ГРЕЦИЯ НА ПЕРЕПРАВЕ

5 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

В 1995 году известный владелец круизных судов Перикл Панагопулос решил изменить направление своег...

В 1995 году известный владелец круизных судов Перикл Панагопулос решил изменить направление своего бизнеса и начал эксплуатацию двух построенных по индивидуальному заказу паромов на маршруте между греческим портом Патрас и итальянским — Анконой. Эти суперсовременные паромы с казино и плавательными бассейнами на борту сократили время, необходимое для пересечения Адриатического моря, с 36 до 20 часов. Однако сами построенные в Германии суда также стоили рекордную сумму — 150 миллионов долларов каждый, и многие эксперты предрекали, что владелец не сможет вернуть вложенных в новое предприятие денег. Однако этого не случилось. Курсирующие между Грецией и Италией паромы Панагопулоса обеспечивают сегодня перевозку 42 процентов грузовиков и 34 процентов легковых автомобилей. В следующем году вместе со своим сыном он собирается открыть подобную паромную переправу через Балтийское море, которая соединит Хельсинки и Стокгольм с портами Германии.

Рабочий кабинет Панагопулоса поражает своим изяществом, а расположенная в богатом предместье Афин штаб-квартира компании — блеском стекла и металла. Рассказывая о своем бизнесе, удачливый греческий бизнесмен всегда подчеркивает, что он прошел трудный путь «бедного родственника богатой семьи». Теперь он уже не бедный — его 51 процент акций компании Attica Enterprises SA оценивается в 600 миллионов долларов.

Сам Панагопулос — это новый тип предпринимателя, который сумел подняться в стране, часто называемой «европейским экономическим пустырем». Со времен второй мировой войны Греция ассоциировалась у европейцев разве что с огромным количеством островов и зловещей политической элитой. Военные хунты 60-х и 70-х сменились правительством Андреаса Папандреу, «прославившимся» разросшейся коррупцией и антиамериканской внешней политикой левого толка. Неизбежным экономическим результатом этого стало появление «заповедника» третьего мира в Европе.

Еще десять лет назад, по данным Института Като, уровень экономической свободы в Греции был одним из самых низких в мире — ниже, чем в Гане, и чуть выше, чем в Заире. К 1993 году правительственный долг страны достиг угрожающей величины — 110 процентов валового национального продукта. По состоянию на 1994 год по ВНП на душу населения ( 883) Греция находилась на одном уровне с Малайзией ( 530) и Мавританией ( 499), а уровень жизни среднестатистического греческого гражданина был вдвое ниже, чем у среднестатистического немца ( 046). А вездесущие пироги со шпинатом в меню американских закусочных стали доказательством того, что многие греки пережили то мрачное время, «голосуя своими ногами».

Однако начиная с 1995 года сперва пришедшие к власти умеренные социалисты, а затем и сменившие их правоцентристы взяли на вооружение новую политику — интеграцию Греции в общеевропейскую экономическую систему. Это вскоре дало свои результаты. Уровень инфляции в стране упал с 20,4% в 1990 году до 2,2%, а дефицит бюджета, достигавший в начале десятилетия 29%, теперь снизился до 1,5%. Результатом финансовых и бюджетных ограничений стал реальный экономический рост. На протяжении последних трех лет греческая экономика имеет ежегодные темпы роста в среднем 3,7%, на этот год прогноз также оптимистичный — 3,8%.

Достаточно пройтись по модным афинским бутикам или понаблюдать за представителями среднего класса, без спешки поглощающих жареных осьминогов в многочисленных ресторанах греческой столицы, чтобы убедиться в том, что греки научились не только зарабатывать деньги, но и тратить их. Некогда внушительная теневая экономика начала отступать после того, как предельная величина греческих налогов была снижена с невероятных 63% до 45% и заявлений нынешнего премьера Константиноса Симитиса о ее дальнейшем уменьшении.

Афинская фондовая биржа стала одним из самых быстрорастущих рынков в мире — с начала 1997 года объем операций на ней увеличился на 410 процентов. Этому способствовали коренные реформы банковской сферы, такие, например, которые произошли с NationalBank. Долгое годы в силу чрезмерной политизации финансовой системы страны этот банк «во имя национальных интересов Греции» заставляли кредитовать убыточные предприятия, имеющие отношения к правящим кругам страны. Это имело печальные последствия — к примеру, треть банковских кредитов для греческого судоходства так и не были задействованы. Однако в 1996 году инициатор процесса либерализации финансовых рынков страны Теодор Карацас получил распоряжение главы правительства навести порядок в NationalBank. Теперь он называет это указание «наказанием за свои грехи».

Карацас действовал быстро. С 1996 по 1998 годы он продал, списал или зарезервировал безнадежные займы и инвестиции банка на сумму в 1,5 млрд. долларов — немалая сумма для банка, имевшего в 1996 году доход (за вычетом всех издержек) всего в 460 млн. долларов. Реформировать процедуры предоставления ссуд взялась компания McKinsey & Co., Карацас же приобрел ипотечный банк и начал процесс перекрестной продажи взаимных фондов и страховых полисов. В настоящее время дела у банка идут неплохо — у него даже появился региональный филиал, обслуживающий страны Северной Африки и Балкан. За последние четыре года валовая прибыль NationalBank возросла на 651% и достигла 1,05 млрд. долларов, а доходность активов увеличилась с 0,5 до 2,5 процента.

Удивительно, но правительство до сих пор контролирует 35% акций банка. Однако политики, судя по всему, больше не вмешиваются в его деятельность. По словам Карацаса, за все время его нахождения на посту председателя NationalBank правительство ни разу не предприняло попыток диктовать ему свою волю, поэтому все ошибки, совершенные за это время, он относит на свой счет. Однако их было немного. Цена акций банка возросла с 5,7 доллара четыре года назад до 66,5 — сегодня. В результате рыночная капитализация этого финансового института достигла 11 млрд. долларов.

Однако инвесторы, которые хотели бы повторить путь Карацаса, должны иметь в виду, что основой для роста котировок на Афинской фондовой бирже является процесс ее реформирования, начавшийся всего несколько лет назад. Эксперты отмечают, что в настоящее время оценка греческого фондового рынка сильно завышена. Греция все еще остается страной, где отключение электричества в столице — явление обычное, где авиасообщение настолько плохо развито, что бизнесменам, летящим в страны Дальнего Востока, приходится делать крюк, пересаживаясь на нужный рейс в одном из аэропортов Северной Европы. Morgan Stanley только собирается перевести Грецию из разряда стран с индексом «развивающихся рынков» в разряд «развитых», однако неизвестно, когда это произойдет. Страна сейчас находится в «сумеречной зоне» между одним миром и другим, и ей еще предстоит столкнуться с серьезными структурными проблемами в будущем.

Греческий рынок рабочей силы, например, является все тем же болотом, которое досталось нынешнему правительству в наследство от социалистических предшественников. Частные компании обязаны иметь квоту для трудоустройства потомков ветеранов второй мировой войны или детей из семей, имеющих четырех и более детей. В стране установлена высокая минимальная зарплата — 60% от средней зарплаты рабочего, и компании с неохотой нанимают работников с низкой квалификацией. Результат такой «социальной защиты» можно обнаружить в афинском Национальном парке, где сотни бездомных людей и одичавших кошек вместе живут под цветущими кустами, питаясь тем, что находят на помойках. Несмотря на то, что экономика Греции растет, уровень безработицы остается на прежнем уровне — около 10 процентов.

Кстати, Панагопулос решил модернизировать именно международное паромное сообщение не потому, что он не является патриотом своей страны. Он пытался было развивать паромное сообщение в греческих территориальных водах, однако столкнулся с непреодолимыми проблемами. Дело в том, что лицензии на перевозку пассажиров между греческими островами выдаются министерством судоходства страны, чиновники которого привыкли иметь дело со строго определенными компаниями. Ну а проблемы улучшения сервиса — дело, как говорится, десятое. В результате во внутренних греческих водах курсируют устаревшие паромы...

В сентябре 1997 года Attica Enterprises приняла участие в тендере по организации паромного сообщения между островом Крит и материком. Компания предложила сократить время переправы с одиннадцати часов до шести и на 20 процентов снизить цену на билеты. Однако тендер выиграли конкуренты. Сам Панагопулос объясняет такой поворот событий ментальностью греков. Более доходчиво разъяснил его мысль известный американский финансист греческого происхождения, пожелавший остаться неизвестным. «Во многих аспектах Греция продолжает оставаться частью третьего мира, — заявил он. — Очень часто успешному заключению сделки может помочь передача «черного портфеля» нужному человеку».

Конечно, это не сможет остановить хороших бизнесменов — тот же Панагопулос решил свою проблему, установив контроль над конкурирующей компанией, имеющей лицензию на организацию паромных переправ между греческими островами. Проблема в другом — здоровый инстинкт Греции к проведению реформ вынужден бороться с привычками элиты страны вести бизнес по-старому. И пока еще неизвестно, кто эту борьбу выиграет.

По материалам журнала Business Week
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно