ИСТОРИЯ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА,

29 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

вылившегося в конфликт с эмоциями ценой в четыре миллиарда Если подходить к этой истории с сугубо...

вылившегося в конфликт с эмоциями ценой

в четыре миллиарда

Если подходить к этой истории с сугубо экономическими мерками, то дебатам по поводу неудавшегося варианта приватизации АО «Мотор Сiч», одного из крупнейших запорожских предприятий, давно пора кануть в лету. Однако вспыхнувшие в начале года страсти вокруг приватизационного эксперимента все еще продолжают накаляться. Впрочем, обо всем по порядку...

Альтернатива экспериментальному варианту приватизации «Мотора» отсутствовала изначально. Уже хотя бы потому, что законодательством не был отрегулирован порядок изменения формы собственности так называемых объектов группы Г, в число которых входит и «Мотор Січ». Для каждого из этих предприятий приватизация была возможна лишь по специальному разрешению правительства. Постановлением Кабмина от 14 декабря 1991 г. «Мотор» был включен в список приватизируемых предприятий. Дело оставалось за «малым» - созданием механизма, позволяющего осуществить преобразование формы собственности. Механизма, индивидуально разработанного, учитывающего специфику и масштабы производства. Существовавшие процедуры в качестве такового были неприемлемы, поскольку ориентировались на малые и средние предприятия, в основном, находящиеся в коммунальной собственности.

Как известно, инициатива у нас «наказуема» выполнением. Иначе говоря, моторостроителям объяснили: хотите приватизироваться - сами разрабатывайте механизм. Сказано - сделано. При участии Фонда госимущества проект экспериментального варианта приватизации был подготовлен и в конце марта 1994-го утвержден правительством. Идея заключалась в следующем. Третью часть (если точно - 33,5%) акций предприятия выкупают его нынешние работники. 7,5% - те, кто ушел с него на заслуженный отдых. Еще 15% пускались в открытую продажу. Определив таким образом судьбу контрольного пакета, оставалось решить, что делать с оставшимися 44% акций. Было предложено 17% акций продать на внешнем рынке на конкурсной основе, а 27 - в виде неделимого пакета - передать АО «Мотор Січ», выступившему в роли стратегического инвестора с обязательством в течение двух лет использовать дивиденды на разработку и изготовление двух новых образцов авиационных двигателей.

Мотивировалась такая «раскладка» тем, что, несмотря на формальное существование государственных программ, в частности в области авиастроения, их финансирование из бюджета не производилось. А реализация экспериментального проекта приватизации позволила бы и деньги казенные сэкономить, и предприятие-гигант без работы не отставить. Словом, моторостроители с государством, что называется, ударили по рукам - в середине июля прошлого года предприятие заключило договор с Фондом госимущества. В нем, кстати, было оговорено, что в случае невыполнения акционерным обществом обязательств, 27-процентный пакет будет возвращен в государственную собственность.

Игра для предприятия, как говорится, стоила свеч. Получить через два года в безраздельную собственность 27% акций, став при этом владельцем контрольного пакета, - перспектива далеко не из худших. Не меньший интерес к эксперименту проявляли и другие крупные предприятия, руководители которых тоже были не прочь внедрить подобную схему у себя. Скажем, «АвтоЗАЗ», претендуя на статус стратегического инвестора, рассчитывал получить 40-процентный пакет своих акций. Подобную перспективу «примеряли» к себе и алюминиевый комбинат, «Запорожсталь»... Так или иначе, от исхода эксперимента в значительной мере зависела судьба приватизации промышленных гигантов: прецедент «Мотора» прокладывал путь другим.

Вопрос, казалось бы, можно было считать решенным, однако в нынешнем году ситуация приняла несколько иной оборот. Выступая в местной печати, народный депутат Украины Федор Судницин обосновывает противозаконность как идеи эксперимента, так и механики его реализации. Обращая внимание на отдельные нарушения по части формы, он ставит в вину руководству АО то, что план приватизации предприятия в целом составлен под интересы небольшой группы номенклатуры высокого уровня, о чем свидетельствует явно заниженная стоимость объекта приватизации: больше половины стоимости имеющихся основных фондов (таких, например, как основные фонды с загрузкой менее 50%, объекты незавершенного строительства, соцкультбыта, долгосрочные финансовые вложения) не включены в уставный фонд.

По словам председателя правления АО «Мотор Січ» Вячеслава Богуслаева, вопрос оценки стоимости предприятия весьма детально дискутировался с Фондом госимущества, и, в принципе, акционеры готовы были отказаться от спорной части имущества:

- Зачем нам 5 миллионов квадратных метров жилья, которое мы имеем, они ведь составляют 18% в себестоимости продукции? Или 24 детских садика? Не нужны нам сегодня и те мощности, что были заняты под выпуск военной продукции. Хотя, конечно, мы понимаем, что когда-то государство будет думать об обороне и их надо сохранить для будущего. Мы предлагали Фонду забрать у нас часть незагруженных площадей и распорядиться ими по своему усмотрению, скажем, продать с аукциона... Ту же часть корпуса или котельную, мощности которой предприятию требуется лишь пятая часть (остальные 80% обеспечивают нужды соцкультбыта)... Не мы настаивали, а Фонд госимущества и министерство просили нас оставить у себя эти объекты, передавать их местным властям поэтапно.

На мой взгляд, подобная постановка вопроса содержит изрядную долю шантажа. Ведь изначально ясно, что ни министерству, ни тем более Фонду госимущества все эти объекты попросту ни к чему, если, конечно, оставить профиль их деятельности без изменения. Государству неоткуда взять средства на их содержание, и никакая власть сегодня не обрадуется, если, скажем, ни с того ни с сего местный бюджет «пригрузится» содержанием двух дюжин детсадов. Впрочем, маловероятно, что предприятие отказалось бы от этой «обузы» с такой же легкостью на деле, как и на словах, хотя бы потому, что социальная защита своих работников - проблема отнюдь не из второстепенных или отвлеченных. Судя по всему, в процессе торгов моторостроители оказались более смышленными, чем государственные чиновники, определив выгодную для себя цену сделки. Был ли в этом криминал? Вопрос, как говорится, интересный, но газетная полоса - отнюдь не лучшее место для поиска ответа на него.

Криминальный же оттенок скандал начал набирать после того, как на «Мотор» прибыла специальная комиссия Верховного Совета, созданная после обращения 73 депутатов, представляющих разные фракции и группы, к Президенту и правительству с депутатским запросом. По итогам сынициированной ею проверки, проведенной областной прокуратурой, в АО было обнаружено свыше семи тысяч фальшивых заявлений на приватизацию, что явилось поводом для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 172 Уголовного кодекса - «подделка документов» (к слову, следствие по этому делу уже закончено и материалы переданы в суд).

Достоянием гласности стали и другие, пусть не столь значительные, но весьма пикантные детали приватизации «Мотор Січі». Среди них, например, такая: под вторым номером в списке закрытой подписки на акции значилось имя народного депутата В.Понедилко, который не являлся ни пенсионером предприятия, ни его работником, уволенным по сокращению штатов, что давало бы ему право на льготную покупку ценных бумаг...

На основании этих и других фактов вывод депутатской комиссии был отнюдь не на пользу эксперименту. Поэтому, разумеется, о распространении опыта «Мотора» на другие предприятия уже не могло быть и речи. Да и, собственно, в задуманном виде эксперимент как таковой перестал существовать, поскольку приказом председателя Фонда госимущества Юрия Еханурова спорный 27-процентный пакет акций был возвращен в собственность государства. Та же участь постигла и 17% акций, которые планировали продать иностранным инвесторам. Как выразился Юрий Иванович, сделано это было для того, чтобы «охладить накаленную ситуацию». Тем не менее, договор «Мотор Січі» с Фондом госимущества остался в силе. И по заверению председателя Фонда, государство выполнит принятые обязательства после выполнения предприятием своих. Правда, насколько это представляется возможным в свете происшедших событий - остается только гадать.

Разумеется, руководителей «Мотор Січі» такой поворот дела никак не устроил. Истинная подоплека, на их взгляд, заключается в том, что акции предприятия не удалось приобрести 16 инвестиционным фондам, подавшим заявки, но не успевшим вложиться в отведенные сроки.

- Кампанию против нас раздули только потому, что этим 16 «акулам» не удалось скупить наши акции, - заявил Вячеслав Богуслаев. - Из 16 заявок 15 - от пришлых, незапорожских фондов. Они что, будут беспокоиться о тех, кто живет рядом с трубой? То, что акции им не достались, они нам простить не могут, поэтому и стремятся создать атмосферу недоверия к приватизации предприятия, в которой можно было бы запугать руководителей других предприятий. Именно в этом заключается основная причина. Этот спор будет продолжаться долго...

Уже исходя из сказанного, вполне отчетливо просматривается логическая цепочка: раз депутаты против эксперимента на «Мотор Січі», значит, они отстаивают интересы инвестиционных «акул». Словом, коррупция - двигатель активности народных избранников.

Безусловно, любая версия имеет право на существование. Однако применительно к данному конфликту бросается в глаза тот факт, что в отстаивании своей точки зрения на эксперимент депутаты апеллировали к конкретным фактам, а их оппоненты, увы, лишь к голословным обвинениям.

Выступая на сессии Запорожского облсовета, депутат В.Богуслаев сказал следующее (цитирую по газетному отчету):

- Почему разрушается наш план приватизации? Почему против нас восстали мелкие жулики во главе с Пинзеником? Потому что мы отлучили от биржи, где торгуют акциями, 27 процентов акций нашего предприятия. Нам в лицо говорят: «Акции вашего предприятия в Запорожье стоят 5 номиналов, а в Киеве - 50. Мы у вас купим, а в Киеве продадим». Что от этого получит предприятие? Ничего. Кто на этом заработает? Судницин, Ермак, Соболев, наши депутаты (из группы «Реформы». - В.П.). Мы собрали националистов, социалистов, коммунистов в Верховном Совете. Все - за нас, все за то, чтобы идти этим путем. Но мелкая банда, отстаивающая рынок, частную собственность пока побеждает.

Стоит ли говорить, что в такой форме дискуссия на экономическую тему явно выходила за рамки цивилизованных методов выяснения отношений? Впрочем, это понял и В.Богуслаев. Через два дня он отправил телеграммы в Киев, а через семь - в той же газете была опубликована его статья «Прийміть щирі вибачення», где Вячеслав Александрович сожалел и извинялся за свое «излишне эмоциональное выступление». Однако не перед всеми. Ни в телеграмме, ни в публикации не упоминалось имя депутата Судницина, с подачи которого и началось разбирательство. Случайностью это вряд ли назовешь...

Объяснения, пожалуй, стоит поискать еще в том времени, когда бушевали страсти на выборах народных депутатов. В числе кандидатов по Шевченковскому избирательному округу города Запорожья был и Федор Судницин - кандидат технических наук, работник «Мотор Січі». Руководство же предприятия делало ставку на другую кандидатуру. Если учесть, что в Шевченковском районе проживает подавляющее большинство моторостроителей, то напрашивается вполне очевидный вывод - отдав голоса Судницину, работники «Мотора» косвенно выразили недоверие своему руководству...

Сопоставляя факты, невольно приходишь к закономерному выводу: определяющую роль в данном конфликте все же играет разность политических позиций, которые занимают стороны. Экономические разногласия - явление производное, так сказать, видимая часть айсберга. И в силу этого «полюбовное» разрешение спора представляется попросту невозможным. Тем более, что депутаты извинений оппонента не приняли, прибегнув к судебному иску о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещении материального ущерба, суммарная величина которого определена четырьмя миллиардами карбованцев. В качестве истцов выступили Сергей Соболев, Анатолий Ермак, Виктор Пинзеник и Федор Судницин, ответчиком - Вячеслав Богуслаев.

В Шевченковском районном суде состоялось первое слушание по данному делу. Разумеется, «главные действующие лица» в зале судебного заседания не присутствовали - их интересы представляли адвокаты. По словам председателя суда Александра Попова, прецедентов столь громадных сумм по аналогичного типа делам судебная практика области не знает. Уже хотя бы в силу этого стоит полагать, что на скорый исход разбирательства рассчитывать тщетно.

Впрочем, к процессу приватизации и к экономике в целом это уже имеет весьма отдаленное отношение. И если применительно к данной истории уместны эмоции, то, пожалуй, лишь по поводу безнадежно потерянного времени, которое не дает надежд на сатисфакцию...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно