Джон Смит: «Явления, которые мы наблюдали в последнее время, были экстремальными» - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Джон Смит: «Явления, которые мы наблюдали в последнее время, были экстремальными»

11 апреля, 2008, 15:14 Распечатать

Сегодняшний собеседник «ЗН» — Джон Джозеф Смит, член совета Международного союза кредитования жилья и председатель правления Empeira Consultancy Company...

Сегодняшний собеседник «ЗН» — Джон Джозеф Смит, член совета Международного союза кредитования жилья и председатель правления Empeira Consultancy Company. Г-н Смит — профессиональный консультант по вопросам корпоративного управления с огромным опытом работы на рынках финансовых услуг Ирландии и Великобритании. В его послужном списке — должности исполнительного директора Первой национальной строительной компании в Ирландии (First Active), председателя правления Ассоциации ипотеки и сбережений в Ирландии, президента Института директоров в Ирландии, вице-президента Европейской ассоциации ипотеки.

Джон Смит — один из основателей Банковского омбудсмена в Ирландии (неофициальный орган для урегулирования споров между банками и клиентами), а также независимый директор нескольких структур, среди которых такие разные, как Благотворительный фонд помощи больным менингитом в Ирландии и Укргазбанк в Украине. Так что имеет возможность сравнивать положение дел в разных странах, основываясь не только на эмоциональных комментариях из выпусков новостей, но и на беспристрастных показателях финансовых отчетов. Своими выводами о происходящем в мировой и украинской банковских системах г-н Смит поделился с читателями «ЗН».

— Для начала хотелось бы узнать ваше мнение о происходящем сейчас на мировых рынках. Действительно ли в сложившейся ситуации так много негатива?

— На мой взгляд, сегодняшние сложности на мировых рынках сильно преувеличены. Особенно в том, что касается положения дел в европейском финансовом секторе. Кризис на рынке американских ипотечных ценных бумаг все-таки был родом именно из США. Он стал результатом слишком агрессивной рыночной политики операторов ипотечного рынка, в том числе некоторых крупнейших, таких как Countrywide Financial, которая в результате понесла значительные убытки и была выкуплена Bank of America.

Эта рыночная стратегия основывалась на выдаче высокорискованных кредитов заемщикам, разглядеть низкую платежеспособность которых и возможные проблемы с возвратом долгов, при желании, не составило бы особого труда. Высокая рискованность таких кредитов определяла их высокую доходность, которая была достаточно привлекательной и давала возможность финансовому сектору расти быстрыми темпами.

Практика, подобная американской, кое-где наблюдалась и в Великобритании, однако по всему европейскому рынку не была широко распространена.

Поэтому нельзя назвать случайностью произошедшее в конце концов падение акций американских банков, которые были очень серьезно вовлечены в операции по секьюритизации высокорискованных ипотечных кредитов и перекупке ипотечных облигаций. Это не только вылилось в многочисленные списания многомиллиардных убытков, но и привело к фактическому банкротству такого крупнейшего инвестиционного банка, как Bear Sterns. В случае же с европейскими банками, которые, по правде говоря, тоже оказались в немалой степени вовлечены в операции с ипотечными ценными бумагами, снижение котировок все-таки в большей мере отражает общее негативное настроение, охватившее рынки.

— Но и некоторые крупнейшие европейские банки, к примеру, швейцарский UBS (Union Bank Of Switzerland) и немецкий Deutsche Bank, были вынуждены признавать существование огромных убытков на рынке subprimes. Только в первом квартале нынешнего года UBS списал потери на недвижимости и финансовых продуктах, связанных с ипотекой в США, на сумму около 19 млрд. долл., а общие убытки банка составили 12 млрд. долл.

— Да, UBS приводится сейчас в качестве одного из главных примеров, однако они, как и в случае с Deutsche Bank, носят все-таки частный, а не системный характер. Другие крупнейшие европейские операторы, такие как Unicredit, Royal Bank of Scotland, Banco Santander и BNP Paribas, например, не оказались вовлечены в подобные операции столь серьезно, как ключевые американские игроки.

— Аналитики Merrill Lynch уже даже повысили рекомендации по акциям европейских банков, предположив, что худшие времена кредитного кризиса для них миновали. Но можно ли теперь доверять хотя бы чьим-то оценкам, ведь и сам Merrill Lynch понес серьезнейшие потери на рынке subprimes?

— Мне сложно оценивать Евро­пу в целом. Но я могу судить по при­меру Ирландии, являющейся в общеевропейских масштабах очень маленьким рынком. У нас банковские акции снижались в основном по причине чрезмерных, по мнению рынка, капиталовложений в недвижимость и ипотечное кредито­вание. Хотя на самом деле это — вполне приемлемые, «хорошие» риски.

Огромное количество кредитов было выдано в строительной сфере, чему способствовал продолжительный и уверенный рост ирландской экономики на протяжении последнего десятилетия. Но международные инвесторы понизили рейтинги ирландских банков, решив, что они слишком подвержены рискам капиталовложений в недвижимость, поскольку ее стоимость в последнее время снижалась.

Но как вы и сами заметили, ситуация с акциями банков в последнее время улучшается, растет доверие инвесторов. К примеру, спрос на привилегированные акции нового выпуска Lehman Brothers, состоявшегося в начале апреля, оказался намного выше, чем кто-либо мог предположить…

Поэтому уже сегодня можно уверенно сказать, что множество инвесторов ищут любую удобную возможность, чтобы приобрести банковские акции, котировки которых снова начали расти.

Неоспоримый жизненный факт заключается в том, что банковская система представляет собой первооснову любой экономики. И если нет банков, то нет и экономики. Без здоровой банковской системы не будет и роста экономики, процессы в которой тяготеют к цикличности. Явления, которые мы наблюдали в последнее время, были экстремальными. Мой прогноз состоит в том, что ближе ко второй половине года ситуация нач­нет возвращаться к нормальному положению вещей.

— И все-таки вы упомянули о падении рыночной стоимости банковских акций. Как это падение сказывается на аппетитах европейских игроков в отношении Украины и возможного приобретения местных банков?

— Я бы сказал, что многие иностранные банки заинтересованы в украинском рынке. Хотя бы потому, что пространство для маневра и роста на их родных рынках ограничено. Страна с населением около 47 млн. и довольно уверенно развивающейся экономикой рассматривается иностранными инвесторами как рынок с отличными возможностями роста.

Учитывая размеры экономики, а также незрелость и все еще низкую насыщенность местного рынка, найдется еще достаточно много крупных игроков, заинтересованных прийти сюда, несмотря даже на их последние потери в капитализации. Удивлюсь, если в текущем году мы не услышим о каких-либо сделках по слиянию и приобретению украинских банков.

— Вы не могли бы назвать конкретные имена?

— Как независимый директор, я не могу разглашать подобную информацию. Но, в принципе, есть достаточно известные имена, да и рыночные эксперты отмечают высокую активность на этом поприще.

— Рассмотрим другую сторону этой медали. Вам, наверное, известно, насколько в последнее время выросла зависимость украинского рынка от внешних займов. Можете ли вы спрогнозировать, когда для украинских банков снова откроется доступ на международные рынки для размещения крупных и долгосрочных облигационных займов, наподобие тех, которые недавно произвел российский «Газпром»?

— В последнем квартале 2007 года Укргазбанк намеревался выйти на рынок евробондов, однако коллапс на международных рынках заставил отложить реализацию этих планов. Однако в этом мы не одиноки и находимся далеко не в худшей компании. К примеру, крупнейший ирландский банк AIB (Allied Irish Bank) тоже планировал в свое время выпуск облигаций гораздо большего объема, но был вынужден эти намерения отложить.

Банки перестали в последнее вре­мя активно кредитовать друг дру­га, как и одалживать друг у друга деньги. В последнее время нам приходилось слышать лишь о единичных случаях привлечения крупного долгосрочного финансирования. Однако денежное посредничество, привлечение ресурсов и пре­доставление ссуд как раз и является сущностью банковского бизне­са. Поэтому рано или поздно этот процесс обязательно возобновится.

Плохая новость для потенциальных заемщиков состоит в том, что стоимость заимствований еще не скоро вернется к своему былому уровню. В Укргазбанке правление, безусловно, осуществляет мониторинг ситуации на внешних рын­ках, в том числе привлекая и услуги иностранных советников. Сейчас наша задача — быть наготове, а когда ситуация улучшится, вос­пользуемся удобным моментом.

— Какую цену заимствований для финансовых учреждений, подобных Укргазбанку, вы бы назвали на сегодняшний день приемлемой? Или какую цену банк готов был бы принять?

— Как независимый член наблюдательного совета, я не могу вторгаться в сферу компетенции правления банка. Задача заключается в том, чтобы получить заимствования по лучшей цене. Как известно, в конце 2007 года, несмотря на кризис, Укргазбанк смог выйти на рынок и рефинансировать свой предыдущий синдицированный кредит. Поэтому задача будет заключаться в том, чтобы найти оптимальное соотношение между сроками, объемами и ценой. Надеемся, что опытные внешние советники этому поспособствуют.

— Сейчас украинские банки часто подвергаются критике за то, что привлекаемые за рубежом ресурсы идут на выдачу потребительских займов, или, как здесь говорят, на проедание. Абстрагируясь от подобной критики, спросим о другом: считаете ли вы нормальной ситуацию, когда банковские кредиты населению удваиваются уже который год кряду? Нужно ли объявлять тревогу и принимать превентивные меры?

— Во-первых, возможности банков ограничиваются темпами наращивания их капитализации. Многое зависит от степени диверсификации активов и качества применяемых кредитных процедур, которые в различных финансовых учреждениях могут серьезно отличаться. По опыту Укргаз­банка, на основании которого я могу делать выводы, наибольший рост кредитного портфеля наблюдался в 2007 году. Объемы активных операций по сравнению с предыдущим годом увеличились в 2,3 раза. Этот показатель вряд ли удастся повторить в текущем году, хотя рост будет продолжаться. Просто он замедлится до 50—60%.

Возвращаясь к вопросу о качестве активов, подчеркну: Украина — это конкурентоспособный рынок, и банки сегментируют свой бизнес. Наш кредитный портфель тоже разбит на несколько направлений. Например, все больше и больше людей хотят приобрести автомобили. На это можно смотреть как на желание людей реализовать ранее упущенные или не существовавшие возможности.

С другой стороны, рост количества банковских клиентов отражает процессы наращивания филиальных сетей банков. За последние годы наша филиальная сеть значительно выросла и будет продолжать расти. То же самое происходит и во многих других банках. И чем большее количество клиентов мы охватываем, тем больше возможностей для ведения и диверсификации бизнеса появляется. Я считаю, что это нормально, и риски, по крайней мере, в Укргаз­банке, контролируются достаточно адекватно. Например, насколько мне известно, Укргазбанк не выдавал необеспеченных потребительских кредитов в классическом смысле (на телевизоры, холодильники и т.д.), что в последнее время стало своеобразной данью моде среди многих украинских банков.

— В последнее время как раз все чаще звучат заявления, что розничная сеть многих банков становится неадекватной их реальным потребностям. Из-за слишком быстрого и нередко бездумного наращивания количества отделений многие из них так и не выходят на самоокупаемость, работают себе в убыток. Можно привести данные о том, что количество банковских точек продаж на душу населения в Украине уже выше, чем у большинства европейских соседей.

— Безусловно, это так. Но болезни роста всегда и везде имеют свои особенности и в конечном итоге ведут к иногда болезненной, но рационализации бизнеса. Когда приходят иностранные банки, они приносят сюда свой практический опыт и управленческие наработки своих стран и рынков. Проводимая ими оптимизация в конце концов значительно снижает затратность банка.

Например, банковских служащих в Украине сейчас гораздо больше, чем в западных странах. Сейчас специалисты банковских профессий в огромном дефиците, нередко рабочие места получают служащие с явно недостаточной квалификацией. Но по окончании фазы активного роста начнется рационализация банковского бизнеса и соответствующих процедур, и многие люди останутся без работы.

Или такой пример: само существование на украинском рынке различия в понятиях «филиал» и «отделение» для меня было новостью. В Ирландии такого нет. Преобладает целостный подход и централизованная практика бухучета, распространяемая на всю филиальную сеть. Кстати, и здесь уже полным ходом идет консолидация денежных потоков и финансовой отчетности.

— Насколько сегодняшняя практика бухгалтерской и финансовой отчетности в украинских банках соответствует европейским аналогам?

— Если судить по Укргазбанку, с отчетностью которого я хорошо знаком, то его финансовая отчетность ведется в полном соответствии с международными стандартами. В этом банку помогает такая крупная аудиторская компания, как Delloitte&Touche. Кроме этого, банк готовит отчетность по национальным украинским стандартам, и в этом ему помогает другая фирма — Grant Thornton.

Хочу отметить, что банк в последнее время заметно улучшил подготовку внутренней отчетности в том плане, что раньше компания Delloitte не только подтверждала свой аудит, но еще и непосредственно его готовила, то есть занималась сбором информации, анализом и т.д. Теперь всем этим занимаются сотрудники подразделений банка, а Delloitte уже только проверяет и подтверждает отчеты.

Такой процесс приходится пройти любому украинскому финансовому учреждению, задавшемуся целью привлечь стратегического инвестора или финансирование путем выпуска евробондов. Любой нормальный инвестор, безусловно, захочет видеть отчетность банка на таком же уровне, как привык видеть у себя, в своем банке. Для меня лично непривычно видеть двух аудиторов, с разных сторон анализирующих отчетность бан­ка, но таково требование законодательства. Это — еще один пример более сурового законодательства.

— Насколько критично для дальнейшего повышения стабильности украинской банковской системы создание здесь кредитных бюро для контроля рисков?

— Полноценное функционирование кредитных бюро жизненно необходимо. Но создание такого бюро требует взаимодействия всех кре­дитных учреждений, всех банков.

В Ирландии кредитное бюро находится в совместном владении всех ирландских банков. Любой кредит, любая сделка проходит через его базу данных. Это очень эффективная система, помогающая снизить банковские риски. Функ­цио­нирование такой или подобной системы уже абсолютно необходимо и для украинского рынка. На­сколько мне известно, этот вопрос — один из первых на повестке дня Ассоциации украинских банков.

— Недавно агентство Standard &Poors охарактеризовало ситуацию в украинской банковской системе в довольно пессимистическом ключе, заявив, что по качеству кредитного портфеля финансового сектора Украина (наряду с Грузией) занимает последнее место в СНГ и в развивающейся Евро­пе. Разделяете ли вы эту точку зрения как эксперт, в обязанности которого входит непосредственное изучение и анализ баланса одного из крупных украинских банков? Действительно ли риски настолько велики или, наоборот, можно уже говорить, что украинские банки — по крайней мере, лучшие — уже вышли на качественно новый уровень контроля качества активов?

— Наличие иностранных инвестиций меняет образ рынка. И, безусловно, те структурные изменения, которые они приносят на рынок с собой, являются положительными. На мой взгляд, давая свои оценки, рейтинговые агентст­ва уделяют слишком много внимания политическим рискам. Ко­гда они смотрят на Украину со стороны, объективности их оценок мешает политическая подоплека проис­ходящих в этой стране процессов.

У этого агентства есть свое мнение, но кто сказал, что другое агентство не займет другую позицию? Кажется, одно из них объявило о возможном пересмотре в лучшую сторону рейтингов 22 украинских банков. Кроме того, международные инвесторы, которые уже пришли на здешний рынок, заключив те или иные сделки, продемонстрировали, что оценивают украинские риски несколько иначе. Потому что экономика продолжает двигаться и расти, несмотря на всю остроту противостояния власти и оппозиции.

Кроме того, что касается регуляторных требований и надзорных процедур Нацбанка Украины, то, по моему мнению, применяемые им стандарты очень высоки. Насколько я уже мог почувствовать, и уровень соответствия местных банков требованиям регулятора тоже достаточно высок.

Например, что касается некоторых стран-соседей с более высокими рейтингами, то Украина может их обогнать как по темпам экономического роста, так и, возможно, по устойчивости банковской системы. В частности, я имею в виду Венгрию, поскольку имею отношение к тамошним компаниям.

Нынешний динамичный рост банковского сектора Украины я расцениваю как пусть и не лишенный рисков, но весьма здоровый процесс. По мере увеличения доходов населения будет расти и потребление, которое, в свою очередь, будет нуждаться в дополнительных банковских ресурсах. С другой стороны, рост доходов означает и рост сбережений, что тоже стимулирует рост банковского бизнеса в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно