ФЕРМА — ЗАБОТА СЕМЕЙНАЯ

28 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Правильность выбора, который восемь лет назад сделал Евгений Жук, подтвердила сама жизнь. Имею в в...

Правильность выбора, который восемь лет назад сделал Евгений Жук, подтвердила сама жизнь. Имею в виду почти повсеместный распад колхозов, их преобразование в недолговечные КСП и, наконец, распаевание земель, с немалым скрипом происходящее уже теперь.

«В то время, — вспоминает Евгений Семенович, — у меня было восемь несовершеннолетних детей, сельский дом и работа на киевском заводе. Как прокормить семью? Мысли все чаще устремлялись к земле-кормилице. И я решился. Думал, возьму гектаров десять, куплю коня и буду эту землю обрабатывать. Совсем неожиданно предложили кредит для приобретения техники. Купил два трактора «Беларусь» и... взял 50 га земли возле станции Сорочий Брод в Фастовском районе».

Как все, кажется, просто. Но выбор — это еще полдела. На протяжении всех восьми лет жизнь ежедневно преподносила все новые и новые проблемы.

К началу нынешнего года в оборудованном, теплом стойле было восемь дойных коров и семеро телят. Сейчас там одна корова, чтобы обеспечивать семью молоком, да полдесятка бычков до осени. И это при большой приверженности Евгения Семеновича к крупному рогатому скоту и огромных усилиях, потраченных на подбор продуктивной молочной породы. Дело в том, что за зиму скоту было скормлено не одна тонна свеклы, бобовых и зерна, без которого «корова будет экспонатом для зоопарка», а молока не даст. При закупочной цене по 50 копеек за литр (а ежедневно с фермы в Киев уходил 36-литровый бидон молока) баланс оказался убыточным. Подсчеты показали, что скормленный коровам фураж выгоднее было продать сразу.

Конечно, при наличии более дешевых сочных кормов молоко обошлось бы дешевле. Но для этого надо иметь силосные башни, что требует капитальных вложений. Вот и осталась в стойле одна корова, одна лошадь (тоже хобби хозяина), бычки и около десятка длинношерстных овец разного возраста — любит Евгений Семенович четырехногую живность, это, по-видимому, у него врожденное. «Но я же не могу быть Дон Кихотом, — говорит он. — Если обществу нужно молоко, то пусть государство дотирует фермера, как это делается во всем мире».

Считать деньги — это уже не хобби, а повседневное занятие хозяина, заставляющее отбрасывать самые привлекательные замыслы. Так пришлось расстаться еще с одной «розовой мечтой» о пчеловодстве. Медоносов вокруг нет, несколько гектаров собственной гречки проблему не решают, поэтому ульи несколько раз за сезон надо вывозить ближе к цветущим массивам... Словом, специализация. И как памятник мечте, стоит во дворе разноцветная пирамида пустующих ульев. …Когда в семье еще пятеро несовершеннолетних: школьницы Люба, Надя, Вера, пятилетний Саша и двухлетняя Маруся, — поневоле будешь просчитывать, что выгодно, а что нет. «Как только в 1991 году мы взяли землю, — говорит Наталья Викторовна, верная спутница жизни Евгения Семеновича, — скромную доплату на детей тут же сняли и больше не возобновляли: вы-де теперь фермеры (?!). В то время в семье было восемь детей. Это теперь у Ани уже своя семья, двое деток, и живет она отдельно. На Таню после окончания курсов возложены обязанности бухгалтера и машинистки, на ней также ежемесячная налоговая отчетность, кстати говоря, существенно упростившаяся после введения фиксированного налога. Кроме того, Таня — правая рука матери в хозяйственных делах и заботах о маленьких. У отца сегодня не одна правая рука, а целых три — это сыновья Андрей, Петр и Юрий, уже взрослые, отслужившие положенные полтора года в армии. Эти трое — главная опора семьи.

Судите сами: приехав на ферму, я в обществе Натальи Викторовны, Саши и Маруси просидел добрых пару часов возле старого, по-видимому, еще довоенного вагона, уже лет шесть служащего зимним и летним домом, а хозяина все не было. Евгений Семенович мотался по окрестным хозяйствам в поисках посевного материала. Но в весеннем прозрачном воздухе далеко был слышен рокот двух тракторов. Юра с Андреем сеяли горох, а Петр пахал землю. Сама собой пришла мысль: дети, став взрослыми, продолжили дело родителей, еще многих в нашем обществе пугающее. И это, на мой взгляд, главное достижение восьми фермерских лет. «Не только продолжают, — уточнил при встрече Евгений Семенович, — уже самостоятельно хотят вести хозяйство. И мечтают о собственном поле». Словом, тесно стало четырем Жукам на 50 гектарах, и Евгений Семенович нашел еще 30 га, правда, в шести километрах от основной усадьбы. Это земельные паи семи бывших колхозников, в основном пенсионеров. Условия аренды выработали приемлемые для обеих сторон и оформили документально: денежная оплата составляет 2% от оценочной стоимости участка в год, осенью арендатор каждому привозит 200 кг зерна, а весною вспашет огород. В день моего приезда арендатор- фермер был занят поиском яровой пшеницы, чтобы засеять эту землю.

Вот улягутся весенние хлопоты — и можно будет продолжить строительство дома: в прошлом сезоне был выбран типовой проект, вырыт котлован и сделан цокольный этаж. «И компьютер нам бы не помешал, — улыбается Евгений Семенович. — Деталей к машинам сотни, лежат, где попало, знаешь, что есть, а ищешь полмесяца. Нажал бы кнопочку, а компьютер и выдал точный адрес…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно