КАК НАД ВАМИ СТРОИТСЯ «КОЛПАК» АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ СЛЕЖКА ЗА ГРАЖДАНАМИ: МИРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И УКРАИНСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ. ТЕХНИКО-ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

КАК НАД ВАМИ СТРОИТСЯ «КОЛПАК» АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ СЛЕЖКА ЗА ГРАЖДАНАМИ: МИРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И УКРАИНСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ. ТЕХНИКО-ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

27 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Такие фразы, как «Мониторинг каналов связи» или «Создание реестра пользователей Интернет» сегодня в Украине на слуху благодаря чиновникам и консультантам из отечественных спецслужб...

Такие фразы, как «Мониторинг каналов связи» или «Создание реестра пользователей Интернет» сегодня в Украине на слуху благодаря чиновникам и консультантам из отечественных спецслужб. Общество на непрямые формулировки реагирует слабо.

А зря. Ведь очевидно, что речь идёт не более и не менее, как о попытках введения системы тотального автоматизированного контроля за гражданами. То есть о системе глобального надзора по образу и подобию продемонстрированной в кассовом фильме «Враг государства», либо много ранее упомянутой в нашумевшем романе Оруэлла.

Сразу оговорюсь, что ни нашумевший фильм, ни роман на сегодняшний день не представляют нам ничего особо фантастического. Упомянутая техническая система, которая создаётся у нас с вами, что называется, «на глазах», не имеет на сегодняшний день ни единого надёжного средства общественного или хотя бы парламентского контроля.

 

Если здоровые силы в парламентах, правозащитные организации и пресса не смогут противопоставить ничего действенного машинам спецслужб, которые умудряются договариваться между собой и с техническими корпорациями вне рамок законодательной власти вообще, то все мы в ближайшее время можем оказаться совершенно в иной ситуации, когда ни о каких «журналистских расследованиях» речи идти не будет. Более того, реальная власть станет всё быстрее концентрироваться в руках силовых министерств и отдельных представителей исполнительной власти.

А это чревато нарушением взаимного баланса властей не только в Украине (что уже наблюдается, хотя и по несколько иным причинам), но и в «европространстве». И превращением (по крайней мере в отдельных странах) не то что Декларации прав человека, а и собственных Конституций, — не более чем в набор благих пожеланий...

Что такое мониторинг каналов связи. Мониторинг
и перлюстрация

 

Даже в самые застойные и тоталитарные времена в СССР никто не смел официально признать существование массовой перлюстрации почты, хотя все понимали, что такая перлюстрация существует. Почему? Да потому, что подписали Всеобщую декларацию прав человека, которая принята Генеральной Ассамблеей ООН ещё в 1948 году. И адаптировали под неё национальные Конституции.

Несмотря на формальную демократизацию, современная ситуация выглядит намного откровеннее.

По последним данным, документальный поток в электронном виде составляет около 70% от общего документального потока в развитых странах, и имеется стойкая тенденция к увеличению этого процента. Существенно возросла и интенсивность электронных коммуникаций: даже в Киеве менеджер начального звена получает сегодня 5 — 10 электронных писем в день, хотя во времена господства обычной почты такое же количество писем получал в месяц. Количество телефонных звонков, в том числе и на мобильные телефоны, вообще трудно поддаётся учету. Это означает, что общество в принципе перешло на электронные коммуникации.

Проблема состоит в том, что с упрощением процесса коммуникаций как таковых, упрощается и процесс их перлюстрации. Полностью автоматизировать перлюстрацию обыкновенной почты невозможно: слишком много ручной работы, потому здесь возможен контроль лишь за ограниченным кругом лиц. Массово прослушивать обычные телефоны — дорого: на данном этапе автоматизирован скорее процесс фиксации номеров контактеров, нежели анализ контента. А вот в случае с электронной почтой, Интернет-серфингом, сотовой и спутниковой связью всё существенно упрощается.

Как указывает Девид Бенисар из Privacy International, с развитием и централизацией автоматизированных систем «для противодействия сокращению оборонных заказов, начавшемуся в 1980 годах, компьютерные и электронные компании вышли на новые рынки... с оборудованием, которое первоначально разрабатывалось для военных... Эти технологии способствуют массовой и каждодневной слежке за значительной частью населения; при этом можно обходиться без ордеров и формального начала расследований. То, о чем восточноевропейская секретная полиция могла только мечтать, стремительно становится реальностью в свободном мире».

 

Мало кто знает, что в международный протокол телефонной связи CCITT, который использует подавляющее большинство современных телефонных систем, встроена возможность доступа к телефону с положенной на рычаг трубкой и подслушивания разговоров, ведущихся поблизости от телефонного аппарата. Вообще «грешат» этим не только современные «цифровые» модели и все (!) «навороченные» офисные АТС, но и старые аналоговые АТС отечественного производства, которые на такой случай имеют местные «решения», интегрированные в схему по традиции ещё сталинских времён... Так или иначе телефонный аппарат вполне готов играть роль банального подслушивающего устройства даже тогда, когда вы и не думаете его использовать...

Та же ситуация и в случае со стандартной АТС, например, районного уровня. Так как при современном уровне технологий трудно организовать полностью автоматизированное массовое подслушивание, средства специальной автоматизации на АТС на данном этапе в основном применяются для создания статистики подключений пользователя и анализа его контактов на основе базы данных владельцев телефонных номеров.

Однако стационарными телефонами проблема «технических закладок» в современные средства связи не ограничивается. Как свидетельствуют материалы доклада «Оценка технологий политического контроля» отдела по оценке научных и технических достижений Европарламента, «цифровая технология, необходимая для локализации пользователя мобильного телефона при входящем звонке, означает, что все мобильные телефоны в стране, будучи включенными, служат устройствами слежения, сообщающими информацию о местонахождении их владельцев, сохраняемую в течение двух лет в компьютере оператора. В сочетании с System X (возможностью использовать телефоны как подслушивающие устройства. — Ред.) эта возможность образует систему, служащую главным образом для слежки, преследования и подслушивания» («An Appraisal of technologies of political control», STOA Interim Study).

 

«Министерства внутренних дел европейских стран планируют создать специальную сеть, при помощи которой можно будет осуществлять контроль за распространением информации», — сообщает Эдмунд Линдау из газеты Computerwelt Oesterreich. — Представители общественности и органов парламентского надзора доступа к этой сети иметь не будут. Согласно уже подписанному секретному «Меморандуму законодательных основ контроля за телекоммуникациями» система будет автоматически перехватывать любую электронную информацию вне зависимости от того, распространяется ли она посредством телефона, факса или электронной почты... Перехваченные данные автоматически анализируются и классифицируются, после чего передаются заинтересованным органам... »

Максимальная автоматизация достигается при анализе электронной почты и Интернет-трафика. Ведь обычная электронная почта никак не защищена от прочтения на пути к вашему адресату, если только вы не пользуетесь специальной программой шифрования.

Иллюстрация 1

Для того чтобы прочитать письмо на сервере провайдера Интернет, отосланное с вашего компьютера, достаточно ввести всего несколько несложных команд с консоли администратора провайдерского сервера, как это показано на иллюстрации 1.

Понятно, что даже с применением относительно несложной компьютерной техники процесс можно существенно автоматизировать. На рисунке ниже схематически показана работа того, что спецслужбисты скромно называют «мониторинговым центром». Как видим, спецслужбам достаточно добиться от провайдера всего лишь установки выделенной линии связи и получить некоторые системные пароли для того, чтобы иметь возможность в автоматизированном режиме вскрывать весь поток почты граждан.

Для этого поток электронной почты пропускается через специальный компьютер, который считывает адресную информацию и содержание, а также сравнивает текст писем (либо запросов, если речь идёт о контроле «он-лайн» деятельности гражданина) с так называемой «базой данных ключевых слов». Если в вашем письме встречаются те же слова либо словосочетания, которые помещены в базу данных, письмо дублируется и пересылается на терминал работника мониторингового центра.

В этом — «техническая сила», в этом же — и «демократическая слабость». Вот весьма упрощенный пример: если фильтр настроен на словосочетание «Президент» и «бомба», будут отфильтрованы и перлюстрированы не только все письма, касательные возможного покушения на главу государства (а хотел бы автор этих строк посмотреть на идиота, всерьёз обсуждающего проблему покушения на какого-нибудь госдеятеля по открытой электронной почте!) , но и письма, повествующие о театральных представлениях, фильмах-боевиках, а также корпоративная информация, касающаяся аспектов системного администрирования корпоративных сетей и защите руководства фирм от компьютерных вирусов...

То есть следует отчетливо понимать, что международная мафия не общается по открытым каналам связи и уж тем более — «прямым текстом». Значит, мониторинг нужен государству для других целей. Так как ни обществу, ни парламенту неизвестно и неподконтрольно, кто составляет лингвистические фильтры, кто читает письма и как использует полученную информацию, легко видеть, какое мощное и в основе своей — антидемократическое оружие получает та или иная спецслужба, например, накануне выборов...

В этом смысле крайне интересен аспект так называемого «коррегирующего вмешательства». В принципе ни для провайдера, ни для спецслужб нет технических препятствий для того, чтобы, например, изменить содержание письма (это потом легко может быть аргументировано на государственном уровне, например, «нуждами государственной безопасности», если не вообще «вмешательством неизвестных хакеров». Сие, конечно, есть «крайняя мера», потому что нередко даже простая задержка письма всего на несколько часов будет иметь критическое значение. И «взятки гладки»: протокол сети Интернет гарантирует доставку письма, но абсолютно не гарантирует времени доставки...

Естественно, что ни о какой санкции суда, которая требуется по закону для вскрытия письма либо прослушивания переговоров (в случае работы мониторингового центра) речь идти не может именно в силу автоматизации процесса. По большому счету, провайдеры, выдавшие спецслужбе мощную линию связи и пароли, могут даже не подозревать, чем «секретные парни» занимаются на их серверах. Более того, зачастую провайдеров можно даже не «утруждать» передачей паролей и «закрыванием глаз»: достаточно «честно» сагитировать их на присоединение к какой-нибудь удобной «точке обмена трафиком» с мощным государственным провайдером, уже находящимся «под колпаком» либо выполняющим задачи «мониторинга» как одну из «приоритетных государственных задач»... Согласно докладу упомянутой выше комиссии Европарламента, «данные, полученные при помощи большинства систем цифрового мониторинга, могут быть модифицированы без следа».

 

Общий результат применения «мониторинговых технологий» более чем впечатляет. Медицинские данные из баз социального обеспечения, банковские счета, компьютерные данные, электронная почта, факсы и телефонные переговоры, данные, пересылаемые на пейджер, — всё находится под перманентным и постоянным контролем, и для активизации «усиленного наблюдения» за гражданином достаточно неосторожного слова... Местонахождение человека точно определяется посылкой сигнала на «мобильник». Камеры внешнего наблюдения, если поток видеоданных направить в мощный центр обработки видеоданных, вполне способны распознать не только номер автомобиля, но и лицо в толпе...

Паранойя? Фантастика? Отнюдь. Ниже мы увидим, как даже на примере Украины быстро развивается база для получения государством невиданных ранее полномочий для вмешательства если не в личную жизнь, то уж точно — в личные данные.

 

Как «идет процесс»

 

Откуда видно, что процесс идёт именно в этом направлении? Укажем только последние отечественные документы и факты.

Указом Президента Украины от 10 апреля 2000 года с составе СБУ создаётся «Департамент специальных телекоммуникационных систем и защиты информации» (ДСТЗИ), на который возлагается «реализация государственной политики в сфере защиты государственных информационных ресурсов в сетях передачи данных, государственной и технической защиты информации.

10 июня с совещания «Государство и Интернет», где присутствуют представители администрации Президента, Верховной Рады, СНБОУ, СБУ, Госкомсвязи, Минобороны и других структур, но которое почему-то проводится под эгидой одного из крупнейших провайдеров, грубо выставляются представители прессы.

В конце 2000 года создаётся ассоциация Интернет-провайдеров Украины — ИнАУ. Буквально через несколько недель возникает «параллельная» структура — АУРИУ. Следует длительное «замешательство в рядах», ряд встреч с участием деятелей ДСТЗИ, и обе ассоциации провайдеров чудесным образом заявляют о совместной работе с ДСТЗИ во благо какой-то «Интернет-общественности». Хотя по определению Интернет как свободная международная сеть, и задачи закрытой правительственной связи, которыми должна, согласно указу Президента, заниматься ДСТЗИ, вещи совершенно различные, и в цивилизованных странах не имеющие ни общего интерфейса, ни общего канала передачи данных.

 

14 февраля, после некоторых выступлений в прессе, на сайте СБУ появляется информационное сообщение «О мониторинге сети Интернет», где впервые официально признаётся ведение мониторинга сетей связи со стороны организации.

17 апреля 2001 года открытые СМИ сообщают об Указе Президента «Про упорядочение изготовления, приобретения и применения технических средств для снятия информации с каналов связи», где соответствующие функции возложены на СБУ. Этим же указом СБУ предложено разработать и направить в правительство изменения к законам, которые относятся, в частности, к применению средств негласного снятия информации с каналов связи.

31 мая руководитель ДСТЗИ СБУ генерал Григорий Лазарев заявляет, что мониторинг проводится «в интересах всей Европы», и его департаменту в СБУ предоставлено право «координировать развитие Интернета в Украине».

9 июня на саммите в Вербании Президент Кучма предупреждает мир о том, что Интернет «вместе с пропагандой демократических ценностей» несёт народам «ультранационалистические лозунги, инструкции для террористов, порнографию и иные явления», в результате чего возникает «прямой вызов демократии, угроза людям и народам, моральному здоровью нации».

14 июля председатель СБУ Владимир Радченко вдруг опровергает «сообщения ряда средств массовой информации» о намерении спецслужб контролировать Интернет и заявляет, что СБУ нужна только «регистрация всех входящих (регистрирующихся) в Интернет лиц». Что вызывает больше вопросов, чем предоставляет ответов. Опровергает ли таким образом глава СБУ заявление главы ДСТЗИ СБУ? Что означает «регистрация» с технической точки зрения, и при помощи какой аппаратуры она будет вестись? Каков механизм общественного контроля над такой деятельностью?

Все эти вопросы остаются без ответа по крайней мере до 16 июля, когда глава Госкомсвязи Олег Шевчук официально называет идею СБУ о «регистрации» ВСЕХ пользователей Интернет «технически и технологически невозможной», очевидно, понимая, как специалист, некоторое различие между человеком и техническим устройством...

А уже 20 числа на заседании СНБОУ, где председательствовал Леонид Кучма, работа Госкомсвязи под управлением О. Шевчука признана «неудовлетворительной»... И в понедельник, 23 июля, сотрудникам Госкомсвязи представляется «ставленник силовых структур» (дефиниция секретаря комитета по вопросам технической политики и предпринимательства Верховной Рады Елены Мазур) Станислав Довгий...

Понятно, что скорее всего не техническая проблема «создания реестра всех пользователей Интернет» и противостояние мнению главы СБУ привело к смещению министра (который, в отличие от руководящих господ из спецслужб, по крайней мере являлся профильным специалистом в своей сфере). Проблемы финансового и организационного контроля (например, в истории судебного противостояния того же «Укртелеком» и ООО Golden Telecom, в котором Олег Шевчук занял сторону последнего) были не в пример важнее.

К Олегу Шевчуку можно относиться по-разному. Но не стоит забывать, что на заседании СНБОУ рассматривались и вопросы «угроз национальной безопасности в сфере предоставления коммуникационных услуг». И что в этом аспекте бывший глава министерства был обвинен, например, едва ли не в потакании вконец обнищавшим мужикам, усиленно растаскивающим на периферии скорбного Отечества нашего медные укртелекомовские провода. (Интересно, как министр связи должен был этому противостоять? Организацией «карательных отрядов летучих телефонистов»?) Или, например, в «растущей технологической зависимости Украины от иностранных производителей телекоммуникационного оборудования». (Следует ли понимать, что новый глава ведомства одним мановением способен создать в Отечестве современную производственную инфраструктуру оборудования связи?) Наконец, Шевчуку вменили «спешку» в вопросах приватизации Укртелекома. Не менее странное обвинение, потому что компания была выведена из состава Госкомсвязи с момента вступления в действия решения Кабмина о начале приватизации украинского монстра коммуникаций, а сама проблема его приватизации ставилась задолго до вступления в должность Шевчука.

То есть, мягко говоря, странность и общность обвинений конкретному человеку в системных «бедах» свидетельствует о сильном раздражении как раз по поводу «национальной безопасности»: эдакой «последней капли» в «чашу терпения» силовиков. И это —
не спроста...

Мы привели здесь только самые основные события последних полутора лет, которые указывают на усиленную активность различных «органов» вокруг Интернет, электронной почты и вообще каналов связи. Они отражают «теоретические» взгляды государства. А какова же практика?

 

Применяемые методы. Подмена понятий. Использование сомнительных документов

 

Общая методика «захвата территории», по определению никак не подлежащей контролю государства, к сожалению, характерны для нашего общества, не умеющего и не желающего разбираться в деталях, общества, у которого отсутствует какой-либо иммунитет против тоталитаризма.

Рядового обывателя пугают, например, тем, что «хакеры» угрожают государственной безопасности, госструктурам и банкам, «забывая» упомянуть о том, что и банковские, и государственные системы связи строятся отнюдь не на общедоступных Интернет-каналах связи, а представляют собой закрытые каналы связи, хорошо изолированные от международной открытой сети.

Рассказывают о том, что «государственные секреты» через Интернет «уплывают» на Запад, «забывая» о том, что вся процедура работы с секретными документами давным-давно определена ещё в советские времена, и что если уж документ государственной важности оказался пересланным по электронной почте, то просто в госучреждении — бардак, и точно с таким же успехом секретный документ могли просто вынести через проходную и отослать бандеролью.

«Берут под защиту» от «несанкционированных атак» бизнес, но «забывают», что защита коммерческой тайны есть прерогатива коммерческого субъекта, которому достаточно просто иметь грамотного системного администратора, чтобы предотвратить всякое незаконное вмешательство.

Сетуют на то, что «дети лазят на порносайты», «забывая», что в свободном доступе имеются программы, эффективно ограничивающие детское любопытство в сети, что для доступа к содержимому порносайта нужно, как правило, платить деньги с кредитной карточки, которую не получить до совершеннолетия, что соблюдение детской невинности — дело родителей и школы, а никак не СБУ... И что, наконец, в каждом киевском газетном ларьке можно без малейшего возрастного ценза за рубль-два купить такую отечественную «печатную продукцию», перед которой любое западное «порно» просто бледнеет... Причем количество такой, с позволения сказать, «литературы» на манер «Ночных мечтаний», «Сексуальных увлечений» и разнокалиберных «Секс-Инфо» в свободной ларёчной продаже составляет до 25—30% «тематического содержимого» и до 70% на некоторых «газетных раскладках». Процент же «явно-нежелательного контента» Интернет, по данным крупнейшей международной высокотехнологической паблишинговой организации International Data Group, составляет около 4%, а с учетом дозволенного, но «нежелательного для детей» — максимум до 6 — 8%...

Фактическая сторона дела, однако, заключается в том, что не шибко технически грамотное общество попросту дурят, специально или случайно смешивая грешное с праведным. Секреты государства не могут иметь никакого отношения к публичным международным сетям. Системного администратора государственной организации, организовавшего широкий доступ в Интернет, вообще-то нужно увольнять. Вот над этим ДСТЗИ и должен бы работать по определению, данному в президентском указе о его создании. А подмена понятий, махинации с чужими проектами законов, созданием «параллельных структур» и, в конце концов, стремлением подмять публичный Интернет может означать только одно: построение системы тотальной слежки.

 

Дело доходит до положительных международных казусов. Один из самых откровенных примеров в этом смысле — случай, когда консультанты СБУ официально подтвердили и «аргументировали» введение в стране мониторинга каналов связи (см. документ на www.sbu.gov.ua/act/ann/ann14-02-2001-1.shtml), сославшись на черновую (!) версию полицейского договора «Enfopol-98» как на «утвержденную Европарламентом» и обязательную для Украины (даже не члена ЕС!). А в качестве «подтверждения» использовали ссылки на соответствующие тексты, «лежащие» на сайте... протестующей против бесконтрольного мониторинга правоохранительной организации.

Иллюстрация 3

Более того, из тех же интернет-ссылок явствовало, что указанный в СБУшном «обосновании» проект подвергся уничижительной критике Committee on Civil Liberties and Internal Affairs (Комитета гражданских свобод и внутренних дел) Европарламента, который констатировал, что «обеспечение приватности есть одна из фундаментальных норм демократического общества, и проблема перехвата телекоммуникаций в этом аспекте не является исключением» (см. иллюстрацию 3), а предыдущие подобные акты не приняты членами ЕС, и могут рассматриваться лишь как рекомендации...

 

В последнем пассаже коренится суть проблемы. И в Европарламенте, и в иных международных органах работает масса профессиональных экспертных групп, и каждая регулярно выдаёт «на-гора» какие-то рекомендации. Никто не застрахован от того, что в один прекрасный момент военные вдруг не порекомендуют выдать каждому гражданину по автомату; полицейские — встроить микрофоны в двуспальные кровати, а политики — установить везде прямое президентское правление с опорой на силовые министерства... Однако общая процедура работы того же Европарламента такова, что наиболее маразматические предложения, нарушающие в своей основе базовые принципы демократии, как правило, отбрасываются либо корректируются. Если, конечно, вообще доходят до стандартной процедуры рассмотрения (о печальных исключениях на сей счет — ниже).

Страны же, не входящие в ЕС, могут (вполне демократично!) выбирать любое направление движения. В том числе — и действовать по «рекомендациям» отдельных узких специалистов, чьи взгляды на мир, как известно, «подобны флюсу».

И в этом свете обращенные к «силовикам» вопросы, касающиеся тонкого понимания формулировок «Служу народу...» (многоточие — заполнить в зависимости от страны проживания) или «Государство — это...» (кто?) — становятся критически-актуальными. Потому что именно они стирают либо устанавливают тонкую грань между порядком и тоталитаризмом, борьбой с преступностью и массовой слежкой, управлением и подавлением...

 

Европейский и мировой процесс. Рекомендации специалистов

 

Как было ясно уже по тексту из приводимых документов, структура тотальной слежки отнюдь не является изобретением Украины.

Ещё в 1998 году в отчете № PE 166 449, подготовленном Стивом Райтом из OMEGA Foundation по заказу Отдела оценки научных и технологических достижений (STOA) Генерального директората по исследованиям Европарламента и опубликованном главой отдела Диком Холдсуортом, указано, что современные системы телекоммуникаций либо прозрачны для прослушивания, либо даже выполняют дополнительную роль и образуют национальную сеть перехвата. В отсутствие системы контроля трудно сказать, какие критерии определяют организации, которые не могут быть целью перехвата.

По данным докладчика, ещё с 1997 года «Европейский Союз тайно договорился о развёртывании международной сети телефонного прослушивания посредством тайной сети комитетов, учрежденных на формальной основе пункта Маастрихтского договора, предусматривающего сотрудничество по вопросам права и порядка. Ключевые пункты договоренности изложены в плане, подписанном государствами — членами ЕС в 1995 году (ENFOPOL 112), который до сих пор остаётся засекреченным».

 

В соответствии с сообщением Statewatch, «операторы сетей и служб в ЕС будут обязаны установить подслушивающие системы и подвергать любое лицо или группу слежке по приказу о прослушивании. Этот план никогда не передавался ни одному из европейских правительств для тщательного изучения и не анализировался Комитетом по гражданским свободам Европейского парламента, несмотря на то, что такая бесконтрольная система с очевидностью поднимает вопросы гражданских свобод. Мы располагаем сведениями о том, что присоединиться к этому соглашению готовы США, Австралия, Канада, Норвегия и Гонконг. Все эти страны, кроме Норвегии, являются участниками системы ECHELON (уже действующая система автоматизированной тотальной слежки. — Ред.), и невозможно утверждать, что за этим не стоят еще какие-либо тайные планы.

Ничего не говорится о финансировании такой системы, лишь германское правительство предоставило отчет, оценивающий затраты на ее часть, относящуюся лишь к мобильной телефонии, в DM 4 млрд. И нужно быть готовым к тому, что для любой европейской страны сопоставимого размера и плотности населения затраты будут не меньше, если не больше...

Английский аналитический журнал Statewatch приходит к выводу, что «поистине глобальную угрозу, за которой нет никакого юридического или демократического контроля, представляет собой совмещение интерфейса ECHELON со стандартизированными центрами и оборудованием для подслушивания, разработка которых поддерживается ЕС и США».

 

Каковы рекомендации комиссии Райта—Холдсуорта для Европарламента? Они совершенно однозначны, и в равной степени могут и, наверное, должны быть реализованы в Украине.

 

«1.Все технологии, операции и приемы слежки должны быть поставлены в рамки процедур, обеспечивающих демократический контроль. Должны быть выработаны правила для обеспечения прекращения существующих злоупотреблений и нарушений...

3.Принимая во внимание, что данные, получаемые посредством большинства систем цифрового мониторинга, могут быть модифицированы без следа, должны быть разработаны новые правила касательно допустимости доказательств...

5.Использование прослушивания на телефонных сетях должно быть поставлено в рамки процедур, обеспечивающих общественный контроль... До того, как предпринимается прослушивание телефона, должен быть получен ордер в соответствии с процедурой, установленной соответствующим парламентом...

6.Ежегодная статистика по прослушиванию должна докладываться парламенту каждой из стран-участников...

7.Технологии, способствующие автоматическому профилированию и паттерн-анализу телефонных звонков на предмет выявления дружеских связей и знакомств, должны подлежать тем же юридическим требованиям, что и касающиеся прослушивания...

8 ...Парламент не должен соглашаться на установление новых дорогостоящих процедур контроля над шифрованием без широкого обсуждения последствий таких мер в Европейском Союзе. Они могут затрагивать гражданские права и права компаний...

10.Комитеты Европейского парламента, рассматривающие предложения, касающиеся технологий, которые могут оказывать влияние на гражданские свободы (такие, как Комитет по телекоммуникациям), должны отправлять такого рода предложения и отчеты в Комитет по гражданским свободам для получения заключения до принятия любых политических и финансовых решений о развертывании таких технологий».

 

Политические выводы. Опасность разворачивания инфраструктуры тоталитаризма. Последствия для стран со слабой демократией

 

Итак, сделаны некоторые выводы. Придуманы они не нами, просто украинский процесс «подмятия» государством изначально свободной зоны на украинском материале особенно, скажем так, ярок и близок.

Выводы эти могут быть сформулированы следующим образом. Спецслужбы получили весьма эффективные технические средства негласного контроля над обществом и сейчас пытаются подвести для этой стороны своей деятельности законодательную базу. Если это произойдёт, фактически состоится сговор международных организаций, объединяющих национальные спецслужбы, и ряда корпораций международного уровня, производящих оборудование для работы с каналами связи. Учитывая, что уже сейчас большая часть необходимых спецслужбам решений проводится помимо парламентов, — парламенты и, соответственно, институты европейской демократии могут быть существенно ослаблены. Реальная власть над бизнесом и политикой перейдёт от парламентов и президентов к спецслужбам, поскольку у спецслужб всегда будет в распоряжении бездонный источник компромата, который, как известно, можно использовать очень по-разному.

Для стран с развитой демократией это наступление на права и свободы граждан, пусть и беспрецедентное по масштабам, должно явиться лишь эпизодом. Во-первых, вероятность принятия на уровне Евросоюза решений, которые будут требовать изменения конституций всех стран-участниц и отказа от важнейших положений Декларации прав человека, достаточно мала. Во-вторых, даже в худшем случае для стран с развитой демократией этот неприятный эпизод будет длиться ровно столько, сколько времени необходимо просвещенному чиновнику для уяснения нескольких простых фактов.

Первый: Интернет и правительственные коммуникации — вещи по определению разные, и их смешивание в пределах какой-либо отдельно взятой властной головы — следствие элементарной неграмотности.

Второй: развитие технологий в конце концов сделает задачу тотальной слежки невозможной, потому что такая задача уже через несколько лет потребует мощностей, в несколько порядков превышающих совокупные компьютерные мощности граждан и бизнес-структур.

Третий: Декларация прав человека является не пожеланием, а единственно возможной основой долговременного мирного развития отношений в Европе и мире.

К сожалению, для стран со слабой демократией, где до сих пор за высказывание личного мнения можно получить от коллеги кулаком в глаз даже непосредственно в стенах парламента, результаты введения так называемого «мониторинга» могут быть совершенно иными, и понимание отдельных лиц не повлияет на этот процесс без общественного и парламентского резонанса. Результаты сии по сути будут означать введение тотального автоматизированного контроля за деятельностью всех наиболее активных граждан и интенсивного «ручного» контроля над оппозицией. Будучи помноженной на детально «откатанную» за последние два года систему применения так называемого «административного ресурса» во время выборов и референдумов, электронная перлюстрация и слежка могут отбросить общество назад на долгие годы, закрепив страну в положении «информационно-отстающей».

 

Чтобы общество выработало иммунитет против тоталитаризма, необходимы честная журналистика и ответственная парламентская деятельность. Если они не обращают внимание общества на проблему — для общества этой проблемы не существует. Вот тогда чиновник действительно может делать в стране абсолютно всё, что ему угодно. В том числе и беспрепятственно рыться в вашей почте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно