Е-НАЦИЯ — ДАЛЕКАЯ ПЕРСПЕКТИВА ДЛЯ ЯПОНЦЕВ?

22 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 22 декабря-29 декабря

Еще не так давно благополучное разрешение финансового кризиса, поразившего южноазиатские экономики, эксперты ставили в прямую зависимость от регенеративной способности японской экономики...

Еще не так давно благополучное разрешение финансового кризиса, поразившего южноазиатские экономики, эксперты ставили в прямую зависимость от регенеративной способности японской экономики. Однако с некоторых пор тон подобных публикаций изменился, и вот уже обозреватели журнала The Economist утверждают, что для необратимого оздоровления хилой и анемичной японской экономики нужен стабильный экономический рост остальных государств региона. Казалось бы, прекращение спада и достижение пусть весьма скромного (в пределах одного процента), но все же прироста ВВП может служить обнадеживающим признаком. Однако и сами японцы, и зарубежные аналитики осознают, что эти достижения строятся на весьма зыбкой почве.

 

Правительство Йосиро Мори установило абсолютный рекорд по самой низкой популярности в своей стране. Однако та грязная работа, которую просто необходимо выполнить в самое ближайшее время, не добавит популярности никому из политиков. Массовая реструктуризация основных отраслей промышленности, приватизация, реорганизация финансового сектора, пенсионная реформа — вот те камни, которые сизифы из японского кабинета министров толкают в гору уже третье десятилетие подряд. И, судя по избранной Мори тактике, эти камни предстоит толкать еще достаточно долго. Вдохновившись примером «большого японского скачка» середины 80-х, нынешний премьер-министр обнародовал свой план по превращению японской нации в е-нацию, что означает массовое внедрение электронных коммуникаций в жизнь рядовых японцев. А скучную и неблагодарную работу по чистке авгиевых конюшен японской экономики Мори оставит на потом.

Правда, даже для реализации такого амбициозного плана необходимо избавиться от доминирования на рынке телекоммуникаций бывшего государственного монополиста Nippon Telegraph and Telephone (NTT), которая сейчас контролирует 90 процентов всего японского рынка. Именно запредельные тарифы на услуги связи и являются основным препятствием на пути массовой «интернетизации» японского общества. Сам Мори недавно признался в интервью журналистам, что впервые прикоснулся к клавиатуре компьютера лишь в июне этого года. Тем не менее именно путем «электронизации всей страны» он надеется добиться необратимого возрождения национальной экономики и даже победить бюрократию, наладив прямой электронный контакт между чиновниками и отдельными гражданами.

 

Казалось бы, растущий спрос на продукцию высокотехнологичных отраслей, который с начала года увеличился на 38 процентов (а в отношении средств мобильных телекоммуникаций с выходом в Интернет — на 170 процентов), создает прочную базу для воплощения этих идей в жизнь. В то же время напряженная ситуация на фондовом рынке вообще и с акциями компаний «новой экономики» в частности заметно омрачает радужные перспективы. Индекс Nikkei 225, который за 18 месяцев вырос на 60 процентов, с середины весны нынешнего года начал свое стремительное падение и сейчас стремится к рекордно низким отметкам.

Проблема банковских кредитов в Японии — предмет особого разговора, а государственная задолженность и так превысила все допустимые границы. Вот и получается, что запланированный прирост рынка высоких технологий на уровне 30—50 процентов в год может быть перечеркнут недостаточностью финансирования.

 

Именно поэтому реформирование финансового сектора и является задачей первостепенной важности. Как, впрочем, и самой высокой сложности. Августовское решение Bank of Japan впервые за 10 лет повысить процентные ставки (от нуля до 0,25 процента) теперь уже кажется чересчур поспешным. Объемы безнадежных долгов и размах банкротств в стране в этом году обещают побить все прежние рекорды. Падение цен на основные товары еще больше подрывает устойчивость банковского сектора. Цены на земельные участки в городской местности снизились на 80 процентов по сравнению со своими пиковыми значениями, достигнутыми в начале 90-х. Ценные бумаги с еще меньшим успехом справляются с функцией обеспечения возврата банковского кредита. Более того, некоторые аналитики предвещают, что при снижении фондового индекса еще хотя бы на 5 процентов даже те немногие банки, которые умудрялись получать прибыль, окажутся в сплошных убытках.

Ситуацию усугубляет и тот факт, что большинство японцев относится к процедуре одалживания денег как к чему-то крайне унизительному, чего следует если не избегать, то, по крайне мере, тщательно скрывать. Тем не менее введение безличностных форм личного кредитования (опять же через Интернет, или кредитные карточки, или просто по телефону) существенно расширило рамки этого сектора японской экономики. В результате рынок подобных услуг с начала 80-х ежегодно прирастал со скоростью, выражаемой двузначными значениями в процентах, и достиг ныне 9 триллионов иен (83 миллиардов долларов). Такими показателями заинтересовались многие иностранные компании.

И все же внутренний потребительский спрос, на который в Японии приходится 3/5 всего объема экономики, остается достаточно слабым. Этому способствует рост скрытой безработицы. Крупные предприятия, настоятельно требующие реструктуризации, все еще предпочитают не сокращать своих служащих, а существенно уменьшать их заработную плату. Правда, с этого года на рынке труда в стране наметились первые положительные изменения. По данным газеты Nikkei, ведущего делового издания, впервые за три года наметился рост количества выпускников, которых крупные компании собираются у себя трудоустроить. Да и индекс потребительской уверенности, который ежемесячно рассчитывается агентством экономического планирования, растет уже пятый месяц подряд.

Однако на оптимистические прогнозы по поводу японской экономики большинство экономистов пока еще не отваживается.

И местные, и иностранные экономисты считают, что о выходе страны из кризиса можно будет говорить лишь после того, как прирост ее ВВП превысит два процента в год. Эксперты журнала The Economist предсказали на этот год прирост в 1,9 процента, а на следующий — 2,1. Аналитики из Bank of Japan уже в этом году рассчитывают на 1,9—2,3 процента прироста. Эти прогнозы существенно превосходят те, которые делались еще год назад, однако не исключено, что уже в ближайшее время придется вернуться к исходным величинам.

Оксана ПРИХОДЬКО по материалам журнала The Economist
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно