Игрок стоимостью в пять миллиардов евро

8 февраля, 2008, 15:56 Распечатать Выпуск №5, 8 февраля-15 февраля

Может ли молодой трейдер единолично провернуть операцию, которая принесет баснословные убытки родному банку?..

Может ли молодой трейдер единолично провернуть операцию, которая принесет баснословные убытки родному банку? Оказывается, может. Крупнейшая финансовая афера, случившаяся во втором по величине французском банке Societe Generale, — прямое тому доказательство.

24 января 2008 года банк SG вынужден был официально объявить, что в результате мошенничества потерял 4,9 млрд. евро (7,15 млрд. долл). До выяснения причин торги акциями банка на Парижской бирже приостановили. А когда через несколько часов их возобновили, курс акций стал стремительно падать. Урон, таким образом, стал увеличиваться.

Финансовые аналитики тут же напомнили, что из-за ипотечного кризиса в США банк SG уже потерял 2 млрд. евро и намеревался их просто списать. А за последние несколько месяцев акции Societe Generale вообще подешевели на 50%. Вопрос о дальнейшем существовании банка стал витать в воздухе.

Тем временем полиция начала действовать. На квартире подозреваемого в мошенничестве трейдера был произведен обыск. А французская пресса, еще до обнародования банком его имени, самостоятельно и оперативно идентифицировала виновника. Им оказался некий Жером Кервьель, 31-летний молодой человек, робкий, замкнутый и неулыбчивый, который проживает в пригороде Парижа, зарабатывает 100 тыс. евро в год (не так уж и много по банковским меркам), не женат, увлекается плаванием и дзюдо. Соседями не был замечен ни в компании с женщинами, ни с друзьями, любил лишь тискать собаку соседки.

По первоначальной версии менеджмента банка, Кервьель самолично делал ставки, исходя из собственного понимания поведения рынков. Обычно, занимаясь арбитражными операциями, трейдер создает два инвестиционных портфеля: первый — из фьючерсных сделок, при которых ставки делаются на рост фондовых индексов, второй — на основании ставок на понижение индексов. Тогда риск первого портфеля, который зависит от непредсказуемых колебаний рынка, уравновешивается вторым. Что делал Кервьель? Первый портфель он создавал правильно и прозрачно, а второй — лишь для видимости, то есть фиктивно. Но удавалось это лишь благодаря хорошему знанию контрольной системы банка: предыдущие семь лет трейдер проработал в отделе контроля рисков брокерских операций.

Наиболее неожиданный факт деятельности молодого «дарования» обнаружился уже в ходе начавшегося следствия. Кервьель, оказывается, самостоятельно оперировал огромной суммой в 50 млрд. евро, распределяя ее на ставки по разным индексам. 30 млрд. евро — на сводный индекс Euro Stoxx, 18 млрд. — на немецкий DAX, 2 млрд. — на британский FTSE. По заявлению менеджмента банка, эти 50 млрд. евро, которыми так виртуозно рас­поряжался один трейдер, значительно превышают капитализацию Societe Generale (35 млрд. евро) и почти равняются годовому дефициту бюджета Франции.

Однако фондовый рынок сыграл с Кервьелем свою обычную «шутку» — он стал резко падать. И скрыть от автоматизированной системы контроля убытки, которые буквально потоком хлынули на банк, не было никакой возможности. Спасаясь, Societe Generale в течение трех дней пытался срочно закрыть сделки, построенные на росте индексов. Что, по мнению экспертов, еще более ухудшило ситуацию на фондовом рынке.

Последние контракты Кервье­ля были аннулированы 23 января. А 24-го банк SG насчитал почти 5 млрд. евро потерь.

Жерома Кервьеля заключили под стражу. Он стал давать показания, хотя официально ему не было предъявлено никакого обвинения. И по данным предварительного следствия выяснилось, что молодой аферист не извлек никакой выгоды из своей рискованной сделки. Он признался, что ни с кем не советовался и вообще скрывал свои сделки, но лишь с тем, чтобы «казаться выдающимся трейдером» и, естественно, по итогам года получить высокий бонус. Классическая картина — молодой и робкий, но талантливый и изобретательный трейдер в одночасье становится выдающимся игроком финансового рынка. Прославиться удалось, но в ином контексте.

Нельзя сказать, что финансовые потери банков — дело привычное. Однако случается всякое. По разным причинам — просчеты, слабые системы контроля, халатность, непрофессионализм, мошенничество. Поскольку предусмотреть все нюансы человеческого фактора пока не удалось никому и нигде. В той же Франции в прошлом году неприятность случилась с третьим по величине банком Credit Agricole: рискованные и несанкционированные действия трейдеров обернулись потерей 250 млн. евро.

Но дело Кервьеля, прежде всего по масштабам «сделки», начисто затмило не только все предыдущие, но и практически идентичную аферу, случившуюся 13 лет назад в Великобритании и до последнего времени удерживавшую цеховое «первенство». В 1995 году биржевой трейдер старейшего английского банка Barings Ник Лиссон, играя от имени банка на Сингапурской бирже, стал нести огромные убытки. Но в бухгалтерской отчетности он в течение предыдущего года умудрялся прятать следы своих неоправданно рискованных и безуспешных операций. Когда в феврале 1995-го ситуация стала критической и убытки уже трудно было скрывать, Лиссон делает ставку на японский фондовый индекс Nikkei. Японский фондовый рынок падает, Лиссон проигрывает, банк — несет огромные потери, до 50 млн. долл. в день. 23 февраля трейдер скрывается из Сингапура, а 26 февраля Высший суд Британии объявляет банк банкротом.

Так рискованная игра на бирже одного-единственного трейдера «похоронила» старейший британский банк, просуществовавший 230 лет. 5 марта 1995 года банк Barings был куплен голландским холдингом ING за символическую цену — один фунт стерлингов. А за два дня до этого Ник Лиссон был арестован во Франкфуртском аэропорту.

Имя Лиссона стало на многие годы символом банковского мошенничества. Его приговор измерялся шестью годами тюремного заключения, большую часть из которых он таки провел в тюрьме. Там он художественно оформил свою автобиографию, по которой затем был снят художественный фильм «Аферист».

За хорошее поведение Лиссон вышел на свободу досрочно, в 1999-м, устроился финансовым консультантом в Ирландии. Сегодня в качестве умудренного опытом знатока он охотно комментирует ситуацию вокруг Жерома Кервьеля. «Этот парень хотел того же, что и я, — он хотел успеха, — объясняет Лиссон. — Не жажда наживы, а успех — вот важнейшая составляющая для людей, работающих на фондовых рынках». Но даже самого Лиссона удивил масштаб убытков, которые понес Societe Generale. По его мнению, банки сами виноваты в том, что не учитывают все возможные изъяны в контролирующих системах.

Действительно, в связи с «делом Кервьеля» участники рынка задаются вопросом — как подобное могло случиться в банке, контрольная система которого считалась одной из лучших в мире? Даже офис президента Франции прокомментировал ситуацию следующим образом: «Мы должны положить конец этой системе, которая полностью сошла с ума и потеряла представление о своих задачах. Очевидно, пришло время вернуть ее в рамки здравого смысла». Сам же французский президент Николя Саркози заявил, что высшее руководство банка должно понести ответственность за случившееся.

В день официального объявления о миллиардных убытках генеральный директор Societe Generale Даниэль Бутон засобирался в отставку. Однако совет директоров банка ее не принял. Что позже довольно жестко прокомментировала министр экономики Кристин Лагард. Лично она засомневалась, есть ли надобность «оставлять руководителя у руля, если судно дало крен, или стоит все-таки поменять капитана».

Кстати, можно вспомнить, что у г-на Бутона уже были проблемы с правосудием. В январе 2002 года нынешний руководитель Societe Generale был задержан полицией в связи с расследованием дела об отмывании денег в международном масштабе. Следователи, инициировавшие задержание трех высших руководителей банка, полагали, что в середине 90-х годов группа мошенников положила на счета в банках Израиля огромное количество денежных чеков. Чеки были выписаны на счета во Франции и принимались к оплате французскими банками, среди которых был и Societe Generale. Банки, в частности, обвинялись в том, что не проводили проверки, положенные в рамках борьбы с отмыванием денег.

Тогда для Даниэля Бутона все закончилось лишь временным задержанием. Состав преступления в действиях сотрудников банка найден не был. Что ждет его в этом году, пока неизвестно. Сам он полагает, что его уход из банка пока не снят с повестки дня.

Следствие по делу о мошенничестве в банке Societe Generale не окончено. И даже неизвестно, закончится ли оно судом. Трейдер Кервьель освобожден под залог. Его адвокаты сообщают, что их подзащитному предъявлены лишь обвинения в злоупотреблении доверием, фальсификации документов, нарушении компьютерной безопасности. В то же время банк считает своего бывшего сотрудника виновным в мошеннических сделках, однако обвинения по этой статье не предъявлены. Пока.

В свою очередь, прокуратура, ведущая следствие, придерживается мнения, что трейдер хоть и превысил свои полномочия, но не преследовал цель «нанесения прямого ущерба банку». Все, чего ему хотелось, — это создать имидж талантливого трейдера. И свои убыточные сделки он скрывал лишь с тем, чтобы сохранить свою репутацию в банке. Кстати, максимальное наказание, которое по французским законам грозит Жерому Кервьелю, может составить три года тюремного заключения и 370 тыс. евро штрафа.

21 февраля Societe Generale намеревается объявить итоги 2007 года. Будут ли показаны все потери банка за прошлый год и начало нынешнего? Вопрос. Правда, в среде финансовых аналитиков, несмотря ни на что, есть оптимисты, которые считают, что банку даже удастся зафиксировать прибыль за прошлый год в размере около 700 млн. евро.

Собратья же по банковскому цеху вовсю примеряются к цене пострадавшего банка. Поглощение — вполне возможный сценарий. И главным покупателем все чаще называют крупнейший банк Франции BNP Paribas.

Конечно, к Societe Generale присматриваются и другие европейские и заокеанские корпорации. Очевидно, есть к чему присматриваться: 35 млрд. евро капитализации, 135 тыс. персонала в 82 странах операций и, кроме всего прочего, — декрет об учреждении банка, подписанный Наполеоном III 4 мая 1864 года. Но, судя по высказываниям французских властей, можно предположить, что даже если SG суждено исчезнуть с карты банковского мира, то пределы французской родины его активы вряд ли покинут.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно