Главная причина неблагоприятного инвестклимата в Украине

23 апреля, 2010, 15:21 Распечатать Выпуск №16, 23 апреля-29 апреля

Если верить международным рейтингам, дающим сравнительную оценку уровня развития стран и привлекательности ведения в них бизнеса, то получается, что Украина — не самая отсталая в мире...

Если верить международным рейтингам, дающим сравнительную оценку уровня развития стран и привлекательности ведения в них бизнеса, то получается, что Украина — не самая отсталая в мире. Конечно, нам далеко до Европы и Америки, но есть несколько африканских стран, дела в которых еще хуже. Желание иронизировать, однако, пропадает, если посмотреть на ситуацию в динамике. Всего за два последних года, с 2007-го по 2009-й, конкурентоспособность украинской экономики, с точки зрения международных экспертов, заметно ухудшилась. Согласно World Competitiveness Yearbook, за этот период Украина скатилась с 46-го места (из 55 стран) на 54-е (из 56), а в рейтинге Doing Business Всемирного банка за тот же период опустилась со 118-го места (из 179 стран) на 145-е (из 181).

Разумеется, международные рейтинги — это не самоцель реформ. Целью, как бы пафосно это ни звучало, должно стать повышение благосостояния украинского народа. При этом среднестатистический гражданин, скорее всего, не очень четко понимает, что такое инвестиционный климат, почему о нем так много говорят и может ли он вообще помочь ему содержать семью и растить детей.

Надо понимать, что инвестиционный климат в Украине важен не только и не столько для привлечения в страну иностранных денег. Намного важнее — уверенность украинских предпринимателей в защищенности их прав, а также желание украинцев начинать собственный бизнес или инвестировать свои накопления в украинские «заводы, газеты и пароходы». Иными словами, инвестиционная привлекательность важна в конечном итоге не для международного имиджа страны, а для развития внутреннего производства и получения украинскими инвесторами доходов от развития бизнеса в Украине.

За эти два года много было сказано с высоких трибун о необходимости улучшения инвестиционного климата, но цифры неумолимы: страна стремительно катится вниз. Ответ на классический вопрос «кто виноват?» очевиден. Рыба гниет с головы, а экономика страны ухудшается из-за неэффективного управления государством. В результате кадровых изменений после президентских выборов 2010 года почти полностью обновились высшие эшелоны власти, так что можно не тратить время на «охоту на ведьм», а сконцентрироваться на вопросе «что делать?», чтобы, не повторяя ошибок, совершенных прежним правительством, остановить падение и качественно улучшить условия для развития экономики.

Не нужно быть международным экспертом, чтобы понимать, что привлекательность ведения бизнеса в Украине в первую очередь страдает из-за построенной на коррупции бюрократической системы государственного управления.

Верхушка власти сменилась, но в ее сердцевине остались чиновники, которые привыкли паразитировать на частном бизнесе и по-другому просто не умеют зарабатывать себе на жизнь. Государственный бюджет не может платить чиновникам зарплату, достаточную для того, чтобы они могли жить без необходимости брать взятки. В итоге чиновники заинтересованы не в улучшении законов и развитии экономики, а в организации поборов с частного бизнеса. Бизнесмены, не видя никакой поддержки со стороны государства, вместо налогов вынуждены платить взятки, что приводит к извечному дефициту государственного бюджета. Получается замкнутый круг.

Трагичность ситуации в том, что ни дающий взятку, ни даже ее берущий в душе не считают это преступлением. Коррупция стала нормой жизни. Одна моя знакомая, учительница в небольшом поселке на Западе Украины, была вынуждена заплатить взятку, чтобы ее взяли на работу с крошечной зарплатой, потому что считается, что она может брать взятки со своих учеников. А 15-летние ученики не стесняются предлагать учителю деньги за хорошие оценки. Обвинять этих молодых людей не в чем — они выросли в стране, где работает только та часть законов, которая заставляет давать и дает повод брать. Законы, которые защищают от вымогательства и наказывают за подкуп, в Украине, к сожалению, не работают. И чем будут заниматься молодые люди, покупающие отметки, когда они станут государственными служащими, спрогнозировать несложно.

Но вернемся к инвестициям и развитию бизнеса. То, что закон не может защитить бизнес от взяточника, это еще полбеды. Хуже то, что коррумпированные чиновники и судьи мешают закону защищать права инвесторов и предпринимателей. Именно поэтому проблема корпоративных конфликтов на почве нарушения прав акционеров в Украине носит сегодня системный характер.

За последние полгода мне пришлось убедиться в этом на собственном опыте. Приобретя в интересах фонда прямых инвестиций 90% акций Одесской кондитерской фабрики, мы столкнулись с противодействием со стороны бывшего директора, которая решила, что может не отдавать бразды правления в руки новых акционеров. Самое интересное, что помогает ей бороться с законными акционерами глава Одесского территориального управления Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, который по долгу службы как раз и должен защищать права инвесторов. Вместо этого одесский чиновник при содействии своих киевских коллег и местного хозяйственного суда организовал операцию по созданию второго реестра акционеров. Как в стране может развиваться бизнес, если представители государственной власти, отвечающие за защиту прав собственности, «замотивированы» на отбор этой собственности?

Не так важно, что думают по этому поводу международные эксперты, важнее — как это влияет на желание украинцев инвестировать в развитие бизнеса. И все-таки не могу не привести независимую оценку коррумпированности украинского государства. Согласно данным общественной организации Transparency International, за те же два последних года Украина скатилась со 118-го на 146-е место из 180 стран. Характерно, что последнее 180-е место, к которому стремится Украина, сейчас занимает Сомали.

Может ли уровень коррупции снизиться сам собой, «рассосаться» без участия государства? Теоретически — может. Например, если наиболее влиятельные бизнесмены договорятся, что им лично выгоднее, чтобы в стране были работающие законы и не было продажных чиновников, что при наличии в стране благоприятного экономического климата можно зарабатывать больше и спокойно платить налоги. И, поняв это, начнут вести борьбу с коррупцией экономическими методами. Такой сценарий возможен, но прогнозировать его реализацию в ближайшие годы достаточно сложно.

Поэтому, отвечая на вопрос «что делать?», я бы рекомендовал начинать лечение со вскрытия брюшной полости больного и удаления из кишечника гигантского паразита corruptus vulgaris. Это хирургическое вмешательство, впрочем, не должно означать простое увольнение коррумпированных чиновников с занимаемых должностей — на их место придут другие. Разорвать порочный круг можно, только если начнет работать уголовная ответственность за взятку. А здесь самое главное, чтобы нельзя было, подкупив судью, уйти от ответственности. Поэтому, с практической точки зрения, правильнее начинать именно с судей. Никакая судебная реформа ничего не даст до тех пор, пока решения судов продаются, а судья может откупиться от ответственности за незаконное решение. Здесь не поможет разовая кампания, потребуется системный подход и публичность каждого судебного процесса над взяточником.

Есть ли причины откладывать объявление войны коррупции? Их можно искать, но только если новая власть боится эту войну проиграть. Или если все громкие слова о необходимости привлечения инвестиций в экономику — всего лишь популизм.

Верю, что у новых лидеров государства есть и силы, и желание в обозримом будущем совершить качественный рывок в экономическом развитии страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно