ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ — КРЕПКИЙ ОРЕШЕК

7 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Советское воспитание играет со многими из нас злые шутки буквально на каждом шагу. Если еще в нача...

Советское воспитание играет со многими из нас злые шутки буквально на каждом шагу. Если еще в начале пути в капитализм при освоении трудного понятия «рынок» нам неким подспорьем могло служить знакомство с базаром и политизированные мифы о воротилах Уолл-Стрита, то в правилах обращения с интеллектуальной собственностью, скажем прямо, опереться нам было попросту не на что. «Трудовая интеллигенция» была целиком освобождена родным государством от каких-либо забот о судьбе сотворенного ею интеллектуального продукта. Продажу патентов, авторских прав и прочего брали на себя госорганы. И сейчас, глядя на наших изобретателей с мировыми именами, перебивающихся на мизерную пенсию, понимаешь, что справлялись госорганы с возложенными на них обязанностями крайне плохо. Страна гордилась количеством изобретений, однако доход в государственную казну был ничтожен по сравнению с тем, чего добивались другие, промышленно развитые общества. В нынешних условиях такое отношение к интеллектуальной собственности грозит экономической катастрофой.

Все передовые страны делают акцент на увеличении доли интеллектуальной составляющей в производимой продукции. Убедительное объяснение этому на примере своего предприятия представил президент корпорации «Квазар-Микро» Евгений Уткин: «Мы создаем инструменты, улучшающие управление, и тенденция в этом производстве такова, что стоимость компьютерного «железа» все время уменьшается, а стоимость программного продукта увеличивается. Сегодня это соотношение исчисляется примерно как один к десяти. То есть стоимость интеллектуальной составляющей все возрастает. Именно поэтому так важно создать все условия для быстрого развития интеллектуальной собственности в стране. Зададимся вопросом: почему так быстро развивается, к примеру, Тайвань? Потому что там сделали все для полного раскрепощения и быстрого развития этой компоненты. Сейчас все крупнейшие производители США переносят производство на Тайвань и в другие страны с такими же благоприятными условиями. Результаты налицо. У нас же все еще очень много барьеров».

Добавлю, что одновременно с перенесением производства «железа» в другие страны США прикладывают огромные усилия, чтобы люди, способные производить интеллектуальный продукт, съезжались в Штаты отовсюду. К примеру, недавнее заявление американского правительства о том, что эта страна готова выдать визы нескольким сотням тысяч компьютерщиков говорит о многом. Нам бы впору позаботиться, чтобы украинские программисты, физики, математики не только не покидали страну, но и из других стран ехали к нам!

Впрочем, описывая отношения интеллектуалов и Украинского государства, нельзя сказать, что система охраны авторских прав сносно действовала в каких-либо других областях. Сколько нареканий на нее было у писателей, артистов, кинематографистов! Понимая, что на такую систему особо полагаться нельзя, наиболее энергичные творцы брали заботу о доходах в свои руки. К примеру, некоторые драматурги еще в советское время нанимали адвокатов, ездивших по республикам и убеждавших провинциальные театры, не всегда склонные начислять авторское вознаграждение, подобру-поздорову отдать деньги.

Авторам-песенникам и композиторам приходилось еще труднее — желания платить за исполнение их песен в ресторанах, на различных массовых мероприятиях, в цирке у исполнителей было еще меньше. Оно вообще исчезло с наступлением так называемой перестройки. Помню, знаменитый поэт-песенник Леонид Дербенев жаловался мне в 90-м году, что деньги ему вообще перестали поступать. Композиторы, которые обзавелись студиями звукозаписи и продавали конечный продукт, еще как-то держались, а «безлошадным» (то бишь бесстудийным) — хоть помирай.

Идея разобраться с пиратами, как призрак, до сих пор бродит среди творческих людей Украины. Доносятся слухи о судах в Москве, которые сдвинули дело с мертвой точки и помогают восстановить справедливость в этом деле. Но среди интеллектуалов все больше укрепляется мысль о том, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Общество авторов по управлению их интеллектуальными правами, если не ошибаюсь, одним из первых предложил организовать ныне покойный Ярослав Стельмах. Такие общества существуют во всем мире. Во Франции, например, их около трехсот.

Впрочем, американский профессор Игорь Каласс — крупнейший специалист по авторскому праву, работавший не так давно в Киеве, — объяснил мне, что автору и в Америке трудно защититься. Для этого творческие люди объединяются и нанимают, скажем так, полурекетиров, которые ходят по сбытовым точкам и внятно объясняют продавцам, что лучше заплатить по-хорошему. И те «идут навстречу»... Конечно, красиво получится, если «наши» громилы, почти утерявшие свои прежние рынки, обоснуются на рынке интеллектуальной собственности...

Впрочем, в Украине все развивается. Так почему бы не сделать решительный шаг вперед в решении проблемы защиты интеллектуальной собственности? 22 февраля 2002 года в Киеве состоялась международная конференция с многообещающим названием «Киев — центр накопления опыта защиты прав интеллектуальной собственности в области высоких технологий в Украине». На это мероприятие в 9.30 приехало много специалистов из Киева и различных регионов Украины. В назначенный срок прибыл посол США и главы представительств американских компаний. И весь честной народ вынужден был коротать время, пока подтянутся украинские чиновники, которым поручено руководить процессом развития интеллектуальной собственности в стране и бороться с интеллектуальным пиратством. Спрашивается: если чиновные люди не могут вовремя проснуться (или по какой другой причине быть пунктуальными) и позволяют себе отнимать у множества действительно занятых людей самое драгоценное — их время, то как им удастся отстоять право на интеллектуальную собственность?..

Пока гром не грянет...

Судя по тем мерам, которые нервно и торопливо предпринимались в последние месяцы с целью убедить всех в решимости властей бороться с нарушениями прав интеллектуальной собственности в Украине, можно сделать вывод, что в нашем отечестве в конце концов поняли — терпение Запада иссякло. Однако любые «пожарные» и экстренные мероприятия чреваты большими издержками. А ведь можно было намного раньше договориться и даже получить некоторые послабления и преимущества.

Когда некоторые депутаты, выступавшие в защиту статус-кво в вопросе интеллектуальной собственности, объясняют свою позицию тем, что, мол, пострадает молодежь и интеллигенция, имеющие сейчас возможность покупать на рынке дешевые ворованные, пиратские (или, пардон, контрафактные) компьютерные программы, диски и таким образом приобщиться к мировой культуре, — в этом есть известная доля лукавства. Ведь Запад, ненасытным прагматизмом которого нас так пугают, с удовольствием пошел бы на уступки и продавал бы объекты интеллектуальной собственности за половину или четверть цены. Пожалуй, они позволили бы нам пользоваться всеми достижениями своей культуры за весьма условную цену. При одном условии: эти изделия не выйдут за пределы Украины, то есть мы не станем продавать за бесценок их же интеллектуальную собственность в другие страны.

Им не нравится, когда фуры с контрафактными дисками едут, к примеру, через Финляндию или Грецию в Европу. Суть проблемы в том, что Украинское государство должно гарантировать лишь отсутствие реэкспорта. Именно на реэкспорте зарабатываются огромные «левые» деньги. Вот почему ведутся горячие парламентские дебаты и льются крокодиловы слезы в адрес бедного студента, который отныне будет «оторван от мировой культуры». Хотя многим хорошо известен сын конкретного уважаемого человека, чьими материальными воздаяниями поддерживается эта активная протестная энергетика...

Даже если «позичити у сірка очі» и закрыть глаза на убытки, которые несут из-за этой торговли далеко не бедная Мадонна или Пол Маккартни, нам никуда не уйти от факта, что мы наносим огромнейший вред именно национальной культуре. Сегодня исполнитель, певица платят не только автору текста и композитору, необходимо еще заплатить огромную сумму студиям звукозаписи, которые используют дорогое электронное оборудование, труд профессионалов разных специальностей. Поэтому авторские диски украинской звезды Нины Матвиенко продаются очень дорого, и вряд ли она от их реализации имеет достойный доход. Ведь тиражи (что говорить о менее выдающихся авторах!) совсем небольшие.

А рядом на «раскладке» — диски «Битлз», Уитни Хьюстон, Рикки Мартина и все, что у меломанов на слуху. Еще недавно цена этих дисков не превышала семи гривен, сейчас перевалила за десять. Почти даром, потому что изготовители попросту своровали интеллектуальный продукт и за счет этого смогли резко снизить цену. Покупатель поставлен перед выбором: купить за одну и ту же цену пять дисков популярнейших, хорошо раскрученных исполнителей или один — Нины Матвиенко?..

К сожалению, украинская культура попросту не может подняться в этих условиях.

«Чтобы не декларировать, а действительно заняться защитой интеллектуальной собственности, — считает известный специалист по проблемам права, харьковский ученый Виктор Жуков, — нужно было давно начать переговоры с ведущими американскими фирмами, работающими на этом рынке, и договориться о ценах, чтобы они были приемлемы и доступны для украинцев. Возьмем пример из несколько иной области — «Макдональдс» продает свой пирожок за 3 доллара в США, но в Индии только за... 3 цента. И «Майкрософт» продает у себя дома программный продукт за 500 долларов, а входя в малоразвитую страну, предлагает тот же продукт в 10 раз дешевле. Надо было разумно договариваться, тогда мы покупали бы все это по вполне доступным ценам и не пришлось бы занимать неудобную позицию защитников «пиратской» деятельности».

Можно ли считать «пиратов» работодателями?

Увы, жадность — захватывающее чувство, и тем, кто «сидел на контрафактной жиле», трудно было с ней расстаться. Сейчас мы готовы сделать все, что от нас потребуют. А ситуация на мировом рынке такая, что санкции применять удобно. Все защищают собственные компании, а коль украинцы «подставились», пожалуйста, получите. До последнего времени ответственные лица никак не могли поверить в вероятность ситуации, при которой нас прижмут к стенке. Ничему не научил опыт Польши, Болгарии. А там ведь тоже ждали до последнего момента.

«Проблема с пиратством, — считает В.Жуков, — напоминает айсберг, у которого видна лишь малая часть. Основная масса — ниже ватерлинии. Мы не установим правильный диагноз, пока не увидим всю глыбу. Естественно, надо бороться не с вершками, а с корешками, то есть уничтожить причину. Учитывая, что у нас 98 или 99 процентов продукта — пиратского происхождения, вполне понимаю в этом отношении политику США. В средние века находились люди, которые, поддерживая пиратов, говорили, что такой промысел обеспечивает работой прибрежные города. Сегодня, как мне кажется, неловко защищать пиратство. Вон посмотрите, у Африки украинских моряков ограбили, чуть не убили. Это, естественно, возмутило всех. Почему же мы не обращаем внимание на то, что «пираты» свили гнездо в центре Киева?»

Cидиромовские диски под тракторными гусеницами так часто мозолили глаза в украинских программах теленовостей, что, пожалуй, большая часть телезрителей, не имеющих компьютеров, постепенно усвоила — эти диски являются непонятной, но совершенно необходимой частью наших современных дорог. Лишь незначительная часть особо продвинутых любителей телевизора поняла, какие реальные события разворачиваются за этим маловыразительным спектаклем.

Справедливости ради следует отметить: в расхожем утверждении, что в Украине производится львиная доля контрафактной продукции, много от лукавого. По мнению экспертов, это российско-украинский бизнес. Может быть, даже больше российский, чем украинский. Но когда украинские специалисты показывают американцам — вот этот диск не наш и этот тоже, те спокойно отвечают: «Знаем, но все равно будем давить на вас».

На Россию такого жесткого давления, как на Украину, пока не было. Почему? Наиболее убедительное объяснение — Запад придерживается «теории последовательного вытеснения». Сначала они вытеснили «пиратов» из Польши, затем из Болгарии. Теперь взялись за Украину. Им виднее, какую тактику выбрать для прессинга. Можно предсказать, что следующей в этом ряду станет Россия. А затем, по-видимому, придет черед Китая, точнее его провинциальных территорий, потому что «пиратство» процветает не в самом континентальном Китае...

Не требуйте громко лицензионную продукцию — испугаете продавца

Создалась парадоксальная ситуация: уже многие хотят приобрести у нас легальный продукт с гарантией, однако фирмы, которые выдают себя за представителей «Майкрософт», не хотят предъявлять... документ, который удостоверил бы их полномочия.

— Я убедился в том, — рассказывает Виктор Жуков, — что они даже не хотят продать программу, продекларировав в договоре, что являются полномочными представителями фирмы. На такую просьбу слышу встречное предложение: «Мы вам счет-фактуру выпишем». Естественно, этого недостаточно, так как, купив программу, нужно ее авторизировать, то есть проверить наличие соответствующего номера у «Майкрософт».

Неужели так же дело обстоит и в других странах? Я обратился к коллеге-адвокату из Германии. Он прислал документы фирмы «Майкрософт», которыми пользуются в его стране. Теперь я такую же бумагу пытаюсь получить в Украине. В Харькове есть крупный завод «Южкабель». На заводе не захотели поощрять «пиратов» и решили приобрести компьютерные программы, как в цивилизованном мире. Я показал им, как такую продажу осуществляет представительство «Майкрософт» в Германии, но они нигде в Украине не могут сделать покупку по всем правилам.

Почему так скрывают украинские дилеры свою связь со знаменитой фирмой? Казалось бы, если есть такой договор с «Майкрософт» — повесь его на груди и всем показывай. И приобретенные программы авторизируй — номер сразу же покажет, легальна она или нет. Но они этого не делают. Почему? Вероятно потому, что это позволяет купить легально сто настоящих программ у фирмы и... продать тысячу «левых» самоделок.

Масса вопросов возникает при знакомстве с украинским рынком. Например, многие фирмы предлагают модернизировать ваш компьютер и «поставить» новейшую программу (в комплекте это дешевле). Но имеют ли они на это право? В настоящем майкрософтовском документе говорится, что фирма должна быть производителем, а не сборщиком... Вот почему я не могу порекомендовать отечественную фирму директору, готовому выложить несколько миллионов гривен за 50 программ.

Мы сейчас проводим конференцию, о многом говорим, а на самые элементарные вопросы ответить не можем. Кстати, интересно: почему «Майкрософт» еще не заинтересовался состоянием дел в Украине? Казалось бы, они устраивают семинары, встречаются со специалистами. Но в том-то и дело, что встречи происходят с людьми, которые, разбираясь в компьютерах, наверняка не совсем представляют всю коварность чисто юридических вопросов. Беда в том, что в Украине ключевые должности занимают люди, которые никогда даже не сталкивались с интеллектуальной собственностью, а сейчас удобно сидят в креслах и «решают задачи», от понимания которых они в силу своей профессиональной подготовки очень далеки».

Картину выразительно дополняет выступление на конференции посла США в Украине Карлоса Паскуаля:

— В минувшем году украинская экономика развивалась наиболее быстрыми темпами в Европе. Это говорит о том, что ваша страна находится на этапе бурного развития и имеет серьезный потенциал для защиты интеллектуальной собственности. Но инвесторы не вложат средства в Украину, если будут бояться, что плоды их труда могут быть украдены. Поэтому США содействуют созданию благоприятного климата для развития предпринимательства...

Парламент Украины 17 января принял закон о регулировании производства, импорта и экспорта компакт-дисков. Но, увы, этот закон полностью не закрывает лазейки для тех, кто стремится продолжать эту деятельность. Указ Президента дополняет закон, но это не может окончательно исправить огрехи, содержащиеся в законе. Поэтому мы сейчас работаем над двумя направлениями. Во-первых, необходимо доказать, что закон дает достаточные основания для остановки «пиратства» — потока незаконно изготовленных дисков в Украине. Если будем знать, что Украина действительно принимает для этого меры, мы готовы работать над устранением слабых мест в современной структуре, чтобы Украина сама могла решить, как их устранить, и готовы предложить варианты решения этого вопроса, чтобы помочь украинским и зарубежным инвесторам.

Мы не намерены мешать украинскому производству лицензированных продуктов на компакт-дисках. Наоборот, содействуем тому, чтобы западные компании звукозаписи пришли в Украину как инвесторы. Здесь уже есть определенные подвижки. Защита международного репертуара в музыке будет иметь позитивное влияние и на местную индустрию звукозаписи — национальные исполнители смогут эффективно конкурировать с международными исполнителями и иметь при этом прибыль. Впрочем, последствия таких мер простираются гораздо дальше, нежели содействие развитию студий звукозаписи. Их почувствуют и украинские производители информационных технологий, сельскохозяйственных товаров, фармацевтики — все, кто страдает от пиратства, препятствий и барьеров в торговле...

Мы надеемся, что сотрудничество между Украиной и США в области высоких технологий только начинается. Развитие такого партнерства и рост технического, интеллектуального потенциала Украины принесет большую пользу для реализации смелых планов научных работников, инвесторов, деятелей культуры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно