ИДЕОЛОГИЯ И УТОПИЯ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ИДЕОЛОГИЯ И УТОПИЯ

11 августа, 2000, 00:00 Распечатать

Подозреваю, что этнополитика как наука — по сути, большая фальшивка. Этот предмет нужен в качеств...

Подозреваю, что этнополитика как наука — по сути, большая фальшивка. Этот предмет нужен в качестве школы политгибкости, политмышления, способности к компромиссам, он очень важен сегодня для воспитания будущих политиков и сознательных граждан. Я мечтаю о том времени, когда потребность в нем отпадет сама собой и не нужно будет писать о геополитических процессах, предвыборных технологиях, стратегических интересах и т.п. Осознавший себя электорат приватизирует не завод или землю, а собственное государство, и это будет крупнейшей победой акул пера, идей и идеологий, пытающихся сегодня с помощью наукообразных терминов ответить на очень простые и наивные вопросы.

Термин «этнополитика» более десяти лет назад ввел в научный оборот Джосеф Рафчайльд в одной из своих монографий. Считаю, что этнополитика — это практически лишь два вопроса: кто МЫ? как мы поступаем по отношению к НИМ? МЫ, как придуманная община, можем существовать только в контексте ИХ (чужих). Канадцы объективно существуют независимо от США. Для США это прекрасно. Кто может пожелать соседей лучше, чем канадцы? Есть редчайшие примеры добрососедства и взаимовыручки наций, например Чехия и Словакия. Этот ряд, наверное, можно продолжить, да вот сразу ничего не приходит в голову...

К сожалению, в сегодняшнем мире врагов ищут у собственного дома, у собственных границ. В этом есть своя логика и смысл. Французам не нужна Украина, им бы навести порядок в собственном доме. Немцам и так хорошо запомнилась наука — как ходить за чужими землями и чужими душами. Великобритания озабочена, как сохранить оставленное ей историей и т.д. А маленьким странам, таким, как Монако и Лихтенштейн, и так хорошо, поскольку там никто не бедствует... Центр политологического дискурса находится сегодня в плоскости отношений Украины с Россией. Хотим мы этого или нет, но объективно украинская независимость означает независимость от России прежде всего, в первую очередь от России — и только.

Провозглашенный Украиной европейский путь развития номинально важен, но реально происходит калькирование российских политических и экономических процессов. Речь вовсе не о национальной агрессии России против Украины, а об инерции постсоветской идеологии и экономики. Следует отдавать себе отчет в том, что Россия (речь о России как об идеологии, о духовной силе) и Запад — это абсолютно противоположные политические и экономические образования. Сложно представить, чтобы в Германии или Франции всего за несколько месяцев пришел к абсолютной власти такой человек, как Владимир Путин, о котором за шесть месяцев до выборов почти никто ничего не знал...

> С большим скепсисом я начал читать книгу Александера Сугоняко, президента Ассоциации украинских банков и известного политика «Україна: повернення до себе». Декларативных программных спичей в Украине предостаточно. Авторы всех их «очень любят» Украину и не очень «москалей». За семь лет жизни в Украине мне довелось наблюдать как параноидальную русофобию, так и параноидальную украинофобию. Впрочем, могу утверждать с полной ответственностью, что украинский народ толерантен, терпелив, мудр. Никакие крайности в Украине не приживутся. Более того, мои наблюдения говорят и о том, что любые лозунги, призывы, обращения («Борітеся, давайте, будьмо...») приводят к обратному эффекту. Срабатывает психологическая самозащита.

Как заместитель главного редактора журнала «Политическая мысль», я прочел немало блестящих аналитических статей по вопросам политики в Украине. А.Сугоняко по сравнению с ними явно проигрывает как отсутствием наукообразных философем, так и масштабом задействованного научного и философского аппарата. Тем не менее, как ни странно, иногда почти наивное обращение к здравому смыслу читателей, доверительность разговора, открытость и предельная искренность автора имеют почти взрывной эмоциональный эффект. Не могу не вспомнить, как после трехчасового обсуждения его труда в Парламентской библиотеке одна из его участниц воскликнула: «Черт побери, так кто же мы такие?»

Собственно в этом и состоит основной вопрос работы А.Сугоняко.

Он начинает сначала. С мифа. Миф — это правда или нет? Это то, чего нельзя объяснить фактами. Это линза, через которую мы видим мир и себя. В этом смысле правы утверждающие, что Шевченко «придумал» Украину, как и все народы «придумали» свои государства. Сугоняко интуитивно, но, как мне кажется, безошибочно пришел к выводу, что нужно «придумать» Украину снова. Украину модерную, богатую, сильную...

Его рекомендации четкие, хотя и не новы.

А.Сугоняко отдает своим оппонентам то, что есть, но забирает то, чего еще нет, веря, что оно неминуемо будет; убеждая, что это выгодно всем. Нужно поступиться частью привилегий; вступить на поле Закона и отстаивать Закон, который завтра защитит тебя. Своеволие выгодно сиюминутно — здесь, сейчас. А завтра?

Это генеральный вопрос. С одной стороны, он обращен электорату, обычно называемому народом. С другой — к власть предержащим. «Законы, суды, «правила игры», — пишет Сугоняко, — защищают капитал от своеволия власти, а общество, людей — от притеснений капитала. Эта социально- правовая инфраструктура строилась под давлением и контролем и капитала, и общества веками. Нам судьба отвела значительно меньше времени».

Автор прав прежде всего в том, что нужно найти общую духовную базу.

— В контексте этих поисков не имеет значения, по большому счету, председатель ли он, президент ассоциации банкиров или последний бомж на Троещине. Быть первым тяжело, т. к. все обнаружат ошибки или припишут их.

Украина, даже сегодня, — страна пограничная. Цивилизационная граница проходит не по фиксированным границам, а где-то по Збручу, между «старой» и «новой» Советской Украиной. Поскольку Львов и Ивано-Франковск были оккупированными территориями, равно как Варшава и Будапешт, в том смысле, что коммунистический режим никогда не терял психологических признаков оккупационных властей в глазах большинства населения... Вопрос: как время залечит украинские раны? Давайте признаем, что Украина — постгеноцидное, покалеченное государство, пережившее жуткую лоботомию: убийство разума нации. Народ, «знающий» свою историю, ничего не ведает о ее трагических событиях и вехах. Можно не любить Хвылевого, Винниченко и Нарбута, но нельзя представить историю Украины без них. СМИ толерантно отдают и нашим и вашим, деликатно обходя все острые углы самой причины и причин вселенской трагедии. Убийство интеллекта одного из самых развитых, богатейших духовно народов Европы!

А.Сугоняко говорит: мы — есть. Но нет, пока народ в целом не осознает то, что он выжил, и того, что пережил.

Проблема Украины не в том, что нет единой национальной идеи, а в том, что нет общей национальной идентичности. Это принципиально разные вещи. Украина будет существовать только тогда, когда будет достигнут консенсус в вопросе: кто такие украинцы и чего они хотят. М.Грушевский задал правильные вопросы. А.Сугоняко задал их еще раз. Кто ответит?

Карл Маннгайм в своем классическом труде о социологии знания «Идеология и утопия» писал, что каждая стоящая конкретизированная новая идея начиналась как утопия, то есть как что-то абсолютно нереальное. Книга А.Сугоняко «Україна: повернення до себе» — «утопия», которая может стать желанной реальностью. (Примечательно, что автор сам представил себя как «Александер», т.е. по харьковскому правописанию 1929 года, а не «Александр» — по правописанию 1933 года. Возвращение к себе...)

Это утопия, поскольку того, о чем он пишет и чего страстно желает, пока нет. Есть государство Украина, но нет богатой, благополучной Украины.

Это утопия, потому что можно вернуться только к месту, где ты уже побывал. Но для большинства граждан Украины традиционное украинство такое же экзотичное, как японское хайку.

После сталинской политики тотального геноцида, мора физического и духовного традиционная Украина была уничтожена. Раскол между поколениями, символом которого является героизация образа Павлика Морозова, стал крупной победой советской власти. Это было время полного прекращения обмена информацией и ценностями между поколениями. Страх сказать что-то не то, обсуждать проблемы при детях, т.к. дети могут проговориться в среде ровесников, — он был оправдан и он нанес сокрушительный удар по народному самосознанию, травмировал саму историческую память. Поэтому подавляющее большинство украинцев не знают, куда возвращаться: они просто никогда там не были. Собственную культуру и собственный язык им нужно изучать не снова, а впервые. Этот комплекс второсортности — один из величайших врагов построения жизнеспособного Украинского государства.

Речь не только о языке (хотя и это важнейший аспект самоосознания любой нации; а украинский язык пережил свой настоящий «голодомор», особенно за последние семьдесят лет). Интеллектуальные черные дыры сегодня заполнены суржиком, интеллектуальным «ничто». Духовный и культурный нигилизм может привести к тому, что сама страна может стать интеллектуальным бомжем Европы.

СовременнаяУкраина перед дилеммой: нет пути назад — и общество растеряно в поисках дороги вперед. С одной стороны — консолидация украинской независимости; с другой — интеграция в мировые процессы. Поэтому книга А.Сугоняко — сборник отдельных эссе, написанных в течение десяти лет, — своеобразный феномен в интеллектуальной и духовной жизни нации.

— Суть его книги — это сложный путь возвращения к себе. И возвращения людям их естественно унаследованных ценностей и неотъемлемых прав человека, народа и нации. Не случайно в приложениях автор печатает бесценную и неизвестную широкому кругу «Книгу буття українського народу» Мыколы Костомарова. Не верится в наивность А.Сугоняко, утверждающего, что можно строить новую Украину только на основе Шевченко и Костомарова или иных украинских классиков. Но есть большая мудрость в том, что нельзя построить новую Украину без Шевченко и Костомарова. Возвращение к себе — это, по сути, открытие — кем ты являешься. Это поиск собственных корней и наследия. И в нашей суржикизированной Украине (большинство населения которой не знает ни украинского, ни русского, ни какого-либо иного известного человечеству языка) классический вопрос Грушевского «Кто такие украинцы и чего они хотят?» чрезвычайно актуален. Особенно для русскоязычных предпринимателей.

На мой взгляд, самая интересная часть работы — это обращение к так называемым новым украинцам. Очевидно, его нужно тиражировать и не в одной газете. Это, с одной стороны, наивный, но очевидный проект самоорганизации и самозащиты общества. С другой — очень мужественный шаг представителя тех, кто стремится добиться всего и сразу, немедленно — власти и денег. А.Сугоняко предупреждает, что именно в этом большой риск для аккумулирующих политические и финансовые ресурсы в стране. Это суровая диалектика: чтобы пойти дальше, нужно определить, откуда идти. Чтобы стать европейцем, нужно стать украинцем. Чтобы стать гражданином мира, нужно стать украинцем и европейцем. И этот путь самоидентификации нужно пройти. И начинать сегодня, потому что завтра будет поздно.

Поиск какой-то национальной идеи, по-моему, бесплоден. Необходим поиск национальной идентичности, и важнейший элемент этого — поиск общего прошлого, общего наследия. А.Сугоняко справедливо отмечает, что номенклатура не может стать украинской, поскольку она — порождение иного рода ценностей, воспитанных на «правилах игры», где козырем был неуничтожимый «совкизм». От прежней системы ценностей остался лишь откровенный цинизм. Для номенклатуры — вера, убеждения не имеют ни малейшего смысла. Она ищет выгоду, а не идеалы. Если выгодно будет стать украинской, она станет первой! Сугоняко хорошо понимает клан, исповедующий принцип: «Думай одно, говори другое, делай третье». Видимо, поэтому он и обращается к самой сущности — инстинкту выживания. Сращивание политики и экономики, властных и финансовых структур сейчас и еще некоторое время будет безусловно выгодным. Но это — временно. Он, как по мне, справедливо считает, что это бомба замедленного действия, так как при этом не учитывается главный носитель власти и капитала — народ.

А.Сугоняко, как мне кажется, прекрасно понимает, что легальным бизнесом в Украине заниматься почти невозможно. Так или иначе, все виновны перед государством, а когда все виновны и заслуживают наказания, именно законодательство как «правила игры» для всех исчезает. Кто будет наказан —лишь вопрос степени произвола того или иного чиновника (или же результат внутриклановой борьбы, где всегда кем-то жертвуют для имитации порядка, законности, легитимности — перед тем же «терпеливым», «миролюбивым», «прекрасным» народом). А.Сугоняко пишет: «Кризис производства, чиновничий произвол породили у людей уныние, пессимизм, депрессию, чувство обиженности и незащищенности. Такое психологическое состояние народа обусловлено, как вы сами понимаете, не какими-то идейно-политическими мотивами, а его жизнью, точнее, выживанием. Ведь работы нет. С учебой детей, с их питанием, одеждой — просто мука. А после завершения учебы сложно найти работу. Голодают наши отцы, за гранью бедности и выживания пенсионеры. Доведенный до отчаяния народ может вмешаться во властные вопросы своим чрезвычайным способом. Примеры известны и с давней нашей истории».

А.Сугоняко отдает себе отчет в опасности сегодняшнего момента. Ставка Хмельницкого на московского царя, Мазепы — на шведского, Центральной Рады — на немцев, укапистов — на коммунистов, УПА — на американцев — все это в свое время привело к трагедиям. Сегодняшние надежды на международные финансовые круги и институты — из того же ряда, и они также несостоятельны. Никто, кроме самого народа, не определит — кем он является. Никто, кроме народа — народа как единственной основы собственного государства — не сможет создать такое государство. Необходим консенсус в том, ради чего и кому это нужно?

Как политик и финансист, А.Сугоняко в своей книге доказывает, что это выгодно всем: крестьянам на Львовщине и олигархам в Киеве. И даже донецким горнякам. Можно мыслить такими категориями: если я не ухвачу этого сегодня, кто-то другой заберет завтра; после меня хоть потоп. А что будет дальше: торговля безакцизными сигаретами на базаре? А кто будет покупать? И за что? Несмотря на полуоткрытые границы и облегчение выезда за рубеж, большинство украинцев никуда не едет и никуда не собирается. Незащищенность вызывает страх. В этом А.Сугоняко прав. А страх провоцирует социальный хаос. В этом с ним также нельзя не согласиться. И тем не менее, страх — вполне конкретная сила. Он может вызвать такой духовный эффект, когда люди станут возле государственных и финансовых границ своего государства и будут стоять насмерть...

Ведь суть — не в альянсе деловых кругов с национальными демократами или националистами, а в том, чтобы создать альянс всех, чтобы строить жизнеспособное и «выгодное» всем государство.

А.Сугоняко сделал свой шаг. Потому что государство — не только наше общее право, но и наш общий бизнес. Бессилие государства — наше общее бессилие. Могущественное государство можно создать только общими усилиями, только через возвращение, в конце концов, к себе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно