Как Мазаю уследить за всеми своими зайцами

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Одно из главных слабых мест отечественной банковской системы — отсутствие четкой процедуры раскрытия информации...

Одно из главных слабых мест отечественной банковской системы — отсутствие четкой процедуры раскрытия информации.
В официальных изданиях НБУ и рейтингах Ассоциации украинских банков подаются в основном только самые обобщенные показатели. Детализированную же информацию по каждому банку в отдельности в открытом доступе отыскать сложно. А если и удастся найти, то мало кому от нее будет толк — в настолько непрозрачной форме представлены сейчас в Украине банковские отчеты. Поэтому рядовым клиентам банков, доверяющим свои деньги «общественно опасным институтам», как правило, приходится покупать кота в мешке.

История с Интерконтинентбанком: зри в корень

Поводом для этой статьи стала беседа с одним из пострадавших вкладчиков Интерконтинентбанка, к слову сказать, видным отечественным экономистом и многолетним автором «ЗН». Он многое рассказал нам о злоключениях собственных и собратьев по несчастью. Оказалось, что среди таковых не только ученые, журналисты, т.е. люди творческих профессий, но и работники прокуратуры, сотрудники местного представительства Всемирного банка и даже «тертые» профессиональные инвесторы.

Что и говорить, удачно проведенная маркетинговая кампания, главный упор в которой делался на надежность и высокую доходность инвестиций банка в строительство и недвижимость, а главное — весьма интересные депозитные ставки привлекли немало «продвинутых» жертв. Да и ассоциации с самым рейтинговым в Украине телеканалом тоже сыграли свою роль в повышении доверия к Интерконтинентбанку (считалось, что умерший в прошлом году собственник телеканала нардеп Игорь Плужников фактически контролировал и банк).

Мой собеседник принес в редакцию довольно увесистую брошюру — удачно стилизованный под семейный альбом с фотографиями отчет Интерконтинентбанка за 2004 год. Листая его, однозначно приходишь к выводу, что дела у банка идут отлично практически по всем статьям. Именно такую оценку выставили себе правление банка и его наблюдательный совет. Впрочем, нельзя исключать, что при жизни г-на Плужникова, являвшегося при старой власти весьма влиятельным человеком, у банка действительно было самое светлое будущее, но потом…

Что уж говорить о рядовых вкладчиках, если за резким ухудшением ситуации в Интерконтинентбанке не смог уследить и регулятор рынка, опомнившийся только после того, как Интернет запестрел скандальными публикациями по этому поводу…

По похожему сценарию развивалась ситуация и в других банках, оказавшихся на грани банкротства. Как показывает практика, временная администрация в проблемных финансовых учреждениях вводится чаще всего со значительным опозданием, когда спасти их уже весьма проблематично и остается надеяться в основном на приход внешних инвесторов.

Возможность возникновения подобных ситуаций заложена в самом принципе применяемой в Украине системы банковского регулирования и надзора, которые, как известно, в нашей стране являются функцией НБУ.

При формировании рыночных отношений в экономике в целом и банковской сфере в частности весьма востребованным оказалось «советское наследие» — привычная для чиновников система административного контроля, ориентирующаяся в основном на установление регулятором нормативов деятельности и наблюдения за их выполнением.

Пытаясь вооружить себя максимально большим количеством инструментов, контролеры за банками в течение последних пятнадцати лет наплодили столько инструкций и форм отчетности, что сами порой имеют весьма отдаленное представление, для чего нужна та или другая. Но, тем не менее, тщательно бдят, чтобы каждый из отчетов поступил вовремя. Банкиры добросовестно (главное — соблюсти форму!) готовят и подают регулятору необходимые документы. В итоге чиновники попросту утопают в ворохе бумаг, не успевая в них толком разобраться.

Вот и получается, что как бы дед Мазай (Нацбанк) ни старался уследить за всеми своими 165 «зайцами» (банками), среди них обязательно найдутся такие, ловить которых за нарушение нормативов будет уже поздно. И сколько бы ни строчилось новых заградительных регуляторных актов и требований по отчетности, от них мало пользы, хотя работа над ними отнимает массу рабочего времени и у банкиров, и у чиновников.

В «продвинутых» же странах, по образу и подобию которых мы пытаемся перестроить отечественную банковскую систему, государство стремится свести свое вмешательство в деятельность рынка к минимуму. А механизмы рыночной дисциплины зачастую оказываются более жесткими, чем требования органов надзора. Кстати, именно систему рыночной дисциплины международный Базельский комитет по банковскому надзору предложил применять в системе регулирования банковского рынка.

И хотя для нас это понятие уже не пустой звук, мы имеем о нем весьма отдаленное представление. В международной же практике эта система предполагает максимально полное отображение информации о деятельности банковских учреждений и, главным образом, об их финансовой отчетности.

Органы банковского контроля, со своей стороны, ведут постоянный мониторинг качества раскрытия данной информации. И хотя официальные регуляторы публично не комментируют финансовое положение любого отдельно взятого банка (оно считается конфиденциальной информацией и не подлежит разглашению), в развитых рыночных экономиках инвесторам предлагает свои услуги множество частных структур, занимающихся независимым финансовым анализом. В Украине же, как известно, заслуживающего доверия легального учреждения, которое занималось бы рейтинговой оценкой деятельности банков и могло бы предоставлять частные консультации своим клиентам, нет ни одного.

Это значит, что клиенты должны сами анализировать публикуемые финансовые показатели банков, по которым, как уже упоминалось, судить о надежности каждого финучреждения в отдельности можно лишь поверхностно.

Но даже если бы банковские балансы в нынешней форме их заполнения находились в открытом доступе (банки ежедневно предоставляют их регулятору и периодически — друг другу), абсолютному большинству рядовых вкладчиков от них было бы ни холодно ни жарко. Разобраться в банковской отчетности под силу лишь специально подготовленным экспертам. К тому же, кроме чтения баланса банка, для оценки его надежности необходимо еще сопоставление с другими банками, предыдущими периодами, нормативами НБУ, расчет множества коэффициентов…

Вот и получается, что потенциальные клиенты банков вынуждены либо полагаться на собственную интуицию, либо верить на слово. К чему это привело в случае с Интерконтинентбанком, мы уже видели…

«Непопулярный» конкурс

В сентябре—декабре прошлого года в Украине под эгидой Международной финансовой корпорации (IFC) проводился специальный конкурс. Жюри, в состав которого входили представители IFC, аудиторских фирм «большой четверки» — PricewaterhouseCoopers, Ernst&Young, KPMG, Deloitte, а также СМИ, рассмотрело годовые отчеты за 2004 год 28 украинских банков из 163, зарегистрированных в Украине по состоянию на 1 октября 2005 года.

Здесь необходимо сразу сделать оговорку: с целью обеспечения равноправия участников конкурса в нем принимали участие только украинские банки негосударственной формы собственности («дочки» иностранных банков и госбанки в расчет не принимались). Но даже с учетом этого в конкурсе принял участие только каждый пятый украинский банк!

— Дело в том, что далеко не все украинские банки печатают годовые отчеты в виде отдельных брошюр, — так объясняет малое количество конкурсантов Татьяна Томаш, советник по банковским вопросам проекта IFC «Корпоративное управление в банковском секторе Украины». — Одна из главных, на наш взгляд, причин этого — отсутствие в нашей стране полноценного рынка ценных бумаг, на котором бы обращались акции банков и который в мировой практике является основным регулятором раскрытия информации финансовыми учреждениями. Ко всем банкам, акции которых публично торгуются, соответствующие требования выдвигают надзорные органы рынка ценных бумаг, а также фондовые биржи при прохождении процедуры листинга (допуска к обращению на бирже).

В принципе, из 165 действующих на сегодняшний день в Украине банков 92 существуют в форме открытых акционерных обществ (ОАО). При этом два из них (Ощадбанк и Укрэксимбанк) принадлежат государству. А среди остальных 41 — закрытые акционерные общества (ЗАО) и 33 — общества с ограниченной ответственностью (ООО).

— И все же, как правило, все частные банки в Украине принадлежат узкой группе лиц, — объясняет представитель IFC. — Даже у банков, существующих в форме акционерных обществ, у которых есть какое-то количество миноритарных (мелких) акционеров, числящихся таковыми еще с начала 90-х годов, миноритарии фактически не принимают в управлении никакого участия. Эти номинальные «соучредители» даже не приходят на собрания акционеров, не голосуют, не получают дивиденды, не имеют никакой информации о банках, а их участие в уставном фонде банка давно размыто последующими допэмиссиями.

Именно поэтому, констатируют эксперты, реализация одного из базовых международных принципов корпоративного управления — обеспечение защиты прав акционеров — в украинской банковской системе носит формальный характер. Разумеется, в уставных документах банков механизмы защиты прав акционеров прописаны достаточно четко. Однако для собственников и, соответственно, для менеджмента банков внедрение этого стандарта на практике пока не актуально.

— Поскольку в Украине фондового рынка фактически нет, — продолжает г-жа Томаш, — а в законодательстве нигде четко не прописаны требования к перечню информации, которая должна раскрываться украинскими банками, единственным регулятором для банков в этом вопросе является НБУ.

У Нацбанка — своя инструкция по составлению финансовой отчетности банками (постановление №598 от 07.12.2004 года «О порядке составления и опубликования финансовой отчетности банков Украины»). Согласно этому документу, банки обязаны публиковать в газетах «Урядовий кур’єр» или «Голос України» квартальную финансовую отчетность, а также годовую финансовую отчетность, подтвержденную аудитором, имеющим соответствующий сертификат НБУ. Правда, при этом необходимо обнародовать только четыре основных отчета: «баланс», «отчет о финансовых результатах», «отчет о движении денежных средств» и «отчет о движении капитала», без дальнейшей детализации информации.

Сам Нацбанк публикует собранные консолидированные отчеты о структуре активов и обязательств, собственном капитале и финансовых результатах на своем сайте (www.bank.gov.ua) и в журнале «Вісник НБУ». Чем-то подобным занимается и АУБ, но все эти таблицы — скорее не рейтинг надежности банков, а только их ранжирование по абсолютным показателям.

Как показали результаты конкурса IFC, многие украинские банки в своих годовых отчетах публикуют те же данные, которые предоставляют Национальному банку. И только четыре (!) из проанализированных экспертами документов содержали основные ключевые элементы в соответствии с требованиями лучшей международной практики раскрытия информации.

Иногда годовые отчеты банков вообще фактически не содержали такого ключевого элемента, как финансовая отчетность. В большинстве же случаев публикуются только вышеназванные основные отчеты, тоже без дальнейшей детализации информации.

Кстати говоря, подавая в таком виде годовые отчеты, банки нередко хитрят. Выполняя требование регулятора, они с удовольствием публикуют выводы той или иной авторитетной аудиторской фирмы о достоверности собственной финансовой отчетности. Фактически же вывод аудитора — это лишь заключение, гласящее, что приложенная к сему финансовая отчетность (полная!) верна. Предоставляемую же банками финансовую отчетность никак нельзя назвать полной, поскольку в подавляющем большинстве она не содержит необходимых примечаний, т.е. основного материала, где подробно раскрывается, из чего состоит каждая сведенная цифра финансовых отчетов банков.

— В этих примечаниях и можно было бы почерпнуть главную информацию о финансовом положении банка: его основных рисках, их концентрации и управлении рисками, операциях с капиталом, операциях со связанными лицами и т.д., — утверждают представители IFC. — Фактически же отсутствует даже элементарная информация, которая могла бы заинтересовать потенциального клиента банка. Например, кому он принадлежит, т.е. кто конкретно является собственником значимых долей в банке, каким является удельный вес вкладов физлиц в обязательствах банка и как этот показатель соотносится с его собственным капиталом, в каких сегментах и отраслях, кому и на какие сроки выданы наиболее крупные кредиты…

К примеру, если бы потенциальные вкладчики того или иного банка могли бы узнать, что 90% выданных кредитов предоставлены всего десяти компаниям, которые еще и связаны с именами фактических владельцев банка, многие из них имели бы шанс уберечься от явно опрометчивого в данном случае вложения собственных сбережений в такое финучреждение.

Для потенциальных инвесторов (и, соответственно, вкладчиков) более полезной и информативной, нежели отчетность, подготовленная в соответствии с требованиями НБУ, могла бы быть ее версия, составленная по Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) и сопровождаемая соответствующим отчетом внешнего аудитора. Но этой «фишкой» в годовом отчете до последнего времени могли похвастать лишь единицы среди украинских коммерческих банков.

— Поскольку в Украине очень немного банков, которые в состоянии сами готовить отчетность по международным стандартам, — говорит Татьяна Томаш, — то, как правило, на базе предоставляемой банками финансовой отчетности, подготовленной по национальным требованиям, аудиторы сами готовят отчеты по международным стандартам, включая ту информацию, которую необходимо раскрыть. А уже затем руководство банков решает, подписывать эту отчетность или нет.

И снова о структуре собственности

Знают аудиторы, как правило, и кому принадлежит банк. Но если банк такую информацию «светить» не желает, аудитор был не вправе заставить его это сделать.

В финансовых отчетах за 2005 год раскрытие основных конечных собственников станет обязательным условием, согласно новым требованиям Международного стандарта бухгалтерского учета (МСБУ) 24 «Раскрытие операций со связанными лицами». Конечными собственниками для украинских банков будут считаться физические лица. Если эта информация не раскрывается, это приведет к негативному выводу аудиторов.

Пока же украинские банки очень редко и неохотно публиковали детальную информацию об операциях со связанными лицами, особенно если речь идет о суммах, условиях и сроках таких операций. К примеру, из участвовавших в конкурсе IFC только один банк в годовом отчете за 2004-й раскрыл своих реальных собственников, три банка — суммы вознаграждений руководства, хотя раскрытие такой информации обязательно в мировой практике (тот же МСБУ 24).

— По ныне действующим нормам законодательства, Нацбанк имеет право требовать информацию о собственниках первой и второй линии, — рассказывает советник по юридическим вопросам IFC Елена Свечникова. — Обычно же между банком и бенефициарными (конечными) собственниками существует до 20 буферных компаний, которые зарегистрированы в каких угодно офшорных зонах: на Кипре, Британских Виргинских Островах и т.д. Банки, в которых дела обстоят иначе, можно пересчитать по пальцам. Когда мы говорим о реальных собственниках, то имеем в виду конкретное физическое лицо. Требования относительно именно такой информации в законодательных актах НБУ вообще отсутствуют, а законы, призванные решить эту проблему хотя бы частично, пока не приняты.

Вот и получается, что более 70% банков, которые мы привыкли считать исконно украинскими, формально таковыми не являются, поскольку многие их фирмы-собственники зарегистрированы или имеют свои корни в офшорных зонах. И как очень точно подметил когда-то экс-зампредседателя НБУ, а ныне глава Госказначейства Александр Шлапак, в такой ситуации разговоры о необходимости введения каких-либо коэффициентов иностранного участия в украинском банковском капитале выглядят абсурдными.

Получается, что формально к банкирам не придерешься: что от них требуют, то они и выполняют. Тем более что у самих нацбанковских чиновников зачастую нет четкого понимания того, какая информация им нужна, и что в ней должно содержаться.

Возьмем, к примеру, такую важную категорию банковской отчетности, как управление рисками.

В принципе, регулятор банковского рынка вроде бы не сидит сложа руки и пытается внедрить в собственной практике банковского надзора требования и рекомендации Базельского комитета по банковскому надзору (по крайней мере, заявляет об этом). В соответствии с «веяниями времени», Нацбанк не просто объявил о намерении перейти к надзору на основе оценки рисков. Еще в 2004 году были даже опубликованы специальные методические указания (Методические указания по инспектированию банков «Система оценки рисков» и Методические рекомендации по организации и функционированию систем риск-менеджмента в банках Украины).

Но поскольку этим, кажется, дело и закончилось, практическая реализация этих добрых начинаний пока происходит больше для формы и на бумаге.

— В данном аспекте Нацбанк «съедает» фактически любую информацию, — делится впечатлениями один из экспертов. — Доходит до смешного. Главное требование, предъявляемое к таким отчетам, — их объем и вес. В итоге многие банки приспосабливаются к подобным критериям, переливая в отчетах из пустого в порожнее, лишь бы заполнить необходимое количество страниц. Реальная же смысловая нагрузка оказывается зачастую нулевой.

Вот и получается, что и в представленных на всеобщее обозрение и анализировавшихся на конкурсе годовых отчетах лишь несколько банков раскрыли информацию о собственной практике корпоративного управления и/или системе управления рисками. Общее раскрытие этих видов банковской информации в Украине эксперты оценили как неудовлетворительное. А ведь в мировой практике и в соответствии с международными стандартами такие данные, наряду с финансовой отчетностью, являются ключевыми частями годовых отчетов.

Стоит ли после этого удивляться столь неутешительным заявлениям со стороны международных рейтинговых агентств в адрес отечественной банковской системы? Одним из главных ее слабых мест считается именно неумелое корпоративное управление. В то же время Александр Шлапак в одном из своих интервью не согласился с подобной формулировкой, обидевшись за отечественных банкиров, большинство из которых сегодня грех называть «неумелыми» или некомпетентными.

«Если говорить о проблемах в корпоративном управлении, то большинство из них возникают, как мне кажется, на стыке взаимоотношений между собственниками и правлением банков, — заявил г-н Шлапак. — И вот здесь, к сожалению, действительно много проблем. Как минимум за время своей работы в Национальном банке мне очень часто приходилось сталкивался с тем, что либо собственники не понимали и не хотели разобраться, что такое банк, соответственно, давая менеджменту слишком много свободы. Либо, наоборот, менеджер был просто слепым инструментом в руках собственников, которого часто-густо заставляли выполнять операции, расходящиеся с нормативными требованиями не только НБУ, но и законодательства».

Все ждут перемен

И все же ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Все большее число отечественных банкиров, осознавая необходимость большей открытости, раскрывают структуру собственности и устраняют в ней «лишние» звенья, а также приводят финансовую отчетность в соответствие с международными стандартами. То же касается и повышения уровня корпоративного управления, а также внедрения надлежащих процедур риск-менеджмента и внутреннего контроля в банках.

Правда, делали и делают это банки в основном с целью выхода на международные рынки капитала (предпродажная подготовка либо привлечение внешних займов). Повышение доверия отечественных клиентов — пока дело десятое. Впрочем, безропотно принимая такое положение дел и не требуя от банкиров «слишком многого», клиенты и сами отчасти виноваты в том, что ситуация меняется к лучшему слишком медленно.

Тем не менее Ассоциация украинских банков и IFC в середине марта подписали специальный меморандум о сотрудничестве, целью которого будет совместное содействие развитию и улучшению уровня корпоративного управления в банковском секторе. Национальный банк говорит о таких же приоритетах.

Еще год назад, на своей первой после возвращения на должность главы НБУ пресс-конференции Владимир Стельмах одной из первостепенных задач объявил обеспечение прозрачности банков для тех, кто пользуется их услугами. Для этого регулятор намеревался перестроить «структуру балансов банков так, чтобы в них были видны его хорошие и плохие стороны», а также добиться, чтобы финансовые отчеты (балансы) банков вывешивались в открытом доступе. Добиться этого глава НБУ намеревался уже в ближайшее время. «Наличие возможности анализировать отчеты банка позволит повысить степень доверия вкладчиков к банковской системе», — заявил тогда г-н Стельмах.

После этого Нацбанк разработал целых два постановления, вносивших коррективы в финансовую отчетность банков (№322 от 31.08.2005 г. и №484 от 21.12.2005 г.), в результате чего, например, количество показателей в таблице «Структура активов банков Украины» увеличилось до 32 позиций. Также был расширен перечень показателей, которые банки должны публиковать. А именно, информацию о нормативе адекватности регулятивного капитала, рентабельности активов, негативно классифицированных кредитах и т.д., а также перечень участников (акционеров) банка, которые прямо или опосредованно владеют 10% и более уставного капитала банка.

Стала ли от этого банковская отчетность понятней и, главное, можно ли теперь реально оценить финансовое положение того или иного банка, мы рекомендуем оценить по информации на сайте НБУ или в официальном издании «Вісник НБУ».

Кроме того, как сообщил на запрос «ЗН» нынешний куратор банковского надзора зампред НБУ Владимир Кротюк, сейчас Нацбанк готовит изменения к Закону «О банках и банковской деятельности», призванные улучшить как раз уровень корпоративного управления в банках.

«Нормы этого законопроекта расширяют полномочия и повышают роль наблюдательного совета в управлении банком. В частности, НС определяется основным органом, который осуществляет общее руководство деятельностью банка. Контролирует работу его исполнительного органа (правления) и защищает права участников банка. Внедряются также нормы, которые устанавливают ответственность наблюдательного совета и правления банка за результаты его деятельности.

Значительно повышается роль внутреннего аудита банка, который уполномочивается осуществлять надзор за текущей деятельностью банка, контролировать выполнение политики управления рисками, оценивать финансовую и операционную деятельность банка и т.д.

Доработаны также нормы закона относительно функционирования в банках систем управления рисками».

Впрочем, законопроект, как мы видим, Нацбанк еще только готовит. Когда же он будет принят, как показывает горький опыт, — большой вопрос.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно