Джондировские «выхлопы»

21 января, 2005, 00:00 Распечатать

Нынешняя смета АПК похожа на талисман года — Петуха, но общипанного. Между тем на аграрном небосклоне маячит довольно-таки солидная сумма — 4,1 млрд...

Нынешняя смета АПК похожа на талисман года — Петуха, но общипанного. Между тем на аграрном небосклоне маячит довольно-таки солидная сумма — 4,1 млрд. грн., которая могла бы стать важным финансовым довеском к сельскому бюджету. Речь идет о старом долге по кредитам под государственные гарантии для закупки сельскохозяйственной техники иностранного производства. Но, судя по скорости продвижения этих средств к государственной казне, последняя пополнится ими не скоро.

Из 127 предприятий, эксплуатирующих американские трактора, 61 даже не начало рассчитываться за них. Немало «прокатчиков» заокеанской техники стремятся вообще «размыть» собственный долг, пустив его вслед за выхлопными газами.

В желании государства приобрести добротные трактора и комбайны американской компании John Deer никакой крамолы не вижу. Правительство решило (и правильно!) насытить внутренний рынок высокопроизводительной техникой, определило оператора — концерн «Украгротехсервис», выступило гарантом целевого использования и своевременного возврата иностранных кредитов. По условиям контракта от 17 ноября 1996 года № 10-5, от компании John Deer Export (подразделение фирмы Deer&Company) из немецкого города Маннхайм в мае—июле 1998 года поступило 908 единиц сельскохозяйственной техники, в т.ч. 650 тракторов. Стоило это по тогдашнему курсу 120674,3 тыс. долл. США.

Работая в аппарате Минагропрома, я, по долгу службы, невольно был посвящен в детали этого соглашения. Американцы предлагали купить к мощным «Джонам» со сдвоенными шинами (чтобы меньше уплотнять почву) почти 200 наименований прицепно-навесного оборудования: опрыскиватели, сеялки точного высева, дисковые бороны... Высшему эшелону украинской власти такие условия сперва показались заманчивыми. Решили даже пожертвовать 50 тракторами, чтобы на сэкономленные средства приобрести сопутствующий инвентарь. Правда, затем от затеи дипломатично отказались, считая, что подобный шлейф почвообрабатывающей техники в состоянии освоить и отечественные товаропроизводители.

Первый заказ — изготовить адресный плуг — выпал предприятию «Одессагрунтомаш», руководство которого обязалось в кратчайшие сроки осуществить поставку пригодного для работы агрегата. Но схитрило. Вместо нового образца разработчики подсунули... серийный, к российскому трактору «Кировец». Первые испытания вывернули наружу, словно пласты пашни, все недостатки — и геометрии пахотного устройства, и качества металла. Поскольку центр тяжести плуга был смещен, лемехи на поворотах цеплялись за покрышки задних колес и рвали их в клочья, словно бабуин газету. Руководство «Одессагрунтомаша» от адресованных ему претензий уклонялось и в конце концов ничего лучшего не придумало, как обвинить во всем... самих американцев: «Вы привезли неправильные трактора к нашему правильному плугу!»

Программу провалили. Хотя именно на одесское изделие возлагались большие надежды: планировали прямо в порту, с корабля, комплектовать John Deer восьмикорпусным плугом и провожать на бал — в поле. Это уже со временем наши умельцы изловчились резаками и свариванием клонировать плуги к «американцам»: из двух пятикорпусных — один. Что касается объемов, то наши «чудища» вспахивали 10—15 гектаров за смену, а заокеанские — 40—45. Очень отличалось и качество вспашки.

Из-за запоздалой комплектации американских тракторов соответствующими «силовыми» плугами механизаторы вместо запланированных 2 млн. гектаров вспахивали ежегодно в три-четыре раза меньше. John Deer, которому производители предсказывали 20 лет бесперебойной работы, в результате украинской «эксплуатации» хирел за несколько сезонов. Чаще всего выходила из строя топливная аппаратура, поршневая группа, которая захлебывалась от нашей «соляры», перенасыщенной серой и водой.

С этими и прочими проблемами аграрии столкнутся позднее. А тогда, в 1998 году, главного распорядителя — «Украгротехсервис» — донимала организационная мигрень: кому передавать заокеанскую сельскохозяйственную технику? Вопрос возник не из-за недостатка желающих порулить ею, а из-за отсутствия гарантий оплаты за оказанную любезность. Первую схему, одобренную тогдашним премьером Павлом Лазаренко, специалисты считают наиболее совершенной и прозрачной.

На каждого потенциального получателя трактора John Deer завели отдельную папку, в которой хранились его кредитная и налоговая истории, гарантия финансового учреждения и даже, на крайний случай, перечень залогового имущества клиента, которое могли изъять в случае неуплаты рассрочки. Всего 15 документов. Четыре мешка таких документов отвезли в Укрэксимбанк, осуществляющий расчеты с зарубежной компанией. Финансовое учреждение не высказало никаких претензий. «Украгротехсервис» готов был откомандировать специалистов с компьютерной базой данных прямо в Ильичевск, чтобы сразу же, после, в сущности, беспошлинного оформления, вручать трактора их владельцам. Между тем будущие операторы (по два — на каждый трактор) бесплатно овладевали премудростями работы на заокеанском «коне» с тремя бортовыми компьютерами.

Со сменой премьеров перекраивались не только расчетные схемы, но и разнарядки, изменялись списки счастливчиков. Крепкие хозяйства оказались за бортом. Технику передавали в рассрочку без заключения контрактов, учета финансового состояния агроформирований, без гарантий оплаты. На John Deer сажали преимущественно своих: кума, свата, брата, тех, кто ошивался в высоких киевских кабинетах…

Техника поступала не гамузом, а четырьмя траншами с почти месячными перерывами. С последними двумя партиями оказалось сложнее всего, поскольку они долгое время не могли найти адресата — не хватало реальных получателей с соответствующими финансовыми гарантиями. Из Одессы трактора перегнали на региональные базы — Полтавскую и Днепропетровскую. А со временем их передали на баланс государственных машинно-технологических станций.

Шло время, техника приносила аграриям прибыль, но платежи от ее эксплуатации тормозились. Между тем они, учитывая цену трактора — 170 тыс. долл., отнюдь не копеечные и не могли потеряться в жнивье. Поэтому компетентные органы прежде всего начали «трясти» концерн «Украгротехсервис», инкриминируя руководству злоупотребления, нарушения в ведении бухгалтерского учета, то есть, в сущности, обвинили в «серых» схемах отмывания иностранных кредитов. Кое-кому из концерновского руководства даже «посчастливилось» больше года подышать воздухом в камере следственного изолятора. Но только ли из-за собственной нерасторопности концерн стал должником?

После банкротства «Украгротехсервиса» невозвращенные кредиты добровольно взяла на себя НАК «Украгролизинг». Ее руководство проявляло такую настойчивость, что, казалось, компания если не выжмет из должников деньги, то экспроприирует John Deer. Но и новая структура погрязла в расчетных операциях из-за отсутствия правовых норм.

Юридически «Украгролизинг» ни в какие отношения с получателями импортной техники не вступал, как и те с ним, поэтому и требовать долги не мог. Пока нарабатывалась нормативно-правовая база, колесные великаны продолжали утюжить поля.

Время от времени проводятся ревизии, встречные проверки, периодически появляются списки тех, кто злостно уклоняется от возврата кредитов за иностранную технику. Характерно, что основная масса их сосредоточилась не в регионах, а в образцовом «сельскохозяйственном районе» — столице: Украинская аграрная биржа, корпорация «Украгропромбиржа», ассоциация «Земля і люди», СП «Укрінтерцукор»... Правда, дальше фиксации долгов дело с места не сдвинулось. К сожалению, ни одна из бригад проверяющих не увидела в механизме «проката» заграничной техники за государственные средства хорошо спланированный сценарий накопления первичного капитала. Причем в масштабах страны.

…Недавно к моему знакомому — владельцу John Deer наведалась комиссия из области, чтобы проверить наличие трактора. Убедившись, что тот никуда не делся, потребовали вернуть долги за его эксплуатацию. На что землячок парировал: «Да у меня этот «американец» давно на приколе. И с чем ему работать? Ни нормального плуга, ни бороны... Простаивает, да и только!» Соврал, и глазом не моргнув. Поскольку даже беглого взгляда на резиновую «обувь» трактора достаточно, дабы убедиться: шины — «лысые». Не под навесом же они сносились! Значит, эксплуатировались, принося хозяину прибыль.

Давайте посчитаем. Годовой ресурс трактора — 2 тыс. моточасов, по 160 грн. за час. Следовательно, за год он «наматывает» 320 тыс. грн. То есть за пять лет, начиная с 1998-го, мой знакомый заработал 1,6 млн. грн., или порядка полумиллиона долларов. При полной стоимости трактора в 170 тыс. долларов... А сейчас никем не учтенную сумму умножим на количество тракторов...

Разумеется, заработанные гривни оседали не в рваных механизаторских карманах. Сначала деньги собирали по селам, свозили в райцентр, оттуда — в область, где паковали в «дипломаты», которые с помощью курьеров доставляли в столицу. О причастности высших аграрных чинов, и не только их, к гривневой «пашне» свидетельствует то, как апатично власти решают проблему возврата «джондировских» долгов. И тракторных, и комбайновых... Ведь, помимо «Украгротехсервиса», заокеанскую технику поставляли 19 различных структур, и общий долг достигает 4,1 млрд. грн.

Некоторые коммерческие фирмы, ни одной копейки не вернув государственному бюджету, умудряются сдавать John Deer в... лизинг, зарабатывая на этом наличность. Другие, при попустительстве наших быстро меняющихся правительств, стараются вообще «размыть» свои долги перед государством и спрятать концы в воду. Судя по отчетам о финансовой деятельности «Украгротехсервиса», в 2002 году концерн понес убытков на сумму 1,5 млн. грн., в позапрошлом году — на полмиллиона. Вместе с тем в учете выявлены серьезные нарушения: умышленно занижены долговые обязательства за полученную технику других предприятий перед «Украгролизингом» — на 65 млн. грн. Ниточка привела к ЗАО «Корпорация «Агротех» и ООО «Агролан». И такие случаи не единичны.

Похоже, правительство «подпевает» виртуозам. То ли в унисон, то ли в терцию...

Постановление Кабмина № 362 от 24 марта 2004 года «Об утверждении Порядка зачисления в 2004 году средств, которые поступят в государственный бюджет в счет погашения задолженности по кредитам, привлеченным государством или под государственные гарантии и предоставленным для закупки сельскохозяйственной техники иностранного производства, переданной сельхозтоваропроизводителям и другим субъектам хозяйствования» направлено на ликвидацию финансовой пропасти любым способом. Нет денег — рассчитывайся сельскохозяйственной продукцией или другим ликвидным имуществом.

Собственно, такие схемы действовали и раньше. В свое время у аграриев в счет долговых обязательств покупали зерно по почти мировым ценам — 115 долл. за тонну. Однако бартерные операции пришлись кому-то не по нраву, их аннулировали. Вместе с тем, из-за критического финансового состояния многие хозяйства не могли рассчитываться «живыми» деньгами. Тогда правительственные «умники» поручили определенным структурам изымать у должников иностранную технику, продавать и вырученные средства возвращать в бюджет. Но без оценки Торгово-промышленной палаты и Гостехнадзора техника шла с молотка по смешной цене. В госказну с таких торгов поступили сущие копейки, а смекалистые покупатели, приобретя John Deer почти даром, продолжают обворовывать государство.

Схемы, заложенные в прошлогоднем постановлении № 362, могли бы решить эту проблему, по крайней мере, частично. И «Украгролизинг» этот документ полностью устраивает. Некоторые заемщики, оплатив 50% стоимости тракторов, готовы взять их в финансовый лизинг еще на пять лет или выкупить по остаточной стоимости. Однако Минфин, отвечающий за бюджетный сундук, отверг благие намерения правительственным постановлением № 1030 от 10 августа 2004 года «О заключении соглашений о реструктуризации просроченной по состоянию на 1 января 2004 года задолженности юридических лиц по кредитам, привлеченным государством или под государственные гарантии». В сущности, это та же неопределенность, но пролонгированная на пять лет. Хотя в документе и отмечается, что долги должны выплачиваться равными полугодичными платежами согласно составленному графику. А там, глядишь, какая-нибудь добрая душа внесет законопроект о списании долга как безнадежного, сессионный зал дружно проголосует — и от американских тракторов и комбайнов останутся одни... выхлопы.

Опасения небеспочвенны. Аналогичную схему, правда, с меньшей суммой — 11,3 млн. грн. — провернули народные депутаты Василий Шпак, Иван Ришняк и Игорь Еремеев в законопроекте № 6379 от 30 ноября 2004 года «О внесении дополнения в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2004 год» (о списании задолженности за зерноуборочные комбайны)».

Что же предлагают радетели за судьбу украинского крестьянства? В июне 1998 года Кабмин выделил Минагропрому средства на приобретение отечественной сельскохозяйственной техники, а тот направил их в государственный лизинговый фонд. Последний купил 69 зерноуборочных комбайнов «Славутич» и «Лан» на сумму 19,65 млн. грн. Однако опытные партии оказались конструктивно слабыми: затраты на ремонт и убытки от частых простоев превысили доходы аграриев. Логично, те отказываются вносить лизинговые платежи за неработающую технику. И впрямь, почему механизаторы должны страдать от недоделок конструкторов, награжденных за свои «творения» Государственной премией?! Или законодательство о защите прав потребителей в этой части не действует?

Депутаты ничего умнее не придумали, чем... предложить списать 70% долгов лизингополучателей. Хотя, во-первых, статья 74 Закона Украины «О Государственном бюджете Украины на 2004 год» запрещает реструктурировать или списывать задолженность (недоимку) субъектов хозяйствования по «бюджетным ссудам, финансовой помощи на возвратной основе в бюджет». Во-вторых, предприятие «Украгролизинг», взяв напрокат воспетых со всех трибун «красавцев» — «Славутич» с «Ланом», из-за критической массы жалоб аграриев должно было бы тогда же, в 1998 году, вернуть бракованные комбайны производителям. А не тянуть волынку до сих пор. В-третьих, не надо перекладывать вину на крестьян, бюджет. Есть конкретные виновники — ОАО «Херсонские комбайны» вкупе с концерном «Лан». Вот пусть и компенсируют упомянутые 11,3 млн. грн. бюджету. И, в-четвертых, эту проблему можно решить в рамках гражданского законодательства, тщательно проанализировав нормативные акты, касающиеся регулирования деятельности собственно «Украгролизинга» и соглашения между ним и субъектами хозяйствования о финансовом лизинге опытной партии зерноуборочных комбайнов.

Возня с законопроектом № 6379 напоминает скупого, который платит дважды. А если так, то отчего бы не пойти к нему работать?!

Похоже, что руководство «Украгролизинга» охладело к работе с заемщиками и все более откровенно запускает руку в бюджет. В октябре 2004 года правительство выделило НАК 25 млн. грн. для закупки тракторов производства ОАО «Харьковский тракторный завод им. С.Орджоникидзе». А на текущий год предложило увеличить госбюджетные расходы на нужды компании до 420 млн. грн. Причем расходы общего фонда составляют 180 млн., специального — 240 млн. Хотя выросший на 60% по сравнению с минувшим годом финансовый допинг «Украгролизингу» вряд ли способен устранить злоупотребления и просчеты в работе этого института...

Координационный комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при Президенте Украины пришел к выводу, что НАК пренебрегла требованиями указа «О дополнительных мерах по дальнейшему развитию лизинга в аграрном секторе экономики» от 23 февраля 2001 года, где речь идет об эффективном использовании государственных средств для обеспечения сельхозпредприятий техникой именно отечественного производства. Договора на закупку тракторов и комбайнов нередко заключаются не с производителями, а через посредников — коммерческие структуры. Вопреки Закону «О финансовом лизинге», соответствующим постановлениям Кабмина, отечественную технику передают пользователям без обязательной предоплаты, заключения договоров залога, а плату за ее эксплуатацию взимают несвоевременно и не в полном объеме. Вследствие этих нарушений государство недополучило по состоянию на 1 сентября 2004 года свыше 253 млн. грн., а задолженность перед предприятиями сельхозмашиностроения достигла почти 63 млн. грн.

Говорят, после проверки Координационным комитетом НАК «Украгролизинг» решила прибегнуть к PR-акции по отбеливанию собственного мундира. Скоро промоутеры начнут креативную рекламную кампанию под лозунгом «Пришли пять оберток от карданного вала трактора ХТЗ — и ты получишь шанс выиграть романтическое путешествие на поля Украины!» Самые доверчивые уже начали коллекционировать фантики...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно