Экзамен для новой власти

4 февраля, 2010, 16:23 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-12 февраля

Очевидно, самый важный вопрос, волнующий сейчас каждого, — это как сохранить сегодняшнюю зыбкую финансовую стабильность и начать на этой стабильности процесс возрождения экономики...

Накануне второго тура президентских выборов участники Финансового пресс-клуба собрались, чтобы обсудить ключевые экономические проблемы, которые должна будет решить новая власть.

О том, как обеспечить финансовую стабильность и возродить экономику, дискутировали исполнительный директор по экономическим вопросам Национального банка Игорь ШУМИЛО, директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий ГЕЕЦ, председатель правления банка «Финансы и Кредит» Владимир ХЛЫВНЮК, директор департамента макроэкономического прогнозирования Министерства финансов Владимир ПАРНЮК, советник министра экономики Сергей ЯРЕМЕНКО и руководитель главной службы социально-экономического развития секретариата президента Роман ЖУКОВСКИЙ.

Выводы, сделанные «Зеркалом недели» после этой дискуссии, оказались не очень утешительными: банки захлебываются в некачественных активах, бюджет худеет, а власть и не думает делать шаги для реформирования экономики и возобновления кредитования. Если такой «властный беспорядок» сохранится и после выборов, то экономика сама запустит процесс очищения от непрофессиональных менеджеров через дефолт.

Проблемы макроэкономической стабильности

Очевидно, самый важный вопрос, волнующий сейчас каждого, — это как сохранить сегодняшнюю зыбкую финансовую стабильность и начать на этой стабильности процесс возрождения экономики. Благо, и основания для этого есть: экономическая активность в Украине в течение трех последних кварталов восстанавливается. Об этом свидетельствуют сравнительные оценки темпов роста ВВП к предыдущему кварталу (сезонно скорректированные), сделанные Национальным банком. «Третий квартал подряд наблюдается экономический рост относительно предыдущих кварталов: 4,5—2,5—2,3%», — говорит Игорь Шумило. Но до восстановления докризисных показателей экономики стране еще далеко: общая оценка падения ВВП в 2009 году к 2008-му — минус 14,5%.

«Очевидно, все помнят крайне пессимистические прогнозы, звучавшие и относительно валютного курса (назывались и 12 гривен за доллар, и 15, и даже выше), и относительно инфляции. Национальном банку удалось как стабилизировать ситуацию на валютном рынке, так и добиться последовательного снижения инфляции до 12,3%. Хотя существует и так называемая отложенная инфляция, являющаяся результатом неповышения административно регулируемых цен и тарифов, хотя такое изменение сделало бы более устойчивым финансовое положение прежде всего НАК «Нафтогаз», — говорит исполнительный директор по макроэкономическим вопросам НБУ. — С моей точки зрения, есть все условия, чтобы эту предсказуемость и ожидаемость по инфляции сохранить в течение всего года и на будущее».

По его мнению, со своей стороны Национальный банк прилагает для этого достаточно усилий. «Монетарная политика, не препятствуя восстановлению экономической активности во второй половине года, была вынуждено более жесткой вследствие значительной политической и экономической неопределенности, прежде всего относительно дефицита бюджета и источников его покрытия как в 2009-м, так и в 2010 году, — объясняет Игорь Шумило. — Если помните, мы говорили, что наша задача — удержать инфляцию между 13 и 14%, чтобы к концу следующего года иметь не более 10% и в дальнейшем выйти на уровень 5—7% роста цен в год».

По убеждению представителя Национального банка, которое, очевидно, разделяет большинство членов правления учреждения, только стабильно низкая инфляция является залогом появления долгосрочного финансового ресурса у банков, да и то с определенным лагом. В других условиях — высокой инфляции и высоких девальвационных ожиданий — это практически невозможно.

Что же касается валютного курса, то украинцам, очевидно, все же придется и в дальнейшем отвыкать от его фиксированных значений. «Как вы знаете, НБУ отошел от политики фиксированного курса. Мы стараемся, чтобы колебания были незначительными. Валютный курс — это тот инструмент, который должен, с одной стороны, стимулировать экспорт, не препятствуя необходимому стране импорту, а с другой — обеспечивать устойчивость к возможным внешним шокам», — аргументирует исполнительный директор Национального банка изменение вектора в политике учреждения, до сих пор не очень популярного как среди населения, так и в среде бизнеса.

Вместе с тем он прогнозирует, что серьезных курсовых шоков уже можно не бояться. «С моей точки зрения, экономических оснований для значительных колебаний валютного курса нет. В 2009 году отрицательное сальдо текущего счета составляло 1,9 млрд. долл., финансового — 11,8 млрд. Мы считаем, что в следующем году ситуация будет немного лучше. По текущему счету — плюс от 0 до 1 млрд. долл., по финансовому — около 3—4 млрд. долл. отрицательного сальдо. То есть у НБУ с учетом валютных резервов есть все возможности обеспечить стабильность на валютном рынке», — успокаивает господин Шумило. Но предостерегает, что сегодня макроэкономическая стабильность во многом зависит от дефицита бюджета и источников его покрытия на 2010-й и следующий год. Поэтому важно как можно скорее определиться относительно этих показателей и утвердить их в Верховной Раде Украины. Появление такого бюджета с реальными источниками его наполнения обеспечивало бы ту ожидаемость и предсказуемость, которых так давно ждут и бизнес, и инвесторы.

«Считаю, что те предложения, которые были в свое время озвучены и.о. министра финансов Игорем Уманским о необходимости корректировки внесенного в Верховную Раду бюджета в сторону уменьшения доходов на 30 млрд. грн., а расходов — на 40 млрд., являются правильными. Принятие реалистичного, заслуживающего доверия бюджета позволит стабилизировать ситуацию на валютном рынке и будет способствовать уменьшению инфляции», — подчеркивает представитель Нацбанка.

По мнению участников круглого стола, до некоторой степени не является критической и долговая позиция Украины. Властям и коммерческим организациям в 2010 году формально нужно возвратить от почти 30 до 37 млрд. долл. Но по предварительным прогнозам, в том числе представителей Минфина и коммерческих банков, около 70% этой долговой позиции будет реструктуризировано. «Я думаю, для этого есть некоторые рациональные ожидания, поскольку, учитывая глобальный мир, политика заливания кризиса деньгами в развитых странах, эмитирующих конвертируемые валюты, принесла свои результаты. Сбережения в этих странах выросли, и сейчас из них пошел поток валюты в другие страны. Поэтому можно ожидать, что поход за активами будет иметь место», — говорит Валерий Геец. Он отметил, что свободные деньги пойдут на скупку подешевевших активов коммерческих банков и подешевевших активов в экономике, хотя это может привести к формированию финансовой пирамиды на рынке недвижимости.

По оценкам Института экономики и прогнозирования НАНУ, при выходе из кризиса около 70% кредитного портфеля будет принадлежать банкам с иностранным капиталом. И примерно 50% нашей банковской системы будут контролировать иностранные банки. «В таких условиях перед национальным регулятором встает серьезная задача: каким образом влиять на ситуацию в экономике? Каким образом и по какому сценарию будет осуществляться инвестирование украинской экономики?» — очерчивает проблему г-н Геец. На протяжении девяти лет экономического роста модернизационные процессы в экономике не происходили. Сколько бы мы ни гордились тем, что в страну пришли иностранные инвестиции, они не пришли в реальный сектор экономики. И национальные инвесторы тоже не занимались модернизацией. Ни в металлургии, ни в многотоннажной химии почти ничего качественно не модернизировали, и новые производства в этих сферах не формировались. Поэтому если будем придерживаться политики существующего стабильного курса, накопительная динамика инфляции будет формировать предпосылки для очередного двойного дефицита платежного баланса.

В целом признаки возможного повторения кризиса уже появились. Если на протяжении прошлого года экономика двигалась к положительному сальдо текущего счета платежного баланса, то сейчас мы довольно быстрыми темпами движемся в другую сторону. «Если бы это можно было объяснить только какими-то рекордными платежами за газ, как в прошлом году, — было бы еще полбеды. Но как отмечает сам Национальный банк в аналитической оценке состояния платежного баланса, минимум на 10%, даже с учетом сезонной составляющей, увеличился импорт неэнергетических товаров», — отмечает Роман Жуковский. То есть на сегодняшний день динамика курса способствует активному наращиванию импорта, что стало одной из главных причин шока и резкой девальвации в конце 2008 года. Более того, в последнее время происходит постепенная ревальвация официального курса. «Мне кажется, что это может только усилить негативную тенденцию и увеличить приток импортных товаров в страну», — предостерегает представитель президентского секретариата.

В то же время снова растет долларизация экономики. Когда начинался кризис, доля валютных депозитов, например, составляла 50%, а сейчас этот показатель приближается уже к 65%. Это означает, что и в банковской системе возникли предпосылки для шоков — ведь использовать валюту для кредитования финучреждения сейчас не могут, а проценты по таким депозитам платить обязаны. «Я не говорю, что это обязательно приведет ко второй волне кризиса или еще к чему-то, но над этим Национальном банку необходимо задуматься. И если этого не сделать, то считаю, что вопрос стабилизации валютного курса и экономики в целом отодвинется в очень далекую перспективу», — подчеркивает Роман Жуковский.

Проблемы наполнения бюджета

Очень многое зависит сейчас от размера дефицита бюджета и источников его покрытия на 2010 год. И это все время тяготеет над всеми ожиданиями. Как отметил Валерий Геец, ожидаемый в этом году дефицит бюджета — от официально декларируемых 4% ВВП до 8—10%, по разным оценкам, — свидетельствует о том, что это весьма серьезная проблема. Почему в бюджете 2009 года такой огромный дефицит и почему образовались такие перекосы? Потому что не было слаженной работы всех ветвей власти.

По мнению Владимира Парнюка, срочно, не дожидаясь, кто же станет президентом, нужно готовить пакеты реформ — решений, которые бы концептуально меняли экономическую ситуацию. И, прежде всего, это касается налоговой сферы. «Валерий Михайлович сказал, что бюджет 2010 года может быть бюджетом 2005 года, то есть это снова бюджет проедания, в котором экономическая база доходов слабее, чем необходимо для запланированных расходов. Я хочу сказать больше: это началось тогда, когда мы ввели в стране нынешнюю модель налогообложения, — говорит директор департамента макроэкономического прогнозирования Министерства финансов. — Она построена на налогообложении добавленной стоимости, то есть чем больше добавленной стоимости создал плательщик, тем больше он должен заплатить в бюджет. Это принципиально неправильная точка зрения, ведь она заставляет скрывать добавленную стоимость. А именно ее мы потребляем. Поэтому нужно ставить вопрос об эффективности использования ресурсов — нужно облагать налогами ресурсы и концептуально менять подход к налогообложению прибыли». «Кстати, в следующем году у нас прибыли не будет, потому что убытки, понесенные в 2009 году, будут в основном перенесены на 2010 год — фактически мы не будем иметь возможности развиваться», — добавил он.

Представитель Минфина говорит, что решить вопрос с недостаточным финансированием бюджета можно, только существенно изменив фискальную систему. Во-первых, это введение налога на расходы. Во-вторых, повышение ставки налога на добавленную стоимость до 25%. В-третьих, отмена начислений на фонд заработной платы как базы формирования доходов пенсионного и социальных фондов. «Если мы этого не сделаем, у нас и впредь будет развиваться материалоемкая структура производства, не отвечающая современным мировым тенденциям», — отмечает В.Парнюк.

Повышение ставки НДС до 25%, согласно предложению представителя Минфина, компенсирует отмену начислений на оплату труда населения как конечного потребителя товаров. Поскольку плательщики НДС должны рассчитаться с государством по налоговым обязательствам на 30-й день после их возникновения, то повышение ставки НДС станет для предприятий чем-то наподобие средства краткосрочного кредитования от государства на внутреннем рынке.

По поводу налога на расходы. «Если мы посмотрим на структуру нашей экономики, то увидим, что 56% — это промежуточное потребление, от оборота, а остальное — это добавленная стоимость. Если я одну гривню расходую, то там сидит 56% того, что было сожжено, использовано, но никакого эффекта экономике не дало. Нужно изменить эту структуру. В развитых экономиках совершенно другая структура, промежуточное потребление меньше, а ведь это — наша экономика теневая. Поэтому нужно сделать так, чтобы независимо от того, куда идут ресурсы — то ли на заработную плату, то ли на материальное производство, то ли на закупку сырья, энергоносителей, — налогоплательщик платил бы в бюджет», — говорит г-н Парнюк. Так же Минфин советует подходить и к налогообложению расходов граждан, которые в условиях теневой экономики значительно выше официальных доходов.

По мнению Романа Жуковского, столь радикальные налоговые реформы вряд ли можно реализовать в ближайшее время, поэтому необходимо искать более умеренные пути или хотя бы реализовывать уже достигнутые договоренности с МВФ, без поддержки которого бюджет на текущий год сбалансировать практически невозможно. «Сегодня практически не возмещается НДС, этот долг уже составляет почти 25 млрд. грн. И вновь резко выросли налоговые переплаты: на сегодняшний день они достигли почти 13 млрд. грн. Также на финансирование расходов государственного бюджета задействованы ресурсы местных бюджетов — около 8 млрд. грн. То есть сформирован огромный массив долга, который угрожал бы бюджетной стабильности даже в том случае, если бы в этом году с поступлениями было все в порядке», — подчеркивает г-н Жуковский.

Исправить ситуацию может только внешний толчок — будет ли он заключаться в поступлении извне денег или же в каком-то внешнем механизме, который будет стимулировать к проведению определенных реформ и изменений в экономической политике. «Сотрудничество с МВФ, на мой взгляд, является таким внешним толчком», — говорит представитель президентского окружения.

Но сотрудничество с МВФ приостановилось из-за того, что Украина брала на себя обязательства, которых не выполняла, или же поворачивала в другую сторону, таким образом создавая репутацию партнера, с которым невозможно нормально договориться. Большинство ключевых реформ, которые в случае их реализации могли бы уже улучшить ситуацию, не были проведены. А реформы, на которых настаивал МВФ, основывались на оценке ситуации нашими же глазами. «Эти мероприятия рождались в основном не в их головах, а в наших. И если сотрудничество будет возобновлено на условиях проведения нами же предложенных реформ, я, безусловно, считаю такое сотрудничество полезным», — говорит Роман Жуковский.

Впрочем, в Верховной Раде практически нет законодательных актов, которые бы предусматривали реформирование как социальной сферы, так и доходной части бюджета. Это значит, что 2010 год будет формироваться на старой налоговой базе и всей старой социальной сфере. И если мы даже начнем проводить реформы без проектов, без существующих концепций, то в лучшем случае это будет только в 2011 году.

Проблема банковской стабильности

Исходя из того, что ключевые реформы в финансовом секторе даже не подготовлены и властям вряд ли стоит надеяться на скорое возобновление сотрудничества с МВФ, эксперты считают, что сегодня нет оснований для большого оптимизма по поводу финансового сектора экономики на 2010 год. «Все, что происходило в банковской системе до этого времени, не завершено. И банковскому сектору, и Национальном банку в 2010 году, а я полагаю, что и в 2011-м, придется многое выдержать. И у нас есть только пожелание национальному регулятору вместе с банками — пережить это время», — говорит Валерий Геец.

Прежде всего, финансистов беспокоит значительное увеличение доли проблемных кредитов в портфелях банков. Оценки плохих кредитов в банковской системе существенно отличаются от официальных 9%. «В этом случае средств для поддержки нужно больше, чем это можно предположить, исходя из баланса бюджета и баланса денег и ВВП. Возникает вопрос, как поведет себя внешний сектор. Необходимо искать возможности сотрудничества», — констатирует ученый.

По мнению Владимира Хлывнюка, для банковской системы наступает вторая волна кризиса, причина которой — проблемные активы. Полгода назад при кризисе ликвидности они отошли на второй план. Теперь же в силу того, что наше законодательство, как и в советское время, ориентировано на защиту прав заемщиков, у всех банков Украины возникли очень большие проблемы с возвратом кредитов. Причем во всех сегментах — и с юридическими лицами, и с физическими, и с частными предпринимателями.

«Проблемные кредиты делятся на две составляющие: достаточно большая доля тех, кто просто «кидает», и, конечно, та часть бизнеса, которая попала в тяжелую финансовую ситуацию», — говорит Владимир Хлывнюк. Поэтому, несмотря на то, что у банковской системы сейчас достаточно свободных ресурсов, она объективно не хочет вкладывать деньги в экономику, не понимая, можно ли будет их оттуда вернуть.

Растет количество заемщиков, которые абсолютно сознательно идут на то, чтобы не возвращать долги, а власть ничего не делает, чтобы их к этому вынудить. «Даже если мы своими силами вернули кредитов, грубо говоря, на миллиард, то это миллионов 200 прямых убытков — только на процессе возврата денег. С учетом себестоимости ресурсов банка и того, что нужно возвращать проценты, — отмечает Владимир Хлывнюк. — Поэтому банкам крайне необходима помощь государства в вопросе возврата кредитов».

Банкир говорит, что является участником очень многих походов банкиров в Министерство юстиции и другие инстанции. «Мы просим одно — хоть какую-то нормативную, законодательную базу, которая бы защитила нас как учреждения, которые давали взаймы. Но, к сожалению, законы никак не менялись. Даже в инструктивных, нормативных документах, касающихся действий исполнительной службы, нотариата, судей, какого-то отклика не нашлось, и, я так понимаю, что в ближайшее время и не найдется. Поэтому живем по принципу: каждый защищает себя сам. Может, через полгода мы к этому вернемся. Все предложения в Минюсте, в Национальном банке есть», — говорит банкир.

В свою очередь, Сергей Яременко считает, что сложившаяся в банковской системе ситуация — объективна. За последние 40 лет все доходы финансового сектора в экономике мира выросли где-то в четыре раза и достигли 50% получаемых доходов во всей экономике. То есть получилось, что львиная доля доходов сконцентрировалась в финансовой сфере. Сейчас финансовые учреждения, несмотря на убытки и кризис в целом в экономике мира, все равно хотят получать доходы, которые получали в докризисное время. Появилось даже выражение: «Доходы — это достояние финансового сектора, а в случае убытков проблема должна решаться за счет денег налогоплательщика».

«Я утверждаю, что если, допустим, ВВП страны сократился на 30%, неизбежно, что и банковский сектор должен обрушиться на 30%. Другой вопрос — кто должен уйти? Предполагалось, что уйдут самые неустойчивые учреждения, но получилось так, что бессистемность помощи банкам вылилась в то, что помогали плохим и не помогали хорошим. И таким образом получился студень в виде тех банков, которые и не падают, но уже и не стоят. Они превратились в такие неустойчивые, уже не кредитные учреждения», — сокрушается Сергей Яременко. Если основная функция банков — кредитование, то, по сути, они в этом году ее лишились: официальные данные свидетельствуют о том, что в целом по системе объемы кредитования уменьшились на 2,1%.

Из этого следует несколько выводов. Неправильная попытка стабилизации банков и абсолютно непрозрачная юридическая система, мешающая возврату кредитов, вылились в то, что деньги застряли именно в банковской системе, совершенно не доходя до реального сектора. Как и предсказывалось, экономика отомстила за это. Месть экономики привела к тому, что ухудшились активы. Ухудшились активы — увеличились резервы. Увеличились резервы — уменьшилась капитализация. Уменьшилась капитализация — снизилась возможность кредитования.

«Однако банковская система не соглашается с фиксацией убытков. И она, и ее материнские структуры, а это в основном иностранные компании, требуют: дайте нам доходы хотя бы на уровне тех, что в прошлые годы. Для этого «заряжается» около 20—30% по гривне в кредитовании. Всем известно, что при подобных ставках заемщик уже не может взять этот кредит и не берет, не имея возможности нормально функционировать и выпускать продукцию, — говорит Сергей Яременко. — В такой ситуации, объективно, любые кредитные вложения неизбежно влекут деньги на валютный рынок для импортирования товаров народного и промышленного потребления».

Однако предложение валюты на рынке постоянно снижается, и будет снижаться в дальнейшем. Сейчас мировые инвесторы смотрят не в нашу сторону. Во всем мире инвестиционные институты пострадали. «Дефицитные бюджеты тех же Штатов, Испании, Греции и других стран требуют огромных денег — деньги будут уходить туда. И ни о каких инвестициях вы не мечтайте и не ждите. Значит, источник для удовлетворения собственных потребностей только внутри, и лежит он в продуктивной эмиссии гривни для развития кредитования», — уверен Сергей Яременко.

По его мнению, в такой ситуации главной для правительства и Нацбанка становится следующая задача — вливание денег направить в реальный сектор экономики, чтобы гривня, попав туда, не выходила на валютный рынок. Хотя и при нынешних достаточно либеральных условиях валютного регулирования это тоже, как минимум отчасти, неизбежно. Поэтому неизбежно, по мнению Сергея Яременко, и повышение курса доллара.

Выводы

Во всех отношениях 2010 год будет тяжелым, периодически будет возникать напряжение вследствие не только нынешних, но и предстоящих выборов. Но перед правительством и Национальным банком стоит очень сложная общая задача — выработать принципиально новые решения с тем, чтобы создать дополнительные импульсы экономике, без которых экономика будут расти в лучшем случае лишь на 2—3% в год.

«Гарантирую, что при таком росте будут накапливаться проблемы в социальной сфере, сфере потребления. Речь идет о необходимости роста на уровне 5—6% как минимум — только в этом случае закладываются перспективы, что за определенный период накопленные проблемы можно разрешить, — говорит Валерий Геец. — Таким образом за текущий год необходимо одновременно заложить основы модернизации всех составляющих экономики. Наивно думать, что без формирования институтов развития, которых сегодня в Украине нет, без четкого видения того, для чего и каким именно образом эти институты использовать, мы эти проблемы решим. И для такого формирования у нас есть максимум год, иначе мы будем обречены пасти задних не только в Европе, но и среди развивающихся стран».

«Однако сегодня пока что есть очень мало оснований для здорового оптимизма. И проблема здесь не только в отсутствии надлежащей координации между отдельными ветвями власти, но и в том, что на самом деле пока нечего координировать.

В нашей стране, к сожалению, до сих пор отсутствует системное видение того, какие реформы нам необходимо внедрять, какую макроэкономическую, кредитно-денежную и фискальную политику реализовывать. Нечего координировать без решения идейно-политических и политико-правовых проблем в современной Украине — и в этом состоит главный вызов на послевыборные месяцы», — подытожил ученый.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно