ГАДАНИЯ НА КОКСУЮЩЕЙСЯ «ГУЩЕ» - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ГАДАНИЯ НА КОКСУЮЩЕЙСЯ «ГУЩЕ»

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Несмотря на то, что, со слов правительственных чиновников, в своей работе на рынке топливно-энерге...

Несмотря на то, что, со слов правительственных чиновников, в своей работе на рынке топливно-энергетического комплекса они руководствуются исключительно «прозрачными» схемами, складывается впечатление, что в момент раздумий о судьбе ТЭК Украины, ладони им греет чашечка кофе, к помощи которой они прибегают тогда, когда будущее их очередного судьбоносного решения просчитать становится очень затруднительно. А так, допил кофе, погадал на гуще — и никаких проблем…

Из выставленных 15 июня на первую аукционную продажу 1,3 млн. тонн коксующегося угля никто ничего не купил. Почему? Инициаторы проведения аукциона намекают на возможность саботажа. Те, кто ничего не купил, — отмалчиваются. Но еще задолго до того, как Кабинет министров Украины 17 мая принял постановление, предусматривающее продажу коксующегося угля на аукционах, специалисты Минтопэнерго возражали против данной процедуры. Как сообщал теперь уже отставной министр топлива и энергетики Сергей Тулуб, министерство являлось сторонником продажи на аукционах только угля для бытовых нужд. Он полагал, что иначе рынок коксующегося угля в Украине может дестабилизироваться, что негативно скажется на уровне добычи угля. В свою очередь вице-премьер Юлия Тимошенко считала, что продажа энергоресурсов на аукционах «наносит удар по теневой сфере в ТЭК».

Что было…

Чтобы представить полную картину, сложившуюся в настоящее время на рынке украинских коксующихся углей, необходимо вспомнить не столь далекое прошлое. Три года назад вокруг предприятий Минуглепрома буквально вились многочисленные посреднические структуры, которые пытались обеспечить шахты всем необходимым. В обмен за свои услуги, они забирали уголь у производителей, а поставляли на шахты оборудование и материалы. Очень часто сомнительного происхождения и по произвольной цене. Таких «благодетелей» только в Донецкой области насчитывалось около 1000, но количество в данном случае никак не могло и не желало переходить в качество. Посредники просто не могли обеспечить систему устойчивого перспективного развития угольного производства, а о том, чтобы с их помощью что-либо кредитовать, директора шахт даже и не мечтали.

Все это время продолжалось снижение объемов производства, вызванное прежде всего недостатком капвложений в угольную отрасль. С 1996 года доля централизованного финансирования составляла лишь 15—20%. Поскольку собственные средства на реконструкцию и перевооружение шахтного фонда формируются за счет прибыли и амортизационных отчислений, то это привело к «вымыванию» оборотных средств и, как следствие, значительному ухудшению финансово- экономического состояния шахт. Августовский кризис 1998 года также внес свой вклад в их и без того несбалансированную экономику.

Но именно в этот момент на смену мелкому и среднему бизнесу стали приходить крупные компании, которые нуждались в больших объемах товарного угля. В том числе и для работы в схеме «уголь —кокс — металл», с инициативой создания которой выступили специалисты Донецкой облгосадминистрации. Схема проста: шахты добывают уголь, отправляют его на коксохимические заводы, откуда кокс поставляется на металлургические комбинаты с последующей продажей готовой продукции. Продукции ликвидной, за которую платят деньги, позволяющие затем рассчитаться со всеми участниками процесса. Можно сказать, что таким образом была восстановлена прежняя производственная схема. Все три прошедших года она доказывала свое право на жизнь и, судя по показателям сегодняшнего дня, имела полное право на безоблачное существование.

Что есть

102 шахты, на которых работают порядка 300 тыс. человек, по-прежнему играют значительную роль в экономике Донецкой области. В прошлом году ими было добыто 45,1 млн. тонн угля, что составляет 55,7% от общеукраинских показателей. Прирост к 1998 году — 8,1%. Среднесуточная добыча составила 129 тыс. тонн угля, из них 80 тыс. тонн коксующегося угля и 49 тыс. тонн энергетического.

По мнению специалистов, рост добычи коксующихся углей связан с наблюдаемой в последнее время устойчивой тенденцией подъема производства черной металлургии в Украине. Угольная продукция в цепочке «уголь—кокс—металл» стала инвестиционно привлекательной для отечественного капитала. Только за последние три года финансовыми группами были прокредитованы и инвестированы шахты, добывающие коксующиеся угли, в сумме 150 млн. грн. Ввод за счет этих средств механизированных лав позволил добыть 5,7 млн. тонн угля.

В шахты, добывающие энергетические угли, такого вложения финансовых средств не производится, так как в результате проведения реорганизаций в энергетике и начало функционирования энергорынка в Украине энергетические угли потеряли свои позиции на рынке. Сокращение объема добычи энергетических углей приводит к его постоянным недопоставкам на ТЭС. Но даже этот поставленный минимум своевременно не оплачивается. Как следствие, на ряде шахт, добывающих энергетические угли, сложилась ситуация, когда подготовленные горными работами лавы не работают из-за отсутствия средств на приобретение необходимого оборудования и механизмов.

При этом следует отметить, что начиная со второй половины 1998 года снижаются масштабы бартерных расчетов. Доля продукции, реализованной таким образом, уменьшилась с 58% в первом полугодии 1998 года до 50% во втором полугодии и достигла 35,4% в 1999-м.

В соответствии с указом Президента Украины о структурной перестройке в угольной промышленности, с 1996 года по настоящее время в области в стадии закрытия находятся 23 шахты. Общая стоимость проектов закрытия, включая затраты на смягчение социально-экономических последствий, составляет 1,8 млрд. грн., из которых на 1 апреля 2000 года профинансировано 370,5 млн. грн. (20,5%). В текущем году планируется начать закрытие еще 13 шахт. Учитывая фактические показатели 1999 года, из эксплуатации будут выведены мощности по добыче порядка 400 тыс. тонн угля в год, или менее 1% областных показателей.

Программа развития угольной промышленности предусматривала, что в конце года будет зафиксирован рост добычи энергетического угля. Но реалии таковы, что будет продолжаться рост объемов добытого коксующегося угля, а показатели энергетического будут далеки от запланированных.

По прогнозам, наращивание объемов его добычи возможно за счет инвестиций финансовых групп, будущих участников регионального энергорынка. Только с появлением в цепочке «уголь — электроэнергия» частного капитала, как это наблюдается в цепочке «уголь — кокс — металл», местные специалисты видят реальную перспективу выхода всей угольной отрасли из критического состояния.

Хотя не стоит думать, что помощь инвесторов окончательно решит все проблемы. Шахты, добывающие коксующийся уголь, по-прежнему нуждаются в финансовой господдержке, поскольку издержки производства и реальные затраты на него столь велики, что не под силу ни одной коммерческой структуре.

Здесь уместно назвать тех, кто активно инвестировал средства в шахты, добывающие коксующийся уголь. По всей видимости, именно о них и говорит г-жа Тимошенко. Промазать в своих предположениях трудно, поскольку из 1000 посредников, работавших на этом рынке три года назад, остались семь. В частности, АО «Данко», корпорация «Индустриальный союз Донбасса», «Эброл- Украина», «АРС» (все из Донецка), Укрсиббанк (из Харькова).

К размышлениям о том, чем они стали не любы вице-премьер-министру, есть смысл вернуться чуть позже, а пока ознакомиться с мнением председателя правления, генерального директора ГХК «Макеевуголь» А.Еремина о сотрудничестве с инвестором: «В середине 1998 года произошел обвал на рынке металла, следствием чего стало резкое снижение спроса на угольную продукцию, поставляемую для коксования. Потребители указанной продукции опасались вкладывать свои финансовые ресурсы в угольные программы. В этот критический для предприятий холдинга момент корпорация «ИСД» предложила сотрудничество и произвела предоплату 3,6 млн. грн. за отгружаемую в ее адрес угольную продукцию. Отгрузка угольной продукции на условиях предоплаты производится на протяжении всего времени работы с корпорацией. Срывов графика получения платежей на протяжении всей совместной работы не наблюдалось.

Вторым направлением сотрудничества стало комплексное материально-техническое обеспечение предприятий холдинга, включающее в себя поставку оборудования и материалов для монтажа новых очистных забоев на условиях долгосрочного кредитования. С начала 1999 года по настоящее время от корпорации получено товарно-материальных ценностей на сумму 111,2 млн. грн.

При отсутствии централизованных источников финансирования угольной отрасли и собственных оборотных средств, а также ввиду невозможности получения банковских кредитов на льготной основе корпорация «ИСД» приняла на себя обязательства по поставке оборудования для монтажа 17 лав на шахтах компании, из которых значительная часть введена в эксплуатацию, что позволило обеспечить стабильную работу холдинга в целом».

К сказанному остается добавить, что в схеме «уголь — кокс — металл» денежная составляющая за поставленный коксующийся уголь достигает отметки 70 % и продолжает увеличиваться, а на шахтах, вовлеченных в процесс его добычи, никто не думает о забастовках. Что еще нужно для счастья украинскому правительству?

Что будет?..

Оказалось, что для полного счастья Кабмину нужно проводить аукционы по покупке коксующегося угля. В отношении их целесообразности у специалистов существуют два мнения. Первое заключается в том, что проведение подобных мероприятий приведет к росту цены на готовую угольную продукцию, что сам по себе положительный факт. Но это неизбежно повлечет за собой изменение цен на всю продукцию, где применяются угли. Потому что в коксохимическом производстве составляющая угля в себестоимости тонны кокса доходит до 80—85%; 40—45% в себестоимости металла приходится на кокс и т.д. То же угольное машиностроение вынуждено будет реагировать на эти изменения повышением цены на оборудование, поставляемое для шахт. Естественно, что проблемы возникнут и в схеме «уголь — кокс — металл».

Угледобывающие предприятия Украины в 1999 году добыли 34,9 млн. тонн коксующегося угля; потребность отечественных металлургических предприятий составляет свыше 20 млн. тонн. По прогнозам специалистов, дефицит коксующегося угля в Украине в 2000 году составит около 5—7 млн. тонн. И если металлургические заводы Донецкой области до последнего времени чувствовали себя уверенно, поскольку в регионе добывается 80% коксующихся углей всей Украины, то аналогичные предприятия Днепропетровской и Запорожской областей таким постоянством в поставках похвастаться не могли. В свое время ситуацию выправлял российский уголь, но только до того момента, пока его цена не стала выше украинского. Кстати, из общего объема добытого в первом квартале текущего года в Донецкой области коксующегося угля 24% ушло в Днепропетровск.

В свое время соседям было предложено более активно участвовать в схеме «уголь — кокс — металл». Но при этом им дали понять, что правила игры уже установлены и менять их никто не собирается.

Поэтому не стоит исключать того, что движущей силой аукционных торгов выступало не желание ликвидировать «ручные режимы» распределения коксующегося угля, а несколько иные мотивы. Во-первых, одним «выстрелом» наносился удар по трем целям. По министру Сергею Тулубу, чтобы он не «мешал» своими советами реформировать ТЭК Украины, и «цель» уже поражена. Губернатору Виктору Януковичу, который создал региональный энергорынок и собирается оставлять собранные деньги на месте, а не отправлять их в Киев. А также по структурам, которые являются флагманами бизнеса Донецкой области и спонсируют ФК «Шахтер». Во-вторых, появляется возможность при минимуме затрат рассчитывать на получение ликвидной продукции, которой являются коксующиеся угли. Деньги в Украине есть и есть те, кто готовы их потратить. Правда, в этом случае в стороне остаются те, кто уже вложил свои финансы в угольное производство, но никто не спешит им сказать, что будет с этими деньгами.

В результате, по мнению генерального директора компании «АРС» Игоря Гуменюка: «При введении продажи коксующегося угля на аукционах, «АРС» все свои инвестиционные проекты и поставки оборудования на шахты заморозит, что приведет к падению добычи угля. Задолженность предприятий Минуглепрома перед компанией за поставки оборудования, не оплаченного встречными поставками угля, составляет 120—130 млн. грн…»

К сказанному остается добавить, что на сегодняшний день в угольной промышленности Донецкой области уже одобрено 10 проектов, общая сумма инвестиций по которым достигает 300 млн. грн. Благодаря их воплощению в жизнь, возможно, будет создано 1000 новых рабочих мест и сохранится такое же количество старых. Плюс к этому рассматривается вопрос вложения средств в шахты, добывающие энергетический уголь, с тем, чтобы заработала схема «уголь — электроэнергия». Может, стоит прекращать «гадания»?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно