Игры бескомпромиссных - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Игры бескомпромиссных

4 апреля, 2008, 15:00 Распечатать

В последних числах марта ФГИ подал правительству очередной проект программы приватизации на 2008 год...

К чему приведут бесконечные споры о целях и методах приватизации при продаже пакетов акций генерирующих компаний

«В четверг, 7 апреля, парламент дал согласие на назначение председателем Фонда госимущества народного депутата трех созывов, социалистки Валентины Семенюк. В связи с чем и поздравляем всех граждан Украины с логичным завершением либеральных реформ в области собственности».

«Ющенко — Тимошенко — Кинах — Семенюк.
В Украине выстроена кадровая модель неприватизации.

Думается, в правительстве об этом может пожалеть только министр финансов. Поскольку в новой версии бюджета на 2005 год записаны 6,9 млрд. грн. от приватизации — цифра почти рекордная, и созданием реестра собственности ее не обеспечишь».

Как оказалось, «Зеркало недели» можно не только перечитывать, но и перепиcывать. Две приведенные выше цитаты — из статьи «Модель неприватизации». Тогда на дворе был тоже апрель. Но 2005-го.

За минувшие три года поменялись цифры. Объем запланированных доходов от приватизации вырос до «не менее чем 8,6 млрд. грн.» (плюс 12 млрд. на компенсацию вкладов — в уме). Из кадровой цепочки выпала одна из фамилий — по причине ухода из правительства. Но в целом итог усилий остается прежним: о приватизации много говорят, а приватизация не движется.

Конечно, нам могут возразить — дескать, есть реальные подвижки. 20 февраля с.г. Фонд госимущества объявил конкурс с элементами аукциона по продаже 99,52% акций Одесского припортового завода (начальная цена — 3 млрд. грн.). Конкурс состоится через 75 дней после даты объявления, и уже сейчас предприятием интересуются свыше десятка покупателей. Однако есть немало причин усомниться в том, что завод таки будет продан. Мы уже со счету сбились, припоминая прежние обещания продаж…

В последних числах марта ФГИ подал правительству очередной проект программы приватизации на 2008 год. Документ, редакцию которого связывают с именем зампреда приватизационного ведомства Дмитрия Парфененко, лаконичен, безлик и, по большому счету, никому не мешает. Но даже эта нейтральность не гарантирует его принятия Верховной Радой в ее нынешнем состоянии. А сам факт принятия — разблокировку процесса разгосударствления в стране.

Почему так важно программу приватизации принять? Короткий ответ — потому что Юлия Владимировна не захочет ссориться с Виктором Андреевичем. А для более обстоятельного разговора потребуется в очередной раз окунуться в глубины политических интриг и поплескаться на мелководье конструктивных решений.

Помни о 2009-м!

Больше всех в приватизации заинтересовано, конечно же, правительство во главе с Юлией Тимошенко. Оно поставлено перед жестокой необходимостью добывания не просто больших, а гигантских приватизационных денег для компенсации обесцененных вкладов — программы, абсолютно беспроигрышной с точки зрения выборов-2009. Деньги нужны любой ценой и не когда-нибудь, а в ближайшие месяцы. Следовательно, приветствуются любые схемы, даже не вполне чистые юридически и оправданные экономически.

Наивно задаваться вопросом — а смог бы Виктор Андреевич разделить возможную победу в 2009-м более яркого и харизматичного претендента? Подобного в президентском окружении даже в мыслях не допускают. Поэтому, помимо инфляции и прочих прелестей, которые нынешний Кабмин накопает себе собственными руками, нельзя сбрасывать со счетов и вполне реальную возможность торпедирования выплаты вкладов со стороны. Тем более что динамика выплат к апрелю как-то не по сезону завяла...

Так что нам могут подбрасывать любые объективные причины: архаичная законодательно-нормативная база (и это сущая правда!), угроза национальным интересам и даже отколовшийся от Антарктиды айсберг — но истинными виновниками торможения приватизации в Украине является борьба за власть на фоне приближающихся выборов 2009 года.

И не беда, что, согласно Конституции, президент Украины еще в конце прошлого века утратил возможность издавать указы по экономическим вопросам. Любую, даже не самую серьезную приватизационную проблему можно преподнести как угрозу национальной безопасности страны и подпереться нужным решением СНБОУ. Фонд госимущества уже давно развален и кадрово выхолощен, но что мешает нашему справедливому гаранту пригреть руководителя приватизационного ведомства и заблокировать любые кадровые назначения?

Сегодня «конек» секретариата президента — скрупулезная подготовка новой законодательной базы в сфере приватизации. Видный теоретик в вопросах собственности Александр Пасхавер, в свое время руководивший рабочей группой по подготовке проекта программы приватизации на 2003—2008 годы (была такая, но так и не удостоилась принятия), по опыту знает, что подготовка концептуально нового документа может занять до восьми месяцев. Если выжидать, ничего серьезного не продавая, то «белые и пушистые», то бишь «программные», продажи начнутся, в лучшем случае, ближе к лету 2009 года. Но могут и не начаться: вспомним мораторий на куплю-продажу земли, годами продлеваемый из-за отсутствия необходимых законов...

Дополняют приватизационную картину то и дело вспыхивающие войны за собственность между ведущими бизнес-группами — с бесконечными судами, неслабым финансированием и более-менее удачным пиаром. Здесь постоянно пахнет деньгами. Очень большими деньгами, сильно раздражающими обоняние наших чиновников. Работоспособность падает до нуля, черновики программ откладываются в сторонку, а позвоночники сгибаются в дугу: «Чего изволите?»

На какое-то время бизнес-группа — благодаря инициированным ею судебным решениям или судебным запретам — становится для властей предержащих удобным союзником. Но не припомню случая, чтобы итог подобного частно-государственного «партнерства» оказался в пользу государства.

Чего требует президент

Если абстрагироваться от «избранных мест» переписки В.Ющенко и В.Балоги с Ю.Тимо­шенко, сигналы из секретариата президента идут методологически правильные. (Другое дело, что методологией и прочими умностями у нас уже привыкли прикрывать интересы прозаические, а то и вовсе низменные.)

Итак, президент настаивает на изменениях концептуального толка. Стране необходима не поштучная приватизация («что бы такое продать подороже?»), не приватизация ради пополнения бюджета, а приватизация системная.

В сжатые сроки выполнила свою задачу рабочая группа под руководством директора Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александра Рябченко. Созданная по указу от 4 февраля 2008 года, она уже к 15 февраля, к заседанию СНБОУ, подготовила «Концептуальные основы обеспечения реализации национальных интересов в сфере приватизации».

Президентским указом №200/2008 от 6 марта с.г. результаты обсуждения на СНБОУ обобщены и освящены. Так что коротко остановимся на главных новшествах.

Во-первых, из бесконечного процесса приватизация превращается в процесс конечный: она должна завершиться в течение пяти лет, то есть к марту 2013 года.

Во-вторых, приватизация подчиняется логике реформирования отраслей. То есть, если бы президент имел право вмешиваться своими указами в экономические вопросы, в стране начали бы наконец думать не о вечно «голодном» бюджете, а об эффективной работе отраслей и о том, в комплексе с какими мерами (регуляторными, по техническому перевооружению и пр.) приватизация даст наибольший эффект.

В-третьих, ровно вполовину обещано урезать возможности правительства пускать приватизационные деньги на всяческие социальные выплаты. 50% средств от продажи государственного имущества и других поступлений, связанных с приватизацией, целевым образом направляются: 1) на финансирование проектов развития социально-экономической инфраструктуры, приоритетные инновационные и научно-технические программы; 2) на выкуп государством положенных ему долей вторичных эмиссий акций, а также 3) на восстановление платежеспособности должников из числа стратегических предприятий.

В-четвертых проходит у нас под кодовым названием «Лучше поздно, чем никогда». Надо, наконец, начинать думать, кому продавать нельзя. В концепции несколько запутанно, но все же сформулирован тезис об ограничении участия в приватизации стратегических объектов покупателей из числа украинских и иностранных компаний в случае, госдоля в которых превышает 25%.

— На мой взгляд, в программе приватизации следовало бы зафиксировать, что даже перепродажа приватизированных предприятий, составляющих костяк безопасности страны, должна осуществляться с разрешения государства. Т.е. публичная власть будет контролировать не только сам процесс продажи, но и перепродажи, — комментирует этот пункт А.Пасхавер. — Примеры? США не позволили покупателям из арабских стран купить американские порты. Россия не продала свою нефтяную компанию Китаю…

Под номером пять в перечне приватизационных новшеств идут некоторые процедурные, но, тем не менее, довольно важные изменения. В частности, при заключении договора купли-продажи должен определяться исчерпывающий перечень условий, невыполнение которых ведет к расторжению договора или признанию его недействительным.

Общую концептуально-радужную атмосферу портит в-шестых. До утверждения программы приватизации (а ее надлежит внести в Верховную Раду в месячный срок) Кабмину предписывается (см. пункт 4.4 указа от 6 марта с.г.) не допускать приватизацию предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности страны, если это приведет к монополизации соответствующего рынка товаров. (Радостная Валентина Семенюк в конце марта уже заявила о том, что Одесский припортовый, по заключению АМКУ, именно монополист. Значит ли это, что песенка объявленного конкурса спета?)

Кроме того, топливно-энергетический и оборонно-промышленный комплексы, транспортная отрасль, ЖКХ, а также «другие соответствующие отрасли экономики» (любопытно, сколько и какие именно?) в месячный срок должны быть отнесены правительством к числу тех, чья приватизация осуществляется лишь «в соответствии с утвержденными в установленном порядке программами развития». И без утвержденных в соответствующем порядке программ — продавать ни-ни (пункт 4.3)!

Интересно, прислушается ли к этим требованиям Кабмин?

На энергетическом направлении

Правительство не прислушалось. Оно спешно выставляет на продажу энергетику.

Утром 26 марта, когда Юлия Владимировна перед десятками телекамер живописала трудовые достижения первых ста дней, в секретариате Кабмина было зарегистрировано письмо главы секретариата президента Виктора Балоги по приватизационным вопросам. Решения правительства по отдельным предприятиям, внесенным в список продаж-2008, квалифицировались как не отвечающие требованиям действующего законодательства, преждевременные или недостаточно обоснованные.

Замечания Виктора Ивановича по поводу феодосийской компании «Море», херсонского государственного завода «Паллада», харьковского «Турбоатома» мы опустим. А вот позицию относительно передачи акций ОАО «Днепрэнерго», «Донбассэнерго», «Западэнерго» и «Центрэнерго» Фонду госимущества (читай — на близкую приватизацию) проанализируем. Время сейчас такое — энергетическое.

Как явствует из письма, приватизации тепловой генерации в секретариате президента не желают и не скрывают этого. Необходимость удержать генерацию в уставном фонде НАК «Энергетическая компания Украины» Виктор Балога мотивирует тем, что без них НАК утратит экономические выгоды, ухудшится ее платежеспособность, невозможно станет выполнять обязательства перед кредиторами, что приведет к возникновению вопроса о банкротстве компании. А это уже, дескать, экономическая угроза государству, поскольку (о, чиновничья логика!) целью существования НАК «ЭКУ» является «создание условий для надежного и эффективного функционирования и развития электроэнергетического комплекса».

Через несколько часов правительство рассмотрело вопрос о тепловой генерации на своем заседании. Но, естественно, не для того, чтобы учесть замечания Виктора Ивановича. А чтобы принять решение о выводе 60% плюс одна акция четырех генерирующих компаний на приватизацию. И надо же такое — решение поддерживают Александр Рябченко с Александром Пасхавером, полтора месяца назад плодотворно трудившиеся над подготовкой концепции приватизации по линии президентского секретариата.

«Сам Пасхавер поддержал на Кабмине Юлию Владимировну!» — ширятся слухи.

Однако обратимся к первоисточнику.

— Мы не обсуждали вопрос об интригах, связанных с проблемами собственности на этих предприятиях. Это — важный фактор, но мы его не обсуждали. Это — не наша проблема, — говорит А.Пасхавер. — Главный вопрос заключался в том, каким образом будут приватизированы эти компании — с помощью легальных процедур или теневых. Ну, каким может быть ответ эксперта, который всегда утверждал, что легальная приватизация лучше теневой?

Споры о том, приватизировать или нет, вызывают ностальгию. Мы это слышали 15 лет назад. С базовыми отраслями нужно что-то делать. Нужны какие-то реформы (и не обязательно приватизация), чтобы дать им инвестиционный ресурс.

Главная проблема в том, что целая подотрасль экономики находится в состоянии физического износа и у государства нет (и не будет) денег, чтобы обновить и расширить тепловые электростанции. А в государственной собственности они долго не протянут. По расчетам, подготовленным Минтопэнерго к заседанию Кабмина, между 2012 и 2016 годами отрасль прекратит свое существование, если исходить из уровня сегодняшних госрасходов на ее поддержку и отсутствия в тарифе инвестиционной компоненты.

Однако… Тепловую генерацию нельзя продавать немедленно, как горячие пирожки, и я об этом говорил на Кабмине. Должен быть проведен ряд системных действий. Первое и самое важное — надо посмотреть, каким образом в случае смены собственника будет работать система госрегулирования. Необходима адаптация НКРЭ, Энергорынка к новым условиям. Второе — надо пересмотреть процедуры тарифной политики с тем, чтобы заложить инвестиционный ресурс. В-третьих, обеспечить надежную работу, неизменность профиля предприятия после смены собственника. На все это потребуется немало времени и сил.

Нельзя забывать и об украинской специфике: любые разговоры о необходимости системных изменений используются как повод для приостановки процесса. Без системных изменений невозможно, но системные изменения не делаются (два примера: приватизация земли, «Укртелеком»). Чтобы совместить эти несовместимые вещи, я предлагал включить системные изменения в план предприватизационной подготовки энергокомпаний как единого комплекса. Только тогда такие работы станут неизбежными. Пропустить их хотят все. Но это опасно.

Какое же решение приняло правительство 26 марта — поинтересовались мы у Александра Иосифовича. В понедельник эксперт был искренне убежден, что решение касалось не приватизации конкретных предприятий, а внесения изменений в Стратегию развития энергетической отрасли. Но уже в среду информагентствo «Українські новини» сообщило о распоряжениях Кабмина №541-р—544-р от 26 марта, согласно которым 60% плюс одна акция ОАО «Днепрэнерго», «Западэнерго», «Донбассэнерго» и «Центрэнерго» выставляются на продажу на конкурсах с элементами аукциона в период с 26 марта по 31 октября 2008 года...

Маленькие технологические «радости»

Итак, эксперты уже много лет твердят, что легальная приватизация гораздо лучше нелегальной. Если бы подобной линии Украина придерживалась при приватизации тепловой энергетики изначально, нам удалось бы избежать многих неприятных явлений. Возможно, такие продажи дороже обошлись бы бизнесу, но однозначно дешевле — стране.

Мысленно вернемся во вторую половину 90-х годов, когда после длительной дискуссии, приватизировать генерацию или нет, наконец была запущена льготная подписка на акции «Днепр-», «Центр-», «Запад-» и «Донбассэнерго». Льготники и руководители приватизируемых коллективов получили положенные им акции — в общей сложности от 14 до 20% уставного фонда каждой компании.

По идее, дальше мог состояться образцово-показательный международный тендер по продаже крупного пакета акций «Донбассэнерго». Был даже указ президента, но его не поддержала Верховная Рада. Потом готовились международные тендеры масштабом поменьше, но все как-то не складывалось: то кризис внешний, то напряженка внутренняя.

Однако желание бизнес-групп все-таки было реализовано, хоть и в не очень приемлемой для страны подковерной форме. У «Донбассэнерго» за долги отняли три из пяти тепловых станций (эта тройка и стала костяком будущего ахметовского «Востокэнерго», занимающего нынче 8% рынка украинской генерации). А «Западэнерго» каким-то «чудом» угодило на последний сертификатный аукцион, где за «фантики» были проданы 10% его акций.

После некоторого периода затишья начинается операция по овладению ОАО «Днепрэнерго» — через долги. Не закончилась она и по сей день, о чем свидетельствует настоящая судебная и медийная война между двумя ведущими украинскими бизнес-группами. Трудно себе представить, как у тепловой генерации, этого весьма прибыльного бизнеса, могут накапливаться огромные долги. Но в Украине с ее убогой тарифной политикой, бесконтрольностью менеджмента и вечной разрухой в платежах все до обыденности просто.

«Тепловая генерация Украины имеет высокий риск «теневого» отчуждения, так как общая кредиторская задолженность составляет 4150 млн. грн. (830 млн. долл. США)», — констатируют авторы аналитической записки из Минтопэнерго.

По иронии судьбы, в общей сумме доля «фронтового» «Днепрэнерго» — всего ничего, 100 млн. грн. (20 млн. долл.). Внеприватизационное отчуждение предприятия у государства фактически состоялось, и частник скупил у других кредиторов миллиардные долги «своей» компании. Однако правительственная логика лукава: то, что долгов нет, признается, а вот переход акций — нет. 60% плюс одна акция «Днепрэнерго», согласно распоряжению КМУ от 26 марта, выставляются на конкурс с элементами аукциона и будут проданы. Если, конечно, конкурс не увязнет в судах.

Об этом риске, кстати говоря, предупреждал коллег по правительству Минюст. Но предупреждениям никто, естественно, не внял.

Минэкономики удивлялось иной блажи разработчиков проектов распоряжений (а разрабатывали их в ФГИ). С чего бы это продавать 60% плюс одна акция генерирующих компаний, а не весь имеющийся госпакет — от 70,10% в ОАО «Западэнерго» до 85,77 — в ОАО «Донбассэнерго»? Если с целью удешевить покупку для потенциального покупателя, тогда понятно. Но при этом не надо разглагольствовать о государственных интересах и лить перед телекамерами крокодиловы слезы над тяжкой долей бюджета. Или, может, кто-то надеется с 10% акций (как в случае с «Западэнерго») сохранить влияние на компанию со стороны государства?

Печальная правда состоит в том, что за более чем десять лет вялотекущей приватизации теплогенерирующих компаний государство замечательно доказало, что собственник оно никакой. Даже с 70 и более процентами уставного фонда оно наловчилось доводить до ручки потенциально прибыльные компании, проигрывать дела в судах, не заботиться о техническом перевооружении — в общем, вести себя как временщик в чистом виде.

Возможно, частный собственник будет хотя бы чуть более внимательным к своим активам? Ведь деньги для реанимации в Украине тепловой генерации потребуются немалые: 11,9 млрд. долл. на техническую реконструкцию и новое строительство на период до 2018 года. И рассчитывать частник сможет только на себя, ну… и на более высокий тариф (читай — платежи населения).

— Возможную цену продажи пакетов акций теплогенерирующих компаний сейчас спрогнозировать трудно, — говорит директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко. — Но я бы даже не этот вопрос ставил во главу угла. Выступая на заседании Кабмина как эксперт, я предлагал продавать не теплогенерирующие компании, а входящие в них станции, причем начиная с самых запущенных, с обязательствами по реконструкции. И не за полгода, а поэтапно, с четким планом их ремонта и ввода в эксплуатацию.

Но Юлия Владимировна это предложение не оценила, и ее поддержал Пасхавер. Сказал, что мысль хорошая, но надо было так продавать с самого начала. А теперь не получится, потому что это затормозит процесс преобразований в отрасли. Хотя я считаю, что при желании мою идею реализовать можно. Позитив очевиден: в Украине удалось бы создать четкую систему увеличения мощностей тепловой генерации. Не говоря уж о том, что такая «поштучная» продажа, а не кучей, разогреет рынок…

Вместо резюме

Сейчас «мяч» — на поле секретариата. Пропустив гол в виде не одобрявшихся, но все-таки объявленных на этой неделе ФГИ конкурсов по шести облэнерго, приближенные к президенту чиновники, вероятно, попытаются торпедировать объявление конкурсов по генерирующим компаниям. Когда конкурс объявлен, никто из властей не в силах изменить его судьбу. Разве что украинский суд…

А теперь — заключительное слово экспертам.

— В этом году могут быть проданы только те объекты, по которым существует согласие между правительством и президентом, — утверждает Александр Рябченко.

— Мне кажется, что властям необходимо искусство компромисса — не только политического, но и технологического. Компромисс, с моей точки зрения, возможен, — убежден Александр Пасхавер.

Вам не кажется, что именно в этом — главная проблема сегодняшнего дня? А приватизация — всего лишь частное проявление общей слабости власти. Слабости, которая снижает стоимость украинских активов и отрицательно сказывается на имидже страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно