ЕСЛИ НА ЭКОНОМИКУ НЕ СМОТРЕТЬ СКВОЗЬ АМБРАЗУРУ...

29 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

Завершившееся совещание ведущих экономистов страны вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, Президент Украины в своем выступлении еще раз подтвердил необходимость о коррекции «радикального курса реформ»...

Завершившееся совещание ведущих экономистов страны вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, Президент Украины в своем выступлении еще раз подтвердил необходимость о коррекции «радикального курса реформ». С другой стороны, за малым исключением совещание ограничило свое видение путей запуска экономического роста сугубо утилитарными проблемами. Утонув в частностях, оно временами напоминало приснопамятный партийно-хозяйственный актив.

Решающее звено

Законы большой политики суровы: действующие лидеры руководствуются в своей деятельности интересами находящихся у власти в стране групп истеблишмента. Только выйдя в отставку, они могут позволить себе говорить и действовать в соответствии со своими личными убеждениями. Исключений здесь практически не бывает. А если и бывают, то заканчивается это для нарушивших неписанное табу печально - в лучшем случае той или иной формой импичмента.

Если проследить за событиями в недрах нашей законодательной и исполнительной власти, то совершенно четко обнаруживается водораздел между интересами двух ветвей национального капитала - производительного (в основном, государственного) и торгово-финансового (в основном, частного). Все правительственные органы и фракции в парламенте, большинство СМИ так или иначе поделены между этими двумя крупнейшими капиталистическими группировками.

В такой ситуации в общем-то не было бы ничего трагического, будь эти интересы взаимосвязаны между собой, а еще лучше взаимовыполняемы. Но именно это, к несчастью, у нас и не происходит. И если в начале, в период первоначального накопления капитала, подобное разночтение интересов было объективно оправдано, то теперь, в условиях глубокого спада производства и инвестиционного кризиса, такое положение становится более нетерпимым.

Мне кажется, что наш Президент, будучи по своей родословной представителем производительного капитала, сознательно или интуитивно стремится сгладить это противоречие, заставить оба фланга отечественного предпринимательства действовать в одном направлении. Сегодня, по всей видимости, - это то самое звено политического и хозяйственного кризиса, вытянув которое, мы вытянем всю цепь остро необходимых Украине реформ.

Хорошо забытое старое

Не нужно было быть большим пророком, чтобы предугадать бурную реакцию в рамках описанного выше противостояния на ряд ключевых мест в выступлении Президента. Недопустимость слепого копирования зарубежных экономических моделей - в частности, монетаристской, ориентация не только на социально направленную, но и на государственно регулируемую рыночную экономику, чрезмерное увлечение темпами большой приватизации и в этой связи поиск механизмов эффективного управления крупными госпредприятиями - подверглись наиболее ожесточенным атакам.

Самое пикантное в этой ситуации: многое из того, что сказал Президент и другие официальные лица на минувшем совещании, было сформулировано в виде рекомендаций интеллектуальной элиты мирового сообщества буквально накануне того самого августа, который круто повернул судьбу Советского Союза и всего мира. Речь идет о ІХ сессии Совета взаимодействия - международной организации, объединяющей бывших президентов, премьер-министров и других ветеранов политики и экономики всех континентов. То есть как раз тех государственных мужей, которые могут позволить себе говорить правду. Об уровне компетенции П.Трюдо, В.Жискар д’Эстена, Г.Шмидта, Т.Фукуды, Дж.Каллагена и др. лучше всего скажут те «Положения и выводы» ІХ сессии, которые наиболее актуальны для сегодняшней Украины.

1. Продолжительный процесс преобразований, происходящий в идеологическом вакууме, может вызвать разочарование населения и потенциально привести к серьезным последствиям для хрупких институтов и госструктур, независимо от их демократической законности.

2. Хотя система командной экономики не имела успеха ни в одной из стран мира, индикативное и централизованное планирование может служить важным инструментом стимулирования экономического роста.

3. Приватизация - не цель, а лишь одно из средств достижения рыночной инфраструктуры. В течение еще многих лет экономика бывших соцстран будет иметь сравнительно мощный госсектор, функционирующий на основе рыночных принципов.

4. Не следует отдавать предпочтение финансовой децентрализации перед общей экономической эффективностью. Финансовые рынки должны сохранить за собой функцию отрасли, обслуживающей производственные секторы экономики. Они должны подавать реальной экономике правильные сигналы и осуществлять внутреннее правовое регулирование вопросов слияния или приобретения компаний.

5. Центральные банки по отдельности или одновременно с другими учреждениями должны следить за финансовым состоянием банковской системы. Нужны более эффективные механизмы координации и контроля за небанковскими финансовыми посредниками или институтами.

6. Положительные стороны плавающих обменных курсов оказались иллюзорными. Следует стремиться к установлению фиксированных курсов или же таких, колебания которых незначительны либо затруднены.

7. Нехватка капиталов и сбережений на современных мировых рынках отрицательно скажется на процессе преобразований. Поэтому Совет взаимодействия призывает США и Германию уменьшить свой спрос на рынках капитала. Роль же МВФ должна быть пересмотрена и усилена в части наблюдения за экономической политикой более богатых стран.

Воистину, история учит только тому, что ничему не учит. Каким образом было воспринято большинство рецептов экс-лидеров, можно судить хотя бы по тому, что МВФ и другие международные финансовые институты все эти годы жестко наблюдали за экономической политикой не столько богатых, сколько бедных стран. Не случайно бывший госсекретарь США Г.Киссинджер на прошлогодней сессии Совета взаимодействия заявил: «Гарвардской школой экономических советников, а также одним или двумя шведами насаждается капитализм образца середины ХІХ века, который вызвал к жизни социализм. Отброшенное на Западе представление о том, что рынок может автоматически позаботиться обо всем, ныне насаждается западными экономистами в Восточной Европе». Не стала здесь исключением и Украина.

Одномерное мышление в экономике

После нескольких лет мучительных и безуспешных попыток ускорить ход украинских реформ только политической и профессиональной слепотой можно объяснить неумирающую надежду наших «рыночников» на то, что конкуренция может быть введена законодательным путем. Конкретно - с помощью отработанной в условиях развитого рыночного хозяйства Запада политики «трех де-»: дебюрократизации, денационализации, дерегулирования. Чтобы стала понятна несостоятельность подобного подхода, напомню вкратце историю происхождения хозяйственных комплексов развитого капитализма и одноименного социализма.

На Западе процесс формирования технологической структуры занял не одно столетие и сопровождался многочисленными банкротствами, слияниями, преобразованиями и рождениями предприятий всех видов и размеров. В итоге образовался некий каркас национальной хозструктуры, состоящий из наиболее крупных корпораций с жесткими производственными связями и выпускающий стратегически важную продукцию. Вокруг этого каркаса сохранился обширный шлейф из средних и мелких частных предприятий, которые обслуживают «монстров» и производят множество потребительских товаров.

Именно в этой зоне малого и среднего бизнеса правит бал свободная конкуренция. Например, в США из почти 18 млн. частных фирм около 82% - относительно небольшие некорпоратизированные предприятия. Зато на остальные 18% «тяжелоатлетов» приходится примерно 90% объема продаж. И хотя последние тоже не остаются вне конкуренции (главным образом, международной), но ввиду их общенационального значения государство никогда не оставляет их в беде и спасает от возможного банкротства. По этому поводу выдающийся американский экономист Дж.Гэлбрейт в свое время утверждал, что «современная экономика выглядит как социализм для крупных фирм и как свободное предпринимательство для мелких».

А вот советская промышленность строилась в сравнительно короткий срок, по единому плану и для решения неотложных задач (в первую очередь, военных по причине «капиталистического окружения»). Она практически полностью монополизирована, а многие важные производства вообще создавались в единственном числе.

При такой структуре демонополизация означает разрыв основных технологических потоков. Стало быть, даже малоэффективные производства являются во многих случаях незаменимыми элементами общей хозструктуры. Единственный реальный способ создания конкурентной среды в такой ситуации - массовое строительство дополнительных предприятий по производству однотипной продукции. Но на это требуются огромные средства, которые Запад отнюдь не спешит предоставить, даже несмотря на призывы своих экс-лидеров.

В данном контексте становится понятным, какой силы удар был нанесен по технологическим комплексам республик Союза в результате его распада. В частности, Украина производила лишь 20% конечного продукта, а по подсчетам экспертов Комиссии европейских сообществ, в 1988 г. имела в мировых ценах отрицательный торговый баланс с союзными республиками (в основном, с РСФСР), равный 4,84 млрд. долларов, или 4,08% ВНП. Естественно, что как только торговля с РФ стала производиться по «мировым стандартам», этот дисбаланс немедленно превратился в нынешний госдолг Украины.

Можно себе представить, какой очередной «сталинский» удар будет нанесен экономике Украины начавшейся бессистемной приватизацией ее промышленных предприятий. Особенно учитывая, что примерно 80% продукции выпускается здесь монополистами. Да и нужны ли еще какие-либо доказательства, если мы чуть ли не ежедневно наблюдаем: зарплата в массовом порядке не выплачивается, но цены на отечественную продукцию вместо того, чтобы падать, продолжают неуклонно расти.

Новые приключения неуловимых

На последней, ХІІІ сессии Совета взаимодействия, проходившей нынешней весной в Токио, в числе других «вечных тем» обсуждался вопрос, который также достиг крайней степени остроты в странах бывшего Союза. Речь идет о значительных и неоднозначных сдвигах, происходящих на мировых рынках капитала.

Драматическое увеличение его мобильности и бурное развитие новых финансовых технологий принесли не только значительные выгоды, но и чрезвычайно рисковый характер соответствующих операций. Банкротство одного из крупнейших английских банков - «Бэринг Бразерс», полуторамиллиардные потери в Калифорнии, финансовая катастрофа в Мексике, массовые изъятия капитала из стран Латинской Америки - вот лишь наиболее заметные «достижения» дерегуляции финансовых рынков. В связи с этим, полагает экс-президент Швейцарии К.Форглер, в развивающихся странах полная либерализация финансовых рынков должна быть отложена до тех пор, пока не будет развита мощная производственная база, достигнут высокий уровень сбережений населения, установлена финансовая стабильность, утвердится доверие к политикам.

Экс-канцлер Германии Г.Шмидт пошел еще дальше: он не исключает серьезной мировой финансовой катастрофы. Это связано с тем, что потоки капиталов практически оторвались от потоков товаров и услуг. На последние ныне приходится около 2% денежного оборота, который достигает 1 трлн. долл. в день. Руководители банков не в состоянии разобраться в существе всех «неуловимых» операций, творимых сидящими у компьютеров молодыми математиками в рубашках с короткими рукавами, наподобие россиянина В.Левина и К°, и практически утратили над ними контроль. А поскольку мировая финансовая система давно уже не обладает достаточной устойчивостью, то при глобализации всех финансовых рынков вероятность эффекта «домино» здесь резко возрастает. Об этом свидетельствует бурный рост официально признанных банковских потерь: 1992 г. - 3 млрд. долл., 1993 г. - 6, 1994 г. - 20(!).

Все описанные процессы мы наблюдаем и в Украине, хотя, естественно, в более скромных масштабах. Местный финансовый рынок может быть в настоящее время охарактеризован как преимущественно спекулятивный и в силу ряда причин практически не связанный с инвестициями в реальное производство. Главная из этих причин - то, что, начиная с 1992 г., субъекты данного рынка сориентировались в своей деятельности исключительно на два источника «больших маневров»: щедро печатающее денежные купюры, а теперь все больше их суррогат - ценные бумаги - государство, а также зарубежного инвестора - главным образом, из международных финансовых учреждений. Таким образом, вместо реального капитализма у нас вполне может возникнуть так называемый казино-капитализм, т.е. капитализм, основанный на биржевых и прочих играх.

Шанс для Украины

В свое время я уже писал об огромных возможностях, открывающихся перед нашей страной в рамках великого пути «из японцев в бритты» («ЗН» за 18 марта 1995 г.). Теперь, однако, открывается еще одна грань этой проблемы. И связана она еще с одной «вечной темой», обсуждавшейся на ХІІІ сессии Совета взаимодействия.

Речь на сей раз идет о масштабах потребления развитыми странами природных ресурсов и прежде всего продовольствия. Так, если бы все население планеты потребляло сегодня то же количество мяса, что и североамериканцы, мировых поставок зерна хватило бы только на то, чтобы прокормить скот. Поэтому своеобразной насмешкой звучат со стороны «Севера» призывы к странам «Юга» сократить рост их населения, в то время как сам он продолжает подрывать экосистемы расточительностью своего потребления.

На примере Японии последних четырех десятилетий можно проследить, как индустриализация страны и повышение благосостояния населения ведут к значительному росту потребления зерновых. Сегодня Япония ввозит в среднем 71% потребляемого зерна. Аналогично Южная Корея импортирует 66, а Тайвань - 74%.

Но особенно опасная ситуация может возникнуть в Китае. Поднявшиеся здесь примерно в полтора раза за последние 4 года доходы привели к быстрому подъему потребления зерна. И хотя бывший глава китайского МИДа Хуан Хуа заявил в Токио, что в 1994 г. Китай произвел 3 центнера зерна на душу населения (при среднемировом уровне в 3,2 центнера), легко может возникнуть существенное превышение китайских потребностей в импорте над экспортной способностью США и других зерноснабжающих стран.

Тут-то и возникает шанс для Украины «выйти в люди». Если ее огромные потенциальные возможности выращивания зерновых культур (сейчас она производит в среднем 8 центнеров на душу населения в год) будут реализованы в полной мере, то это даст толчок развитию целой технологической цепочки: химудобрения - сельскохозяйственное и мелиоративное машиностроение - строительство дорог, хозяйственных и жилых объектов и т. д. Для всего этого нужна, разумеется, очень точно рассчитанная технологическая, институционная, инвестиционная и внешнеторговая политика. Ведь торговать-то придется, скорее всего, не с Западом, а с новыми индустриальными странами азиатского континента.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно