ГРОЗИТ ЛИ УКРАИНЕ

29 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО? В октябре 1998 года Леонид Кучма находился с официальным визитом в Австрии. ...

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО?

В октябре 1998 года Леонид Кучма находился с официальным визитом в Австрии. Когда его знакомили с местными достопримечательностями, то, конечно же, не могли обойти вниманием знаменитую модель социального партнерства между правительством, бизнесом и профсоюзами. У Президента немедленно возникла мысль об обмене передовым опытом. Федеральный президент Австрии Томас Клестиль посчитал эту мысль интересной и договорился о поездке в Украину негосударственных участников соцпартнерства, представляющих интересы работодателей (Экономическая палата Австрии и Конфедерация председателей сельскохозяйственных палат) и наемных работников (Объединение австрийских профсоюзов и Федеральная палата работников). И вот в Киеве состоялся искомый международный семинар под эгидой Министерства труда и социальной политики Украины и австрийского посольства.

Австрийский

вариант

Родившись в послевоенной Австрии, система социального партнерства доказала за минувшие полвека, что нет лучшего способа решать проблемы экономического и социально-политического характера, чем достижением консенсуса. Ее центральным звеном является Паритетная комиссия, в рамках которой проводятся переговоры между правительством и субъектами соцпартнерства. Тут дискутируются вопросы стратегии и мер экономической политики, методы устранения конфликтов, обсуждаются результаты работы четырех подкомиссий: рыночной конкуренции и ценовой политики, зарплаты, социально-экономических и международных вопросов.

В первой подкомиссии с 1957-го до 1993 года контролировались на добровольной основе цены на 220 товаров и услуг, причем несоблюдение этого условия не угрожало предпринимателям никакими санкциями. После либерализации цен и внешней торговли ценовой контроль утратил свое значение, и сегодня данная подкомиссия стала инструментом надзора за развитием рыночной конкуренции, т.е. фактически антимонопольной политики.

Во второй подкомиссии регулируется система колдоговоров - выдачей разрешений на проведение соответствующих переговоров. К их результатам подкомиссия не имеет никакого отношения, ее задача - влиять на срок действия сотен ежегодно заключаемых договоров и тем обеспечивать политику в этой области. В годы регулирования цен в Австрии контролировались и зарплаты. Прибывшие в Киев представители Экономической палаты Клариссе Пастори и объединения профсоюзов Эрнст Тюхлер считают, что система ограничения цен и зарплат имела успех благодаря охвату всех без исключения субъектов хозяйствования. И хотя вначале были демонстрации протеста, в долгосрочном плане эта политика сыграла положительную роль.

Третья подкомиссия - консультативный совет - рассматривает социально-экономические проблемы на научной основе, для чего комплектуется экспертами всех четырех субъектов соцпартнерства. Работа в совете материально не вознаграждается, но участие в нем настолько престижно, что редко кто из специалистов госуправления, экономистов, преподавателей вузов, практиков отказывается от подобных приглашений.

Четвертая, самая молодая подкомиссия постоянно отслеживает развитие тех международных процессов, которые представляют интерес для субъектов соцпартнерства: европейская интеграция, развитие системы ГАТТ/ВТО, трансформация стран Центральной и Восточной Европы и т.д.

Деятельность Паритетной комиссии не базируется на каком-то специальном законодательстве. В основе ее работы лежит соглашение о социальном партнерстве, последнее из которых было заключено 23 ноября 1992 года. Здесь сформулированы семь основополагающих принципов партнерского сотрудничества: 1) повышение социальных стандартов на базе экологически безопасного экономического роста; 2) достижение полной занятости; 3) достижение экономической стабильности путем проведения определенной политики оплаты труда, конкуренции и денежно-кредитной для обеспечения конкурентоспособности отечественной продукции; 4) широкомасштабное участие в мировой и европейской интеграции; 5) поддержка усиленной интернационализации национальной экономики; 6) содействие развитию человеческих дарований и способностей; 7) сохранение и улучшение ориентированной на человека рабочей атмосферы и дальнейшее развитие максимально уравновешенной социальной структуры в стране.

В Австрии стало уже традицией привлекать субъекты соцпартнерства к сотрудничеству с учреждениями всех сфер госуправления. Соцпартнеры представлены в главном совете Национального банка, административном совете почтово-сберегательных касс. В области законодательства им полностью переданы вопросы формирования агрорынка и социального страхования.

Заключая краткий рассказ о системе соцпартнерства в Австрии, хочу привести слова ее полномочного посла в Украине Клауса Фабьяна: «Экономика без партнерства не может работать. Эффективной экономике соответствует социальный мир». Думаю, этот тезис многое проясняет в нынешней ситуации в нашей стране.

Украинский

вариант

Выступивший на семинаре первый заместитель министра труда и социальной политики Петр Овчаренко заявил, что развитию соцпартнерства в Украине уделяется самое серьезное внимание со стороны Президента, Кабмина, центральных и местных органов власти, объединений работодателей и профсоюзов. Правда, как с таким вниманием сочетается «недостаток политического согласия относительно стратегии реформирования экономики, отсутствие взвешенной социальной политики», которые «привели к углублению кризисных явлений в обществе», было не совсем понятно. Впрочем, определенный ответ дал инициатор семинара: в апрельском выступлении на расширенном заседании коллегии Минтруда Леонид Кучма ни разу не вспомнил о соцпартнерстве. Да и вспоминать было не о чем. По признанию самого же Президента, реализация заданий указа «Об основных направлениях социальной политики на 1997-2000 годы», где соцпартнерству был посвящен целый раздел, «в силу ряда причин» постоянно откладывалась. Вот об этих причинах, видимо, и имеет смысл поговорить.

О своеобразном содержании партнерства в Украине можно судить по итогам последнего заседания коллегии Счетной палаты, посвященного затратам бюджета-98 на погашение иностранных кредитов под гарантии правительства. Должниками возвращено лишь 4,5% их суммы, из них 75% - за счет взаимозачетов. Поручения о продлении сроков оплаты и отмене штрафных санкций подписывали В.Пустовойтенко, А.Голубченко, С.Тигипко, М.Зубец, И.Митюков и другие высокопоставленные чиновники. В числе «льготников» числятся такие «зубры», как агрофирма «Заря», ассоциация «Интерагро», концерн «Ориана», ПО «Южмаш», СП «Укринтерсахар», объединения «Укрфармация» и «Укрнефтепродукт», фирма «Атон», ЗАО «Укримпекс» , корпорации «Украгропромбиржа» и «Украгротехсервис», ГАК «Хлеб Украины» (последние три компании имеют задолженность по нескольким кредитам). Поскольку все они имеют мощное лобби в президентских, кабминовских и законодательных органах, можно не сомневаться: статья 35 закона «О госбюджете на 1999 год», где зафиксировано право Минфина продлевать задолженность по гарантированным кредитам до трех лет со дня истечения договора путем заключения «партнерских» соглашений, будет использована «на всю катушку»... До следующей реструктуризации.

Еще один яркий пример партнерских отношений между государством и бизнесом - распоряжение госсобственностью. Недавно глава Нацагентства по управлению государственными корпоративными правами Олег Таранов сообщил, что его ведомство изучает предложения министерств и регионов по управлению госимуществом. Оказывается, на 1700 госпредприятий «положили глаз» либо министерства, либо обладминистрации, а на 1300 - и те, и другие. В Нацагентстве заявляют, что «не ставят задачу управлять собственностью напрямую, как это делалось во времена СССР». В просторечии же сие означает: дабы не дразнить гусей передачей госсобственности в руки неких частных лиц, оная передается в руки отраслевых и региональных кланов, а уж те без лишнего шума подберут «управляющих». О рентабельности данной операции для арендаторов свидетельствует такая красноречивая цифра: отчисления за 1999 год в пользу государства от нескольких тысяч предприятий планируются на уровне 200 млн. грн.

Из этих и множества подобных фактов вытекает такая специфичная для Украины форма социального партерства, как олигархический корпоративизм. Термин «олигархия» уже прочно вошел в наш лексикон и означает приближенность к политической власти бизнес-джентльменов и леди. Их фамилии значатся в высшем руководстве перечисленных выше компаний либо временно оттуда изъяты в связи с избранием в парламент. Особенность этой формы партнерства состоит в том, что материализация взаимной выгоды «высоких договаривающихся сторон» происходит не по линии компромисса между государственными и групповыми интересами, а путем извлечения обеими сторонами максимальной политической ренты. Согласно определениям отечественных и западных политологов, такого рода рента связана преимущественно с деятельностью «по выбиванию из государства монопольных прав или каких-либо привилегий» и «по пересмотру существующих отношений собственности».

Когда мы рассматривали институт австрийского соцпартнерства, то привели основополагающие принципы сотрудничества. Так вот, в отечественной связке «власть-бизнес» они бы выглядели следующим образом: 1) разделение труда, при котором определенные кланы сосредоточили в своих руках подавляющую массу ресурсов эффективной собственности, а административная и политическая верхушка - властные и иные полномочия, способные прямо или косвенно содействовать приращению этой собственности; 2) игнорирование согласованной общенациональной или даже «классовой» идеи партнерства;

3) нежелание «делиться» с другими слоями и группами населения, так что новомодные рассуждения о необходимости формирования влиятельного среднего класса оказываются на поверку пустым звуком.

Что касается пары «работодатели-наемные работники», то и там распространен своеобразный принцип партнерства. Дело в том, что, добиваясь от государства тех или иных бенефиций - льгот, кредитов, субсидий и т.п., руководство предприятий обычно выступает «от имени и по поручению» трудового коллектива, который при отсутствии должной реакции сверху включает нажим снизу в виде стачек, демонстраций, пикетов, голодовок и т.п. Если бы в выбивании у государства денег не были заинтересованы обе стороны, никакие ухищрения руководства не могли бы вызвать масштабные и во многом эффективные действия. Иначе говоря, если австрийское (шведское и т.д.) социальное партнерство нацелено в основном вовнутрь производственных отношений, то наше - вовне, направлено на получение политической ренты, ибо блага, которые выбивает персонал предприятия, создаются не внутри него.

После всего сказанного вряд ли стоит удивляться, что «Генеральное соглашение между Кабмином, УСПП и профсоюзными объединениями Украины на 1997-1998 годы» оказалось полной аналогией многочисленных «программ» и «основных направлений». Составленное по известному номенклатурному правилу «Сюда можно завернуть слона», оно утопило в огромной массе пунктов и такие ключевые обязательства, как переход на международные стандарты оценки уровней занятости и безработицы, соблюдение законодательных и согласительных норм в оплате труда, выработка и внедрение единых правил и норм жилищно-коммунальных услуг, приближение минимального размера пенсии к утвержденной черте малообеспеченности, ответственность должностных лиц за невыплату зарплат и взносов в Пенсионный фонд...

На этом фоне впечатляют заключительные слова выступления г-на Овчаренко: «Для развития социального диалога в Украине, усиления активности социального партнерства и повышения ответственности сторон за их выполнение особенно важным является изучение и продуманное использование лучшего международного опыта».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно