ЭКСПЕРИМЕНТАМ БЫЛ ДАН «ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ», А САМА ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА ЗАВИСЛА

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Пенсионная реформа, о неизбежности которой в Украине вот уже несколько последних лет говорят на всех уровнях, на практике сегодня «зависла в вакууме»...

Александр Другов
Александр Другов

Пенсионная реформа, о неизбежности которой в Украине вот уже несколько последних лет говорят на всех уровнях, на практике сегодня «зависла в вакууме». Верховная Рада никак не может решиться принять законы «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» и «О негосударственном пенсионном обеспечении», без которых дальнейшее реформирование невозможно.

Львовщина была первой областью в Украине, где еще в 1999 году начался эксперимент по объединению функций начисления и выплат пенсий в одном органе — Пенсионном фонде и созданию персонифицированной базы для начисления пенсий на основе объективных и полных данных, вносимых в учет в течение всей трудовой деятельности человека, вплоть до его выхода на пенсию. Эксперимент был проведен успешно, опыт одобрен, так что сегодня еще десять областей Украины внедряют его у себя.

Но это был лишь первый этап, начальный шаг, за которым, по идее, должны последовать куда более решительные. Пока же начальник Львовского областного управления Пенсионного фонда Украины Александр ДРУГОВ может говорить лишь о тех болевых точках, которые со всей остротой проявились в результате объединения функций двух органов (ПФ и Минтруда), а также внедрения персонифицированного учета.

 

— Первая болевая точка — это ограничения максимального размера пенсий. 107 гривен для большинства наших сограждан — тот «минимальный максимум», который практически не зависит ни от трудового стажа пенсионера, ни от суммы его многолетних страховых взносов (отчислений) в Пенсионный фонд. Так, сегодня, к примеру, и бывший начальник, и его рядовой работник получают одинаковые пенсии, хотя, естественно, зарплата первого была повыше и он больше отдал денег в общую копилку на обеспечение своей старости.

А происходит это оттого, что в Украине до сих пор исповедуется принцип: «Один за всех и все за одного». Сегодняшнее ограничение — конечно же, не от хорошей жизни, а от нашей бедности. Пенсия, к сожалению, превратилась в один из видов социального пособия, причем в тех размерах, которые определяются финансовыми возможностями государства. Поэтому следующим шагом реформы (что и планируется новой, но пока еще не принятой законодательной базой) должно стать снятие этого ограничения. Человек должен получать такую пенсию, какую реально заработал.

— При нашем уровне жизни, минимальных размерах заработной платы этого не достичь, наверное, никогда…

 

— Проблема усугубляется еще и тем, что часть наших пенсионеров (и прежде всего сельских) даже тот размер пенсии, который они получают сегодня, не зарабатывают. То есть идет перераспределение средств: городской житель делится частью своей пенсии с сельским. К сожалению, таковы наши реалии. Сельские жители и раньше в результате определенной политики относительно оплаты их труда никогда не зарабатывали себе на пенсию. То же наблюдается и сегодня, с введением фиксированного сельскохозяйственного налога, который, во-первых, никак не привязан к основным критериям (стажу и размеру заработка), необходимым для начисления пенсии, а во-вторых, отчисления от него в Пенсионный фонд столь мизерны, что сельский житель никогда не сможет заработать себе при таких условиях нормальную ежемесячную сумму в старости.

Поэтому проблему сельских пенсионеров нужно рассматривать отдельно. Cкорее всего, это должен быть специальный закон по селу, другие нормативные акты. Необходимо выработать механизм финансового обеспечения села: то ли это будут целевые дотации государства (но только для села) из соответствующих фондов, структур, то ли другие финансовые источники. В любом случае, городской пенсионер не должен дотировать сельского, как это происходит сегодня. Именно это одна из главных причин, не позволяющих в настоящее время снять верхнее ограничение размера трудовых пенсий.

Сейчас в области проблем с выплатой пенсий нет и, к счастью, не предвидится. Практически у нас есть месячный запас средств, и даже то повышение, которое ожидается в августе, пройдет безболезненно. Но есть рамки. Если значительно поднять размер пенсии, то сразу возникнут проблемы. Не говоря уж о снятии верхнего ограничения. Так что проблема назрела, и решать ее нужно. Справиться с этой задачей может только пенсионная реформа. Мы не имеем права делать всех одинаково бедными.

— Помнится, вы говорили, что есть проблемы с коммерческими структурами, которые всячески стараются проводить меньше отчислений в Пенсионный фонд за своих работников, тем самым сознательно уменьшая размеры их будущих пенсий.

 

— Эту проблему тоже «засветила» персонификация. Никто не хочет платить, все стараются всяческими путями уйти от отчислений. Почему — уже другой вопрос. На практике коммерческие структуры, не показывая своих реальных доходов, как и реальных зарплат своих работников, уходят в тень. Одну (минимальную) зарплату, из которой идут отчисления в Пенсионный фонд, люди получают по ведомости, другая проходит по второй бухгалтерии. Если такая ситуация будет сохраняться достаточно долго, человек при выходе на пенсию получит жалкую сумму, хотя основную часть своей трудовой жизни зарабатывал неплохо. Вот такой парадокс.

Но существует еще большая опасность для тех, кто работает (на той же выносной торговле, рынках и т. д.) по найму, без заключения трудовых контрактов, оформления трудовых книжек. Эти люди практически лишены социальной защиты, оплаты листов нетрудоспособности, пособий по уходу за малолетними детьми, отпускных пособий и прочее. Они вообще не внесены в персонифицированный учет, не числятся работающими, а значит, за них не идут отчисления в Пенсионный фонд и они будут лишены (если не оформят свои трудовые отношения) права на пенсию. Или же этот «бесправный» период будет просто «вырезан» из их совокупного трудового стажа. Данная проблема для нас, работников Пенсионного фонда, тоже очевидна, но в нынешних жизненных реалиях люди не очень-то обращают на нее внимание. Хватятся, когда придет время оформлять пенсии, но будет поздно...

Поэтому прежде всего нужно ввести четкую контрактную систему приема на работу с определением реальной заработной платы, которая не должна быть ниже уровня минимальной (такие нормативные документы есть, но они у нас не работают). И если у руководителя предприятия нет возможностей выполнить эти условия, он не имеет права принимать на работу нового сотрудника. При таком порядке на пенсионную реформу, а следовательно, и на пенсионное обеспечение заработают и коммерческие структуры. Государство должно очень активно вмешаться в этот процесс.

Теперь, когда накоплена аналитическая база, необходимо реализовать ее наработки на практике. Можно и нужно вносить изменения в законы, принимать дополнительные нормативные акты, другие документы, но… двигаться. Элементов социалистического перераспределения однозначно не должно быть — иначе у людей пропадет интерес к движению. Они будут искать всяческие лазейки, чтобы меньше платить в Пенсионный фонд. Что в принципе наблюдается и сейчас. Ведь все равно ни уровень зарплаты, ни трудовой стаж фактически не влияют на размер пенсии, который определяется государством. И если сейчас мы имеем даже не солидарную, а социалистическую пенсионную систему, только «живущую» в иных реалиях и при ином материально-техническом обеспечении, возникает резонный вопрос: как мы будем двигаться дальше? Сможем ли двигаться, даже приняв необходимые законы по пенсионной реформе?

На сегодняшний день у нас практически исчерпаны финансовые ресурсы. Поэтому можно принимать сколько угодно решений о повышении уровня пенсий до прожиточного минимума, снятии их максимального ограничения, но финансового обеспечения нет в принципе. Да, за пять месяцев текущего года на четверть увеличилась наполняемость Пенсионного фонда (в том числе от продажи валюты, золота, транспортных средств и т. д.), но ведь все это не решает проблему в комплексе, это — частные меры. К тому же иногда государство само ставит «подножки» тому же Пенсионному фонду.

— Вы, конечно же, имеете в виду прежде всего списание и реструктуризацию долгов промышленным предприятиям?

 

— Для кого-то эти меры, быть может, и стали стимулом в производственном процессе, но некоторые промышленные предприятия приняли их как должное. То есть благое дело в результате дало противоположный эффект. Так, к примеру, по новороздольской «Сере» на Львовщине была списана пеня на сумму 2 млн. 666 тысяч грн. (при потребности на выплату пенсий в районе порядка двух миллионов) и рассрочена недоимка в размере 1 млн. 770 тыс. грн. (тоже практически месячная потребность районных пенсионеров). Но не успели высохнуть чернила на только что подписанных документах, как предприятие вновь наращивает недоимку (425 тыс. грн.) и просит сделать на нее рассрочку. Какое-то время предприятие фактически существовало за счет средств пенсионеров. И раз оно не платило взносы в Пенсионный фонд, значит, с пенсионерами «делился» кто-то другой. Такие примеры не единичны.

— «Одеяло» на себя тянут и многочисленные категории льготников. Есть данные, что только на Львовщине их 800 тыс., а по всей Украине 28% пенсий начисляются досрочно. Кроме того, по данным Министерства труда и социальной политики, около 20 законодательных актов выражают интересы определенных, как правило, малочисленных категорий населения…

 

— В этом вопросе тоже нужно четко определиться: какие нужны льготы и кому. И найти каналы финансирования этих дополнительных расходов — то ли из государственного бюджета, то ли из местного, целевых фондов и т.д. Не исключено, что людей можно стимулировать и как-то по-другому, а не надбавками к пенсии.

— Вы говорили, что верхняя «граница» трудовой пенсии в Украине — 107 грн. Но ведь есть пенсии и свыше тысячи гривен в месяц. Такой амплитуды, пожалуй, нет ни в одной другой стране?

 

— Тех, кто получает более тысячи гривен пенсии, очень не много. Это ныне действующие и бывшие нардепы, научно-технические работники. Часто в этом смысле преувеличивается роль госслужащих, которые якобы получают высокие пенсии. Это не совсем так. По Львовщине средняя пенсия госслужащих — 156 грн. Нынче вопрос в том, что пенсии этой категории пенсионеров не пересматриваются, в отличие от тех, кто вышел на пенсию по возрасту. И если ушел госслужащий на пенсию с 90 грн., он эти 90 грн. и будет получать, независимо от повышения пенсий основной массе стариков. То есть, чем дальше будет продолжаться процесс повышения пенсий без изменения механизма начисления пенсий госслужащим, тем больше эта категория людей будет опускаться ниже максимального уровня обычных, так называемых трудовых пенсий. Эта тенденция уже прослеживается.

Как видите, сегодня уже какими-то локальными мерами не обойтись, нужно переделывать всю систему, переходить на совершенно иные принципы формирования и оплаты пенсий. Именно такой путь открывает предложенная пенсионная реформа: каждый человек зарабатывает себе пенсию самостоятельно. Прежде всего это страховые взносы, которые фиксируются в персонифицированной системе учета Пенсионного фонда (солидарная система), добровольные взносы в негосударственные пенсионные фонды (добровольная накопительная система). Эти два источника вскоре и будут формировать основную пенсию. От элемента уравниловки «сколько можем» мы должны перейти к совершенно иному уровню: сколько я заработаю. Нужно дать возможность каждой личности свободно выражать свое отношение к этой проблеме. Хочешь иметь приличную пенсию — работай, не хочешь — дело твое. Жесткой регламентации со стороны государства не должно быть — только личное участие и желание каждого. Мысль не новая, по такому принципу работают пенсионные системы всех развитых стран мира.

— Мы вскользь затронули вопрос о негосударственных пенсионных фондах. Очевидно, это очень серьезный аспект проблемы, коль скоро с законом Украины «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» на рассмотрение Верховной Рады предложен и закон «О негосударственном пенсионном обеспечении»?

 

— Учитывая горький опыт прошлого, к этому вопросу действительно нужно подходить очень серьезно. Необходимо четко определить «правила игры» — кто и за что несет ответственность. Каким образом будут защищены (в течение 30—40 лет, не меньше) деньги вкладчика от инфляции, каковы гарантии их сохранности, как будет определяться инвестиционный доход? Эти и многие другие детали необходимо очень четко регламентировать. Должен быть и очень жесткий контроль, ведь колоссальные средства будут находиться в обороте длительное время.

Верховная Рада в принципе поддерживает пенсионную реформу в Украине. Тем не менее, основной закон не принимается, и мы ограничиваемся лишь локальными мерами. Реформирование пенсионной системы должно проходить параллельно с реформированием вообще всей социальной системы Украины.

Хочется затронуть еще один вопрос. За десять лет Пенсионным фондом накоплен большой опыт по сбору средств. Сейчас создается немало целевых фондов, которые тоже будут заниматься их сбором, но каждый по своему направлению. Не вижу в этом особого резона. Ведь под каждый новый фонд создаются новые структуры, на финансирование которых идут деньги наших налогоплательщиков. На мой взгляд, сбором средств всех этих фондов могли бы заниматься работники отдела доходов Пенсионного фонда, тем более, что с 1 апреля с.г. в качестве эксперимента областные управления Пенсионного фонда во Львовской, Запорожской и Луганской областях собирают средства для Фонда занятости. Никаких проблем не возникает. То есть весь социальный налог мог бы собираться одним органом, а затем уже распределяться между целевыми фондами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно