GM: В ПОИСКАХ ФОРМУЛЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

13 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 13 октября-20 октября

До недавнего времени буквы GM ассоциировались с сокращенным названием американского автогиганта №1 «Дженерал Моторс» (General Motors) и служили его визитной карточкой во всем мире...

До недавнего времени буквы GM ассоциировались с сокращенным названием американского автогиганта №1 «Дженерал Моторс» (General Motors) и служили его визитной карточкой во всем мире. Биотехнологическая революция наполнила новым смыслом эту привычную для миллионов людей аббревиатуру. В преддверии ХХІ в. литеры GM стали символом достижений генной инженерии — генетической модификации (Genetic Modification) организмов (ГМО), продуктов (ГМП) и т.д.

Термин «GM» относится к растениям, содержащим гены, перенесенные из других биологических видов, чтобы наделить их новыми характеристиками, такими, как сопротивляемость определенным вредителям и гербицидам. Названная инновация вызывает серьезную тревогу, ибо гены, повышающие сопротивляемость зерновых к гербицидам, могут переноситься посредством опыления на более слабые родственные растения, создавая «суперсорняки». Трансгенные растения также таят в себе непредсказуемые последствия для здоровья человека и среды его обитания.

Хотя торговая марка GM не нуждается в рекламе, «Дженерал Моторс» расходует баснословные суммы на продвижение своих новых моделей на рынок. В отличие от дилеров GM, продавцы ГМП скрывают «бэкграунд» своих товаров в превентивных целях, во избежание бойкота потребителями, обеспокоенными вторжением науки в изменение природы с помощью генетических и биохимических методов. Для этого у них есть основания. Недавняя волна погромов сети «Макдональдс», потчующей клиентов «гормонизированным» мясом и ГМП, — лучшее тому доказательство.

Размах и острота глобальной дискуссии о последствиях культивирования ГМП сопоставима, пожалуй, только с международными дебатами о применении ядерного оружия в годы атомной дипломатии и «холодной войны». Она ведется с позиций «pro» и «contra» и вовлекает в орбиту конфронтации десятки миллионов людей. Одни видят в ГМП революционную инновацию, ведущую к устойчивому аграрному производству, другие — путь к уничтожению человечества.

Жертвами этой борьбы, зачастую — без вины виноватыми, становятся генетики, ищущие пути преодоления голода. Американские авторы Э.Руссо и Д.Коув в книге «Генная инженерия: мечты и кошмары» отмечают: «Наука сама по себе не является ни добром, ни злом. Это использование ее результатов поднимает этические вопросы. Генная инженерия — всего лишь техника. Нам надлежит решать, хотим ли мы ее применять, когда и как. За принятие этих решений должны отвечать все».

С 1995-го по 1999 год продажа ГМП выросла с 75 млн. до 1,5 млрд. долл. и достигнет 25 млрд. долл. в 2010 г. В погоне за прибылью большой агробизнес выбрасывает на рынок все больший ассортимент ГМП, не прошедших достаточных испытаний. Их потребление превращает, прежде всего, страны третьего мира в испытательный полигон с большой степенью риска. В связи с этим принятие взвешенных решений относительно индустрии ГМП — настоятельное веление времени.

«Зеленая революция» как она есть

Всеобщая декларация прав человека, принятая после второй мировой войны, провозгласила право каждого на «такой жизненный уровень, включая пищу, … который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи». Восстановление экономики после войны позволило большинству стран антигитлеровской коалиции в конце 1950-х годов отменить «хлебные карточки» и улучшить продовольственное снабжение населения. Особые надежды в реализации «права на продовольствие» связывались с «зеленой революцией», призванной резко повысить урожайность зерновых.

Оптимистические прогнозы решения этой проблемы были возведены тогда в ранг государственной политики. На ликвидацию голода была брошена внушительная комбинация средств: улучшение зерновых культур, расширение использования удобрений и пестицидов, строительство ирригационных систем, внедрение в практику достижений НТР. Это вселяло уверенность, что после победы в войне, принесшей невыразимое горе человечеству, последует победа и в борьбе с голодом.

В 1960 г. немецкий ученый Ф.Бааде в книге «Соревнование к 2000 году. Наше будущее: рай на Земле или самоуничтожение человечества» писал: «Мир 2000 года может стать воистину прекрасным, чудесным миром. Голод может быть побежден, и ни один из обитателей Земли не будет тогда голодать. Все люди получат тогда не только достаточное количество риса, кукурузы или пшеницы, но и такое количество молока, мяса, рыбы, которое необходимо им для полного сохранения здоровья и работоспо- собности… Можно победить и нищету». Во имя достижения этой цели были объединены усилия международных организаций и правительств.

>

В итоге мировому сообществу удалось добиться сдвигов в борьбе с голодом. С 1950 по 1990 годы производство зерновых, говядины и баранины выросло почти в три раза (соответственно с 631 до 1780 млн. т и с 24 до 62 млн. т), производство рыбопродуктов — почти в 4,5 раза (с 19 до 85 млн. т). Несмотря на более чем двукратный рост обитателей Земли за тот же период, это позволило повысить с 1961-го по 1994 год мировое производство продовольствия на душу населения на 20% и несколько поднять уровень питания в развивающихся странах.

Тем не менее «зеленая революция» не внесла особых изменений в количественные и качественные параметры питания в бедных странах. Душевое потребление зерновых в прямом и косвенном виде колеблется в современном мире от 200 до 900 кг в год. В отличие от населения развитых стран, которое потребляет урожай зерновых главным образом в виде мяса, молока и яиц, народы третьего мира довольствуются скудной диетой. В 1995 г. среднестатистический американец съедал 45 кг говядины, 31 кг свинины, 46 кг домашней птицы и 288 л молока, а в годовой рацион среднего жителя Индии входил лишь 1 кг говядины, 0,4 кг свинины, 1 кг домашней птицы и 34 л молока.

«Зеленая революция» создала предпосылки для решения продовольственной проблемы, но не превратила обещание победить голод к ХХІ в. в действительность. Засуха в США и Канаде в 1989 г. сожгла почти треть урожая и напомнила миру о неустойчивости земледелия в условиях глобального потепления. В 90-е годы темпы производства зерна замедлились, а в ряде регионов — снизились по сравнению с 80-ми. Если принять индекс мирового производства продовольствия в 1979—1981 гг. за 100, то динамика его движения в 1993—1995 гг. приобрела отрицательное значение и составила в Африке — 95,9, в Северной и Центральной Америке — 95,4, в Европе — 99,4. Это поставило под угрозу достижения «зеленой революции».

Положение в сельском хозяйстве осложнилось в связи со снижением плодородия и сокращением пахотных земель. По данным исследования, проведенного в 1991 г., потери верхнего слоя земли вследствие ее деградации в 16—300 раз превышали способность почвы к естественному восстановлению в различных регионах мира. По оценкам другого исследования, деградация земли с 1945-го по 1990 год привела к снижению производства продовольствия в мире на 17%. Попытки компенсировать эти потери за счет ирригации и химизации дали определенный эффект, но разрушающе воздействовали на окружающую среду.

Потребление сельским хозяйством до 70% всех водных ресурсов стало новой преградой на пути его развития. Применение минудобрений способствовало повышению урожайности зерновых, но вызвало нарушение глобального азотного баланса. Дальнейшее наращивание использования пестицидов создает огромную угрозу здоровью миллионов потребителей и хлеборобов. По оценке ВОЗ, ежегодно 3 млн. человек отравляются пестицидами и более 200 тыс. умирают от отравления ими, до 25 млн. сельскохозяйственных рабочих подвергаются воздействию этого опасного ядохимиката с риском для жизни.

Как известно, название химпрепарата «пестициды» состоит из латинских слов — pestis (зараза) и caedo (убиваю). Их производство стало выгодным бизнесом для агропромышленных корпораций. В 1998 г. продажа пестицидов увеличилась на 5% и достигла 31 млрд. долл. Лидером их поставок на мировой рынок является компания «Новартис» (Швейцария), которая довела объем продаж химикатов до 4 млрд. долл. два года назад. Главные экспортеры пестицидов сегодня — Франция, Германия, США, Великобритания и Швейцария — получают весомую часть своих прибылей за счет торговли «заразой», убивающей людей.

Отдавая должное «зеленой революции», следует отметить, что развивающиеся страны в ходе ее проведения не смогли создать самодостаточные аграрные экономики. Сельскохозяйственные реформы под эгидой МВФ сделали страны третьего мира заложниками глобального продовольственного рынка, на котором «правят бал» 10 корпораций, контролирующих все аспекты сельскохозяйственного производства в мире. На долю четырех из них приходится 90% мирового экспорта кукурузы, пшеницы, табака, чая и ананасов. По прогнозам, многие страны Азии и Африки вынуждены будут почти удвоить импорт зерновых до 2020 г. Вырваться из этих неоколониальных оков в обозримом будущем им будет очень трудно.

Голод как социальное зло ХХ века

В 1974 г., когда в мире было 840 млн. жертв хронического недоедания, состоялась Первая Всемирная продовольственная конференция. Вопреки сопротивлению ТНК она провозгласила «неотъемлемое право человека на свободу от голода». Итоги реализации этого права были подведены на Всемирном продовольственном форуме в Риме 22 года спустя. Он зафиксировал крах надежд мирового сообщества на обуздание голода, так как положение на фронте борьбы с этим социальным злом осталось без перемен. В связи с этим римская встреча наметила более скромные цели — снизить количество голодающих к 2015 г. вдвое, до 400 млн. человек.

С тех пор эта проблема еще больше обострилась. Как отмечается в докладе генсека ООН Кофи А. Анана «Предотвращение войн и бедствий», сегодня прожиточный уровень свыше 1,5 млрд. чел. — менее доллара в день, 830 млн. страдают от голода. Перспективы решения этой проблемы не внушают надежд. К 2015 г. около 2 млрд. человек будут жить в бедности. Ведущий экономист Всемирного банка Дж.Стиглиц полагает, что индикаторы обнищания мира значительно ухудшаются в наши дни за счет «постсоветского пространства», где особенно быстро идет пауперизация России и Украины. Более половины населения в них сегодня живет в бедности (в начале 1990-х годов — 2%).

Основная масса жертв голода — в третьем мире: в странах Африки южнее Сахары (АЮС) — 180 млн., Ближневосточной и Северной Африки — 33 млн., Латинской Америки и Карибского бассейна — 53 млн., в Индии — 204 млн., в Китае — 164 млн., в других странах АТР — 157 млн. чел. За последние годы число жертв голода в третьем мире сократилось на 40 млн. Если нынешние темпы борьбы с этим злом сохранятся, то его показатель в развивающихся странах снизится всего до 638 млн. к 2015 г. И голод там будет преследовать миллионы людей почти до конца ХХІ в.

Чтобы представить размах нынешнего продовольственного кризиса, обратимся к такому сравнению. Если собрать всех голодающих вместе, их количество превысит население любого континента, кроме Азии. Голод в третьем мире обусловлен ужасной бедностью во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки. В подтверждение этого достаточно сослаться на то, что 47 наименее развитых стран (10% населения мира) существуют на менее чем 0,5% мирового дохода. В бедных регионах 40 тыс. человек ежедневно погибают от болезней, вызванных недоеданием. Голод ограничивает экономический рост третьего мира, превращает «догоняющее» развитие в издевательство над его народами, не дает им вырваться из нищеты.

Борьба с голодом идет с переменным успехом, одни выбираются из голодной пропасти, другие погружаются в ее пучину. В 1980—1996 гг. продовольственное положение улучшилось в 10 странах, ухудшилось — в 8 странах АТР. Наименьший прогресс в искоренении голода — в АЮС, где число голодающих в 1980—1996 гг. сократилось в 10 странах, увеличилось — в 28 странах. В Центральной, Восточной и Южной Африке половина населения испытывает голод. Попытки снизить уровень недоедания в Латинской Америке также потерпели провал. В 1980—1996 гг. 8 стран продвинулись в борьбе с этим злом, 16 — были отброшены назад.

Голод не обошел стороной западные страны, хотя продовольственное обеспечение в них не идет ни в какое сравнение с положением в третьем мире. После десятилетий войны с бедностью в США десятки миллионов людей испытывают недостаток продуктов питания. В докладе Специальной комиссии врачей по изучению голода в 1985 г. отмечалось: «Голод в Америке стал эпидемией, угрожающей здоровью нации… Никогда во второй половине текущего столетия голод в этой стране, возможно, не распространялся так быстро… В результате Америка превратилась в «общество суповых кухонь», что вызывает дурное предчувствие».

Другое исследование этой проблемы в США свидетельствует, что из 35,3 млн. американцев за чертой бедности в середине 80-х годов более 15 млн. недоедали и не получали помощи в виде продталонов. По данным комиссии Конференции мэров американских городов, в 1999-м обращения за продтоварами в США увеличились на 18%. Пятая часть из них была отклонена из-за отсутствия необходимых фондов; 58% нуждавшихся в поддержке имели семью, 68% — работу.

Особую тревогу вызывает влияние голода на развитие детей. Недавно группа видных представителей общественности признала, что почти 25% детей в США бедствуют и недоедают, а окружающая среда и питание ребенка в течение первых трех лет жизни определяют его структуру мозга и способность к учебе. К такому же выводу пришли экономист Г.Дункан и психолог Д.Брукс-Ганн. Они заявили, что «коэффициент интеллекта» у детей, выросших в бедности до пяти лет, на девять пунктов ниже, чем у их сверстников из благополучных семей. В третьем мире голод ограничивает не только умственное развитие подрастающего поколения. Двое из пяти детей в развивающихся странах — низкорослые, один из трех имеет малый вес для своего возраста, каждый десятый — недостаточный вес для своего роста.

В докладе Римского клуба «Первая глобальная революция» отмечается, что голод «усугубляется демографическим взрывом, засухами и локальными войнами». Но причины голода этим не исчерпываются. Новые технологии сгоняют миллионы фермеров с земли, превращая их из производителей в потребителей. Достижения НТР применяются в основном для расширения посевов экспортных культур, что сокращает производство традиционных продуктов, потребляемых беднотой. Рост внешних долгов влечет снижение доходов и повышение цен на продтовары для бедняков. Низкая покупательная способность не позволяет им пользоваться главным итогом «зеленой революции» — рыночным изобилием продуктов.

Крах попыток устранить голод вызван не нехваткой продовольствия, а принципами неолиберального фундаментализма, ставящего прибыли выше прав человека. В этом контексте лауреат Нобелевской премии, профессор А.Сен отмечает: «Будет ли человек обречен на голод, зависит от обеспечения его «права на продовольствие» (объема продовольствия, которое он может приобрести, которым он может владеть и пользоваться), а вовсе не от общего наличия продовольственных товаров в стране или регионе». В основе современного голода, уносящего ежегодно 30 млн. жизней, лежит не дефицит продовольствия, а несправедливость в его распределении.

«В мире достаточно продовольствия, чтобы обеспечить каждому обитателю Земли, по крайней мере, 2700 калорий в день, — пишет французская газета «Монд Дипломатик». — Но люди должны иметь деньги на покупку еды. Именно в этом состоит проблема». Для ее решения нужны относительно небольшие средства. Граждане США и стран ЕС ежегодно расходуют на парфюмерию больше, чем нужно для обеспечения питанием всех голодающих на планете. Но богатые страны все чаще используют продовольственную помощь в качестве троянского коня для проникновения на новые рынки и реализации своих геоэкономических интересов.

GM как панацея от глобального голода

Для нормальной жизнедеятельности человеку ежегодно нужно в девять раз больше пищи, чем его вес. В ХХ в. население Земли превысило 6 млрд. и в середине ХХІ в. может достигнуть 9 млрд. Чтобы прокормить такое количество «ртов», требуется масса продовольствия. По данным института «Уорлдуотч», сельское хозяйство будет идти в ногу с ростом населения, если оно будет ежегодно производить на 28 млн. т зерна больше. Решение этой задачи осложняется замедлением роста урожайности, сокращением пашни с 0,24 га в 1950 г. до 0,12 га на человека в наши дни, дефицитом и загрязнением водных ресурсов, изменением климата.

В этих условиях адвокаты ГМП рассматривают их внедрение в практику в качестве единственной альтернативы голоду, всячески рекламируют достоинства ГМП, приписывая им особую роль в новой «зеленой революции». Поток информации обрушивается на производителей и потребителей ГМП, убеждая их в магических свойствах GM, якобы способной стать панацеей в решении множества проблем — от перенаселения Земли до сохранения биологического разнообразия на планете. И чем интенсивнее ведется обработка общественного мнения, тем больше возникает сомнений в искренности намерений толкачей ГМП.

Один из аргументов крупного агробизнеса и его «фабрик мысли» сводится к тому, что именно «традиционное» сельскохозяйственное производство служит основным источником загрязнения окружающей среды. Они видят решение этой проблемы в активном использовании достижений биотехнологии, особенно в культивировании генетически модифицированных сортов зерновых, не требующих значительного применения пестицидов. Критики данного подхода доказывают, что фермеры, выращивающие ГМП, используют столько же пестицидов, как и «традиционные» земледельцы, а во многих случаях — даже больше.

Переход к трансгенным растениям (ТР) — это смена модели «один вредитель — один химикат» парадигмой «один вредитель — один ген». Ее преимущества вызывают сомнения. Вредители быстро адаптируются в новой среде и сопротивляются новым ядохимикатам. Борьба за рынки сопровождается интенсивным продвижением ТР в новые регионы мира (в 1998 г. их посевы занимали 30 млн. га). Культивирование ТР в крупных природных географических комплексах, где все элементы находятся в сложном взаимодействии и образуют единую систему, чревато обострением экологических проблем, уже связанных с монокультурным сельским хозяйством.

Неубедительны и доводы безопасности потребления ГМП. Тем более что они сочетаются с оговорками, что понятия «нулевой риск» не существует ни для одного продукта, что выгоды внедрения ГМП намного перевешивают любые риски. В качестве доказательства безопасности ГМП американские агропромышленные корпорации ссылаются на выводы министерства сельского хозяйства и других ведомств США, хотя отдаленные последствия потребления ГМП, по признанию ученых, никогда не изучались авторитетными независимыми исследователями.

Выдавая разрешения на продажу ГМП, власти США полагаются на результаты их тестирования биотехнологическими компаниями, которые сами и производят, и определяют соответствие ГМП федеральным требованиям. В подтверждение этого факта сторонники «чистых» продуктов питания ссылаются на то, что генетически модифицированный сорт пищевой добавки — L-триптофана — убил 37 и сделал инвалидами более 5000 американцев, прежде чем его применение было запрещено управлением по контролю за качеством пищевых продуктов США. Именно такие случаи вызвали широкое движение за введение глобального моратория на ГМП.

Вопреки утверждениям, что потребление ГМП не приносит вреда здоровью людей, последние исследования доказывают, что новые протеины в ГМП могут вызывать аллергию, отравления токсинами и другие заболевания. Страны-импортеры ГМП подвергают особому риску своих граждан, так как производители ГМП тщательно маскируют «историю» их происхождения. Это лишает миллионов людей свободы выбора между ГМП и обычными «чистыми» продуктами, а в случае заболевания не позволяет установить его причину и меру ответственности виновника.

Не выдерживают критики и заверения глашатаев агробизнеса в международных институтах, представляющих биотехнологию как панацею от голода. Председатель Консультативной группы международных сельскохозяйственных исследований Всемирного банка И.Серагельдин утверждает: «Зеленая «Революция» накормила миллионы и стала основой экономических преобразований, но мы должны гарантировать, что генная революция ведет к «двойной зеленой революции», в которой увеличение производства продовольствия будет находиться в равновесии с управлением природными ресурсами. Таким образом, бедным будет дана возможность начать выбираться из бедности».

Но третий мир не испытывает особой эйфории по этому поводу. В ответ на вызов биотехнологической революции представители стран Африки в ФАО в 1998 г. заявили, что ГМП могут «уничтожить биологическое разнообразие, местные знания и устойчивые агрокультурные системы, которые наши фермеры развивали на протяжении тысячелетия, что подорвет нашу способность кормить себя». Ссылки на решение проблемы бедности с помощью ГМК, подчеркнули они, служат всего лишь фиговым листком для прикрытия системы, предназначенной для максимизации прибылей, а не для обеспечения общественного благоденствия.

Американские ученые П.Россет и М.А.Алтиери в своей работе «10 причин, почему биотехнология не гарантирует продовольственную безопасность» приводят тому доказательства. Первое из них — перенаселение мира не является причиной голода, ибо нет связи между распространением недоедания в стране и ее населением. В мире есть много стран с низкой плотностью населения и высоким уровнем голода и наоборот. Современное производство позволяет предоставить каждому землянину 4,3 фунта продуктов (2,5 фунта зерна, бобов и орехов, около фунта мяса, молока и яиц и столько же овощей и фруктов). Причины голода — бедность, неравенство и отсутствие доступа к земле и другим ресурсам.

Несостоятельность биоинноваций в искоренении голода объясняется тем, что их внедрение стимулируется жаждой прибыли. Крупнейшие производители генетически модифицированных семян (ГМС) производят и гербициды для них и обладают «правом интеллектуальной собственности» на те и другие. Пакетные продажи ими ГМС и химикатов, как и запрет воспроизводить купленные ГМС, ставят в трудное положение прежде всего развивающиеся страны, обрекают их на зависимость от зарубежных поставок.

Интеграция семенной и химической промышленности ведет к росту затрат на их продукцию в расчете на единицу пашни и снижению выручки фермеров. Введение системы выращивания сои по схеме «семена плюс подавление сорняков» в штате Иллинойс увеличило расходы на эти цели с 26 долл. до 40—60 долл. на акр за три года. Понятно, что такие затраты ложатся еще более тяжелым бременем на плечи земледельцев третьего мира. В то же время слухи о высокой урожайности ГМС сильно преувеличены. В 1998 г. урожаи на базе ГМС и обычных семян в США были примерно одинаковыми в 12 из 18 обследованных регионов.

Критики ГМП не отрицают перспективы GM в борьбе с голодом, но призывают генетиков сосредоточить усилия на создании прежде всего засухоустойчивых, а не пестицидоустойчивых сортов зерновых. Они также настаивают на исследовании отдаленных последствий выращивания и потребления ГМП, получивших название «пищи Франкенштейна» (голливудского чудовища) в среде потребителей. Ибо дальнейшее экспериментирование с ГМП может выпустить джинна из бутылки в виде «генного вируса», способного уничтожить все живое на Земле.

Такие опасения нельзя игнорировать. Решая вопрос об использовании GM, нельзя забывать об «эффекте бабочки». Суть его в том, что одновременные колебания крыльев миллиона бабочек в Мексике могут вызвать непредсказуемые последствия в Нью-Йорке, Париже, Киеве. ХХ век преподнес нам немало уроков, говорящих о комплексности и загадочности окружающего мира. Непознанные законы хрупкого равновесия в природе взывают нас к осторожности, ибо самые лучшие намерения человечества уже не раз подводили его к роковой черте во времени и пространстве. Печальным примером служит Чернобыль.

Накануне ХХІ века миллионы людей осознают, что интересы мировой цивилизации и глобальных корпораций идут в разных направлениях. Волна народного гнева заставила страны- импортеры «пищи Франкенштейна» в начале 2000 г. сесть за стол переговоров в Монреале, в которых приняли участие 140 государств, и принять Протокол о биологической безопасности (ПББ). Этот документ впервые наметил международные контуры регулирования торговли ГМП и вступит в силу после его ратификации 50 государствами. Однако значение ПББ не стоит преувеличивать.

Дорога к подписанию ПББ была тернистой, к реализации — будет не менее трудной. Попытка его принятия в 1999 г. была блокирована США, не ратифицировавшими до сих пор Конвенцию о биологическом разнообразии. На переговорах в Монреале США участвовали в статусе «наблюдателя». Но это не помешало им изрядно выхолостить содержание ПББ с помощью своих аграрных союзников — Канады и Австралии, также крупных производителей ГМП.

В итоге продтовары будут снабжаться всего лишь пометкой «этот продукт может содержать в себе ГМП», а обработанные продукты, такие, как кукурузные хлопья, не будут иметь и этого ярлыка. ГМО, используемые в лекарствах, изъяты из сферы действия ПББ. В его основу положен «предупредительный принцип» — страна может запретить ГМП даже в случае отсутствия научных данных о его пагубном эффекте. Но ПББ не отменяет другие международные соглашения, что ведет к рассмотрению спорных вопросов в ВТО, где господствуют страны-производители ГМП и действуют далеко не демократичные процедуры и «правила игры».

В этом контексте Украине стоило бы «семь раз отмерить», прежде чем принять решение о своем вступлении в ВТО. Последнее слово в отношении ГМП должно принадлежать общественности, независимым исследователям, защитникам интересов потребителей и окружающей среды. Проблема ГМП имеет жизненно важное значение для украинского социума и этноса (с его ослабленной иммунной системой). И отдавать ее решение на откуп ТНК и обслуживающей их науки, заинтересованных, в первую очередь, в получении максимальных прибылей и вознаграждений, было бы тягчайшим преступлением перед украинским народом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно