ИНТЕГРАЦИЯ: НА РАЗНЫХ СКОРОСТЯХ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

Проведи сегодня социологи опрос по поводу необходимости вступления Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО) — ответы, скорее всего, будут нейтрально-удручающими...

Проведи сегодня социологи опрос по поводу необходимости вступления Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО) — ответы, скорее всего, будут нейтрально-удручающими. Что, по большому счету, и понятно. Рядовые граждане заняты зарабатыванием хлеба насущного, политический бомонд — кассетным скандалом и попутно имплементацией, в Кабмине принимают и угощают колядников… Страну не сотрясают демонстрации под лозунгами форсирования в Женеве переговоров по вопросу вступления. Увы — подробности переговорного процесса, продолжающегося с большим или меньшим успехом еще с 1993 года, когда наша страна подала официальную заявку на присоединение к системе ГАТТ/ВТО, известны, по-видимому, лишь небольшой группе специалистов Минэкономики, депутатов, ученых да представителей международных организаций в Киеве. Которые и были приглашены на прошлой неделе в Будапешт на заседание международного «круглого стола» на тему «Присоединение Украины к ВТО: парламентское измерение», организованное Институтом «Восток—Запад» при содействии USAID.

 

Венгрия — Польша — Эстония — Украина. Уже сам перечень стран, откуда прибыли участники «круглого стола», говорит о том, что мы в который раз довольствуемся ролью ученика. Если поляки и венгры, присоединившись к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ), стали в 1995-м в числе многих прочих стран учредителями новой организации, названной ВТО, а теперь усиленно работают над гармонизацией своего законодательства с европейским, готовясь ко вступлению в ЕС; если эстонцы присоединились к ВТО в ноябре 1999-го, после шести лет переговоров, то украинский переговорный процесс в 2000-м, после почти двухлетнего «простоя», всего лишь продолжился — в июле состоялось очередное, седьмое заседание рабочей группы. Оптимисты говорят, что работа, несмотря на ее трудоемкость и сложность с юридической точки зрения, может завершиться уже к концу нынешнего года. Потом потребуется, чтобы подготовленный в Женеве протокол присоединения ратифицировала Верховная Рада — и… Но до этого долгожданного момента достаточно далеко, и будем откровенны — отдаляется он во многом благодаря «украинской специфике».

«Делегация, которую вы посылаете на переговоры в Женеву, должна иметь конкретный мандат, а также поддержку правительства и парламента. Туманный мандат и отсутствие политической поддержки — это затяжка процесса» — таков первый и главный вывод, сделанный Яаной Ванавески, начальником первого управления в эстонском МИДе, которое занимается вопросами ВТО. Многолетняя деятельность украинской делегации в некоторой мере также подтверждает это наблюдение. И руководителя нашей делегации «на переправе» меняли, и статус ее членов, ведь, ликвидируя в пылу административной реформы МВЭСторг Украины и фактически понижая на ступеньку его сотрудников, разработчики известного президентского указа вряд ли подумали, как это отразится на ходе переговоров по присоединению к ВТО.

О парламентской поддержке и вовсе говорить непросто. И в силу традиционно непростых взаимоотношений Верховной Рады с правительством, и по той простой причине, что, как отметил заместитель представителя Венгрии в Совете Европы Ондраш Баршани, «членство в ВТО очень осложняет деятельность по персональному лоббированию, которым занимаются депутаты. Потому что речь идет об отмене таможенных ограничений, за которые выступали представители тех или иных регионов или отраслей». Очень актуальное, по нашим меркам, замечание, не так ли?

Зададимся элементарным вопросом: может ли парламент принять закон, противоречащий нормам ВТО или ЕС? Еще как может, ответит читатель, не забывший еще эпопею с созданием тепличных условий для «АвтоЗАЗа» с Daewoo, которое вызвало в свое время шквал критики Украины из Брюсселя. Но может статься, что история украинского автомобиля с корейским акцентом — это еще цветочек. Сейчас, когда согласно закону о едином таможенном тарифе исключительным правом изменять тарифные ставки наделен парламент, специалистам трудно себе даже представить, как члены украинской переговорной группы смогут что-то пообещать своим партнерам из других стран в плане снижения тарифов — а ведь это и есть главнейшая цель двухсторонних переговоров. Ведь соответствующий кабминовский законопроект с одинаковой вероятностью может быть и принят, и отклонен Верховной Радой. А то и «отредактирован» так, что родной премьер не узнает…

Здесь мы логически подходим к проблеме гармонизации украинского законодательства с общеевропейским, а также нормами и принципами ВТО и… сталкиваемся с таким феноменом, как стихийность депутатского законотворчества. По словам директора Института законодательства Рустема Валеева, «когда депутатских законопроектов в Верховной Раде в десять раз больше, чем кабминовских, а контроль профильных комитетов за этим потоком слаб, да и не всегда хватает знаний европейских стандартов, стандартов ВТО, даже мелкая депутатская инициатива может нарушить в принципе сложившуюся схему гармонизации законодательства».

В Венгрии, как объяснял депутат из комитета по конституционным вопросам Иштван Витань, подобная «самодеятельность» невозможна. Из шести представленных в тамошнем парламенте партий пять приветствуют грядущее вступление страны в Европейский союз, поэтому ни одна поправка, противоречащая законодательству ЕС, проголосована быть не может. «Мы слаженно работаем с правительством», — особенно подчеркнул господин депутат, заявив, что венгерское законодательство гармонизировано с европейским уже примерно на 80%.

А вот свеженький пример из Эстонии. Здесь цивилизовались настолько, чтобы в процессе переговоров по присоединению к ВТО уравнять — хотя и не без протестов общественности — акцизы на пиво для иностранных и отечественных производителей, прежде отличавшиеся практически вдвое. Хорошенько подумав, эстонцы решили, что свои пивовары, конечно, ближе, но, в конце концов, их можно поддерживать и иными методами — не обязательно дразнить мир разными ставками акциза. А вот вступление в ВТО для такой маленькой страны — вопрос в том числе и политики, и престижа, это переход на общепринятые в мировой торговле правила, позволяющие сильным субъектам экономики конкурировать на внешних рынках и, в случае успеха, на них закрепляться.

Скоро ли к такому пониманию придем и мы, привыкшие видеть во вступлении в ВТО лишь открытие нашего рынка для агрессивных производителей со всех сторон света (со всеми вытекающими последствиями)? Многие ли из нас знают, что соглашения ВТО предусматривают и возможность временных ограничений импорта с целью выравнивания платежного баланса, и повышение импортной пошлины, и целый ряд других мер по защите внутренних рынков, к которым в случае корректного обоснования могут прибегнуть страны-члены этой организации (их, кстати говоря, сегодня уже почти 140)? Думается, немало воды утечет, пока идея интеграции перестанет быть в Украине политическим жупелом, наполнившись для всего общества реальным, я бы даже сказала, утилитарным содержанием. И дискуссий, подобных будапештской, пройдет немало...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно