ЭНЕРГОРЫНОК УКРАИНЫ — ПОЭМА О «ВЕРБЛЮДАХ»…

12 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

Представьте, что вам предлагают купить автомобиль - новенький, блестящий, дизайн отвечает лучшим мировым стандартам...

Представьте, что вам предлагают купить автомобиль - новенький, блестящий, дизайн отвечает лучшим мировым стандартам. Есть, правда, у него небольшой недостаток - самостоятельно ездить не может. Для движения вперед придется запрягать пару верблюдов. Наверное, вы очень быстро обнаружите, что «рулить» верблюдами даже сидя в ультрасовременном лимузине не удобнее, чем даже с самой примитивной арбы...

Нечто похожее произошло и с Оптовым рынком электроэнергии (ОРЭ) Украины. Идея конкуренции энергогенерирующих компаний на рынке была замечательная и построена, как говорили, с учетом лучшего мирового опыта. Одна беда - рынок такой оказался полностью неработоспособным. То ли мы доросли до таких изысков, то ли нам бы чего попроще и понадежнее. Ту же телегу, к примеру...

Кто крайний?

Основным принципом, положенным в основу при создании энергорынка, было разделение генерации энергии и ее распределения. Т.е. предполагалось, что генерирующие компании будут отдавать энергию на энергорынок, а тот в свою очередь передавать ее областным энергораспределяющим компаниям -облэнерго. А уже они продавали бы эту электроэнергию конечному потребителю. Так предполагалось. На практике же все вышло иначе.

Теоретически за прошлый год через облэнерго было продано энергии 9,338 млрд. грн, что обеспечило рентабельность энергораспределяющих компаний... в 0,21%. Но если обратиться к отчету о поступлении средств за электроэнергию в 1998 году на счета 26 облэнерго (без Киевэнерго), то картина кардинально меняется.

В прошлом году областные энергораспределяющие компании купили электроэнергии на 7,5 млрд. грн. Затем они добавили к ее цене свои затраты, и она стала стоить уже 8,8 млрд. грн. После всего этого энергию продали и получили в оплату за нее аж... 5,9 млрд. грн., что на 21% меньше суммы, за которую эту энергию изначально купили... Только 4 облэнерго смогли продать энергии больше, чем купили. Но и это еще не все: деньгами из общей суммы выплат было получено всего 1,17 млрд. грн., остальное - бартер.

Естественно, что разделить полученный «финансовый эффект» таким образом, чтобы всем хватило, - невозможно. Поэтому действует правило: сытнее всего живется тому, кто ближе всех оказывается к кормушке, в данном случае - к платежам. Из областей в котел «Укрэнерго» отправилось всего 4,2 млрд. грн., в т.ч. 0,78 млрд. грн. «живых» денег. Еще порядка 300 млн. грн. ушло на закупку угля, газа, мазута. Оставшиеся средства облэнерго как-то распределяют на месте.

Естественно, оставшегося на всех не хватает, и в наиболее тяжелом положении оказываются те, кто находится в конце цепочки возврата денег за электроэнергию, т. е. энергогенерирующие компании. Долги перед генерацией давно уже стали хроническими. В среднем средства поступают с рынка в период от 5 месяцев до года. Причем этот период все увеличивается.

Собственно, то что ОРЭ будет «буксовать», было определено еще в момент его создания. Хотя идея рынка была разработана еще в 1993 году, в жизнь ее воплотили только в 1996, когда экономика уже была основательно развалена и бартеризирована. Так как электроэнергия - товар, потребляемый непрерывно и мгновенно, то в расчетах ОРЭ предусматривается, что расчеты с генерирующими компаниями должны происходить в течение 15 дней. Иначе говоря, в течение года каждая гривня в энергосистеме должна «прокрутиться» 24 раза. Между тем при уровне денежной массы в экономике порядка 14 %, в среднем по стране каждая гривня обеспечивает только 7 оборотов.

Отсюда следует простейший вывод: чтобы ОРЭ заработал с необходимой скоростью оборота, его продукция должна на 100 % оплачиваться деньгами, и платить ее предприятие должно либо из оборотных средств, либо за счет банковских кредитов. Иначе не получится - большинство товаров реализуются в период двух-трех месяцев. Украинские предприятия образца конца 90-х годов таким требованиям не отвечали. Вдобавок на рынке (за исключением отключений) практически отсутствовал механизм воздействия на неплательщиков.

Не оплаченная вовремя энергия автоматически превращалась в долги энергорынка перед генерацией, и энергорынок мгновенно превращался в рынок долгов, и даже платежеспособным потребителям было дешевле покупать с дисконтом долги, чем платить за энергию деньгами. В прошлом году за электроэнергию оплатили деньгами не более 16% проданной электроэнергии. Кстати, этот показатель был достаточно устойчив. Практически три последних года цифра денежной оплаты колебалась на уровне 16-20 %, отражая платежеспособность потребителей. Все попытки изменить это соотношение успеха не давали. За исключением разве что октябрьского (1998 года) введения НДС на бартерные операции, после чего уровень оплаты опять резко сократился и сейчас составляет едва ли 10%. Возможно, это формируется новый уровень денежного наполнения, когда за энергию платит только население.

К слову, о населении. Чиновники Минэнерго часто сетуют, что среди его клиентов растет доля бытовых потребителей, тариф на электроэнергию для которых меньше, чем для промышленных потребителей. Между тем, именно население обеспечивает львиную долю поступлений денег в отрасль. И платит оно довольно регулярно, обеспечивая до 60% расчетов. Если этого «невыгодного» клиента забрать, что периодически и предлагается сделать, то зарплату на станциях придется выдавать... рельсами. Более того, население едва ли не единственный потребитель энергии, который мало того что платит, так еще и безропотно переносит отключения энергопоставок.

Спасение утопающих...

Похоже, что и с созданием конкурентной среды ничего хорошего не вышло. По словам директора «Энергорынка» Николая Рачина, конкурируют только четыре энергогенерирующие компании тепловой энергетики, и то лишь в конце весны и в начале лета. В зимний период из-за недостатка мощностей «Энергорынок» вынужден покупать даже самую дорогую электроэнергию, производимую ТЭС.

Впрочем конкуренция существует. Теплоэнергия непрерывно сталкивается на рынке с более дешевой энергией АЭС и ГЭС. Для сравнения: рентабельность производства тепловой генерации в 1998 году составила 8,4%, АЭС - 106%, а ГЭС - 113 %. Естественно, последние могут выдержать куда больший уровень неплатежей, чем ТЭС. Кроме того, товарный характер расчетов породил огромную толпу посредников при перепродаже электроэнергии. Правда, десяток крупнейших обеспечивает две трети поставок. Причем базируются они на перепродаже самой дешевой, как правило, атомной энергии.

Естественно, это вызывает раздражение у контролирующих органов. Председатель НКРЭ Зиновий Буцьо считает, что «независимые энергопоставщики, используя демпинг, перетягивают на себя наиболее платежеспособных потребителей с ликвидной продукцией». Кроме того, «Энергоатом» снижает цену электроэнергии за счет зачета транспортировки электроэнергии облэнерго в качестве оплаты за купленную электроэнергию. Вдобавок, до 1 января этого года «Энергоатом», согласно утвержденной Кабмином схеме расчетов за ТВЭЛы для атомных станций, мог продавать электроэнергию с дисконтом до 30%. При этом НКРЭ обвиняет атомщиков и в том, что те эмиссией своих векселей «завалили рынок».

В принципе, спор не о векселях. «Энергоатом» вообще утверждает, что их в обороте не более 3% от уровня его товарной продукции. Речь о том, что когда стало ясно, что лодка ОРЭ начерпалась воды, с нее стали спрыгивать пассажиры, рассчитывающие выплыть самостоятельно. И основное противоречие между ними и теми, кто остался в лодке, заключается в ответе на вопрос: как именно будет продаваться энергия - напрямую или через «Энергорынок»? На прямых договорах между генерацией и предприятиями настаивают «Энергоатом» и появившиеся недавно частные облэнерго. Н.Рачин признал, что «их аргументы понятны: мы собираем средства за оплату нормально и хотим работать с нормальными энергогенерирующими компаниями. Вся энергетика их не интересует.»

Сегодня «Укрэнерго» - одновременно и оптовый покупатель и продавец электроэнергии, что фактически исключает какие-либо имущественные претензии к нему. А «Энергорынка», как юридического лица, не существует. За три года так и не было создано «государственное предприятие «Энергорынок». Ныне действующий - это просто структурное подразделение «Укрэнерго».

В декабре 1998 года общему собранию ОРЭ был предложен проект нового договора. В нем предусматривался переход на комиссионную схему торговли электроэнергии, а также введение механизма взаимной ответственности между членами энергорынка. В частности, в случае неоплаты потребителями используемой электроэнергии предусматривалась возможность предъявления претензий к облэнерго. Интересно, что ранее как основное достоинство этой схемы выдвигалось то, что это «освободит «Укрэнерго» (как стратегический объект, который не может быть обанкрочен) от прямой ответственности за неплатежи. Впрочем, от ответственности в этом случае освобождаются почти все. Банкротству подлежат разве что несколько частных облэнерго.

Однако на собрании ОРЭ раздел прошел не по линии государственных или частных компаний, а по линии «производители тепловой электроэнергии- облэнерго+«Энергоатом». Они фактически выступали единым фронтом, отвергнув договор в редакции Минэнерго. Это произошло, несмотря на проводившиеся ранее многочисленные консультации министерства с представителями энергокомпаний. Проект был полностью завален, за него проголосовали менее одной трети участников, несмотря на то что, в уставных фондах большинства представленных в ОРЭ энергопредприятий государство имеет часть либо контрольный пакет акций.

И понять их можно. Если с деградацией тепловой энергетики, когда каждый год падает выработка, регулярно срывается план по ремонтам, на станциях по полгода не выплачивается зарплата, уже, похоже, все смирились, то атомщики до последнего времени держались и тонуть вместе с Луганской и Кураховской ТЭС они не хотят, справедливо предполагая, что последних, с их чудовищным расходом топлива, вытянуть уже вряд ли удастся.

Атомщики действительно часто работают в обход рынка. Точнее, формально их энергия все равно покупается у «Энергорынка», а лишь затем продается с дисконтом. Согласно справке «Энергоатома», в прошлом году из 446 млн. грн. полученных денежных средств, с энергорынка он получил только 253,1 млн. (57%). В 1997 году эта доля составляла 62%. С другой стороны, при фонде оплаты труда в 300 млн. грн., денег, полученных с ОРЭ, не хватит даже на зарплату. А вряд ли голодный оператор у пульта реактора - эта та перспектива, к которой стоит стремиться. И без этого существующая там задолженность на уровне трех месяцев. Если бы «Энергоатом» строго соблюдал условия рынка, то забастовки на станциях начались бы просто на год раньше.

Любопытно, что несколько в стороне оказалась наиболее эффективная энергокомпания Украины - «Киевэнерго». Просто фактически она всегда работала и работает по схеме прямых договоров. Это стало возможно благодаря тому, что ее структура... не соответствует идее разделения генерации и распределения энергии - все это собрано под одной крышей. «Киевэнерго» слабо представлена на ОРЭ, имея только 6 голосов, и нисколько от этого не страдает. Ее продажа на ОРЭ составляет 1% генерируемой энергии, покупает же только 15-17% необходимой ей пиковой электроэнергии. Остальные 82% производимой ею энергии на ОРЭ не попадают. И при этом - компания имеет наибольший в Украине сбор денежных средств.

Сейчас разрабатывается новая редакция договора. В конце февраля - начале марта приступит к работе группа по согласованию документа. Чем быстрее стороны договорятся, тем лучше. Этот год наверняка будет сложнее прошлого уже потому, что для тех же АЭС уже закончились поставки компенсационного топлива. Уже летнюю кампанию по загрузке топлива в реакторы предстоит вести за свой счет. По оценкам специалистов, это обойдется в 230 млн. долл.

Сохранение текущего положения угрожает привести к распаду энергосистемы на изолированные очаги еще в начале осени, еще до наступления следующей зимы. Поэтому придется либо принимать меры до подобного исхода, либо довести до него, пережить его по опыту Казахстана и Армении, а потом все равно принимать меры. Кстати, в этом случае они будут гораздо более жесткими и радикальными. К примеру, в той же Армении уровень оплаты деньгами сейчас более 80%, а понятие «неотключаемое предприятие» отсутствует. Но стоит ли доводить страну до таких результатов таким путем?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно