ГЛОБАЛЬНЫЙ ВЫЗОВ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ

15 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 15 августа-22 августа

Сегодня мир оказался на пороге нового передела, но не военно-политического, а экономического, гд...

 

Сегодня мир оказался на пороге нового передела, но не военно-политического, а экономического, где главными игроками будут уже не государства и даже не блоки стран, а ведущие транснациональные корпорации (ТНК) крупнейших промышленно развитых государств. Ставками же являются новые рынки, технологии и сверхприбыли.

Именно ТНК являются основным структурным элементом экономики большинства стран, ведущей силой их развития и повышения эффективности. Глобальные тенденции интернационализации производства и капитала, приватизации, стратегических альянсов и либерализации внешней торговли поставили ТНК в центр мирового экономического развития. Учитывая их и дальнейшее перераспределение мировых рынков и сфер влияния, можно прогнозировать возможность появления в ближайшее время международных суперкорпораций путем слияния, поглощения или объединения крупнейших компаний мира.

По данным ООН, в настоящее время в мире существует более 65 тыс. ТНК, контролирующих свыше 850 тыс. аффилированных зарубежных компаний по всему миру, в которых занято свыше 74 млн. человек. При этом на территории промышленно развитых держав размещается свыше 80% материнских компаний и около 33% аффилированных, в развивающихся странах — соответственно 19,5 и почти 50, в бывших социалистических государствах — примерно 0,5 и 17%.

Экспансия ТНК является одним из феноменов второй половины двадцатого столетия. Особенно значительных масштабов этот процесс приобрел в последние десятилетия. Именно ТНК фактически решают вопросы нового экономического и политического передела мира, стоят на грани создания мирового наднационального правительства. Свидетельством той роли, которую играют транснациональные корпорации в мировой политике и экономике, явилось и создание при ООН Центра и Комиссии ООН по ТНК, обсуждение различных аспектов деятельности корпораций, как и отдельных стран, на уровне специализированных органов ООН.

Интересы ТНК стоят за войнами и госпереворотами в странах Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки, за сменами правительств в Европе и Азии. А результаты, которые получали при этом транснационалы, измерялись не десятками и даже не сотнями миллионов долларов — счет шел на миллиарды.

Сегодня ТНК превратились из субъектов в объекты международной политики, активно участвуя во всех глобальных процессах, происходящих в мире. Транснациональные корпорации, наравне с промышленно развитыми странами, широко проявляют себя в политике, экономике, в финансово-инвестиционной, информационной, научно-технической, военной, технологической, экологической сферах. Во внешней политике ТНК реализуют собственную корпоративную дипломатию, а для успешного обеспечения внутрикорпоративной политики создали свою, корпоративную, идеологию. Наряду с крупнейшими державами они имеют собственные многочисленные спецслужбы, а оружием, которое выпускает, например, только одна «Дженерал дайнемикс», можно вооружить армию не одного государства.

Действия ТНК по характеру и формам проявления в мировой политике и экономике во многом совпадают с деятельностью государств, что позволяет экспертам если не отождествлять их, то, по крайней мере, заявлять об идентичности действий и проявлений ТНК и государств в глобальной политике и экономике. В то же время ряд исследователей считают, что в перспективе ТНК смогут стать доминирующей силой мирового хозяйства, сменив национальные государства в качестве основных его объектов.

В настоящее время ведущую роль в глобальных процессах играют ТНК США, по характеру и масштабам торгово-инвестиционной экспансии опережающие промышленные и финансовые компании других стран. Но этот разрыв постепенно уменьшается за счет усиления позиций ТНК государств Западной Европы и Японии, а также появления транснациональных корпораций развивающихся стран.

Экономика

Для современной мировой экономики характерен стремительный процесс транснационализации, в котором движущей силой выступают ТНК. При этом ядро мирохозяйственной системы составляют 500 транснациональных корпораций, обладающих практически неограниченной экономической властью. Экономическая мощь крупных ТНК сравнима с ВВП средних государств, и они диктуют свою волю многим странам. Так, на мировом рынке гражданского самолетостроения, объем которого оценивается в 1 трлн. долл. и 16 тыс. новых самолетов в год, до недавнего времени господствовали в основном три компании — «Эйрбас индастри», «Боинг» и «Макдоннел Дуглас». Они контролировали соответственно 35, 65 и 3% мирового рынка. Слияние в августе 1997 года «Боинга» и «Макдоннел Дуглас», стоившее первой 15 млрд. долл., усилило позиции американского капитала и оставило на рынке лишь две основные компании.

Рыночная капитализация некоторых ТНК превышает 500 млрд. долл., а ежегодные объемы продаж составляют 150—200 млрд. долл. Ежегодная чистая прибыль каждой из крупнейших корпораций практически равна годовому бюджету Украины. Число стран, где оперируют филиалы и дочерние компании ведущих ТНК, часто превышает количество посольств, которые имеют за границей государства их базирования, а численность служащих и членов их семей, благополучие которых в той или иной мере зависит от деятельности только одной крупной корпорации, равняется населению таких стран, как Словакия или Македония.

О масштабах деятельности ТНК в принимающих государствах может свидетельствовать и тот факт, что объем продаж их зарубежных дочерних компаний и филиалов в 2002 году превысил 19 трлн. долл., что в 2 раза больше объема мирового экспорта. При этом свыше половины всех продаж приходилось на долю 100 крупнейших корпораций, а у каждой из 1000 ведущих компаний объем реализованной продукции превысил 1 млрд. долл. Так, продажи американской «Уол-Март Сторз» составили 246 млрд. долл., «Дженерал моторз» — 186, «Экссон-Мобил» — 182, «Форда» — 163 млрд. долл.

Сегодня ТНК контролируют свыше 50% мирового промышленного производства, 67% международной торговли, более 80% патентов и лицензий на новую технику, технологии и ноу-хау, почти 90% прямых зарубежных инвестиций. Практически вся торговля сырьем на мировых рынках контролируется ТНК, в том числе 90% мировой торговли пшеницей, кофе, кукурузой, лесоматериалами, табаком, железной рудой; 85% — медью, бокситами; 80% — оловом, чаем; 75% — натуральным каучуком, сырой нефтью.

Как правило, ТНК — многоотраслевые компании, их деятельность широко диверсифицирована. Например, каждая из 500 крупнейших ТНК США имеет в среднем подразделения в 11 отраслях, а наиболее мощные охватывают по 30—50 отраслей. В группе 100 ведущих промышленных компаний Великобритании многоотраслевыми являются 96, Италии — 90, Франции — 84, Германии — 78.

Совокупные валютные резервы ТНК в несколько раз превышают совокупные резервы всех центральных банков мира. В этой связи перемещение только 1—2% массы денег, находящихся в их владении, вполне способно изменить паритет национальных валют.

Суммарные зарубежные инвестиции ТНК в настоящее время играют более существенную роль, чем торговля. Формами вывоза капитала являются прямые и портфельные инвестиции, а также займы и кредиты. Наиболее значимы прямые инвестиции, превысившие в середине 90-х годов 3 трлн. долл. Причиной зарубежного инвестирования часто становится интерес к природным ресурсам принимающих стран с целью обеспечить гарантированное снабжение своих предприятий сырьем. За счет зарубежных инвестиций США, например, получают все импортируемые фосфаты, медь, олово, 75% марганцевой и железной руды; Япония — 40% бокситов, 50% никеля, 60% медной руды.

Капиталовложения в иностранную экономику — активное средство стимулирования спроса на отечественную продукцию. Это достигается за счет того, что, во-первых, за рубежом создаются новые рынки; во-вторых, часть экспорта ТНК постоянно адресуется их зарубежным филиалам, и эта гарантированная доля составляет свыше 30% экспорта Канады, Германии, Франции, Швеции, около 50% экспорта США. В-третьих, инвестиции позволяют корпорациям обойти тарифные и нетарифные барьеры принимающего государства.

Около 30% международной торговли состоит из внутрифирменных потоков ТНК. Ими создана специфическая форма перевода капиталов посредством трансфертных цен (специально заниженных или завышенных), устанавливаемых самими ТНК, при поставках товаров и предоставлении услуг своим дочерним компаниям и филиалам в рамках внутрикорпоративной торговли.

Важным фактором дальнейшего усиления экономической мощи ТНК являются многочисленные слияния и поглощения, достигшие высокого уровня в последнее время. Так, в 1998 году произошло слияние двух крупнейших автомобильных ТНК — «Крайслер» (США) и «Даймлер-Бенц» (Германия), а уже через год эта объединенная глобальная корпорация поглотила японскую «Мицубиси моторз». В 1999 году слились ведущие американские нефтяные корпорации «Екссон» и «Мобил»; «Форд» за 6,5 млрд. долл. приобрел у шведского концерна «Вольво» предприятия по производству легковых автомобилей, а у японской корпорации «Ниссан» — 33,4% пакета акций предприятия по производству автомобилей.

В 2000 году объединились американские нефтяные корпорации «Шеврон» и «Тексако», а также ведущие медиа-корпорации — «Америка он лайн» и «Тайм Уорнер»; американская ТНК «Дженерал электрик» за 40 млрд.долл. приобретала контрольный пакет акций своего основного конкурента — корпорации «Ханиуэл». В 2003 году объявили о своем слиянии российская «Тюменская нефтяная корпорация» и английская «Бритиш петролеум».

Слияния такого рода свидетельствуют о централизации и концентрации капиталов в глобальном масштабе для последующего доминирования на мировых рынках. Поглощения ведущих компаний приобрели такие масштабы, что многие корпорации вынуждены скупать свои собственные акции у других держателей, чтобы избежать возможного поглощения конкурентами. «Дженерал моторз», планируя приобретение новых компаний, чтобы повысить свою безопасность, вынуждена была купить собственные акции на сумму свыше 2 млрд. долл.

Политика

Важнейшими направлениями деятельности ТНК в политической области в стране базирования являются взаимодействие и поддержание контактов с руководством центральных и региональных органов исполнительной, законодательной и судебной власти государства, ведущих политических партий и общественных организаций, СМИ. Это достигается путем ротации кадров между ТНК и важнейшими госорганами страны пребывания, активного участия корпораций в избирательном процессе, лоббирования интересов компаний.

Международный характер деятельности ТНК постоянно сталкивает их с внешнеполитической проблематикой. При этом руководители ведущих корпораций предпочитают самостоятельно, без поддержки внешнеполитических органов страны базирования, решать основные вопросы деятельности своих компаний в принимающих государствах путем проведения встреч и переговоров с руководителями соответствующих стран.

Действуя в принимающих государствах, ТНК активно включаются в местный политический процесс. Их представители вступают в национальные ассоциации промышленников, внутри которых они получают возможность выхода на руководителей местных органов власти. Корпорации вносят свой «вклад» также в избирательные и другие фонды местных политпартий, имеющие своей целью получение определенных коммерческих выгод, косвенно влияющих также и на политический курс страны пребывания.

В ряде случаев в результате разоблачений фактов противозаконной деятельности ТНК были смещены со своих должностей или попадали в затруднительное положение госдеятели, лидеры политпартий и общественных организаций, связанные с противоправными действиями корпораций в принимающих странах. В результате международного скандала, связанного с раскрытием многомиллионных взяток, дававшихся американской «Локхид», в Японии к суду было привлечено 15 госчиновников высокого ранга, включая премьер-министра К.Танаку, получившего в виде взятки 2 млн. долл.; в Италии — ряд министров, а президент страны Дж.Леоне был вынужден подать в отставку. В Нидерландах ушел со всех занимаемых постов обвиненный в получении взятки в 1,1 млн. долл. муж королевы, принц Бернард. Со своих постов были смещены руководители военно-воздушных сил Швеции, Испании, Турции и Колумбии. Расследование противозаконной деятельности корпорации привело к скандальным разоблачениям в Греции, Франции, Германии, Саудовской Аравии, Египте, Мексике и на Филиппинах.

Диапазон методов вмешательства ТНК в дела принимающих государств, способов влияния на политическую и социальную обстановку в этих странах весьма широк. Например, в 1975 году американская «Стандард фрут» (ранее — «Юнайтед фрут») и несколько других ТНК США, недовольных политикой Панамы, Гондураса и Коста-Рики в области экспорта бананов, создали спецфонд в 5 млн. долл. для подрыва стабильности в этих странах. Для этого планировалось провоцирование вооруженных столкновений, акций саботажа и даже покушение на жизнь тогдашнего президента Панамы Торрихоса. Ранее «Юнайтед фрут» участвовала в высадке отрядов кубинских контрреволюционеров в заливе Кочинос, а корпорация «Хьюз эйркрафт», как отмечала американская пресса, — в подготовке покушений на Ф.Кастро.

Борьба между корпорациями за источники сырья и рынки сбыта приводила даже к войнам между государствами, где они оперировали. Известная в истории Латинской Америки так называемая «война Чако» между Боливией и Парагваем (1932—1935 гг.), разорившая обе страны, особенно Боливию, и стоившая последней 60 тыс. жизней, была по существу схваткой между американской корпорацией «Стандард ойл оф Нью-Джерси» (сейчас «Экссон-Мобил») и англо-голландской «Ройал Датч Шелл» за обнаруженные в Чако нефтяные запасы. Кроме того, американской корпорации необходимо было получить доступ к морю для постройки нефтепровода. «Ройал Датч Шелл» к тому времени уже получила концессию на часть нефтеносных полей Чако и боролась за сохранение и расширение своих позиций.

Наука и техника

Одной из характерных черт современных ТНК является их огромные расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Например, ежегодные расходы на эти цели «Дженерал Моторз», «Форд», и «ИБМ» составляют 2—3 млрд. долл., что превышает научно-исследовательские бюджеты многих стран. Так, в США практически весь объем расходов на НИОКР частного бизнеса приходится на 700 наиболее крупных компаний, при этом около 40% этих средств приходится на долю всего лишь 15 крупнейших корпораций.

Сегодня в лабораториях и научных центрах ТНК осуществляется основной объем научных исследований и разработок. При этом все большую роль в научно-технологической стратегии ТНК играют принимающие страны. Например, компания «ИБМ» в начале 90-х годов имела за пределами США свыше 25 тыс. научных работников, около 30 лабораторий, осуществлявших программы НИОКР в рамках единого плана корпорации, но с учетом особенностей рынков специализации филиалов и дочерних компаний «ИБМ».

Для организации своей научно-исследовательской работы ТНК применяют различные подходы и методы. Например, в американской «Миннесота майнинг энд меньюфекчуринг» вся исследовательская деятельность разделена на несколько стадий, на каждой из которых используется своя модель взаимодействия научно-исследовательских лабораторий. За годы существования компании в ней была создана собственная инновационная культура, в основе которой лежит принцип У.Макнайта, руководившего компанией в 40-х годах: «Найдите правильных людей и оставьте их в покое. Они все сделают сами».

Значительный вклад в разработку передовой технологии ТНК вносит и сотрудничество с университетами и научными центрами. Такие центры создаются, как правило, при университетах, и их активно финансируют ведущие промышленные корпорации.

Определенный вклад в создание передовых технологий ТНК вносят компании среднего и малого бизнеса, для которых проведение принципиально новых НИОКР, их внедрение в специализированное производство часто служит единственным средством выживания. И хотя судьба средних и мелких фирм в совокупности затрат частного капитала на НИОКР не превышает и 5%, в то же время на них приходится значительное количество крупных изобретений. Из-за понесенных расходов большинство таких компаний часто разоряется и лишь наиболее удачливые продолжают сотрудничать с ТНК путем участия последних в их финансировании и через другие каналы.

Военная сфера

Многие современные крупные ТНК наряду с гражданской выпускают и продукцию военного назначения. Так, американская авиакосмическая корпорация «Юнайтед текнолоджиз» помимо чисто военной продукции производит лифтовое оборудование (отделение «Отис»), авиационные двигатели (отделение «Пратт энд Уитни»), специальные химикаты «Инмонт», вертолеты (отделение «Сикорский») и др. В то же время существует целый ряд ТНК, специализирующихся только на производстве вооружения. Это прежде всего «Локхид Мартин», «Нортроп Грумман», «Рейтеон», «Дженерал электрик», «Сайенс аппликейшенз», «ТРВ», «Вестингауз электрик».

Одной из отличительных черт военного производства является наличие госзаказов и высокий уровень прибыли. Если в гражданских отраслях он составляет в среднем 8—12%, то в сфере военного производства — 30—40%. Вот почему в последние два десятилетия ТНК, ранее выпускавшие гражданскую продукцию, стали вкладывать свои прибыли в военное производство. Например, «Дженерал моторз» за 5 млрд. долл. поглотила корпорацию «Хьюз эйкрафт», занимавшуюся производством военной авиатехники; «Крайслер» — за 600 млн. долл. — компанию «Гольфстрим аэроспейс», также производившую самолеты военного назначения. А корпорация «Форд» внедрилась в авиакосмическое производство военного назначения, создав дочернюю компанию «Форд аэроспейс энд комьюникейшнз».

Ежегодно военно-промышленные корпорации выпускают военной техники и оборудования на десятки миллиардов долларов. В номенклатуру производимой ими продукции входят практически все виды военной техники — от межконтинентальных ракет и авианосцев до капониров и радаров. При этом ТНК продают военно-техническую продукцию более чем в 100 странах. Вследствие этого военно-промышленные корпорации часто оказываются в центре внимания мирового сообщества в связи с поставками оружия в зоны конфликтов, инициирования гражданских войн и военных переворотов.

Спецслужбы ТНК

Жесткая конкурентная борьба и стремление к получению максимальной прибыли вынуждает руководство ТНК внимательно следить за деятельностью своих конкурентов, отслеживать процессы, происходящие в мире. С этой целью в большинстве ведущих ТНК созданы специальные разведывательные и контрразведывательные подразделения, использующие в своей деятельности те же формы и методы, что и государственные спецслужбы.

На работу в эти подразделения принимаются, как правило, бывшие сотрудники разведки и контрразведки, спецподразделений армии и полиции. Даже рядовой состав этих служб такие крупнейшие американские корпорации как «Дженерал моторз», «Форд», «ИБМ», «АТТ» и др. набирают из бывших сотрудников ФБР. Спецслужбы корпораций часто возглавляют бывшие высокопоставленные сотрудники госразведывательных и контрразведывательных органов: бывший директор ЦРУ США Дж.Маккоун долгое время руководил разведслужбой корпорации «ИТТ», а другие руководители американской разведки — Б.Смит и У.Колби являлись политконсультантами крупнейших корпораций США, входили в состав их правлений.

О масштабах деятельности спецслужб ТНК можно судить хотя бы по тому факту, что еще в начале 80-х годов прошлого столетия только на содержание своих служб безопасности ведущие ТНК США расходовали ежегодно свыше 2,5 млрд. долл. (практически столько же, сколько и ЦРУ США), а стоимость технических средств охраны оценивалась в 800 млн. долл. Количество работников только одной службы безопасности корпорации «Дженерал моторз» (22 тыс. чел.) было сопоставимо с общей численностью сотрудников ФБР США.

Располагая широкими возможностями, спецслужбы ТНК добывают разнообразную политическую и экономическую информацию, которую, в ряде случаев, не могут получить внешнеполитические ведомства и разведки ведущих государств. Для этого крупнейшие компании, помимо «традиционного» оборудования, используют собственные космические спутники и средства радиоперехвата. Для обеспечения информбезопасности корпорации широко используют шифры и коды, для проверки собственных сотрудников — «детекторы лжи» и другое спецоборудование.

Спецслужбы ТНК осуществляют практически все виды шпионажа — от научно-технического до политического. Разведслужбы корпораций занимаются не только сбором информации, но и подготовкой прогнозов о развитии политических событий в тех регионах и странах, которые представляют интерес для ТНК. О высоком качестве таких прогнозов свидетельствует, в частности, тот факт, что аналитики американской «Галф ойл», в отличие от ЦРУ США, смогли предвидеть свержение шаха Ирана еще за четыре месяца. Благодаря этому компания своевременно перенесла свою деятельность из Ирана в другие страны, не понеся убытков в ходе начавшихся там антиамериканских выступлений.

В этой связи представляется небезынтересным заявление, сделанное в сенате Соединенных Штатов в конце 70-х годов прошлого столетия тогдашним советником президента США по нацбезопасности З.Бжезинским: «Меня, как правило, впечатляет во внешней политике то, что большие международные корпорации имеют гораздо более эффективные методы международной деятельности, чем госдепартамент. В смысле проницательности анализа, гибкости действий и быстроты движения я бы скорее предпочел иметь дело с представителями «ИБМ», чем со многими из наших посольств».

Как свидетельствует практика, между спецслужбами корпораций и страны базирования часто складываются тесные взаимоотношения. Например, часть такого рода контактов между американскими ТНК и ЦРУ США закреплена и регламентирована в правовом порядке. Для поддержания постоянных контактов с американскими корпорациями в ЦРУ был даже создан спецотдел по связи с ТНК. Как отмечают американские исследователи деятельности спецслужб ТНК Р.Иелс и П.Нехемкис, появление этих структурных подразделений корпораций было вызвано также и тем обстоятельством, что только компаниям США ежегодно наносится ущерб на сумму свыше 20 млрд. долл. из-за промышленного шпионажа конкурентов. Кроме того, в последние годы значительно активизировали свою деятельность спецслужбы ведущих компаний Японии, Франции, Южной Кореи и других стран. Об этом, в частности, свидетельствуют аресты в США представителей японской «Хитачи», разоблачения американской прессой деятельности ряда французских компаний, обвиненных в промышленном шпионаже против ТНК США.

ТНК и страны базирования

Как отмечают эксперты ООН, транснациональные корпорации являются «двигателями мировой экономики». Действительно, на сегодняшний день ТНК являются такими же равноправными участниками международных экономических отношений, как и собственно государства базирования и принимающие страны. Благосостояние страны, ее участие в международном разделении труда, степень интегрированности в мировое хозяйство и в конечном итоге ее международная конкурентоспособность все в большей степени зависят от того, насколько успешна деятельность ТНК, базирующихся в ее экономике. Кроме того, капиталовложения ТНК в иностранную экономику — активное средство стимулирования спроса на отечественную продукцию. Это достигается за счет создания за рубежом новых рынков и экспорта части произведенной корпорациями продукции в созданные зарубежные филиалы. Таким образом, для страны базирования открывается доступ к новым емким рынкам.

С учетом политических изменений в мире сегодня на передний план выходят вопросы обеспечения экономических интересов государств, усиления конкурентоспособности их товаров и услуг на мировых рынках. Поддержка и защита национальных товаропроизводителей, увеличение их экспорта возводится многими странами в ранг госполитики, одного из приоритетов нацбезопасности. Например, в США всемерную поддержку американскому бизнесу наряду с министерствами торговли, финансов, сельского хозяйства, энергетики, транспорта, которые традиционно принимают участие в этом процессе, в последнее время все активнее оказывают и такие влиятельные органы, как госдепартамент и ЦРУ. По признанию бывшего директора ЦРУ Дж.Вулси, только в 1993 году разведка США обеспечила американским компаниям «экономию» по зарубежным контрактам на сумму свыше 10 млрд. долл.

Не последнюю роль в добывании важной информации о конкурентах американских компаний играет и ставшая скандально известной в последнее время система радиоэлектронного прослушивания и перехвата информации «Эшелон». Как заявил тот же Вулси, сведения об иностранных компаниях, обогнавших американских конкурентов, могут быть предоставлены государственными спецслужбами заинтересованным фирмам США. В этой связи, как отмечали американские СМИ, только в 1993—1994 гг. американские разведслужбы помогли корпорациям США получить зарубежные контракты на сумму свыше 17 млрд. долл.

Ярким примером такого рода поддержки национальных монополий является и факт подписания в 1994 году американской ТНК «Рейтеон» контракта на сооружение радаров в Бразилии на сумму 1,5 млрд. долл. И это в то время, когда этот же контракт был полностью согласован и готовился к подписанию с французской «Томпсон». Причем решающим для потери французской компанией столь выгодного контракта стал всего лишь один перехваченный системой «Эшелон» звонок в Бразилию из «Томпсона» о предстоящем заключении контракта.

По тем же причинам в том же году «Боингу» удалось изменить в свою пользу уже готовое к подписанию соглашение о продаже Саудовской Аравии французских пассажирских самолетов на сумму 4 млрд. долл. Однако этим далеко не исчерпывается арсенал средств господдержки национальных корпораций. Те же США ежегодно на поддержку экспортных программ национальных компаний выделяют свыше 10 млрд. долл. Весьма показательной в этом плане является директива, разосланная госдепартаментом США всем американским посольствам и консульствам за рубежом: «Оценка деятельности всех служащих отныне будет основываться на их участии в бизнесе США».

В то же время тесное взаимодействие ТНК с государством базирования в мировой политике и экономике диалектически неотделимо от глубоких противоречий между ними в этих областях. Характерным примером такого рода противоречий из недавней истории могут служить действия руководителей ведущих американских энергетических ТНК во время арабо-израильской войны 1973 года, направивших тогдашнему президенту США Никсону ультимативное письмо с требованием не снабжать израильскую армию оружием. В противном случае американские ТНК, опасаясь за судьбу своих экономических позиций в арабских странах, отказывались заправлять топливом корабли 6-го военно-морского флота США, находившиеся в зоне конфликта.

С другой стороны, действия ТНК часто не соответствуют стратегическим интересам страны базирования, приоритетам ее внешней и внутренней политики. Яркий пример тому — многочисленные антимонопольные разбирательства, происходящие в настоящее время по всему миру. Именно это и происходит сейчас с корпорацией «Майкрософт». Крупнейший в мире производитель программного обеспечения стал фактически монополистом на рынке операционных систем для персональных компьютеров. В связи с этим по постановлению Верховного суда США «Майкрософт» вынуждена будет расстаться с частью своих филиалов, на базе которых будут образованы независимые компании, что приведет к оздоровлению отрасли, нормализации конкурентной среды.

ТНК и принимающие страны

Взаимоотношения ТНК с принимающими странами также неоднозначны. Необходимо отметить, что капитал, инвестированный корпорациями в экономику принимающих государств, становится составной частью их воспроизводственного процесса. Так доля предприятий, контролируемых иностранным капиталом, в общем объеме производства обрабатывающей промышленности Австралии, Бельгии, Ирландии и Канады превышает 33, в ведущих западноевропейских странах — 21—28, в США — более 10%. Еще большую роль иностранный капитал в форме прямых инвестиций играет в экономике развивающихся стран, где на долю компаний с иностранным участием приходится до 40% промышленного производства, а в ряде государств дочерние структуры и филиалы ТНК выпускают 50—60% производимой продукции.

Интегрируя рабочую силу различных государств и предъявляя ей одни и те же требования, ТНК играют важную роль в распространении международных стандартов подготовки квалифицированных кадров. Все это приводит к качественному росту промышленности принимающей страны и как следствие — росту производительности труда.

ТНК также оказывают определенное влияние на местные органы власти для улучшения налогового режима или дебюрократизации отдельных процедур, например, связанных с инвестированием или приватизацией. Часто именно мощное воздействие представителей ТНК служит катализатором реформирования бюрократического аппарата, пересмотра различных законодательных актов, регулирующих правила инвестирования и налогообложения в принимающей стране в сторону их оптимизации и либерализации. В результате этого повышается прозрачность экономики государства, его привлекательность для иностранных инвесторов, что способствует привлечению в страну дополнительных капиталовложений.

Хотя в целом деятельность ТНК положительно сказывается на экономическом развитии и конкурентоспособности принимающих стран, тем не менее существует много проблем, связанных с той деятельностью ТНК, которая противоречит интересам принимающих государств. К таким проблемам, в частности, относятся: подавление своей мощью местных фирм, установление монопольных цен, нарушение законов, например укрытие доходов от налогообложения путем перекачки их из одной страны в другую, хищническая эксплуатация природных и трудовых ресурсов, загрязнение окружающей среды, организация «утечки умов» в материнскую компанию, противодействие реализации экономической политики принимающих государств.

Следует отметить, что деятельность ТНК в таких отраслях экономики принимающих стран, как горнодобывающая, химическая, лесная, рыбное хозяйство наносит невосполнимый ущерб природе этих государств, приводит к нарушению экологического баланса. Поэтому большинство корпораций не проводит таких работ на национальной территории, а переносит их в развивающиеся. По этим причинам, например, в американских штатах Арканзас и Алабама была прекращена разработка бокситов, а ТНК США начали их добычу в Гайяне и на Ямайке.

ТНК в некоторых случаях не останавливаются даже перед преступными действиями, которые приводят к человеческим жертвам, нанесению вреда здоровью граждан принимающих стран. Так, в 1981—1983 гг. американская «Доу кемикл» совместно с японской «Агромекс» в лесах на северо-востоке Бразилии проводила испытание высокотоксичных ядовитых веществ. В результате несоблюдения компаниями необходимых мер безопасности от отравления погибло свыше 7 тыс. местных жителей, зона испытаний на длительное время стала непригодной для жизни, под угрозой исчезновения оказались 25 тыс. редчайших видов растений и животных.

В течение 70—80-х годов ХХ ст. на уровне ООН предпринимались попытки выработать кодекс поведения ТНК. Однако эти попытки встретили сопротивление со стороны руководства ТНК, в связи с чем переговоры по выработке такого кодекса в 1992 году были прекращены.

Создание украинских ТНК — требование времени

Глобальные процессы передела мирового рынка затрагивают различные отрасли, где доминируют ТНК. Кроме того, в ближайшем будущем, после присоединения Украины к ВТО, значительная часть отечественных предприятий столкнется с тем, что не готова к росту конкуренции на внутреннем рынке с ведущими западными компаниями. Вот почему сегодня для Украины актуален вопрос: чем ответить на вызов ТНК, чтобы не быть окончательно поглощенными ими?

Ответ может быть лишь один — чтобы взаимодействовать с ТНК как в Украине, так и на мировых рынках, нужно создавать собственные, украинские транснациональные структуры, как это сделали ранее Китай, Россия, Индия, Индонезия, Мексика, Венесуэла и др. (не учитывая промышленно развитые страны, где существуют сотни крупных ТНК). Опыт этих государств свидетельствует, что национальный капитал способен выдерживать конкуренцию с ТНК только в случае, если он сам структурируется в мощные финансово-промышленные образования, адекватные международным аналогам и способные проводить активную внешнеэкономическую политику.

Вместе с тем, как представляется, создать корпорации полного замкнутого цикла, которые занимались бы добычей сырья, его переработкой, изготовлением из него продукции и её реализацией, Украина может лишь в отдельных отраслях, на что потребуется значительное время. Хотя некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, на протяжении последних двух лет на различных уровнях рассматривается возможность создания в энергетической отрасли государственной вертикально-интегрированной компании «Нефть Украины» на базе «Укрнафти», ЗАО «Укртатнафта» и НПК «Галичина», которая имела бы в своем составе 700—800 АЗС и контролировала до 15% рынка светлых нефтепродуктов страны.

В то же время вплотную к созданию отечественной ТНК — интегрированной нефтяной компании со всеми элементами технологической цепочки «добыча — переработка — сбыт» подошли Приватбанк и УкрСиббанк. Структуры Приватбанка владеют крупнейшей в Украине сетью АЗС «Сентоза», контрольным пакетом акций НПЗ «Нефтехимик Прикарпатья» и более 30% акций НПК «Галичина».

Определенных успехов в плане транснационализации бизнеса добилась корпорация «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД). Основное внимание при этом уделяется построению вертикально интегрированных холдингов по цепочке «уголь — кокс — металл». При этом ИСД создает ТНК не усеченного (без заграничной инфраструктуры), а полного профиля, для чего компания активно выходит на зарубежные рынки, привлекает новых партнеров, совместно с иностранными фирмами участвует в создании консорциумов для продвижения на внешний рынок своей продукции.

Близка к созданию ТНК полного цикла и донецкая «Систем Кэпитал Менеджмент», сосредоточившая контроль над такими гигантами, как «Азовсталь», Енакиевский металлургический завод, Авдеевский коксохимзавод, владеющая крупными пакетами акций Керченского меткомбината, Харцызского трубного завода, объединения «Запорожкокс».

Фактически полным замкнутым циклом метпроизводства, свойственного ТНК, располагает и госкомбинат «Криворожсталь». Значительное внимание созданию отечественных ТНК, поддержке, развитию и повышению конкурентоспособности на мировых рынках продукции украинских предприятий уделяется руководителями ведущих харьковских промышленных объединений и облгосадминистрацией. Такая работа в регионе проводится на основе приоритетности по отраслевому принципу. В области авиастроения потенциальными участниками ТНК являются Харьковский авиазавод и завод «ФЭД», энергооборудования — ОАО «Турбоатом» и объединение «Электротяжмаш», электроники — Харьковский электроаппаратный завод, ПО «Монолит», Харьковский релейный завод и др.

Вместе с тем процесс создания украинских ТНК может быть значительно ускорен и расширен в отраслевом спектре в случае привлечения иностранных партнеров. Для этого компании, сотрудничающие с иностранными фирмами на основе специализации и кооперирования, могут формировать с ними общие структуры, вступать в стратегические альянсы путем создания межгосударственных корпораций.

В настоящее время для крупных отечественных хозяйственных структур (к началу 2003 года в Украине насчитывалось около 36 тыс. корпоративных акционерных объединений) наиболее привлекательным вариантом создания межнациональных корпораций может быть их объединение с российскими отраслевыми партнерами, что, конечно, не исключает возможности появления и украинско-американских, украинско-канадских или украинско-немецких корпораций. Развертывание отечественных ТНК, в том числе транснациональных ФПГ с участием капитала России и других стран СНГ, может стать определяющим фактором реинтеграции сегментов постсоветского экономического пространства и имеет перспективы выхода на рынки третьих стран. В Украине и России существует много однопрофильных предприятий, которые могут, объединив усилия и возможности, устранив параллелизм в работе и конкуренцию между собой, создать мощное корпоративное объединение, способное занять серьезную позицию на внешних рынках. Поэтому создание украинско-российских ТНК может послужить весомым стимулом как для расширения производственных мощностей структур, которые будут входить в состав этих ТНК, так и для увеличения их финансовых показателей, что, в свою очередь, будет способствовать дальнейшей диверсификации производства, наращиванию темпов и объемов выпускаемой продукции, а также позволит интегрировать двустороннее экономическое пространство на порядок выше, чем десяток межгосударственных соглашений и договоренностей.

Определенные шаги на этом пути уже сделаны. В 1994 году были созданы украинско-российские ТНК «Укртатнафта» и «РУНО». В октябре 1996 года с участием Украины и России было подписано соглашение о создании транснациональной ФПГ по эксплуатации и ремонту авиатехники гражданской авиации стран–участниц СНГ, в 1997 году — двухстороннее соглашение о сотрудничестве в области разработки, производства, поставок и эксплуатации авиатехники, в 1998-м — о производственной кооперации, в 1999-м — организован международный консорциум «Средний транспортный самолет», а в 2003 году — подготовлена Программа господдержки продаж авиатехники украинского и российского производства предприятиям гражданской авиации Украины и Российской Федерации на 2003—2010 годы.

Российский «Газпром» вместе с Харцызским трубным заводом создали концерн «Сталь-трубы-газ». Обсуждаются также вопросы создания украинско-российских «Транснациональной алюминиевой компании» и «Международных авиамоторов», корпораций по выпуску титана и титанового проката, грузовых автомобилей.

Вместе с тем становление украинских ТНК, несмотря на наличие соответствующей правовой базы, находится на начальном этапе, в то время как процесс создания таких структур приобретает значительные масштабы в России, где ряд ведущих корпораций в последние годы по результатам своей деятельности занимает высокие позиции в рейтинге 500 крупнейших ТНК мира.

Процессу создания современных украинских ТНК совместно с компаниями стран СНГ может способствовать «Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых и смешанных транснациональных объединений», подписанное в апреле 1994 года главами правительств всех стран—участниц Содружества, а также Конвенция о транснациональных корпорациях (ратифицирована Верховной Радой Украины в июле 1999 года), которую подписали главы правительств Армении, Беларуси, Киргизии, Молдовы, России, Таджикистана и Украины. Конвенция, в частности, определяет сущность, порядок создания и регистрации таких корпораций, господдержку и стимулирование их деятельности, ответственность участников, право собственности на прибыль и произведенную продукцию, правовые основы регулирования корпоративных социально-трудовых отношений, порядок решения споров и т.п. Наиболее важными положительными моментами конвенции является то, что она вводит в правовое поле стран СНГ понятие «транснациональная корпорация», отвечающее мировой практике регулирования деятельности ТНК, стимулирует формирование корпоративных структур с размещением основного предприятия в базовой, а его филиалов — в принимающих странах.

Таким образом создание украинских ТНК позволит в определенной степени защитить национальные экономические интересы, будет содействовать дальнейшему развитию украинских хозяйственных структур, интернационализации их производства и капитала, интеграции Украины в мировую экономику, ее участию в глобальных трансформационных процессах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно