ЕБРР ИСПОЛНИЛОСЬ ДЕСЯТЬ ЛЕТ: КАКОВ ЖЕ ОН СЕГОДНЯ? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ЕБРР ИСПОЛНИЛОСЬ ДЕСЯТЬ ЛЕТ: КАКОВ ЖЕ ОН СЕГОДНЯ?

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Ежегодное собрание ЕБРР в этом году (21—23 апреля) совпадает с десятой годовщиной образования Банка...

 

Ежегодное собрание ЕБРР в этом году (21—23 апреля) совпадает с десятой годовщиной образования Банка. Нынче в Лондоне из уст управляющих (обычно это министры финансов 62 стран-акционеров, к числу которых в прошлом году присоединились Федеративная Республика Югославия и Монголия), будут звучать приветственные речи, уроки из истории организации, анализ глубины воздействия проектов ЕБРР на реформы в странах операций, а также предложения по улучшению деятельности.

Вывод, который, очевидно, единогласно одобрят управляющие в этом году, таков. За десять лет своего существования ЕБРР стал одним из крупнейших инвесторов/кредиторов стран с переходной экономикой, внес значительный вклад в процесс реформ почти во всех секторах стран операций.

 

Несколько статистических штрихов. К концу 2000 года чистый объем бизнеса ЕБРР в странах операций достиг кумулятивно 16,6 млрд. евро, при этом в виде финансовых обязательств третьих сторон было мобилизовано еще 42,5 млрд. То есть всего — почти 60 млрд. евро финансовых ресурсов. Банк прямо или косвенно связан с 9—10% (или 12 млрд. долларов) всех прямых иностранных инвестиций в страны с переходной экономикой в течение 1991—2000 годов.

В 1995—2000 годах портфель проектов ЕБРР более чем удвоился — с 5,7 млрд. до 12,2 млрд., а ежегодный объем операций возрос с 2,2 до 2,6 млрд. евро. Географически Банк постепенно сместил фокус своей деятельности со стран Центральной и Восточной Европы (на жаргоне ЕБРР — «продвинутых в реформах») на страны раннего или среднего этапа перехода, то есть в основном государства бывшего СССР.

В Украине, например, объем ежегодных обязательств ЕБРР увеличился со 100 с небольшим миллионов в 1996 году до более чем 250 млн. в 2000-м (без учета одобренного, но еще не подписанного проекта Ривне-Хмельницкий). Последние два года были особенно «урожайными» в плане роста объема бизнеса ЕБРР в нашей стране. В конце прошлого года, например, утвержден самый крупный в истории ЕБРР кредит в 215 млн. долл. на достройку двух блоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС, который является частью полуторамиллиардного пакета финансирования.

Как же ЕБРР оценивает свои перспективы в регионе?

Факторы, которые, по мнению Банка, будут влиять на экономическую конъюнктуру в странах операций, известны: это общие тенденции в мировой экономике (а они весьма неопределенны из-за угрозы спада в США и его глобализации), их потенциальное воздействие на «сжатие» международных рынков капитала, прогресс в присоединении ряда стран к ЕЭС (а здесь не исключены непредвиденные задержки), темпы и глубина реформ в России, развитие событий в юго-восточной Европе (а ситуация там далека еще от стабильности), продолжение реформ в Украине и эволюция рынка нефти в странах-экспортерах СНГ (прежде всего, возможность обвала цен на нефть).

Однако же, при всей сохраняющейся неопределенности очевидно, что экономический рост вернулся, наконец, в страны операций. Его средние по региону темпы прогнозируются в ближайшие пять лет на уровне 4—4,5%, что даст в реальном выражении прирост ВВП в 25%. А значит, спрос на ресурсы ЕБРР значительно возрастет, особенно в тех странах, которые не имеют еще полноценного доступа к международным рынкам частного капитала.

Поскольку прямые иностранные инвестиции являются самой благоприятной с точки зрения внутренней занятости и валютной стабильности формой усиления внутреннего процесса капитализации, конкуренция между странами региона за их привлечение должна, по идее, усилиться. Это особенно касается стран, страдающих от обделенности природными ресурсами и от узости внутреннего рынка. Поскольку ЕБРР призван содействовать развитию частного сектора, можно легко спрогнозировать, что Банк будет более активным там, где более активными будут его потенциальные крупные клиенты — ведущие международные компании. И лучший климат для инвесторов и предпринимательства в отдельно взятой стране приобретает в этой связи весьма практическое значение.

С чем еще предстоит столкнуться странам операций в процессе так называемого перехода в капиталистическое будущее?

Несмотря на существенные результаты в либерализации рынков, макроэкономической стабилизации и приватизации в большинстве стран региона, оказалось, что это лишь первый, причем не самый сложный этап перехода. Главная трудность и главный приоритет — создать эффективно работающие институты (государственной и судебной власти, экономического регулирования, центрального и регионального управления, инфраструктуры рынков, банковско-финансовой системы и т.п.), которые были бы, по крайней мере, «не враждебны» частной собственности, идеям свободной и прозрачной конкуренции, основным принципам демократии. А попутно — улучшить качество управления этими институтами и обуздать коррупцию. По всей видимости, эти приоритеты во многом связаны со сменой поколений.

Из ряда других «вызовов» второго этапа реформ назовем лишь некоторые, на которые обращает особое внимание ЕБРР: развитие малого бизнеса и главное — среды, благоприятной для его развития; укрепление банковских систем, развитие небанковских финансовых институтов (страхование, частные пенсионные схемы, рынки капиталов); реструктуризация крупных промышленных предприятий наряду с созданием надежной системы социальной защиты; улучшение регулятивной среды для ликвидации хронического дефицита инвестиций в модернизацию муниципальной инфраструктуры и коммунальных услуг; защита окружающей среды и привлечение инвестиций в энергосбережение путем рационализации цен на сырье и энергоносители и создания соответствующих правовых и институциональных механизмов; и, наконец, содействие через соответствующие проекты региональному сотрудничеству и торговле, особенно что касается транспортной и энергетической инфраструктуры.

Таковы основные приоритеты второго этапа реформ и, соответственно, сформулированные в среднесрочной стратегии основные направления деятельности ЕБРР на ближайшие пять лет. Плюс на все эти важнейшие направления во многих странах региона, включая и Украину, «давит» все более тяжелое бремя растущей бедности и весьма реальная угроза превратиться в периферию мировых процессов глобализации.

Поскольку данные задачи не под силу не только одному ЕБРР, но даже и двум, на повестку дня со всей остротой встает вопрос об эффективной координации деятельности всех международных финансовых и нефинансовых организаций и всевозможных доноров. Как совместными усилиями ослабить социальную напряженность переходного периода?

Сам ЕБРР, внимая настойчивым голосам ведущих акционеров, все чаще и чаще ставит вопрос о том, что Банк, не имеющий прямого «социального» мандата (ведь это в значительной степени сфера интересов Всемирного банка) и сохраняющий верность основному завету отцов-основателей — содействовать переходу к рыночной экономике в условиях демократии, то есть развивать частный бизнес и предпринимательство, может и должен стать более «чувствительным» к социальным аспектам переходного периода. В первую очередь, отбирая и финансируя те из проектов, которые напрямую способствуют дополнительной занятости (малый бизнес), защищают права вкладчиков (укрепление банковской системы), улучшают окружающую среду и приводят к экономии энергии.

Что же может предложить Банк в ближайшие пять лет для решения вышеназванных проблем?

Конечно же, помощь Банка — не панацея. Только внутренний рост, основанный на растущем платежеспособном спросе и экспорте, сопровождающийся активной структурной политикой и улучшением климата для бизнеса, может в среднесрочной перспективе дать странам нужный эффект. ЕБРР может быть хорошим партнером и катализатором в привлечении финансовых и технологических ресурсов, в усилиях по интегрированию экономики страны в мировое экономическое пространство. Тот, кто умеет взять то, что возможно, и при этом успешно пройти через весьма жесткие жернова условий ЕБРР, выиграет вдвойне.

Тем не менее, Банк планирует увеличить свой портфель до 17,4 млрд. евро к 2005 году, доведя ежегодный объем бизнеса с 2,2 млрд. в 1999-м до 3,4 млрд. При этом расширение деятельности будет происходить в основном за счет роста бизнеса в России (здесь ежегодные объемы финансирования проектов возрастут с 650 млн. евро в 2001 году до 1,1 млрд. к 2005-му), а также вследствие увеличения операций в странах раннего и среднего этапа перехода (рост с 1,0 млрд. в 2001 году до 1,3 млрд. в 2005-м).

К последней категории пока относится и Украина, на которую приходится около трети ежегодных объемов операций Банка в этой группе стран. Если ничего не изменится (по крайней мере, ситуация не ухудшится) в плане реализации программы приватизации, дерегулирования экономики, улучшения инвестиционного климата, то это означает, что к 2005 году ежегодные объемы операций ЕБРР в нашей стране могут достичь 400 млн. евро.

При более оптимистичном сценарии мы могли бы успешно побороться как минимум за полмиллиарда евро со стороны ЕБРР. А это означает, что к 2005 году инвестиционные ресурсы, привлекаемые Банком в страну, составляли бы ежегодно 1,2—1,3 млрд. в валюте. Много это или мало — трудно судить. Но даже если сравнивать с желаемым в нынешнем году рекордным уровнем прямых иностранных инвестиций в размере 1,1 млрд. долларов, то роль ЕБРР покажется довольно весомой.

Чтобы достичь таких показателей, Банк берет на себя обязательство существенно усилить так называемую «способность доставки» ресурсов. Иными словами, упростить процедуры подготовки проектов, сократить бюрократию (которая, по мнению многих клиентов, стала хуже), усилить собственную экспертизу в самых важных для Банка отраслях и, наконец, укрепить местные офисы в странах операций. Иными словами, стать Банком с более «человеческим» и более эффективным лицом. По крайней мере, данные приоритеты ставит для себя во главу фокуса новый президент ЕБРР Жан Лемьер, уже зарекомендовавший себя как конкретный и жесткий менеджер, вникающий в тонкости ситуации как странах операций, так и в отдельных подразделениях Банка.

Чтобы лучше работать с ЕБРР, нужно лучше его понимать. Напомню лишь некоторые из основных моментов, относящиеся к механизмам стратегического планирования, отбора проектов и ценовой политики Банка.

Стратегическое планирование. Мандат ЕБРР — содействие переходу к рыночной экономике на основе демократического политического развития.

Стратегия ЕБРР сформулирована в документе «Продвигая вперед реформы: Операционные приоритеты на среднесрочную перспективу» (принята в 1999 году) и обновляется ежегодно в середине лета. Стратегия на уровне отдельных стран операций утверждается каждые два года и «освежается» ежегодно.

Приоритеты страновых и отраслевых стратегий (как-то малый бизнес, энергетика, муниципальная инфраструктура и т.п.) ложатся в основу ежегодных бизнес-планов, которые готовятся каждым подразделением Банка перед утверждением в конце года бюджета. Таким образом, через подготовку бизнес-планов и ежегодного бюджета ресурсы ЕБРР распределяются как между странами, так и между отдельными отраслями.

Выбор проектов. Основывается прежде всего на соответствующей стратегии (страны или сектора) и должен отвечать трем основополагающим операционным принципам — «святой троице» ЕБРР: проект должен оказывать положительное воздействие на процесс перехода (обладать неким «системным» эффектом), быть самоокупаемым и прибыльным и, наконец, отвечать принципу дополнительности (то есть ЕБРР не должен вытеснять своим финансированием другие возможные источники финансирования, например, инвесторов или частные банки).

Наиболее важным в последние годы стал первый из приведенных принципов, то есть вклад проекта в системное преобразование экономики. Здесь при отборе тщательно анализируются такие направляющие потенциального воздействия проекта, как создание эффективных рынков; укрепление институтов рынка, включая частную собственность; создание навыков, поведения и стандартов бизнеса, необходимых для нормальной рыночной экономики.

Что касается самоокупаемости проекта, то Банк разработал весьма жесткий процесс оценки кредитных рисков. Каждый проект и каждая страна получают свой рейтинг, который в принципе схож с системой рейтингов ведущих кредитных агентств. После одобрения потенциального проекта кредитным комитетом и советом директоров постоянно осуществляется мониторинг изменения риск-рейтинга проекта.

Принцип дополнительности реализуется двояко: либо Банк предоставляет финансирование клиенту, которое тот не может найти на подобных условиях где бы то ни было; либо участие Банка в проекте оказывает существенное воздействие на дизайн и реализацию проекта.

Ценообразование. Банк предлагает клиентам целый набор финансовых инструментов для реализации проектов, включая кредиты, инвестиции в акционерный капитал, гарантии, а также разного рода инструменты по управлению рисками проектов. Выбор конкретного инструмента зависит от нужд клиента и самого проекта.

По финансированию проектов в частном секторе Банк, как правило, не требует госгарантий. Но тогда цены на подобного рода инструменты отражают как коммерческие риски проекта, так и риск конкретной страны. Поэтому цена кредита по частному проекту может быть на 100—700 базисных пунктов выше ставки ЛИБОР. При этом Банк стремится строить свой ценовой механизм таким образом, чтобы не только не вытеснять возможных частных кредиторов, но и всячески привлекать их к софинансированию.

Что касается проектов в госсекторе под суверенную гарантию, то здесь Банком вне зависимости от странового риска используется единая цена ЛИБОР+1%. Фактически, учитывая тот факт, что большинство стран, имеющих чрезвычайно низкий кредитный рейтинг или не имеющих его вообще, могут получить кредитование на частном рынке капиталов лишь под гораздо более высокие ставки, подобная цена ресурсов для суверенных проектов является де-факто скрытым субсидированием процессов развития в странах операций со стороны ведущих акционеров-доноров ЕБРР.

В заключение отмечу, что исчерпаны далеко не все резервы повышения эффективности нашего сотрудничества с ЕБРР.

По коэффициенту выборки средств по уже утвержденным проектам Украина отстает от многих стран (у нас этот коэффициент составляет лишь 35—40% при среднем по Банку уровне в 55—60%). Иными словами, деньги есть, но взять их пока не можем. Причин здесь несколько: и затягивающиеся процедуры ратификации проектов, и неплатежеспособность некоторых заемщиков, и недостатки в первоначальном дизайне проекта.

Что можно было бы улучшить?

Во-первых, усилить контроль со стороны исполнительной власти за выполнением министерствами и другими органами своих обязательств по взаимоотношениям с ЕБРР. Во-вторых, почаще проводить совместные с руководством Банка рабочие встречи для анализа хода реализации проектов.

И, наконец, усовершенствовать механизм координации, подготовки, реализации и мониторинга крупных инвестиционных проектов. Реализация лишь такого из них, как Ривненско-Хмельницкий, потребует невиданного прежде уровня слаженности в работе многих министерств, компаний, банков, международных организаций, экспортно-кредитных агентств. Опыт, приобретенный в процессе реализации этого проекта, а также ряда других, будет поистине бесценным...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно