КАК БЕДНОМУ ЖЕНИТЬСЯ

19 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 19 марта-26 марта

Скандал назревал исподволь. Сначала в американские суды стали поступать заявления от жертв Холок...

Скандал назревал исподволь. Сначала в американские суды стали поступать заявления от жертв Холокоста, бывших узников концлагерей и нынешних граждан США из числа тех, кого во время второй мировой войны гитлеровцы вывезли в Германию на принудительные работы из многих стран Европы. Они требуют компенсаций за несколько лет подневольного труда. Причем называют конкретные предприятия, которые на их труде богатели: «Даймлер-Бенц» (недавно слившийся с американским «Крайслером»), «Фольксваген», «Сименс», «БМВ», «ИГ Фарбен»...

По-видимому, дело приняло нешуточний оборот, ибо к нему подключилось федеральное правительство. А поскольку и названные, и другие предприятия как-то не спешили раскошеливаться, канцлер Герхард Шредер в одном из интервью германскому телевидению без обиняков заявил, что «такие долги следует возвращать». Тем более что об этом идет речь и в соглашении правящей в Германии коалиции. И чтобы уже не было сомнений в серьезности намерений, в середине декабря прошлого года при ведомстве канцлера была создана группа, которая должна установить объемы компенсаций принудительным рабочим.

Именно в этом и состоит главная проблема: из чего исходить? Ведь ни предприятия, ни банки не спешат открывать свои архивы времен второй мировой войны, в которых совсем нетрудно отыскать суммы доходов от принудительного труда. Кроме того, и компании, и банки требуют гарантий, что, выплатив компенсации однажды, они не обязаны будут это делать еще когда-либо.

П ока бывшие «работобратели»

изыскивали возможности уйти от выплат, бывшие узники концлагерей и принудительные рабочие время от времени съезжались и из Америки, и из многих стран Европы в Германию, чтобы требовать свое, устраивая пикеты перед офисами обидчиков. К слову сказать, среди них не было самых обиженных - так называемых «восточных» рабочих, «остарбайтеров» из Украины, Белоруссии, России. И хотя Бонн уже давно предлагал создать общий фонд, куда могли бы внести свою долю федеральные власти и германские предприятия, которые во времена «третьего рейха» были частью тоталитарного государства и которым продолжают предъявлять претензии жертвы Холокоста и принудительные рабочие, все не удавалось добиться компромисса с американским правительством и представителями Всемирного еврейского конгресса о суммах компенсаций. Кстати, именно еврейский конгресс решил в конце концов восстановить справедливость по отношению к «своим», затребовав такие суммы компенсаций, что кисло стало даже тем, кто считает их выплату обязательной.

Кто знает, до каких пор тянулось бы это дело, если бы журналисты не обнародовали некоторые документы, подтверждающие причастность многих германских предприятий, концернов и банков к гитлеровской политике «занятости». Гром грянул, когда были опубликованы доселе неизвестные документы о том, что крупнейший финансовый институт ФРГ - «Дойче банк» - финансировал строительство самого страшного концентрационного лагеря эпохи нацизма - Освенцима. В частности, 590 тысяч рейхсмарок были выделены химическому концерну «ИГ Фарбен», который производил для эсэсовских душегубок газ «Циклон В». Еще 88830 рейхсмарок получило управление войск СС на строительство бараков. «Дойче банк» также обслуживал фирму «Й.А. Топф и сыновья», установившую в Освенциме печи для крематориев. Всего кредиты банка на оборудование канцлагеря составили 1,2 миллиона рейхсмарок. Отсюда же финансировался «Кружок Генриха Гиммлера», где гитлеровские бонзы регулярно встречались с бизнесменами, а также ежегодно 900 тысяч рейхсмарок жертвовалось в личный фонд Адольфа Гитлера для поддержки германской экономики. Правда, «Дойче банк» не забывал и СССР. Например, в 1939 году после заключения советско-германского пакта он предоставил ему кредит в размере 95 миллионов рейхсмарок...

Американская военная администрация после войны провела расследование связей банка с нацистской верхушкой, но криминала не обнаружила. Теперь, после публикации документов о финансировании строительства и оборудования Освенцима, ситуация изменилась. Уж кто-кто, а американские власти не упустят такой шанс «выбить» положенное для своих граждан. И есть с чего: «Дойче банк» заключил самую крупную сделку в своей истории на покупку американской корпорации «Банкерс траст». Власти штата Нью-Йорк немедленно наложили запрет на этот контракт, потребовав от немцев сначала рассчитаться с бывшими узниками концлагерей и «восточными» рабочими. У «Дойче банка» зависли 17 миллиардов марок, которые он собирался инвестировать в приобретение «Банкерс траст».

Но это еще что! Американцы скоры на руку: они намекнули, что устроить бойкот частных вкладчиков и фирм - дело простое. Тем более что прецедент уже был: два года назад они поступили так по отношению к швейцарским банкам, которых обвинили в хранении нацистского золота. Швейцарцы вынуждены были срочно создать фонд для выплаты компенсаций жертвам нацизма, которые получили тогда 1,25 миллиарда долларов.

Теперь в американских судах скопились иски к 130 немецким фирмам и банкам на 18 миллиардов долларов. Им инкриминируется присвоение вкладов и имущества, конфискованного нацистами у евреев. Если дело дойдет до судов, Германию ожидает лавина, которая может захлестнуть весь немецкий экспорт в США. А это дело уже нешуточное. От него не отмахнешься.

Поэтому крупнейшие концерны - «Фольксваген», «Даймлер-Крайcлер», «Сименс» и другие, для которых американский рынок имеет первостепенное значение, поспешили объявить об учреждении компенсационных фондов. Например, «Фольксваген» быстренько создал такой фонд и направил в него 400 миллионов марок.

Но все равно хозяева предприятий, использовавших принудительный труд во время войны, спокойно спать не могут. Ведь создание немецкими фирмами и банками подобных благотворительных структур не исключает появления других исков от жертв нацизма в дальнейшем. Например, с Востока, если, конечно, правительства этих стран захотят отстаивать интересы своих граждан. Поэтому в данном случае ставится вопрос об учреждении единого фонда по следующей модели: лицо, получившее компенсацию, навсегда отказывается от дальнейших исков, а гарантом выступает правительство США, которое в качестве ответного шага препятствует любым попыткам бойкота немецких фирм.

Соответствующее германо-американское соглашение может быть подписано к 1 сентября - 60-летию начала второй мировой войны. Следует сказать, что для достижения такой договоренности канцлеру Герхарду Шредеру пришлось совершить блиц-визит в США, во время которого первоочередное значение приобрела тема выплаты компенсаций узникам нацистских концлагерей и «восточным» рабочим.

Правда, во время последнего визита в Вашингтон глава ведомства федерального канцлера Бодо Хомбах недвусмысленно предостерег еврейские организации в США, которые собираются судиться с немецкими фирмами, что в таком случае он не гарантирует «скорых выплат без бюрократических проволочек». Если же договориться «по-хорошему», то свои деньги евреи получат уже к осени...

Бодо Хомбах не назвал суммы, которой будет располагать компенсационный фонд, но в прессу просочилась информация, что она будет не ниже швейцарской - от 2 до 3 миллиардов долларов. Львиная доля этих денег, увы, перепадет опять не жителям Восточной Европы. Жертвы национал-социализма на территории бывшего СССР будут довольствоваться, возможно, только сотой частью от предусмотренных выплат для их собратьев, живущих в Америке и Израиле.

И это та горькая пилюля, которую жертвам нацизма - гражданам Украины, Белоруссии, России, увы, придется проглотить. Ведь не нужно быть большим аналитиком, чтобы понять: за желанием Германии возместить ущерб принудительным работникам стоит не только добрая ее воля, но прежде всего страх немецкой индустрии перед неизбежными потерями на американском рынке сбыта в случае невыплаты компенсаций гражданам США. Одна из немецких газет, например, опубликовала такую выдержку из служебной переписки ведомства канцлера ФРГ: «США потребовали от немецкой экономики добровольного участия в выплате компенсаций не потому, что она использовала принудительный труд в «третьем рейхе», а потому, что у нее есть особые интересы в Америке - экспорт туда товаров».

С другой стороны, намекают германские власти, никогда нет гарантий, что в России или Украине деньги дойдут до тех, кому они предназначены, что они не будут годами прокручиваться в банках. Не зря ведь гласит украинская пословица: «Як бідному женитись, то й день малий...»

П осле обнародования достиг-

нутых между Бонном и Вашингтоном договоренностей о выплате компенсаций жертвам Холокоста, в которых даже не упоминались «остарбайтеры», первым делом возмутилась немецкая пресса. Газета Die Zeit, в частности, пишет:

«Около 10 миллионов иностранных рабочих было занято на принудительных работах в Германии в годы второй мировой войны. Большинство - 8 миллионов - угнано из Восточной Европы, из них 2,5 миллиона - из Украины. Принудительно работали также военнопленные и узники концлагерей. «Третий рейх» использовал рабский труд практически во всех отраслях экономики. А компенсации теперь могут получить только жертвы Холокоста?

Многие фирмы доказывают, что они вынуждены были использовать рабский труд, который навязывался им нацистским правительством. Это похоже на правду. Как правда и то, что немецким предприятиям было выгодно иметь иностранных рабочих и прежде всего - «остарбайтеров». Если немецкому рабочему нужно было платить около 100 марок в месяц, то за одного военнопленного фирма переводила вермахту только 76 марок. Из этой суммы француз или бельгиец получал только 24 марки, а русский или украинец - 12. Еще выгоднее были заключенные концлагерей, получавшие за работу 5 марок в месяц. В концерне «Фольксваген», например, с 1941 по 1945 годы работало по принуждению 17 тыс. человек, в «Сименс» только в 1944 году - 50 тыс. человек, в «Даймлер-Бенц» - 26 тыс. Сегодня по всему миру проживает около двух миллионов жертв нацизма, из них 80% родом из Восточной Европы или бывшего Советского Союза. И они не получат ничего?»

Основные надежды эксперты, занимающиеся вопросами «остарбайтеров», связывали с созданием единого германского фонда, который основали 12 ведущих предприятий, подписавших соответствующее соглашение с канцлером Герхардом Шредером. Но уже сейчас видно, что «остарбайтеров» «просят не беспокоиться»: решение о создании фонда принималось практически под давлением массовых исков от жертв нацизма, проживающих в США. Это, кстати, подтвердил на пресс-конференции один из его создателей, политолог Ульрих фон Алеманн: «Действительно не должно быть дискриминации, разделения «восточных» и «западных» принудительных рабочих. Хотели бы решить вопрос по справедливости, с учетом различных стандартов жизни. Верно и то, что в одной стране - целое состояние, в другой - мелочь. Мы будем ориентироваться на существующие в различных странах нормы социальной помощи или на уровень бедности». То есть, «остарбайтерам» светит получить гораздо меньше, чем проживающим на Западе.

По мнению представителей организаций, представляющих интересы «остарбайтеров», разделение является настоящей дискриминацией, сортировкой подневольных работников на жертвы первого и второго сорта. Die Zeit публикует по этому поводу мнения руководителей фондов «Взаимопонимание и примирение» в странах Восточной Европы. Председатель польско-немецкого фонда Яцек Турчинский задается вопросом: «Что же, страдания поляков немцы оценивают ниже, чем американцев?». А Виктор Князев, руководитель московского фонда, считает, что сумма компенсаций для «остарбайтеров» должна быть такой же, как и для тех, кто живет на Западе, но не ниже 12-15 тыс. марок. Правительство в Варшаве уже предупредило Бонн, что проведение таких различий между жертвами нацизма на Востоке и Западе только питает антисемитизм. Бывшие «остарбайтеры» из Польши хотят теперь подать иск в суд США, т.к. считают, что американские адвокаты заступятся и за них.

Интересно, что требования бывших восточных принудительных рабочих поддерживают общественные организации Германии, специалисты, занимающиеся проблемами, связанными с принудительным трудом в Германии во время второй мировой войны. Например, группа ученых во Франкфурте-на-Майне исследует деятельность так называемых учебно-трудовых и воспитательных центров, которых в «третьем рейхе» насчитывалось около 100 и о которых еще мало что известно. А между тем здесь применялись «устрашающие» методы воспитания. Загоняли сюда в основном несовершеннолетних. Как утверждают немецкие ученые, детям на протяжении восьми недель создавались «экстремально трудные условия». Выдерживали (т.е. выживали) около 20 процентов испытуемых. Куда делись остальные? Из ничтожно мало сохранившихся документов можно понять, что они «частично уничтожены, намеренно или по недосмотру».

Ученые из Франкфурта-на-Майне утверждают, что через такие лагеря прошло полмиллиона человек, которые избивались до полусмерти. Их морили голодом, но заставляли усердно трудиться. В 1944 году после одной из акций нацистов в эти лагеря было привезено 50 тысяч украинских детей, которые прошли в них все круги ада. Большинство из них погибли. Но кто-то же выжил! Немецкие ученые требуют для них повышенных выплат. Как и для принудительных рабочих: эти дети тоже работали - и в сельском хозяйстве, и на предприятиях.

Не знаю, есть ли эти малолетние жертвы нацизма среди тех, кто обратился через некоего частного адвоката из города Майнталя Петера-Йохена Крузе в германские суды с исками о выплате компенсаций, о чем сообщает последний номер журнала «Шпигель»:

«Эти заявления будут рассматривать суды Дармштадта, Нюрнберга, Мюнхена. Ответчики - фирмы «Опель», «Диль», BMW, «Сименс», «Фольксваген». В зависимости от срока работы на них украинских рабочих, иски требуют компенсаций от 30 до 50 тысяч марок каждому «остарбайтеру».

Но это только первая группа украинских заявителей. Готовы документы еще нескольких сот тысяч украинских рабочих. Правда, адвокат Петер-Йохен Крузе боится, что дела не успеют оформить до 13 мая, когда истекают три года с момента решения Конституционного суда Германии о том, что бывшие «остарбайтеры» в индивидуальном порядке имеют право требовать через суды выплаты им компенсации. Раньше вопрос решался исключительно на государственном уровне».

Но если нашим и удастся добиться справедливости, то существует большая вероятность, что деньги они все равно могут не получить. Ведь то одно официальное лицо, то другое выступает с этакими «рационализаторскими» предложениями, как, например, руководитель Кельнского центра информации неонацизма Лотар Эверс. Он не рекомендует выплачивать все деньги сразу (а ведь речь идет о 70-80-летних людях. - Авт.). Господин Эверс считает, что если «остарбайтерам» начнут выплачивать, например, по 10 тысяч марок сразу, то еще неизвестно, кого они осчастливят - тех, кому предназначаются, или их детей и внуков, которым деньги нужны на машину или мотоцикл. Поэтому он рекомендует выплачивать не всю сумму, а по частям, скажем, по 500 марок в месяц. И обязательно воспользоваться опытом уже существующих фондов, пропуская через них выплаты. Но деньги распределять нужно в Германии, дабы не произошло того, что имело место в Украине, когда фонд «Взаимопонимание и примирение» вместо распределения денег вложил их под высокие проценты в банк, где они вместе с банком «сгорели».

На сегодняшний день известно, что на получение компенсаций могут претендовать только те, кто проработал в промышленности какой-то конкретный (пока еще не определенный. - Авт.) срок. Выплаты будут единовременными, и получить их смогут только сами жертвы. Естественно, когда закончится нынешняя стадия разговоров и переговоров.

Справка «ЗН»

ФРГ выплатила жертвам нацизма 104 млрд. марок компенсаций, 20 млрд. еще предстоит выплатить в последующие годы. 90% этой суммы получили немцы или те, кто жил на территории Германии. Три миллиарда получили граждане Израиля, еще три миллиарда - граждане Западной Европы. Жертвы нацизма в странах Восточной Европы до падения Берлинской стены не могли подавать заявления на выплату им компенсаций.

Проблема компенсаций жертвам нацизма рассматривалась на нескольких международных конференциях в 1951-1953 гг. СССР от участия в них отказывался. Под давлением СССР сняли свои претензии к немцам страны социализма. Более того, все они и после смерти Сталина не присоединились к международным соглашениям о долгах Германии, хотя такая возможность была до 1961 года. Лишь после 1990 года 1,5 млрд. марок получила Польша, 600 млн. - Россия и Белоруссия и 400 млн. - Украина через специально созданные фонды.

В 1953 году в Лондоне немцы сумели настоять на изменении формулировки, и фактически из числа жертв нацизма оказались исключенными те, кто использовался на принудительных работах, поскольку сами принудительные работы стали квалифицироваться не как «грубое беззаконие», а как «обусловленная войной трудовая мера». К этому вопросу было решено вернуться после подписания мирного договора. Но до него руки так и не дошли…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно