ГОСТИ НА ЧУЖОМ ПИРУ…

23 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

Всякий раз, когда приходится бывать за пределами Киева, окунаешься в мир нищеты, а иногда и безнадежности...

Всякий раз, когда приходится бывать за пределами Киева, окунаешься в мир нищеты, а иногда и безнадежности. Да и в столице нищие уже давно стали неотъемлемой приметой времени. Но не зря говорят, наверное, что все познается в сравнении…

В Грузии в минувшую субботу «благословляли» так называемый западный маршрут транспортировки каспийской нефти как составляющую часть «проекта века» - нефтепровод Баку-Супса и нефтеперевалочный терминал в причерноморском поселке Супса. Президенты трех государств - членов ГУАМ (два из которых, собственно, имеют прямое отношение к этому маршруту, а третий - все еще пытается «повернуть» нефтепровод в свою сторону) в присутствии нефтяных магнатов, невероятного количества дипломатов и журналистов торжественно дали официальный старт супсинскому нефтетерминалу. Маленький причерноморский поселок на несколько часов был заполонен «мерседесами», джипами и автомобилями других дорогих марок, свидетельствующих о достатке их владельцев. Придорожные эвкалипты на пути от аэропорта до Супсы были аккуратно побеленными (а эта дорога протяженностью свыше 50 км). Словом, готовились к открытию терминала…

Но до того, как нашему взору предстали традиционно монументальные нефтенакопительные резервуары терминала в Супсе, (а затем и в Поти), мы невольно лицезрели десятки брошенных домов: кто-то покинул жилища до, во время или уже даже после войны в Грузии; кто-то по иным причинам или из соображений безопасности. Но пока что мертвые зеницы окон брошенных домов провоцируют отнюдь не оптимистическое настроение. И глядя на это и многое другое, хотелось думать, что новый (или, точнее, возобновленный) «западный» маршрут транспортировки каспийской нефти - по нефтепроводу Баку-Супса - принесет жителям этих разоренных причерноморских земель Грузии хоть какое-то облегчение, если уж не изобилие. Хотелось думать, даже когда за спиной безапелляционно говорили, что доходы от этой нефтетранзитной затеи никогда не орошат эти когда-то благодатные и процветающие земли…

Единственное, что осталось неизменным на этой земле, - доброжелательность ее граждан и внимание к гостям. Даже к таким, скорее всего, случайным, каковыми были на этом празднике надежды украинцы…

«День восстановления независимости Кавказа…»

Именно такое определение открытию терминала, венчающего «западный» маршрут транзита азербайджанской нефти, 17 апреля 1999 года дал президент Азербайджанской международной операционной компании (АМОК) Натик Алиев. По его мнению, именно с началом эксплуатации нефтепровода Баку-Супса и отправкой первой нефти по этому маршруту к черноморскому побережью Грузии положено начало реальному восстановлению независимости Грузии и Азербайджана. Нетрудно догадаться о независимости от кого и от чего говорил Н.Алиев: «западный» маршрут на сегодня единственная ветка нефтепровода, не пересекающая суверенную территорию России. И именно эта ветка дает возможность и более безопасного, и более выгодного (в том числе политически) экспорта каспийской нефти.

С введением в строй нефтепровода Баку-Супса и супсинского терминала, как выразился Н.Алиев, фактически «соединены» страны каспийского и черноморского регионов. А, значит, и Украина. Пусть пока и теоретически. Нефтепровод этот сооружен операторами проекта добычи нефти на трех месторождениях Азербайджана (Азери, Чираг и Гюнешли, соглашение о разработке которых подписано 20 сентября 1994 года Азербайджаном и консорциумом из 11 компаний, представляющих 9 стран), менее чем за три года. Ведь только в марте 1996 года, становилось очевидно, что «соглашение века» что называется выливается в нефть, Азербайджан и Грузия подписали соглашение о строительстве нефтепровода Баку-Супса. Его сооружение обошлось нефтяным компаниям в 565 млн. долларов. Однако стороны уверены, что этот весьма рентабельный проект, так как его загрузка на полную мощность (максимальная пропускная способность пока рассчитана на ежегодную перекачку около 5 млн. тонн нефти) принесет Грузии и Азербай-

джану ежегодно немалый доход.

По предварительным расчетам операторов, ежегодный доход Азербайджана от транзита нефти по его участку нефтепровода Баку-Супса составит около 10 млн. долларов, Грузии - около 7 млн. долларов.

К слову, операторы упомянутого азербайджанского проекта, объединенные в консорциум АМОК, операционную компанию по доставке нефти в Супсу (да и по другим маршрутам), изначально создавали исключительно для этих функций, т.е. как некоммерческий проект. Другими словами, речь даже не шла о прибыли от эксплуатации этого нефтепровода. Прибыль получают Грузия и Азербайджан в виде налогов за использование для транзита их территории. Для участников же АМОК затраты на транзит просто внесены в стоимость нефти. И согласно утвержденному ими графику и доле в АМОК его участники поочередно получают причитающийся им объем нефти в Супсе. Пока что это по одному танкеру по 80 тыс. тонн нефти. И далее каждый участник АМОК самостоятельно распоряжается своей «нефтяной» долей. Например, ВР-Amoco (контролирующая с группой союзных компаний практически 43% в АМОК) очень ревниво относится к качеству своей нефти, и поэтому покупателям предлагает сама доставлять свою часть нефти до ближайшего к покупателю порта. Объясняют они это тем, что согласятся, возможно, впоследствии, продавать нефть и в Супсе, но только тем, кто имеет отвечающие их стандартам танкеры, что должно способствовать сохранению качества азербайджанской нефти.

Между прочим, азербайджанская нефть (Azeri Light) пока еще не котируется на биржах мира, т.е. не определены еще основные параметры, которые будут впоследствии считать базовыми и которые непосредственно учитываются при формировании стоимости определенного сорта нефти. Словом, стандарта пока нет. Известно только, что качество азербайджанской нефти несколько выше, например, российской экспортной смеси, которая котируется под именем urals. Азербайджанскую нефть специалисты называют «легкой». За базу для определения качества, а, значит и цены, берут нефть марки brent, стоимость которой в последнее время на 0,7-1,2 доллара за 1 баррель выше, чем российской экспортной смеси. В пересчете на тонну нефти российская экспортная смесь дешевле на 5-7 долларов.

Так вот, те же британские участники АМОК весьма заинтересованы в «чистоте» азербайджанской нефти на период, пока будут определяться ее базовые параметры. А сделать это можно в процессе и после переработки легкой бакинской нефти на нефтеперерабатывающих заводах. И процесс этот продлится минимум до августа-сентября, когда АМОК увидит результат переработки как минимум пяти танкеров нефти, отгружать которую уже начали в Супсе. Ежели при равных затратах и технологиях из 1 тонны нефти сорта brent, urals и азербайджанской, из последней получится больше высококачественных нефтепродуктов (светлых фракций, особенно масел), ее стоимость автоматически вырастет по сравнению с другими марками нефти. Это значит, что владельцы такой нефти при равных с иными затратах на добычу и транзит 1 тонны нефти, при переработке и продаже ее получат прибыль больше. Я объясняю упрощенно, но принцип у этой затеи именно такой.

Участники АМОК уже давно согласовали график вывоза нефти из Супсы. Первый танкер, в связи с наибольшей долей ВР-Аmoko в консорциуме, отправлен именно этой группе компаний еще 6-7 апреля (80 тыс. тонн, что равно приблизительно 600 тыс. барр. нефти). И переработать ее владельцы решили на заводе в Триесте. Второй танкер, который как раз и был подан под загрузку во время описываемых торжеств в Супсе, 18 апреля отправился в адрес Exxon. Третий танкер планируется загрузить 28 апреля - 30 мая, он предназначен для российского участника АМОК -

ЛУКойла. Пятый танкер (26 мая - 2 июня) таким образом снова достанется ВР-Аmoko, а вот четвертый (14-16 мая) - компании Statoil, и т.д. Пока что все компании получают по танкеру, разумеется, наибольший владелец акций АМОК получит больше первых танкеров, нежели другие, согласно своей доле участия в проектах добычи нефти в Азербайджане.

К слову, разговоры о том, что первый танкер с азербайджанской нефтью намеревалась купить Украина, вовсе не беспочвенны. Причем, скорее всего, было разумно как и попытаться его купить (т.е. провести все необходимые переговоры, ознакомиться с условиями продавцов, наконец, узнать, как говорится, много нового о себе…), так в конце концов и отказаться на время от этой затеи. И дело даже не в том, что Кабмину потребовалось бы срочно изыскать в своем резерве «завалявшиеся» миллионов шесть долларов. Просто первый танкер вез нефть, щедро перемешанную с водой. Как рассказал непосредственный участник тех переговоров Валерий Шулико (теперь уже бывший зам бывшего главы бывшего Госнефтегазпрома, он же - координатор от имени Кабмина проекта участия Украины в транзите каспийской нефти), содержание воды в первом танкере в нефти доходило до 3% (в Украине принят стандарт - не более 0,5%). И дело даже не в том, что с таким содержанием воды технологии украинских НПЗ не справились бы. Справились, но только это дороже было бы, чем обычно. И вряд ли можно было сделать четкие выводы о качестве нового сорта нефти. Да к тому же, за казенный счет… Словом, по многим причинам закупка Украиной каспийской нефти из первого танкера не состоялась.

Но в ходе подготовки несостоявшейся сделки выяснилась масса нюансов, которые госмужам Украины стоило бы знать пораньше. Например, выяснилось, что в Украине нет ни одного танкера не то что рассчитанного на перевозку 80 тыс. тонн нефти, но даже на перевозку 20. Вы, наверное, тоже слышали оптимистические замечания и откровения некоторых украинских госчиновников о том, что, мол, Украина в лице компании «Укртанкер» имеет танкеры и сама сможет перевозить нефть. Увы, желаемое выдавали за действительное. Даже Минобороны отличилось, предложив два своих судна, способных перевозить мазут и светлые фракции (танкеры-бункеровщики). Но для того, чтобы они могли это делать, срочно требовались миллионы гривен (по предварительным подсчетам - 2,5 млн. грн.) на их реконструкцию. Да и после этого один из тех танкеров в лучшем случае мог бы перевозить не более 13,3 тыс. тонн нефти, а второй - 5,3 тыс. тонн. Так что даже в сумме не набиралось и 20 тыс. тонн. К тому же - куда перевозить нефть, если ее закупать? Южненский порт не достроен, Одесская нефтегавань занята перевалкой российской нефти. Да и способность ее обслуживать 80-тонники, говорят, сомнительна. Ильичевский порт с таким тоннажем тоже справится не сразу. Так что даже купи Украина первые 80 тыс. тонн азербайджанской нефти, пришлось бы немало потрудиться, пока она попала бы на переработку на НПЗ…

Но эти проблемы все равно предстоит решать, и как можно скорее. Логично было подождать с покупкой первого танкера, но ведь будет 5-й, 10-й и пр. И коль в Украине постоянно говорят о диверсификации источников нефтепоставок, нелишни реально позаботиться о том, чтобы нефть эта с наименьшими потерями и затратами хотя бы в будущем попадала в Украину.

А тем более, если надеяться на то, что АМОК и иные компании захотят ее транспортировать в Европу через Украину.

Но вернемся к описываемым событиям.

«Новый шелковый путь» - основа и гарантия стабильности Кавказа

Имея все основания гордиться собой, своим народом и народом соседнего Азербайджана, президент Грузии Эдуард Шеварднадзе не скрывал своей радости. Он даже приурочил к этому торжественному и без преувеличения важному для Кавказа мероприятию выход в свет своей книги «Новый шелковый путь».

На радостях президент Шеварднадзе даже сообщил, что первому президенту АМОК Т.Адамсу присвоено звание почетного гражданина Грузии в знак признательности его заслуг перед грузинским народом.

Президент Грузии небезосновательно говорил о «новой геополитической функции Грузии». И все без исключения подчеркивали, что сие событие положит начало и послужит созданию надежной базы для стабильности всего региона. «Нам нужен мир на Кавказе,» - говорил в унисон соседу президент Азербайджана Гейдар Алиев. Говорил уверенно и с гордостью. И с подчеркнутой благодарностью, в частности США и нефтяным компаниям. Специальный представитель президента США по развитию Каспийского региона Ричард Морнингстар в Супсе зачитал приветственное послание Б.Клинтона, что на фоне торжественности еще раз подчеркивало заинтересованность США в развитии нефтедобычи и стабильности Кавказа, а также его самостоятельности и независимости. Понятно, что имелась в виду не зависимость от капитала американских и иных иностранных компаний, работающих на Каспие…

И, кстати, и в выступлении Р.Морнингстара, и в приветствии Б.Клинтона четко говорилось о том, что сейчас дело за реализацией основного маршрута экспорта каспийской нефти. Таким маршрутом в Супсе большинством назывался «турецкий» маршрут Баку-Супса-Джейхан… Не то чтобы о других проектах напрочь забыли уже, но буквально за несколько дней до торжеств в Супсе, а именно 13 апреля в Стамбуле, заинтересованными сторонами подписан протокол, предусматривающий, что в течение трех месяцев стороны должны завершить работы, связанные с реализацией проекта поставок каспийской нефти по маршруту Баку-Джейхан (что даст возможность выхода в портам Средиземного моря). Протокол подписан от имени Азербайджана В.Аласкеровым (ГНКАР), от имени Турции - министром энергетики и природных ресурсов Зией Акташем к присутствии Р.Морнингстара в качестве наблюдателя.

Между прочим не только спецпосланник президента США, но и советник министерства торговли США по вопросам энергетики и торгового сотрудничества со странами СНГ Ян Калицки весьма однозначно и уверенно говорил в Супсе и Поти, что вопрос об основном экспортном трубопроводе (ОЭТ) Баку-Джейхан будет решен в ближайшее время. Он сообщил, что по этому вопросу между Анкарой и Баку в последнее время достигнут прогресс.

Вероятно, это означает прежде всего и прогресс в отношениях с нефтяными компаниями США, занятыми в каспийских проектах. Ян Калицки говорил и о том, что подготовлено уже даже ТЭО этого проекта. Но при этом он заметил, что: «Будущее проекта зависит от рыночных реалий». Впрочем, тут же он выразил уверенность, «что с коммерческой точки зрения он выгоден».

По-видимому, это должно означать, что Турция должна пойти на максимальные уступки. Как вы уже знаете, изначально Анкара оценивала стоимость нефтепровода в 4 млрд. долларов; с недавних пор говорится о 3 млрд. долларов. Но эта сумма вряд ли соблазнит инвесторов-нефтяников, обеспокоенных ситуацией на рынке нефти: падение цен не очень-то способствует инвестиционным проектам. Вероятно, в перспективе, дойдет дело и до трубопровода Баку-Джейхан. Но вряд ли скоро. Поэтому и официальные заверения о выборе, в качестве основного, этого маршрута, скорее, стоит расценивать как аванс, нежели непосредственный сигнал к действиям. В АМОК с конца прошлого года говорят о том, что их устраивает стратегия многовариантности транзитных маршрутов. «Северный» - через российский Новороссийск, да теперь еще «западный» - Баку-Супса. А недавно достигнуто соглашение о строительстве (или реконструкции) еще одной ветки через Грузию, о чем с гордостью говорили в Супсе и грузины, и азербайджанцы.

Логика в таких заявлениях есть и они оправданы уже тем, что действующих нефтепроводов будет достаточно для так называемой первой нефти. Пока в Азербайджане не вышли на уровень добычи свыше 5 млн. тонн нефти в год. Да пока КТК (в Казахстане, нефть из месторождения Тенгиз) не вышел на запланированную мощность добычи. Последний, между прочим, достаточно может загрузить «северный» маршрут уже только своей нефтью. А ведь есть еще российская, да и добыча по многим проектам увеличивается. АМОК уже через пару лет выйдет на добычу не менее 11 млн. тонн нефти в год, и все это потребует транзитных мощностей. Так что строить нефтепровод для «большой» нефти придется...

Г.Алиев, кроме всяческих похвал и подробного изложения хода реализации каспийских проектов, в частности в Азербайджане, не преминул вспомнить и неприятные моменты, сопутствующие «проекту века». Те же многократные угрозы и осуществленные теракты. Даже перед празднествами в Супсе и Поти грузинская сторона вынуждена была принять максимальные меры безопасности в связи с очередной угрозой теракта (снайперы виднелись чуть ли не на каждой крыше, чуть ли не на каждом удобном дереве). Хотя, слава Богу, все обошлось без эксцессов. Г.Алиев заметил: «Должен сказать, что те силы, которые противодействовали нашим планам и говорили о том, что этот проект нереальный (речь идет о проектах АМОК и иных. - А.Е.), неосуществим… посмотрите, какая работа проведена. Какой огромный фундамент заложен для того, чтобы работа продолжалась и дальше…» И в этом контексте уместно было напоминание и о том, что при поддержке США дан старт не только нефтяным проектам, но и проекту транскаспийского газопровода - для транзита, например, газа Туркменистана для начала в Турцию, а затем и с выходом на европейский рынок. Разумеется, не завтра его соорудят. Но, видимо, этот проект не так уж долго будет висеть в воздухе - появляется реальный спрос… Кроме того, по словам Г.Алиева, в Азербайджане на сегодня заключено 15 крупных контрактов на освоение ресурсов каспийского шельфа. В них занято 32 компании из 14 государств. Общий объем ожидаемых инвестиций по этим контрактам - около 50 млрд. долл. Президент Азербайджана сказал и о том, что и сейчас еще готовятся к подписанию три контракта. Так что задел сделан внушительный. Лишь бы нефть была в ожидаемых количествах...

За Украину «порадовался» Г.Алиев, сказав, что он «рад, что Украина имеет свои планы по использованию ресурсов Каспийского моря. Я думаю, что нефтепровод Одесса-Броды и дальше еще в …Польшу тоже реальность, которую мы должны иметь в виду и над которой должны работать…» И с этой точки зрения присутствие Л.Кучмы в Супсе Г.Алиевым расценено было не просто почетным, но и закономерным.

Но что может подразумеваться за вежливым заявлением Г.Алиева на практике, при нынешнем обороте дел в ТЭК Украины, вряд ли можно сказать конкретно...

Нефть как вопрос

большой политики

Не берусь утверждать, что на церемонии 17 апреля в Супсе Украина и ее делегация во главе с Президентом Л.Кучмой была совсем уж незваным гостем. Но то, что это был чужой праздник, - было настолько очевидно, что даже как-то жалко было Леонида Даниловича, который кроме поздравлений и робких надежд на хотя бы условное внимание к Украине в принципе ничего не мог сказать, выступая на торжестве.

Л.Кучма: «Нефть, наверное, вопрос большой политики. Нефть, наверное, в первую очередь вопрос национальной безопасности. И, конечно, Украина надеется и верит, что каспийская нефть придет и в Украину, и через Украину на европейский континент. Мы не сидим, сложа руки, мы активно работаем над этим проектом… Практически 60% нефтепровода Одесса-Броды до границы с Польшей готово уже сегодня. Так что мы с огромным удовольствием присоединимся к такому величайшему проекту, свидетелями реализации которого сегодня мы являемся…»

Да, собственно, и эти слова об украинских надеждах приобщиться к общему «празднику нефти» Л.Кучме уместно было выразить разве что благодаря президенту Азербайджана Гейдару Алиеву, который, выступая с продолжительной речью перед словом Леонида Кучмы, скорее всего, из вежливости упомянул об украинском варианте маршрута каспийской нефти… Это было заметно уже потому, что самому Л.Кучме пришлось подсказывать Г.Алиеву со своего места в почетной ложе гостей и название украинского нефтепровода Одесса-Броды, и то, что вариант этот «завязан» на Польшу… Вполне вероятно, что сам президент Азербайджана если не впервой слышал об этом маршруте, то еще не знаком с ним настолько, чтобы хотя бы запомнить название опорных слов… Впрочем, это и неудивительно, ведь в картографических проектах АМОК украинский, т.е. украинско-польский маршрут значится всего лишь несколько месяцев, в то время, как, например, «турецкий» вариант - уже несколько лет. Наверное, поэтому, даже в торжественно-приветственной речи и Э.Шеварднадзе, и Г.Алиева название турецкого порта Джейхан звучало чуть ли не естественно, да и говоря об этом проекте, оба президента высказывали предметное знание темы.

Единственное, что может, возможно, кого-то «утешить» в связи с вышесказанным, так тот факт, что, например, о России на сем празднике независимости говорили еще меньше, чем об Украине. Хотя, не называя этого государства, президенты Грузии и особенно Азербайджана не однажды упоминали и его. Правда, большей частью вряд ли россиянам был приятен тот контекст. Наверное, предвидя это, россияне и не делегировали на торжества в Супсу столь высокопоставленную делегацию как Украина. Их вообще словно бы и не было на церемонии. А те, кто был, вероятно, чувствовали себя еще более неуютно, чем, наверное, Президент Л.Кучма, когда Э.Шеварднадзе и Г.Алиев благодарили его лично и Украину… за поддержку. Разумеется, пока скорее моральную…

Однако было бы несправедливо не сказать, что в тот же день, когда президенты трех государств торжественно «нажали на ритуальную кнопку», что ознаменовало запуск терминала в Супсе, у Л.Кучмы были веские основания принимать поздравления от коллег-президентов. Потому что часом позже все гости отправились в порт Поти. Там не менее торжественно, чем в Супсе, «благословляли» паромную переправу Супса-Ильичевск-Варна. Красавец паром компании «Укрферри» демонстрировал свою мощь...

По сути этот паром всего за 48 часов преодолевает расстояние от грузинского порта Поти до укринского Ильичевска. И он способен взять на борт и в трюм свыше 160 железнодорожных вагонов. Однако ни президент судоходной компании «Укрферри» Александр Курлянд, ни его зам Владимир Черниевский, ни капитан судна Анатолий Якутин, ни представитель Минтранса Украины Леонид Сушкин, вероятно, не станут утверждать, что, мол, дело было только за подписанием трехстороннего грузинско-украинско-болгарского соглашения. Основная проблема для той же паромной переправы - отсутствие достаточного количества грузов и бедность тех, кто мог бы воспользоваться ее услугами. К тому же, многие участники церемонии в грузинском порту Поти прямо говорили, что слишком высокие тарифы в той же Украине на портовые услуги (говорят, до 22 долларов за обслуживание одной тонны груза) могут привести к тому, что в Украину грузопотоки вообще перестанут направлять даже транзитом. Единственным маленьким спасением для этого направления являются сезонные товары, такие, как мандарины, например, и другие цитрусовые. Вот в разгар сбора этих фруктов суда работают несколько недель с максимальной загрузкой (товар-то скоропортящийся). А все остальное время паром едва ли загружен на 30% от возможного. Он мог бы бороздить морское пространство между Ильичевском и Поти не менее трех раз в неделю. Но едва наскребает товаров на один рейс в неделю. Так что рентабельность пока только снится.

С другой стороны, там же, в Поти довелось услышать, что и паром этот не принадлежит собственно СК «Укрферри», а взят этой компанией в аренду у государства. Так что не исключено, мол, что государство захочет этот договор расторгнуть и при оживлении грузопотока само получить прибыль, а не только арендную плату с этой судоходной компании. Впрочем, как оно все будет, посмотрим. (Ведь о той же паромной переправе «ЗН» писало не однажды и еще вернется к этой теме.) А сейчас остановимся поподробнее на том, что представляет собой реально «работа» Украины в связи с украинско-польским проектом транзита каспийской нефти.

«Руки сами по себе... голова - то ли там,

то ли тут...»

По-моему, эта фраза вполне объективно передает состояние дел в Украине в отрасли ТЭК и в связи с вышеназванным вариантом нефтетранзита в частности. Ситуация дошла до комичного. В Грузии, например, украинских журналистов донимали коллеги на предмет: «С кем в украинской делегации (разумеется, кроме Президента) можно поговорить о нефтяных проектах?» Ну что мы могли им ответить, если в делегации, кроме Игоря Бакая, главы НАКа «Нефтегаз Украины», не было никого даже условно владеющего темой? Что же касается позиции главы НАКа, то он в свое время собирался организовать и «нефтяной» сегмент этой компании, и, разумеется, нефтетранзитный. Но толком ничего этого нет. Разве что всякого рода заявления по случаю и без. Так или иначе, а представители АМОК, у которых я интересовалась мнением по поводу «украинского» маршрута, хотя и старались быть максимально дипломатичными, но все же дали понять, что они на сегодня не знают даже с кем разговаривать в Украине на сей счет...

И то правда. Госнефтегазпром ликвидирован, а при Минэнерго нефтегазовый департамент еще не создан. В.Шулико (и его коллеги из всех причастных госорганов), который, будучи замом главы Госнефтегазпрома, предметно занимался проектом и вел переговоры уже на достаточно высоком уровне и с компаниями, и с банками, и с возможными участниками украинского международного консорциума, который, как предполагалось, займется этим проектом, на сегодня в общем-то остался без приличествующего случаю статуса. Ведь указ Президента о назначении специального координатора с соответствующими полномочиями так и не подписан. Ну пусть бы им стал не В.Шулико (коль уж по каким-то причинам его кандидатуру не рекомендовали...). Но ведь и никого другого, кто был бы, как говорится, в теме, не назначили.

Более того, когда буквально за пару дней до «ликвидации» Госнефтегазпрома было назначено заседание Кабмина, в том числе и по теме «нефтяной», подготовленное решение и сам доклад о состоянии дел просто некому было даже зачитать. В конце концов уполномочили И.Бакая. И, представьте, что Игорю Михайловичу предстояло предлагать правительству по сути исключить из подчинения НАКу нефтетранспортной инфраструктуры. Это при том, что у апологетов НАКа, похоже, собственные планы на сей счет...

Под шумок и на фоне неразберихи с управлением и переподчинением нефтегазовой инфраструктуры, директор нефтетранспортного предприятия «Дружба» Любомир Буняк (а именно это предприятие финансировало строительство соединительного нефтепровода Одесса-Броды), видя, что дело в который раз замерло, заявил о том, что его предприятие и само достроит нефтепровод. Мол, к чему нам инвесторы и тем более какой-то там международный консорциум? Как водится, нашлись желающие подхватить эту идею. И при этом почему-то никто не стал задумываться, что консорциум нужен Украине не столько для достройки нефтепровода Одесса-Броды и терминала в Южном (о чем неоднократно писало «ЗН»), сколько для того, чтобы заинтересовать и владельцев, и покупателей каспийской нефти в украинском транзитном маршруте. Ведь если этим маршрутом не захотят пользоваться заинтересованные стороны, грош цена построенному нефтепроводу.

Накануне поездки в Супсу и Поти, Президент Л.Кучма вел переговоры об участии в совместном нефтетранзитном проекте не только Украины и Польши, но и Литвы. А до этого интерес выражали и другие прибалтийские государства. Опять же, международные фининституты ожидают от Украины конкретных проектов и предложений и, вроде бы, не прочь поучаствовать. Но... Никто им ничего толком не говорит от имени Украины.

Более того, пока все это происходило, россияне, которые по многим причинам не заинтересованы в том, чтобы каспийская нефть шла в Европу да еще через Украину, уж точно не сидели сложа руки. Накануне грузинских торжеств в ходе очередного, апрельского, заседания российско-польской комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству замминистра экономики Польши Бернард Блашчык заявил, что россияне предложили увеличить экспорт нефти в Польшу на 1,5 млн. тонн в 1999 году (и тогда годовой объем поставок российской нефти в Польшу составит в этом году 14 млн. тонн). Поляки говорят, что их это устраивает. И они даже готовы принять больше нефти, например, для перевалки через тот же Гданьск (этот порт способен перевалить за год до 30 млн. тонн нефти).

Но вот в чем штука: загружая российской нефтью нефтеперерабатывающие и нефтеперевалочные мощности в Польше, россияне тем самым очень грамотно блокируют возможность выхода на Гданьск нефти из других источников. Другими словами, очень грамотно «украинский» вариант транзита каспийской и иной нефти пломбируется со стороны границы Украина-Польша. И, может статься, что ежели украинский маршрут все же будет привлекательным со стороны Черного моря, он уже будет наглухо отрезан со стороны Польши... Сегодня это еще не так очевидно. Но в недалеком будущем это может быть одним из решающих факторов.

Кроме того, россияне закрепляются и на украинском рынке. В конце марта их признали победителями конкурса по продаже акций ОАО «Одесский НПЗ». Это именно то предприятие, куда планировали поставлять в частности каспийскую нефть по тому самому «омріяному» маршруту. Владея контрольным пакетом акций Одесского НПЗ (что, вероятно, «ЛУКойлу, будет нетрудно сделать при желании) тот же российский «ЛУКойл» сможет принимать решения и о загрузке мощностей нефтеперерабатывающего завода на территории Украины, который по сути принадлежит россиянам. И вряд ли россияне отдадут предпочтение «конкурирующей азербайджанской нефти»... И тогда выражение Л.Кучмы о том, что нефть - это большая политика и вопрос национальной безопасности - приобретает для Украины чуть ли не зловещий оттенок...

Это, увы, только маленькие штрихи к масштабному мозаичному полотну под условным названием «Транзитные страсти». Но и их немало для того, чтобы было о чем задуматься. Например, о том, когда в Украине перестанут гробить наработки и вместо них выдавать желаемое за действительное? Иначе и впредь, как в Супсе, герои чужих праздников будут только лишь «радоваться за намерения и планы Украины».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно