ИНФЛЯЦИЯ: НЕПОБЕДИМЫЙ ДЕМОН ЕВРОПЫ

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

С каждым новым визитом на автозаправку владельцы автомобилей в Германии испытывают все большее р...

С каждым новым визитом на автозаправку владельцы автомобилей в Германии испытывают все большее раздражение: для того чтобы залить полный бак роскошного «Мерседеса» S-класса, сегодня нужно выложить эквивалент 85 американских долларов — а ведь еще год назад эта сумма составляла 55 «зеленых». В Ирландии, стране с наибольшими темпами роста инфляции в Европе, происходит массовая забастовка железнодорожников, требующих 20-процентной индексации своей заработной платы. Во Франции на борьбу с высокими ценами на бензин один за другим поднялись представители самых разных профессий — от дальнобойщиков и владельцев грузовиков до рыбаков и фермеров. Во всех странах зоны евро производители приходят в ужас от небывалого подорожания импортных товаров — за год на 10 процентов.

Инфляция и все сопутствующие ей несчастья снова превращаются в самый горячий политический вопрос Европы. По мнению многих европейских экономистов, спасти ситуацию может лишь приведение в действие особых механизмов Европейского центрального банка (ЕЦБ). Однако президент главного финансового института зоны евро Вим Дуйзенберг и его партнеры вряд ли смогут оправдать возлагаемые на них надежды — на сегодняшний день все их усилия никак не повлияли на темпы роста цен в странах Евросоюза. Несмотря на то, что с февраля текущего года ЕЦБ уже пять раз повышал свою процентную ставку и довел ее до 4,5%, уровень инфляции для 11 государств зоны евро значительно превысил свое предельное значение в два процента, определенное в свое время высшими должностными лицами ЕС. Уже начиная с нынешнего июня годовой рост инфляции прогнозируется на уровне 2,4%.

Ко всему прочему, разница в уровне инфляции в государствах, составляющих основу Европейского союза, таких, как Германия и Франция, и находящихся на экономической периферии, вроде Ирландии и Испании, продолжает стремительно увеличиваться. Так, ирландские цены в первой половине этого года росли в среднем втрое быстрее, чем германские.

Что же в такой ситуации могут сделать чиновники ЕЦБ? Скорее всего, в ближайшее время они объявят об очередном повышении процентной ставки, как минимум на 25 пунктов, надеясь за счет этого снизить темпы роста инфляции хотя бы до приемлемого уровня. Однако вероятность того, что эти меры дадут какой-то существенный результат, ничтожна мала. Большинство экспертов объясняет это тем, что коренные причины безудержной гонки цен в странах Старого Света лежат вне досягаемости самых лучших специалистов ЕЦБ. С одной стороны инфляция в этих государствах была «импортирована» вместе с энергоносителями, прежде всего нефтью, а с другой — она явилась прямым результатом резко упавшей покупательной способности евро, общей валюты ЕС, курс которой упрямо отказывается возвратить себе прежние позиции, несмотря на все усилия Европейского центробанка. В этом году слабость единой валюты Евросоюза привнесла в общий индекс роста потребительских цен от 0,6 до 0,8 процента.

В результате этого цены в Европе поднялись практически на все импортные товары. Ведущие эксперты лондонского Сити оценивают рост стоимости товаров и услуг зарубежных партнеров стран зоны евро в среднем на 13 процентов. В результате этого компании, напрямую зависящие от импортной продукции, такие, как испанская розничная фирма Galerias Preciados или голландская чартерная авиакомпания Martinair, имеют в настоящем наиболее высокую ценовую базу и серьезно обеспокоены перспективами падения своих доходов в этом году.

В то же время с начала 1999 года стоимость сырой нефти на мировом рынке возросла более чем на 50 процентов — на Лондонской бирже она достигла 33,50 доллара за баррель, а на Нью-йоркской — до 34,10. В результате цена «черного золота» достигла наивысшего значения с момента окончания войны в Персидском заливе. (Абсолютный рекорд был установлен 10 октября 1990 года — 41,15 доллара за баррель.)

Это привело к заоблачным ценам на бензин, что в свою очередь оказало существенное влияние на производственные накладные расходы большинства европейских предприятий. Руководство германского химического и фармацевтического гиганта BASF с огорчением отмечает, что рост цен на энергоносители и сырьевую продукцию неизбежно приведет к снижению доходов корпорации во второй половине текущего года, несмотря даже на ожидаемый стабильный рост уровня продаж ее товаров. А исполнительный директор австрийской авиакомпании Lauda Air вынужден был заявить, что увеличение расходов на топливо не позволит ему выполнить требования местного профсоюза о приближении оплаты и условий работы сотрудников его фирмы до уровня, установленного в корпорации Austrian Airlines.

Демон европейской инфляции в очередной раз доказал неубедительность правил, разработанных апологетами глобализации мировой экономики. Ведь здравый смысл подсказывает, что даже импортируемая инфляция должна оказать влияние на всю европейскую экономику в целом. Компании переносят рост закупаемого ими сырья на потребителей через повышение цен на готовую продукцию. Далее рабочие требуют повышения заработной платы, чтобы сохранить свой уровень жизни на прежнем уровне. В конце концов, в государстве возникают инфляционные ожидания и цены начинают свою бешеную гонку. Классический ответ центрального банка в этом случае заключается в повышении своей процентной ставки.

Однако эта традиционная схема, судя по всему, в Европе не срабатывает. Начнем с того, что высокие цены на нефть не оказали массового воздействия на стоимость готовой продукции и услуг, как это происходит обычно. Главная причина этого заключается в том, что потребители, вынужденные платить больше за энергоносители, уменьшили свои расходы на приобретение других товаров. Кроме того, конкуренция в большинстве отраслей экономики государств зоны евро не позволяет производителям идти на значительное повышение цен на свою продукцию. Все это неизбежно отразится на прибыльности компаний: экономисты прогнозируют, что этот показатель, возросший за первое полугодие в среднем по ЕС на 20 процентов, в оставшиеся месяцы текущего года останется на том же уровне.

Профсоюзы, опасающиеся того, что ЕЦБ ответит на их требования значительного увеличения зарплаты резким ростом своей процентной ставки, в своем большинстве также стараются сдерживать свои аппетиты. Демарши ирландских железнодорожников на этом фоне выглядят исключением. В общем, в этом году ставки заработной платы в странах зоны евро если и увеличатся, то ненамного — в среднем на три процента.

Такая сдержанность является, конечно же, положительным фактором. Однако, с другой стороны, она усложняет задачу ЕЦБ — ему чрезвычайно трудно будет оправдать повышение процентной ставки при столь умеренном росте средней заработной платы и отсутствии признаков того, что импортируемый рост цен приведет к раскрутке инфляционной спирали. С другой стороны, Европейский центральный банк, по причине хотя бы стремления сохранить доверие к себе, не может остаться безучастным к происходящему.

На монетарном фронте высокие процентные ставки также не смогут укрепить евро, как бы ЕЦБ ни хотел этого. Несмотря на все усилия, единая европейская валюта продолжает свое падение, устанавливая новые печальные рекорды. С момента введения ее стоимость относительно доллара упала на четверть (в январе 1999-го курс был 1,17 доллара за евро).

Экономический рост в Европе не может угнаться за американским. Опубликованные на днях статистические данные об увеличении производительности труда в США в очередной раз показали, сколь глубока пропасть между бурно развивающейся американской и неустойчивой европейской экономиками. К тому же процентные ставки в США превышают европейские в среднем на два процента (6,5% против 4,5%), что является для инвесторов более привлекательным.

Так что очень маловероятно, что цены на импортные товары в ближайшем будущем снизятся, если ЕЦБ будет действовать так, как ожидают эксперты. Даже наоборот. Рост процентных ставок может вызвать риск экономической стагнации, что не только не привлечет инвесторов, а даже отпугнет их. В результате евро будет продолжать падать, а импорт — дорожать.

Высшие должностные лица, определяющие политику ЕЦБ, чувствуют себя слишком неуверенно для того, чтобы рисковать по-крупному. Поэтому большинство наблюдателей полагает, что они не пойдут на какой-нибудь необдуманный шаг, попытавшись сокрушить инфляционную тенденцию путем, скажем, колоссального повышения процентной ставки, пунктов этак на пятьдесят, или проведя массированную интервенцию на валютный рынок. Они прекрасно понимают, что это может нанести европейской экономике непоправимый вред.

Кроме того, банкиры ЕЦБ, как и большинство трезвомыслящих европейских аналитиков, в глубине души понимают, что для реального обуздания инфляции в странах зоны евро правительствам этих стран следовало бы пойти на более агрессивную дерегуляцию своих внутренних рынков и начать серьезные структурные реформы. Однако сделать это очень и очень непросто. Гораздо легче небольшой группе высших должностных лиц центрального банка собраться в одной комнате и принять решение об очередном ужесточении своей монетарной политики.

По материалам журнала Business Week
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно