Итог первого десятилетия XXI века для ТЭК и экономики Украины: минус диверсификация, минус энергоэффективность, минус энергонезависимость…

29 декабря, 2010, 17:45 Распечатать Выпуск №49, 29 декабря-14 января

Сухие цифры результатов деятельности предприятий топливно-энергетического комплекса Украины за ...

Сухие цифры результатов деятельности предприятий топливно-энергетического комплекса Украины за 2001-й и 2010 год свидетельствуют: добыча природного газа в Украине осталась практически на том же уровне, что и десять лет назад, — около 18,4 млрд. кубометров. Разве что теперь в дополнение к этому еще 1,5—2 млрд. добывают СП и негосударственные компании. Но добыча ведется на практически исчерпанных месторождениях. В зависимости от применяемой технологии из недр давно разведанных и разрабатываемых месторождений еще с десяток лет можно извлекать углеводороды. Но без прироста разведанных запасов (прежде всего открытия новых залежей и месторождений) и применения дорогостоящих современных технологий и оборудования добыча будет постоянно сокращаться, а себестоимость добытых нефти и газа — постоянно расти.

Статистика импорта газа в Украину (сокращение импортных газопоставок с формальных 52 млрд. кубометров до реальных 30—32 млрд.) характеризует, увы, в основном корректировку «экономики» отдельно взятых и в основном негосударственных предприятий, а также прибыль отдельных газотрейдеров. С 2004-го по 2008 год пальма первенства в газоимпортном бизнесе принадлежала компании со швейцарской пропиской — «РосУкрЭнерго» (до этого ее «прародительнице» «ЮралТрансГаз»). Увы, газовый баланс Украины в эти годы «подгонялся» с особым учетом интересов РУЭ. И хотя в балансе поставок этой компании декларировался туркменский, узбекский, казахстанский и российский газ, за время присутствия РУЭ на газовом рынке в качестве оператора Украина потеряла прямые контракты на закупку газа в Туркменистане и Узбекистане.

На внутреннем рынке газа Украины «достижением» последних лет можно считать формальное уменьшение объемов так называемых технологических потерь газа (в начале 2000-х объем таких «потерь» в совокупности доходил до 9—10 млрд. кубометров в год), которые зачастую списывались на население и теплокоммунальные предприятия.

Общее потребление газа сократилось с почти 80 млрд. кубометров в 2001 году до 52 млрд. — в 2009-м. Ненамного будет отличаться и результат газопотребления в 2010 году. При этом в балансе поступления газа не только сохраняется, но и увеличивается превалирующая доля импортного газа.

За минувшее десятилетие обл- и горгазы (как акционерные общества, в большинстве которых на сегодняшний день доля НАК «Нафтогаз Украины» намного меньше 50%) неоднократно «меняли» собственников. Но всегда «прислушивались» к установочному мнению глав наблюдательных советов. Эту роль выполняли (выполнял) в последние годы ставленники представителей РУЭ и Минтопэнерго (как ни странно, в одном лице). Параллельно предпринимались попытки объединить систему распределительных газопроводов под крылом единой компании (типа «Укргазмереж» или «Нафтогазмереж»), подконтрольной «Нафтогазу» и реальным руководителям этой компании. Сегодня эта система формально подчинена НАКу, а большая часть распределительных газопроводов низкого давления находится в аренде у облгазов. Но так и не проведена окончательная сверка наличия и состояния активов и, соответственно, не получен ответ на вопрос: кому и сколько принадлежит в газораспределительных сетях Украины? Видимо, Минтопэнерго и «Нафтогаз» устраивает такая неопределенность.

Десятилетие прошло со времени, когда наиболее современные нефтеперерабатывающие заводы Украины — Лисичанский и Одесский — стали собственностью российских нефтяных компаний. На базе Кременчугского НПЗ было создано СП «Укртатнафта», соучредители которого так и не смогли договориться о разделе долей, влияния и прибыли. Со временем в частные (акционерные) руки перешли Херсонский, Дрогобычский и Надвирнянский НПЗ (два последних пока подконтрольны группе «Приват» и работают на оборудовании тридцатилетней давности). Модернизация приватизированных НПЗ по разным причинам переносилась «до лучших времен», которые в 2010-м для заводов так и не наступили. Сегодня Одесский НПЗ-«ЛУКОЙЛ» дешевле остановить до лучших времен, а Херсонский НПЗ практически простаивает с 2005 года. Еще держится ЛИНИК (Лисичанский НПЗ, принадлежащий ТНК-ВР), но из последних сил. Поставки российской нефти на Кременчугский НПЗ сведены до минимума, перспективы долгосрочных поставок азербайджанской и казахстанской нефти в Украину туманны. Так что результат сокращения объемов переработки нефти с 15,4 млн. тонн (2001 год) до 10,2 млн. (прогноз на 2010-й) — минус 34% — в этой ситуации закономерен. Соответственно, уменьшилось и производство основных нефтепродуктов: бензинов различных марок — с 3,6 млн. тонн в 2001 году до 2,8 млн. в 2010-м; дизтоплива — с 4,6 млн. до 3,1 млн. тонн.

Добыча нефти также сократилась на полмиллиона тонн — с 3,71 млн. в 2001-м до 3,27 млн. тонн в 2010-м из-за несогласованности политики Минтопа и нынешних владельцев (группа «Приват») основного нефтедобывающего предприятия — «Укрнафты». Еще около 1 млн. тонн нефти в Украине добывают СП и частные компании. Но прирост запасов нефти (и газа), как утверждает большинство специалистов, возможен только при условии масштабной и дорогостоящей разработки шельфа Черного моря. Усилия же потенциальных и зачастую сомнительных инвесторов в этом направлении пока зафиксированы только на бумаге. Правда, Минприроды склоняется к подписанию в начале 2011 года мирового соглашения с компанией «Прикерченская Лтд.», претендующей на доразведку и разработку значительной части украинского Черноморского шельфа.

Наиболее стойкой оказалась энергоотрасль. Но только потому, что за счет добротного задела она деградирует медленнее других сегментов ТЭК. Увы, статистика производства электроэнергии в Украине практически никак не характеризует тенденции в этой отрасли. По результатам 2001 года, производство электроэнергии составило 174 млрд. кВт·ч, в январе—ноябре 2010-го — 168,9 млрд. кВт·ч. Прогноз на 2010 год — 185 млрд. кВт·ч. Однако специалисты акцентируют внимание на том, что в бюджете-2011 финансирование развития энергоотрасли сокращено в пять раз по сравнению с 2010-м — с 5 млрд. до
1 млрд. грн. (реально сумма поступивших госсредств всегда меньше). При этом бюджетное финансирование угольной отрасли увеличено в 2011 году в шесть раз. Хотя оставшиеся госшахты правительство намеревалось приватизировать или закрыть. Спрашивается: в чей карман пойдут бюджетные «угольные» миллиарды? Вряд ли они обогатят донбасских угольщиков. При этом тепловая энергетика Украины затратна и неэффективна; энергорегулирующие мощности в необходимом объеме так и не созданы; атомная энергетика стала абсолютно зависимой от россиян; альтернативная и возобновляемая энергетика развивается миллиметровыми шажками — за счет локальных альтернативных проектов.

Энергосбережение остается для Украинского государства падчерицей. В 2001 году на энергосберегающие мероприятия в бюджете было запланировано 25 млн. грн. Столько же ожидали инвестиций от Всемирного банка. Реально бюджетное финансирование составило только 7 млн. грн. В 2010 году из бюджета изначально планировалось финансировать внедрение энергосберегающих технологий в объеме 4 млрд. грн. В марте эта статья бюджетных расходов была урезана до 600 млн. грн. Фактически на энергосберегающие технологии в 2010 году потрачено… около 100 млн. грн. Финансирование энергосберегающих мероприятий предусмотрено и в бюджете МинЖКХ. Но сколько реально потрачено по этой статье именно на энергосбережение, сказать никто не берется. Энергосберегающие мероприятия в стране, тем не менее, проводятся — за счет инициаторов. Есть успешные пилотные проекты внедрения энергосберегающих и альтернативных технологий. Налажено даже производство солнечных батарей (в основном для экспорта). Только они не согревают большинство граждан, которым такие технологии не по карману. Что и говорить, если за десять лет не построен ни один современный мусороперерабатывающий завод в мегаполисах…

Впрочем, результат деятельности всех правительств в области ТЭК за минувшее десятилетие для граждан и экономики Украины можно сформулировать и через «плюсы». А именно: плюс рост цен на отечественные и импортные энергоносители и электроэнергию; плюс увеличение стоимости энергозависимых услуг ЖКХ для населения; плюс доведение до фактического банкротства НАК «Нафтогаз Украины» (осталось дождаться, когда за бесценок скупят его оставшиеся лакомые куски); плюс сокращение транзита газа по украинской ГТС в Европу и шантаж обходными вариантами транзита (российско-европейские проекты «Северный поток», «Южный поток»); плюс обозримая перспектива передачи украинской ГТС в управление российско-украинского СП (читай — «Газпрома»); плюс усиление влияния РФ, как единственного источника поставок газа и основного источника нефтепоставок; плюс полная зависимость атомной энергетики от РФ; плюс устаревшее оборудование и технологии нефтеперерабатывающих заводов в Украине; плюс стагнация энергетики и угольной отрасли; плюс энергоемкое и при этом экспортно-ориентированное промышленное производство; плюс отсутствие инвестиций в ТЭК. С такого «задела» начинается второе десятилетие XXI века.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно