ЕЩЕ РАЗ О ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕФОРМЕ

12 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

«Пока к земле не будет приложен труд самого высокого качества, т.е. труд свободный, а не принудительный, земля наша не будет в состоянии выдержать соревнование с землей наших соседей»...

«Пока к земле не будет приложен труд самого высокого качества, т.е. труд свободный, а не принудительный, земля наша не будет в состоянии выдержать соревнование с землей наших соседей».

П.Столыпин

Глубоко убежден: во всем объеме еще далеко не решенных проблем системных преобразований наиболее острой и значимой является земельная реформа. И дело не только в том, что аграрный сектор должен стать в предстоящий период локомотивным в реализации политики экономического роста, а без реальных преобразований в системе земельных отношений на подобную роль он претендовать не сможет. Важно понимать и другое: собственность на землю является определяющим стержнем всей системы экономических отношений, ее базовой основой.

Пишу еще и потому, что пять лет назад, 10 ноября 1994 года, Президент Украины подписал указ «О неотложных мерах по ускорению земельной реформы в сфере сельскохозяйственного производства», который не только провозгласил основополагающий принцип земельной реформы: земля должна быть передана в частную собственность тому, кто ее обрабатывает, но и определил пути его реализации. Конечно, можно тысячу раз упрекать Л.Кучму в том, что далеко не все предписываемое указом реализовано. Это действительно так. Но в то же время слишком наивными кажутся представления о том, якобы все могло быть иначе. Слишком глубокие пласты экономических отношений затрагивает эта проблема. Ведь водораздел между частной и общественной собственностью на землю - это не только главный барьер между административно-командной и рыночной экономикой, это одновременно и разделительная черта между двумя цивилизациями - азиатской и европейской. Одна из главных дихотомий мировой истории «Восток-Запад» основывается именно на этой противоположности.

Обратимся к К.Марксу. Он первый в научной литературе поставил вопрос о специфичности «азиатского способа производства». Ключ к восточному небу, писал он, состоит в отсутствии частной собственности на землю. Усомнившись после Парижской коммуны в преемственности для Запада обоснованных им же идей научного коммунизма, К.Маркс обратил свой взгляд к российской общине. В своем письме к В.Засулич он назвал основанную на коллективном земледелии общину основной «точкой опоры», «отправным пунктом той экономической системы, к которой мы стремимся».

Говоря о целях земельной реформы, ее значимости для начатых преобразований, это следует еще раз осмыслить, понять. Российская община была для дореволюционной России чем-то большим, чем базовая основа экономических отношений. Она была одновременно и основой российской монархии, ее духовного уклада, способа мышления. Не случайно стрелявший в П.Столыпина в Киевском оперном театре социал-революционер Багров (а это было двенадцатое кряду покушение на автора земельной реформы) оказался сотрудником царской охранки. Монархия и социализм выступали против земельной реформы вместе. Да и не только они. В общину, как самобытное проявление российской национальной духовности, верил Герцен. В ней видел будущее своего народа и Чернышевский.

Необходимо учитывать и следующее: колхозный строй, к сохранению истоков которого призывают сегодня и наши доморощенные левые, выдумали не большевики. Колхозный строй - это калька с российской патриархальной общины. В то же время община, как и колхозная собственность, никогда не имела ничего общего с ментальностью украинского народа. Речь идет об экономических отношениях, навязанных извне, об экономических формах руссификации украинской нации, украинского крестьянина, об инструментах российского экономического империализма.

На всю жизнь запомнился такой случай. В 1982 году я был в одном из подмосковных сел. Больше всего поразило то, что на подворьях большинства крестьянских домов не было хозяйственных построек, а значит, здесь не занимались подсобным хозяйством. На этом фоне резко контрастировали две усадьбы с выбеленным забором, фруктовыми деревьями и подсобными сооружениями. «Здесь живут куркули с Хохляндии», - несколько пренебрежительно пояснил мне местный председатель колхоза...

Еще один пример того же плана. Помню, как в 1995 году во время государственного визита Л.Кучмы в Канаду на одной из официальных встреч было особо подчеркнуто: своим возрождением канадский АПК во многом обязан украинским поселенцам. Это же я слышал и в Латинской Америке... Не случайно столыпинские реформы получили наиболее широкую поддержку в тогдашней Малороссии. Возможно, не случайным в этом является и иной факт: единственный в царской империи памятник П.Столыпину стоял до 1917 года в Киеве перед магистратом.

Большим обманом общественности является основополагающий тезис левых об эффективности колхозного строя. Экономика - это прежде всего соотношение результатов и затрат. Производительность труда в земледелии СССР была в четыре-пять раз, а в животноводстве - почти в восемь раз ниже, чем в хозяйствах стран Запада. И это при условии, что, начиная с хрущевских времен, денег для села не жалели. И тем не менее в конце 80-х на импорт зерна тратилось ежегодно более 5 млрд. долл. плюс 2-2,5 млрд. - на импорт животноводческой продукции. К этому следует прибавить почти бесплатные кредиты, государственные капвложения, дотации на продукты питания, составлявшие более 20% бюджетных расходов. Ни одна экономика не в состоянии выдержать подобное! Каждая экономическая система имеет максимально возможный ресурс своего развития. Отставание в четыре-пять раз по производительности труда - это и есть максимум возможного для колхозного строя.

Показательно, что первым государством СНГ, которое решилось на приватизацию земель и у которого в сельском хозяйстве наблюдаются все последние годы устойчивые темпы роста, является Армения. Сначала было принято решение об аренде, а затем земля стала предметом купли-продажи, как и любой другой товар. Это же можно сказать и о странах Центральной и Восточной Европы, в которых частная собственность на землю создавала огромные стартовые преимущества в осуществлении всего комплекса рыночных преобразований. Свою жизнеспособность демонстрирует и частный сектор Украины. По итогам 1998 года в нем произведено 58,3% всего объема сельскохозяйственной продукции, в т.ч. 69% мяса и 62% молока.

Теперь посмотрим через призму сказанного на преобразования, происшедшие после 1994-го Указом Президента предусматривались три этапа земельной реформы. Первый - этап разгосударствления земли. Только в двух странах бывшего соцлагеря - в СССР и Монголии - земля находилась в монопольной собственности государства. Собственность и власть были нераздельны. В условиях авторитарности режима это наиболее опасная ситуация: собственностью в полном объеме распоряжался чиновник. Необходимо было в первую очередь разрушить эту связку.

В ходе земельной реформы была решена прежде всего эта задача. Если на 1 января 1994 года собственником 96% земельных угодий оставалось государство, то по состоянию на 1 января с. г. 46% земли (27,8 млн. га) передано в собственность коллективных сельскохозяйственных предприятий. Одновременно около 16,2% общей площади сельскохозяйственных угодий перешло в пользование граждан. Это 14,5 млн. земельных участков - более 7,4 млн. га. Общая стоимость земель, переданных государством бесплатно, составляет по существующей оценке 190 млрд. грн. Уже сам по себе этот шаг не может недооцениваться.

Во многом решены и задачи второго этапа реформы. Речь идет о разделе земли, полученной коллективными хозяйствами, между теми, кто ее обрабатывает. Опять-таки на 1 января с. г. сертификаты на земельные паи получило около 6 млн. работников и пенсионеров практически всех 10,9 тысячи бывших колхозов и совхозов. Средний размер пая составляет 4,2 гектара.

Начался третий этап. Он связан с реформированием на основе новых реалий коллективных хозяйств, их превращением в арендно-частные, акционерные и другие приемлемые для крестьян формы хозяйствования, основой которых должна быть частная собственность каждого члена соответствующего коллектива. Естественно, что этот процесс продвигается очень медленно. Он всячески тормозится теми, для кого передача земли в коллективную собственность стала дополнительным источником личного обогащения. Особую поддержку руководителям хозяйств старого типа оказывает районная элита. Их сращивание становится зачастую непробиваемым барьером. Именно отсюда проистекает всяческая дискредитация реформ.

Противовесы реформе концентрируются и в правовом поле. Их несколько. Первый из них касается расхождений между текстом президентского указа и текстом сертификата. В указе Президента от 10 ноября 1994 года дана четкая формулировка: каждому члену сельскохозяйственного предприятия выдается «сертификат на право частной собственности на земельную часть (пай)».

Правительственный чиновник побоялся подобного радикализма. Общество, мол, еще не созрело к реальному утверждению частной собственности на землю. В итоге сертификат приобрел совершенно иной смысл. 12 октября 1995 года Кабинет министров своим постановлением утверждает официальный текст сертификата, в котором понятие «частная собственность» вообще упускается. В итоге, если в президентском указе речь идет о документе, непосредственно удостоверяющем право частной собственности на землю, то в правительственном постановлении - всего лишь о возможности получить землю в частную собственность при выходе из коллективного хозяйства. Необходимо в первую очередь устранить это несоответствие.

Вторая правовая коллизия связана с утвержденным еще в 1992 году Земельным кодексом - основным документом землепользования, имеющим около 70 расхождений с Конституцией Украины. Вот лишь одно из них: в Основном Законе понятие «коллективная собственность» вообще отсутствует. В ней употребляется понятие «собственность юридических лиц». Это не одно и то же. Соответственно возникает противоречие и по поводу правового статуса земли, переданной государством сельхозпредприятиям с целью ее трансформации через механизмы сертификации в частную собственность крестьян.

Вопрос о внесении соответствующих поправок в Земельный кодекс ставился десятки раз. Но его решение все время блокируется Верховной Радой. Ведь подобный беспредел также имеет своих сторонников. Из существующего статуса-кво извлекаются немалые личные выгоды.

Таким же образом до настоящего времени остается не решенным вопрос развития ипотечных отношений на селе. Частная собственность на землю в состоянии реализовать себя в первую очередь через механизмы ипотеки. На основе столыпинской реформы крестьяне, выделившиеся из общины в самостоятельные хозяйства, сразу же получили возможность брать кредиты под залог земли в Крестьянском банке. На этой основе начал формироваться рынок ипотеки. Возникло более 10 акционерных земельных банков. Быстрый рост производства основывался именно на этом. У нас же и здесь правовой вакуум. Указ Президента и соответствующий закон «О ипотеке» заблокированы парламентом.

Некоторые подвижки возникли в результате принятия указа Президента и соответствующего закона «Об аренде земли». Но и здесь серьёзных сдвигов пока еще не наблюдается. И это естественно: аренда земли может заработать лишь в связке с ипотечными отношениями, с возможностью получить кредитные ресурсы под залог и на соответствующий основе развивать производство. Без возможности получить кредит аренда земли лишена экономической целесообразности.

Я мог бы продолжить перечень подобного рода противоречий и нерешенных проблем земельной реформы. Их, к сожалению, очень много. В них, как в капле воды, отражается общая наша болезнь - незавершенность экономических реформ, их некомплексность. Все это, в конечном итоге, не только не стимулирует возможности экономического роста, но и деформирует систему экономических отношений, создает базу для теневой экономики, расцвета коррупции. В этой связи, когда меня спрашивают: «Как должен будет действовать Президент после выборов?», я отвечаю: «Не надо спешить предпринимать что-то радикально новое. Главное - довести до логического завершения уже начатое».

Остановить земельную реформу, отобрать у людей сертификаты, возвратиться к государственной монополии уже никто не сможет. Как говорят в таких случаях, «поезд уже ушел». В то же время снять в предельно сжатые сроки в первую очередь правовые коллизии, о которых шла речь выше, оперативно решить накопившиеся нерешенные организационные вопросы - это гвоздь проблемы.

Этого не в состоянии сделать Президент своими указами: после принятия Конституции правовой режим собственности регулируется исключительно законами. Так что все будет зависеть от согласованности позиций двух ветвей власти - законодательной и исполнительной. Понимаю, как нелегко будет достичь подобного консенсуса, ведь левые, не воспринимая идею частной собственности на землю в принципе, более 10 раз инициировали приостановление действий рассматриваемого указа. В этой связи не исключаю ситуацию, при которой вновь избранный Президент вынужден будет инициировать проведение всенародного референдума по рассматриваемой проблеме. Но остановиться на полпути нельзя. Общество должно сознавать это. Успех начатых реформ, наше приобщение к механизмам европейской цивилизации возможны лишь на такой основе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно