СМИ)?

Экс-премьер Ю.Тимошенко в интервью «ЗН» заявила: «Безусловно, задача номер один для Януковича — как можно быстрее разделить между собой и своими спонсорами (Дмитрием Фирташем, Валерием Хорошковским, Сергеем Левочкиным и Юрием Бойко) миллиарды долларов из госбюджета. Легализация этой операции через уголовные дела и заказные суды и является целью этой истории с «отчуждением» 11 млрд. кубометров газа. Собственно, после «судебной реформы» Янукович отсудит все, что захочет и у кого захочет».

«Аресты членов моей команды в «газовом деле», судя по всему, достаточных оснований забрать у государства деньги Януковичу не дали. Поэтому он решил еще и расторгнуть договоры между «Нафтогазом» и «Газпромом», использовав «свои» суды. Я подчеркиваю, что эти договоры абсолютно законно давали Украине основания купить у Российской Федерации 11 млрд. кубометров газа для Украины и не дать замерзнуть нам и части Европы в те тяжелые времена», — отметила она.

Ю.Тимошенко также не исключила, что конечной целью Генпрокуратуры при подаче иска может быть ее арест.

С точки зрения экспертов «ЗН», внесение Генпрокуратурой иска может означать лишь одно: союзники РУЭ, предвидя подобные вопросы в Верховном суде Украины, заведомо пытаются заручиться хотя бы формальной поддержкой украинского админсуда. Напомню, как ранее заявлял глава СБУ В.Хорошковский, речь идет о 39 млрд. грн.

Подача административного иска на данном этапе фактически лишает возможности лиц, оформлявших соответствующее поручение, доказывать в суде правомерность своих действий. Так, согласно ч. 2 ст. 71 Кодекса административного судопроизводства, доказывать сегодня правомерность выдачи Юлией Тимошенко поручения от 21 января 2009 года может только Николай Азаров (нынешний премьер), если захочет. Как вы думаете, захочет?

В конце концов, привлекает внимание то, что иск прокуратуры де-факто направлен против конкретного должностного лица (признать недействительным поручение экс-премьер-министра Украины Юлии Тимошенко). И это несмотря на недавний прецедент. В 2009 году ГПУ обратилась в тот же Окружной админсуд Киева с иском о признании противоправным и отмене поручения премьер-министра Украины №136 от 16 июля 2008 года. Этот иск прокуратуры был удовлетворен частично: суд посчитал неправильным ставить вопрос о недействительности поручения премьер-министра, но признал противоправными действия коллегиального органа (Кабмина) по выдаче поручения №136.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно