ГОРЬКОЕ МОЛОКО

20 декабря, 2002, 00:00 Распечатать

Разговор о том, почему молоко становится горьким для производителя, лучше начинать с описания ситуации с сопутствующим ему продуктом —мясом...

Разговор о том, почему молоко становится горьким для производителя, лучше начинать с описания ситуации с сопутствующим ему продуктом —мясом. В мясных рядах продовольственных рынков от окраин до столицы цены снижаются. Порадоваться бы, что не шибко зажиточные горожане-потребители смогут сделать свой новогодний стол богаче, да не получается. Пользуясь тем, что предложение явно превышает спрос, заготовители скота до непристойности снизили закупочные цены.

Но самое главное и прискорбное обстоятельство — баланс в мясных рядах нарушен не в последнюю очередь потому, что на убой пошли дойные коровы. И отнюдь не только выбракованные или низкопродуктивные. Врезалось в память увиденное в Кировограде на базаре. Сельский дядька держит на веревке корову и, предлагая ее покупателям, невесело шутит: «Вот, возьмите — на молоко. Или сразу на мясо».

Корова в хозяйстве и жизни украинских селян всегда занимала настолько важное место, что по перепадам отношения к этому почти ритуальному животному можно судить не только об экономических, но и более глубинных процессах на селе. Коровы-кормилицы неприхотливой местной породы спасали селян в засушливые, бесхлебные годы. В такие тяжелые времена они становились почти членами семьи. Когда в селах не оставалось ни коней, ни тракторов, коровы зачастую заменяли и одних, и других. Женщины, оставшись без мужей, обливаясь слезами, надевали на коров ярма, чтобы пахать, сеять, а вечером — искать молоко в пустом вымени для голодных детей.

Сейчас с тягловой силой в обедневших селах тоже напряженка. Но, слава Богу, до того, чтобы надевать на коров ярма, дело не доходит. Тем не менее «коровий вес» в крестьянской жизни не уменьшился. Скорее, возрос. С реорганизацией колхозов-совхозов в частные предприятия, развалом крупных ферм, ростом безработицы молочный промысел (когда семья содержит уже не одну, а две-три, а то и больше коров) становится одним из источников дохода. И если перерабатывающая промышленность, продовольственные рынки обеспечены мясом, молоком, яйцами, то в этом основная заслуга не реформированных сельхозпредприятий, а владельцев мелких, но многочисленных личных хозяйств, роль которых в развитии животноводства стала определяющей. Так что если сельчане отправляют дойную корову на убой, то это должно вызвать вполне понятное чувство тревоги.

Отрасль на перепутье

В животноводстве Кировоградской области, как и страны в целом, за последнее десятилетие произошли довольно неоднозначные изменения. С 1991 года поголовье крупного рогатого скота здесь сократилось в 3,6 раза, коров — в 2,4. В полном соответствии с этим ключевым показателем снизилось и производство продуктов животноводства. И если в последние годы ситуация стабилизировалась, то только за счет скота из личных хозяйств.

Скажем, за десять месяцев нынешнего года в области все категории хозяйств произвели 59,1 тыс. тонн мяса, 356,6 тыс. тонн молока, 209 млн. яиц. Так вот, из этого количества продуктов в сельхозпредприятиях (в официальных отчетах это именуется общественным сектором) произведено всего 10,7 тыс. тонн мяса, 76,2 тыс. тонн молока, 17 млн. яиц. Все остальное, т.е. большую часть продукции, дали личные подворья и мини-фермы. Именно в таких мелких хозяйствах ныне сосредоточена большая часть поголовья — 70% коров, 64% свиней, 92% птицы. И процесс, когда скот перемещается из сворачивающих свою деятельность крупных ферм в личные хозяйства, еще не закончился. Достаточно сказать, что на традиционных, колхозно-совхозного образца, фермах остается 37,8 тыс. коров.

В беседе с заместителем начальника отдела животноводства Кировоградского облсельхозуправления Александром Цвилюком выяснилось, что есть районы — это прежде всего Кировоградский, Петровский, Компаниевский, Новоукраинский, Гайворонский — руководители которых, невзирая на убыточность, стремятся развивать общественное животноводство. Взамен вымирающих, как динозавры, высокозатратных комплексов создаются фермы с немногочисленным, но породистым скотом, современными средствами механизации. Но это скорее исключение, чем правило. И все больше хозяйств сосредотачивают усилия исключительно на земледельческой отрасли, а если и разводят скот, то в основном для собственных нужд, не рискуя при нынешней ценовой политике делать ставку на высокотоварное животноводство.

В результате получается, что развитие отрасли идет как бы вспять. Как бы ни критиковали его состояние в почивших в бозе колхозах и совхозах, но многие из крупных ферм все-таки были оснащены техникой для очистки помещений, автопоилками для скота, аппаратурой для механического доения. Куда же «мигрирует» скот в ходе продолжающегося развала крупных ферм? В основном в сараи сельских хозяев, где никаких механизмов, кроме традиционной лопаты и подойника, не имеется. Хочешь не хочешь, но такие изменения в отрасли свидетельствуют скорее о регрессе... Ситуацию вряд ли особо смягчит даже то обстоятельство, что наши работящие селяне, используя примитивные методы, умудряются производить столько продукции, что ее хватает не только для внутреннего рынка, но и на экспорт.

Свобода действий в развитии личных подворий, материальная заинтересованность на какое-то время нейтрализовали издержки такого технического регресса. Но долго держаться на столь примитивной основе молочная отрасль не может. Рано или поздно здесь должна была произойти осечка. Сбой проявился в нынешнем году, когда конъюнктура на мировом рынке резко изменилась. Возросли требования к качеству молока. Откликаясь на ситуацию, вызванную переходом на новые стандарты, переработчики занялись активным поиском крупных производителей молока, предприятий, где были бы внедрены современные технологии содержания скота, а доение коров производилось бы исключительно механическим способом. Увы, большинство молочных ферм уже разрушены или пришли в упадок, а личным хозяйствам пока что не по плечу создать даже мелкие современные производства. Денег от реализации молока не хватает даже на самое необходимое — где уж тут закупать дорогостоящее оборудование! Вот и выходит, что личные хозяйства пока не вписываются в современные стандарты.

Неравноправные партнеры

Поголовье молочных коров перемещается не только из сельхозпредприятий в личные хозяйства. Все заметнее становится и иное движение — в рамках личных подворий, размещенных в зонах действия разных (по мощности, требованиям к качеству заготовляемой продукции, ценовой политике) предприятий-переработчиков. Именно от их позиции зависит поведение владельца скота. Сочтет ли он предложенный заготовителями договор выгодным и займется расширением личного хозяйства, или будет поставлен в такие условия, что уж лучше продать корову селянам той местности, которая попала «под руку» более щедрых и порядочных переработчиков. Есть еще один вариант — если такая благополучная зона находится слишком далеко от места жительства колеблющегося хозяина, то он и вовсе отведет корову на ближайшую бойню.

Кировоградщина — из числа тех регионов, где хорошо развито молочное животноводство и в то же время хронически не хватает перерабатывающих мощностей. Из каких только краев не промышляют здесь заготовители молока! Из Одесской и Николаевской, Днепропетровской и Черкасской…

Первый тревожный звонок, свидетельствующий о неблагополучии во взаимоотношениях «производитель—переработчик», прозвучал прошлым летом, когда заготовители резко снизили закупочные цены на молоко. Дошло до того, что некоторые из них стали платить за литр молока всего по 35 коп. И хотя такое было не повсеместно — отдельные предприятия удерживали цену в пределах 50 коп. за литр, — летний сезон посеял сомнение у сельских жителей, ранее однозначно нацеленных на занятие молочным промыслом: а стоит ли?

Резкое падение закупочных цен на молоко по времени совпало с приказом Минагропрома о переходе с 1 июля на новые стандарты — ДСТУ3662-97«Молоко коров’яче незбиране. Вимоги при закупівлі». И хотя вдогонку пришло письмо с указанием повременить с введением стандартов до 1 января 2003 года, тем не менее это событие стало более чем удобным поводом для снижения закупочных цен.

Наступающие холода, когда молоко дается особенно непросто, несколько охладили рвение переработчиков подзаработать, но на прежний уровень цены так и не вернулись. Вместе с начальником областной инспекции по качеству сельхозпродукции Василием Кривым и его заместителем Анатолием Малеваным мы ознакомились с ходом заготовки молока. Картина получилась пестрая. За октябрь заготовители из Кривого Рога, Долинской и еще ряда мелких местных молзаводов платили селянам всего по 60 коп. за литр. Из Баштанки и Первомайска Николаевской области, Балты — Одесской — чуть больше, по 70 коп. Выгодным для местных селян партнером стал Кременчугский молзавод. И дело не только в том, что кременчугцы платят больше всех (по 80 коп. за литр молока). Работая в «чужой» области, они заботятся о развитии социальной сферы в населенных пунктах своих партнеров. Председатель Онуфриевской райгосадминистрации Иван Архипенко привел конкретные примеры того, как сотрудничают переработчики из Кременчуга с производителями молока и местной властью: согласно заключенным с Успенским и Млиновским сельскими советами договорам, они обязались за каждую заготовленную тонну молока перечислять на счета сельсоветов 5 грн. Восемь тысяч гривен для села в год — серьезное подспорье.

Ясное дело, что при таких более высоких закупочных ценах и материальной поддержке жители названных сельсоветов расширяют личные хозяйства, закупают скот (тем самым спасая его от убоя) на территориях, которые имели несчастье оказаться в зоне влияния других переработчиков. В самом Кировограде обосновалось ООО «Молкомцентр». Это частное предприятие известно среди крестьян не только низкими заготовительными ценами, но и тем, что умудряется попросту не платить за продукцию. Местные газеты более полугода печатают коллективные жалобы жителей сел на то, что молоко у них забирают, а денег не дают. В ответ директор предприятия красочно описывает в одном из изданий, каких технологических высот достиг руководимый им коллектив, как идет реконструкция цехов. И ни слова о том, что руководство частного предприятия, задерживая средства тысячам сдатчиков молока, по существу пользуется беспроцентным кредитом. Может, за последние месяцы что-то изменилось? Увы, по последней информации, полученной в облсельхозуправлении, долг перед сдатчиками увеличился до 2,1 млн. грн.

Поскольку в области не находится силы, способной защитить селян, они сами как могут пытаются противодействовать произволу. Жители ряда сел Компаниевского района, не поверив очередным посулам руководства «Молкомцентра», отказались от его услуг и заключили договора с Новобугским предприятием Николаевской области, тем самым направив еще часть молочной продукции за пределы Кировоградщины. Между тем за последние годы объемы молокопереработки в области резко снизились. Поступления от нее в бюджет, естественно, тоже. Процесс продолжается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно