Электрический стул. Для энергетической безопасности Украины?

2 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 2 сентября-9 сентября

Электроэнергетический комплекс Украины занимал ведущее положение в электроэнергетике бывшего С...

Электроэнергетический комплекс Украины занимал ведущее положение в электроэнергетике бывшего СССР по надежности и организации работы энергосистемы, освоению нового оборудования и внедрению новых технологий, квалификации персонала. В трудные годы становления независимой Украины именно благодаря запасу его прочности, когда энергоснабжение страны не прекращалось даже при неплатежах на уровне 40%, удалось удержать отечественную экономику на плаву, а затем и вывести на стабильный уровень.

Эти годы не могли не отразиться на надежности работы оборудования электростанций, электрических и тепловых сетей, которые не ремонтировались в необходимых объемах. Не говоря уже о замене оборудования, отработавшего свой ресурс, а также реконструкции и модернизации, проводившихся разве что в единичных случаях.

В настоящее время более 50% оборудования тепловых электростанций и сетей отработали свой ресурс. Электроэнергетика остро нуждается в инвестициях. С этой целью в начале 90-х годов энергетики Украины, первыми среди республик распавшегося СССР, разработали программу реформирования отрасли, которая предполагала проведение реструктуризации предприятий, внедрение рыночных механизмов и правил посредством создания оптового рынка электрической энергии, создание независимого регуляторного органа и механизмов государственного регулирования субъектов электроэнергетики.

Конечная цель реформирования сводилась к созданию прозрачных правил работы на рынке электрической энергии и условий для привлечения на объекты инвестиций, в том числе и негосударственных. При этом приватизация предприятий рассматривалась как основной элемент создания благоприятного инвестиционного климата, необходимого для привлечения значительных капиталов в возрождение электроэнергетического комплекса.

В результате организационные и структурные преобразования в электроэнергетике достигли беспрецедентного для Украины уровня, особенно заметного на фоне слабоконтролируемых монополий в нефтегазовом комплексе, на транспорте и в связи.

Однако, начиная с 2001 года, после ухода Виктора Ющенко с поста премьер-министра преобразования затормозились. Доминирующим фактором этого торможения было нежелание чиновников различного ранга упустить возможность «ручного» влияния на субъекты отрасли и контроля финансовых потоков. Следствием этого стало появление целого ряда новых проблем и обострение старых:

— НКРЭ не смогла создать единые прозрачные правила и методики формирования тарифов, что привело к совершенно необъяснимым перекосам в условиях работы генерирующих компаний и облэнерго;

— в результате непродуманного ввода в строй двух новых атомных блоков в западных регионах страны при отсутствии там адекватного потребления увеличились дисбалансы в загрузке мощностей генерации;

— большинство государственных предприятий отрасли, включая НАЭК «Энергоатом», перешли в состояние перманентного финансового банкротства;

— ввиду физического и морального износа оборудования продолжала снижаться надежность работы энергосистемы.

После избрания Виктора Ющенко президентом Украины поначалу появилась надежда, что рыночные преобразования в энергетике продолжатся. Однако действительность оказалась несколько иной.

По неизвестным причинам (вероятнее всего, из-за недостаточной информированности президента страны) обновление руководящих кадров электроэнергетики произошло таким образом, что все функции управления де-факто оказались сконцентрированы в руках одной корпоративной группы. «Электроэнергетическое крыло» действующего правительства представлено исключительно выходцами из АК «Киевэнерго» (государственный пакет — 50% плюс 1 акция) — компании, обладающей беспрецедентными преференциями как со стороны государства, так и со стороны киевских властей.

Иван Плачков повторно стал министром топлива и энергетики, Юрий Продан — его первым заместителем и по совместительству президентом «Энергетической компании Украины» (НАК «ЭКУ»), Валерий Кальченко занял пост председателя НКРЭ. Хотя каждый из трех упомянутых чиновников при старой власти достаточно длительное время занимал ключевые должности в энергетике (что видно из таблицы) и в полной мере несет ответственность за проблемы отрасли.

После этого оказалось делом техники установить полный контроль над советом Оптового рынка электроэнергии. Этот орган самоуправления призван согласовывать интересы всех участников ОРЭ. Как он выполняет эту задачу в настоящее время, догадаться нетрудно, учитывая, что из десяти голосующих директоров совета восемь административно подчинены президенту НАК «ЭКУ».

Следует добавить, что господа Плачков и Продан являются приверженцами жесткого административного стиля управления, основанного на недоверии к «чужим» и убежденности в том, что именно они знают, как должна быть организована работа отрасли и что именно необходимо для светлого будущего.

Чем же отмечены первые полгода работы «новой» команды в правительстве?

1. Фактически ликвидированы рыночные принципы формирования цены на электроэнергию в ОРЭ, стимулирующие снижение затрат производителей. Искусственно созданные ограничения привели к тому, что ряд «чужих» генерирующих компаний с лучшими технико-экономическими показателями оказались загруженными меньше, чем затратные, но зато «свои» ТЭС.

2. Прекращены поставки в Россию электроэнергии, произведенной на атомных электростанциях. Соответствующее снижение доходов НАЭК «Энергоатом» тут же было компенсировано путем повышения цены на электроэнергию, отпускаемую АЭС в Оптовый рынок.

3. Через Кабинет министров в буквальном смысле «продавлена» идея внедрения административно устанавливаемых «единых» тарифов на электроэнергию, против которой высказывалось подавляющее большинство экспертов. Результатом внедрения таких тарифов будут еще один ценовой удар по основным бюджетообразующим отраслям промышленности и непрогнозируемый дисбаланс в расчетах на Оптовом рынке. «Единые» тарифы фактически ставят крест на десятилетнем пути, пройденном энергетикой от утверждаемого Госпланом прейскуранта до рыночных тарифов.

4. Последовательно реализуется идея вынудить нынешних собственников энергетических предприятий к продаже своего бизнеса с целью создания неких «публичных» акционерных компаний, которые будут контролироваться не акционерами, а чиновниками. При этом как досадное недоразумение замалчивается тот факт, что по всем показателям приватизированные компании работают несравнимо эффективнее, нежели государственные энергетические предприятия.

5. Активно пропагандируется концепция развития энергетики, упор в которой сделан на дальнейший рост энергоемкости производства. Такое весьма спорное видение приоритетов национальной экономики позволяет осваивать многомиллиардные бюджетные инвестиции, источником которых является инвестиционная составляющая в оптовой рыночной цене на электроэнергию (удельный вес этой надбавки в цене уже сейчас превышает 10%).

6. Усугубилась практика кулуарного принятия решений. Такой подход грубо противоречит задекларированной правительством открытости в деятельности органов государственной власти и лишает общество информации, объективно необходимой для стабильного функционирования экономики, создания здорового социального климата, особенно если речь идет о кардинальных изменениях «правил игры».

Результаты указанных выше «новаций» не заставили себя долго ждать. Особо показателен значительный рост оптовой рыночной цены на электроэнергию (более 15% за последние шесть месяцев) и соответствующее увеличение розничных тарифов для потребителей. Резко снизились технико-экономические показатели генерирующих компаний. Достаточно сказать, что расход условного топлива на производство электроэнергии (один из основных показателей эффективности работы ТЭС) повысился до наихудшего за всю историю энергетики Украины уровня. Возросли показатели аварийности. Энергоблоки ТЭС за семь месяцев 2005 года выходили из строя 1258 раз — против 1078 раз за аналогичный период прошлого года.

Указанные проблемы во многом являются следствием непродуманной кадровой политики, при которой квалифицированные кадры среднего звена вытесняются, а на их место назначаются удобные для манипулирования люди. Красноречивой иллюстрацией этого стало недавнее смещение Владимира Редина, главного диспетчера объединенной энергосистемы Украины и бесспорного авторитета в этой сфере, и назначение на его место политически лояльного работника. Поскольку новый главный диспетчер всего три года (с 2002-го по 2005-й) руководил диспетчерской службой «Киевэнерго», вероятнее всего, причиной такой замены стал не выдающийся профессионализм, а принадлежность к категории «своих» по отношению к министру людей.

В этой связи уместно вспомнить массовые отключения электроэнергии в США и Италии, а также недавние инциденты в Москве и Крыму, когда последствия перерывов в электроснабжении испытали на себе миллионы людей. В значительной степени вина в системных авариях лежит на диспетчерских службах. Поэтому нам стоило бы помнить, что назначение на ключевые технические должности исходя из политических соображений создает реальную угрозу устойчивому электроснабжению потребителей, а значит, и безопасности государства.

Для лучшего понимания того, к чему приводит подобная политика, уместно обратиться к опыту АК «Киевэнерго» — альма-матер нынешнего руководства энергетики. Даже беглый анализ показателей работы этой компании вызывает серьезные вопросы к ее руководству и, прежде всего, к Ивану Плачкову — бессменному председателю правления на протяжении последнего десятилетия (с недолгим перерывом в 1999 году). Несмотря на огромный валовой доход почти в 2 млрд. грн. в год, прибыль «Киевэнерго» всегда составляла несколько миллионов гривен. При этом не обеспеченная текущими активами кредиторская задолженность перед поставщиками и банками уже превысила 600 млн. грн. У «Киевэнерго» беспрецедентно высокие для энергопередающих компаний такого уровня сложности сетей потери электроэнергии, доходящие до 1 млрд. кВт.ч в год. Безнадежная задолженность потребителей компании, по словам председателя наблюдательного совета «Киевэнерго» Ивана Фоменко, перевалила за астрономический рубеж в 1 млрд. грн., что сопоставимо со стоимостью государственного и коммунального имущества, бесплатно переданного в управление компании.

Информация о срыве выполнения инвестиционной программы, кредитуемой Всемирным банком под гарантии государства, угрозы зимнего отключения электрической и тепловой энергии в Киеве (вследствие системных неплатежей компании за газ) создают отнюдь не радужные перспективы для «флагмана украинской энергетики». Очевидно, все финансовые проблемы «Киевэнерго», где очень сильны позиции бизнесменов и столичных чиновников, будут решаться путем существенного роста тарифов на электрическую и тепловую энергию для киевских потребителей.

Приведенный выше анализ свидетельствует, что реализуемая в электроэнергетике политика базируется на административно-командном подходе руководства ТЭК, полном непринятии инакомыслия и на послушании среднего управленческого звена, совершенно не готового отвечать за возможные последствия.

Созданы условия, при которых кресла, которые занимают нынешние чиновники от энергетики, могут превратиться в электрический стул для всей страны, о чем мы все узнаем в тот момент, когда уже будет поздно что-либо исправлять. Очевидно, руководству страны стоит об этом задуматься.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно